cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Жилищами вечности в египте называли – Тест по МХК (10 класс) по теме: Контрольная по МХК 10 класс | скачать бесплатно

Пирамиды — «жилища вечности» фараонов — КиберПедия

Древнее царство считают самым великим периодом в исто­рии египетской цивилизации (так называемая «египетская клас­сика»). Именно в это время утвердились первые гражданские и религиозные законы, родилась иероглифическая письменность, началось возведение пирамид (их число превышало 90). В пира­мидах нашли отражение не только вера египтян в загробную жизнь и божественную силу фараона, но и представления о Все­ленной. Все пирамиды были ориентированы по сторонам света, имели правильную четырехгранную форму, символизирующую вечность. Их сооружали с учетом лучших достижений науки, техники, архитектуры, астрономии и искусства. Многое в стро­ительстве пирамид до сих пор остается загадкой. До настоящего времени ученые спорят о способах возведения этих гигантских сооружений.

К сожалению, большинство пирамид разрушено. Лучше всего сохранились знаменитые пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина в Гизе. Греческий историк Геродот так рассказывает о строи­тельстве пирамиды: «Хеопс оставил после себя грандиозное про­изведение: свою пирамиду… Хеопс… приказал всем египтянам работать на него. Одним было приказано перетаскивать к Нилу камни, выломанные в карьерах Арабских гор; другие должны были нагружать их на суда для перевозки через реку и тащить их к Ливийским горам. На стройке постоянно находились сто тысяч рабочих, которые сменялись каждые три месяца.

Они уже потратили 10 лет на прокладку дороги, по которой перетаскивали камни, но это еще было ничто по сравнению со строительством самой пирамиды… Сама пирамида потребовала 20 лет работы. Она квадратная. Каждая ее сторона равна 146,26 м, и такого же размера ее высота. Камни отполированы и тщательно пригнаны, каждый из них не меньше 9,24 м».

Четыре века спустя после Геродота, в I в. до н. э., пирамиды были названы одним из семи чудес света. И сегодня они поража­ют своим величием. Поговорка «Все боится времени, но время бо­ится пирамид» до сих пор не утратила своего значения. Находясь рядом с ними, нельзя не испытывать удивления и трепета. Обхо­дя пирамиду кругов, человек проделывает путь в 1 км, ее высота равняется приблизительно высоте 50-этажного дома. До строи­тельства в 1889 г. парижской Эйфелевой башни самая большая из пирамид — Хеопса — была самым высоким сооружением на Земле!

Пирамида Хеопса имела вначале 146 м высоты, теперь она достигает лишь 137 м, а на месте ее вершины образовалась площадка шириной в 10 м. Грани пирамиды обращены к четырем сторонам света, вход в гробницу расположен на северной стороне, на высоте 16 м над землей. Где-то посередине одной из сторон находился камень, сдвинув который можно было попасть через длинный извилистый коридор в саркофаг — «жилище вечности» фараона. Угол наклона пола коридора равняется углу, под которым была видна Полярная звезда, куда, по представлениям египтян, отправлялись души умерших.



Время сохранило для нас некоторые имена строителей и архитекторов пирамид. Имхотеп — архитектор пирамиды Джосера, один из высших сановников фараона, был известен и как крупнейший ученый Древнего Египта. О нем сложено множество легенд, его труды пристально изучались на протяжении тысячелетий. Он был врачом, астрономом и магом; ему, смертному, оказывали почести наравне с божествами. Известно и имя архитектора пирамиды Хеопса — это Хемиун.

Назначение пирамид двойственно. С одной стороны, они должны были принять и скрыть тело умершего царя, избавить его от тлена. С другой — вечно славить могущество фараона и напоминать о его существовании всем грядущим поколениям. Всякий, кто приближался к этим рукотворным горам, испытывал чувство подавленности их мощью, осознавал собственную ничтожность.

В непосредственной близости от пирамиды Хеопса стоят гробницы других фараонов, его потомков: сына и внука. Гробницы сориентированы по частям света и как бы повторяет движение бога Солнца по небосводу с востока на запад, перпендикулярно течению Нила. В настоящее время

пирамида Хефрена — единственная, сохранившая полированную облицовку. Ее высота меньше пирамиды Хеопса, но так как она стоит на более высоком месте, ее вершина находится на том же уровне. Меньшая из них — пирамида Микерина — достигает 66 м в высоту. Ее окружают еще меньшие пирамиды-спутницы, служащие местом погребения супруги фараона, его детей и ближайших родственников.

Пирамида являлась не только надгробным памятником, но и настоящим домом, «жилищем вечности» фараона, а потому в нее клали все необходимое для его повседневной жизни: одежду, утварь, мебель, повозки и украшения. Рядом с саркофагом помещали статуэтки слуг — ушебти («ответчиков»), которые должны были прислуживать фараону в загробной жизни.



Скальные храмы и гробницы

Долгое время архитектура сохраняла каноны и традиции Древнего царства. В эпоху Среднего и Нового царств особую роль начинает играть строительство заупокойных храмов и скальных гробниц в честь богов, они отличались особой пышностью и богатством внешнего и внутреннего убранства. Храмы-святилища особо почитаемого бога Амона-Ра определяли архитектурный облик Египта в этот период. Наиболее примечательны сложные архитектурные комплексы в Карнаке и Луксоре, которые были возведены на восточном берегу Нила недалеко от города Фивы — бывшей столицы Египетского государства. Строительство этого грандиозного ансамбля осуществлялось на протяжении нескольких столетий. Характерной особенностью стало оформление входа в храм: это две массивные башни-пилоны в виде трапеции с узким проходом посередине. К храму вела аллея сфинксов, а у стен возвышались обелиски и статуи фараонов. За входом находился открытый двор, обнесенный колоннадой, а затем в определенной последовательности — один или несколько гипостилъных (греч. «поддерживаемый колоннами») залов и святилище.

Главным святилищем монументального ансамбля в Карнаке (середина XVI в. до н. э.) является древний храм Амона, хорошо сохранившийся до нашего времени. Храм и сегодня поражает своими размерами. Это самый большой в мире храм с колоннами, состоящий из более чем сотни обширных помещений, огромных дворов, бесчисленных аллей, переходов, колоссальных размеров статуй богов и фараонов, сфинксов, обелисков.

Величественный гипостильный зал имеет длину 102 м и ширину 53 м. «Дремучий лес» из 34 колонн 23-метровой высоты производит неизгладимое впечатление на зрителей. Всякий, кто оказывается внутри храма, ощущает нарастание движения, направленного к центральной колоннаде. Освещенность храма имела символическое значение и выражала идею двух фаз жизни — рождения и расцвета. Попадая внутрь здания, свет струился мощными потоками, отражаясь на поверхностях капителей колонн в виде раскрытых цветов лотоса. Другие колонны зала, имевшие форму нераскрывшихся бутонов папируса, оставались в полумраке.

Поразительно богатство росписей интерьеров, где пол олицетворял землю, а раскрашенный в темно-синий цвет потолок — небо с золотыми звездами и парящими в нем коршунами. Стены одного из помещений, получившего название «Ботанический сад», расписаны фресками с изображениями экзотических растений и животных. Два пилона — башни в виде трапеции с высокими обелисками — составляли фасад здания. Храм в Карнаке стал своеобразной каменной летописью египетских властителей, каждый царь пристраивал к нему новые помещения, иногда переделывая старые. Великолепен и грандиозенхрам Амона-Ра в Луксоре, главным украшением которого была колоннада, имеющая 260 м в длину. Здание храма, казалось, превращено в ровный строй гигантских папирусов. Перед его фасадом стояли два обелиска и шесть огромных статуй фараона. Многое не сохранилось: один из обелисков сейчас украшает площадь Согласия в Париже. Вход в Луксорский храм оформлен монументальным пилоном, украшенным барельефами с изображениями военных походов фараона и текстом поэмы, прославляющей его военные подвиги.

Храмы Амона-Ра в Луксоре и Карнаке соединены между собой дорогой, охраняемой сфинксами. Здесь во время религиозных шествий проносили божественную ладью, в которой, как считали египтяне, бог солнца Амон-Ра совершает свой вечный путь по небу.

На левом берегу Нила, в горах за Фивами, простираются долины, самая знаменитая из которых — Долина царей, где находятся сорок гробниц царей и их потомков. Некоторые захоронения углублены в толщу скалы на сотни метров.

В начале XV в. до н. э. здесь был высечен в скале х

рам царицы Хатшепсут. Для его строительства царица, покровительствовавшая искусству, выбрала неприступную, давно заброшенную долину и повелела зодчему Сенмуту осуществить ее замысел.

Храм состоял из трех широких террас, последовательно поднимающихся одна над другой и соединенных между собой пологими пандусами. Четкие и строгие линии белой колоннады портиков выделяются на фоне желтых скал и сочетаются с вырубленной в них молельней.

Внутренняя отделка этого храма поражает богатством и изысканностью вкуса: бронзовая инкрустация на дверях из черного дерева, золоченые и посеребренные плиты пола прекрасно смотрятся с раскрашенными рельефами на стенах. В одном святилище стояло более 200 статуй. Дорога восхождения к храму вела с западного берега Нила через аллею сфинксов. Здание храма с большим двором, украшенное статуями, колоннадами и огромной лестницей, производило впечатление величия и торжественности. Гробница Хатшепсут уходит на глубину 97 м и имеет длину 213 м.

Позднее царство в истории Древнего Египта — время тяже­лых, длительных войн и иноземных вторжений. Храмовые пост­ройки этого периода представляют собой упрощенные варианты композиций известных сооружений Среднего и Нового царств. Новым элементом храмовых комплексов стали святилища, посвященные культу бога Гора, считавшегося первым фараоном Египта, и его матери Исиды.

Лучше всего сохранившимся памятником архитектуры того времени является храм бога Гора в Эдфу. По своим размерам он является вторым после Карнакского храма. Это прекрасное сооружение великолепных пропорций и форм на левом берегу Нила возводили в течение 180 лет. Его длина составляет 137 м, а высота пилона 36 м. Вход охраняют две величественные статуи бога Гора из черного гранита. Позади статуй высится наружная стена храма, украшенная огромными рельефными фигурами Гора и Хатхор. Большой двор храма с трех сторон окружен колоннами. Стены, потолки, колонны и лестницы внутренних помещений украшены прекрасными барельефами.

cyberpedia.su

Египетский храм — дом вечности

Места для храмов в Древнем Египте выбирали согласно традиции, истоки которой уходили в древность. Так, храм Амона-Ра в Карнаке стоит на холме, который первым вынырнул из вод первобытного океана noun. Тот остроконечный бугорок Бог Амон поднял, еще в начале создания, чтобы вокруг него строить мир дальше. Само имя Бога — Амон — означает «тот, кто спрятался», из чего следует, что он может принимать любую форму и размер и крыться в тайных глубинах всего живого и неживого.

Однако египтяне верили, что существуют еще и силы зла, преодолеть которые может только Бог, да и то не сразу и не навсегда. Вот почему для них крайне необходимо было поощрять Амона к постоянной борьбе со злом и раз за разом восстанавливать акт творения. Именно в этом и заключалось основное значение культовых обрядов почитания Бога во всех его храмах. Угодные Богу жертвоприношения, которые подносили в положенное время по разработанному до мелочей ритуалу, имели целью поддерживать у Амона такое настроение, при котором бы он сохранял Вселенную в равновесии.

Крошечная щепотка Божьей сущности находилась в золотой статуэтке высотой с локоть (52 см), которую устанавливали в нишу naos, вырубленную в сплошном граните. Эта ниша имела форму пирамиды и закрывалась плотно прилегающими к ней ставнями. Итак, египетский храм был не местом для молитвы, где собирались бы многочисленные верующие, а Божьим домом на земле, таинственным и загадочным домом, доступным только для тех, кто служил, то есть жрецам, главным среди которых был сам фараон. Только он имел исключительное право смотреть на лик Божий.

Как это ни странно, но самая важная часть храма, где хранилась огромная энергия — необходимая для поддержки создания, золотая статуэтка, — была и его самой маленькой частью. Все последующие монументальные надстройки над ней сооружались для того, чтобы защитить ее от любого врага или вреда. Статуэтка вместе с нишей naos, которая и была первой защитной оболочкой, стояла в темной комнате — святилище. С обеих сторон тянулись частные квартиры Бога, имевшие все признаки роскошного дворца, где он жил и господствовал, как земной царь. Единственной функцией жрецов было верно ему служить.

Бога чествовали ежедневно так, будто он живое существо. Эти устоявшиеся церемонии включали ритуальные действа, гимны и молитвы. Каждое утро жрец-прислужник ломал глиняную печать, которую накладывали каждый вечер на шнур, которым закрывались ставни, и так добирался до священной статуэтки. Затем умывал и одевал Бога, дальше заботился о том, чтобы в течение дня Бог получил все необходимые ему питательные дары. Считалось, что Богу для банкета достаточно самого запаха пищи, поэтому потом ее клали на алтарь, откуда она попадала к жрецам, которые довольствовались уже материальным боком вещей.

В Египте Амону было посвящено много храмов, в том числе и знаменитый храм в Луксоре. И как мог один и тот же Бог, которого в гимнах и молитвах называли единственным, как он мог быть одновременно в разных местах? Такое противоречие египтян не смущало. Действительно, статуи Амона в центре святилища служили только за точки «концентрации» и «появления» вездесущего Бога.

Некоторые города чествовали и других богов, однако их храмы сохранились хуже. Величественное святилище в Гелиополисе, посвященное Ра, было почти полностью разрушено, тогда как храмы Птаху в Мемфисе и Тоту в Гермополисе очень пострадали от эрозии и не могут соперничать с руинами Карнака, поражающие воображение.

Династический храм Карнак

Вероятно, что храм Амона-Ра в Карнаке был основан в XX веке до нашей эры при фараоне Сесострисе (1971 -1929 гг. до н.э.). Храм постоянно рос, пока не превратился в гигантский ансамбль зданий в форме четырехугольника, каждая сторона которого равнялась 600 метрам. Он приобрел такие размеры и получил многочисленные перестройки из-за того, что стал большим династическим храмом Египта, к которому в поисках источников своей власти обращался каждый фараон. Только получив такой статус, новый правитель строил для своего божественного отца Амона новое здание, чтобы получать от Бога какие-то выгоды в будущем. Поэтому между отцом и фараоном устанавливалась связь по принципу «я — тебе, ты — мне», от которой зависела стабильность страны. Каждая такая постройка была, прежде всего, жертва. Следующий фараон мог охотно ее разрушить и использовать камни, что от нее остались, на строительство нового монумента.

Карнак является продуктом долгой истории разрушений, пристроек и перемен, поэтому его устои и стены сложены из тысяч каменных глыб, разбросанных вокруг по одиночке или кучами. Их тщательно изучают и подгоняют к прежним структурам археологи, стремящиеся воссоздать первоначальный вид заброшенных памятников.

Сам по себе этот вид не имеет ничего особенного, так как все храмы Древнего Египта были похожи. Перед святилищем — помещение, пол которого был вымощен огромными каменными плитами. Через вход в гипостиль (колонный зал) проходила основная ось храма: большие двери из камня держались на двух массивных башнях, которые символизировали горные хребты на границах Египта, а именно — Арабского на востоке и Ливийского на западе. Вместе двери и башни образовывали структуру, известную под названием «пилон», которой и обозначались границы священного места. Высоченные деревянные мачты перед порталом украшались флагами, развевавшимися на ветру, и таким образом, наглядно показывали «дыхание Бога» в этом мире.

Общая ориентация храмов также избиралась сознательно. Основная ось храма Амона-Ра совпадала с направлением движения солнца с востока на запад. Ее перпендикулярно пересекала другая ось, проходившая с юга на север, подобно течению Нила. Эта ось использовалась только для торжественных процессий. На нее «нанизывались» дворы и пилоны, перед которыми возвышались статуи фараонов — олицетворение вечного присутствия Правителя в храме.

Изображения на стенах размещались так, что в них отражались реалии жизни египтян. Внизу стены украшались географическими пейзажами, на которых Боги Нила изображались рядом с сельскими богинями и фигурами, символизировавшими различные административные регионы страны — номы. Потолок украшали рисунками на астральные темы: здесь были звезды, созвездия, знаки зодиака или воспроизведение небесного прохождения солнца через тело Богини неба Нут.

Четкая система символов

Барельефы на стенах комнаты четко указывали на ее назначение. Божества и растительность, которые были эмблемами севера (дельта Нила, Нижний Египет), размещали с северной стороны, тогда как эмблематику юга (долины Нила, Верхний Египет) — с южной стороны.

На уровне высоких карнизов, выступающих над дверью, можно было видеть солнечный диск, который охраняли две настороженные кобры. Небесное движение солнца олицетворяли два широко развернутые крылья. В середине помещений содержались изображения религиозных сцен и основных ритуалов с участием божеств, фараона и жрецов: жертвоприношений, шествий, освящений, торжеств по случаю коронаций и юбилеев. Внешне были сцены, где прославлялись подвиги, которые совершил фараон за время своего правления, — уничтожение врагов, победы, битвы.

Основание храма отмечалось церемониями, в которых в символических сценах последовательно воспроизводились все строительные операции. Во многих сценах показано, как фараон веревочкой размечает план храма, мотыгой ведет первую борозду, содой очищает основы, с помощью рычага закладывает краеугольные камни и, наконец, дарит жилье его хозяину Амону-Ра.

Поэтому храм входил в жизнь, как живое существо. В одном из его углов закапывали «закладное сокровище», состоящее из набора предметов, среди которых были уменьшенные модели инструментов, образцы пожертвований (глазурованные салаты, бычьи ноги и головы, жертвенные гуси) и брикеты с именем правителя — основателя храма.

Археологи очень ценят такие тайники, так как они используются как свидетельства о рождении, благодаря которым можно определить дату строительства храма.

Другие храмы, входившие в ансамбль, имели целью обеспечить покойному фараону жизнь в загробном мире. По мнению древних египтян, человеческие существа состоят из нескольких компонентов: из тела, которое является материальной оболочкой человеческого духа (для сохранения эту оболочку подвергали мумификации), а также с души (Ба), бессмертного принципа (Ах), тени и жизненной силы (Ка). Ка фараона как раз и была воплощением его царской власти, незыблемой космической частицей его существа, которая после смерти правителя воссоединяется с жизненной силой его божественных предков.

Пирамида ассоциировалась с могилой фараона, во-первых, благодаря форме, которая была символическим упоминанием о первоначальном холмике и, следовательно, о рождении мира, а во-вторых, благодаря проекции четырех стен — сторон света, которые порой извне, порой изнутри имели ступенчатые лестницы. Именно они были полезны фараону во время его восхождения на небо, то есть в вечность.

Каждый раз возрождаясь — так же, как утренняя звезда каждое утро вспыхивает на востоке, — фараон мог жить в течение множества миллионов лет.

Автор: Жан Клод Гольвен.

waking-up.org

Архитектура Древнего Египта — Искусство (I часть) — Каталог файлов

Художественная культура Древнего Египта

Земля Египта всегда манила путешественников своими ни с чем не сравнимыми памятниками искусства. Еще в V в. до н. э. греческий историк Геродот (между 490/480 — около 425 г. до н. э.) описал впечатления от увиденного там, а философ Платон (428/427—348/347 гг. до н. э.), высоко ценивший древнеегипет­ское искусство, ставил его в пример своим соотечественникам. И в XX в. не ослабевал интерес к Египту.

В истории развития художественной культуры Древнего Египта ученые выделяют эпохи Додинастического периода (V—IV тыс. до н. э.), Раннего царства (XXX— XXVIII вв. до н. э.), Древнего царства (XXVIII— XXIII вв. до н. э.), Среднего царства (XXIII—XVI вв. до н. э.), Нового царства (XVI—XI вв. до н. э.) и Позднего времени (XI в. — 332 г. до н. э.).

За этот длительный период в Египте были созданы величест­венные пирамиды, охраняемые загадочными сфинксами, гранди­озные храмовые комплексы, раскинувшиеся в долинах Нила и вырубленные в скалах, многочисленные каменные обелиски, устремленные к небу. Здесь был изобретен папирус — первый ма­териал для письма, заложены основы геометрии, впервые изме­рен объем полушария и определена площадь круга, сутки разде­лены на 24 часа, а также была установлена роль кровеносной сис­темы в организме человека.

Египет прошел свой неповторимый и самобытный путь, обу­словленный религиозно-мифологическими представлениями, в частности верой в загробную жизнь и обожествлением власти фараона. Сакральный (то есть священный) характер древнеегипет­ской культуры нашел отражение в ее глубочайшей символичности.

 

Архитектура Древнего Египта

Особенности религии сформировали совершенно уникальный характер архитектуры. Египтяне считали, что земные жили­ща человека временны, а потому на них не стоит тратить проч­ных материалов. Зато храмы богов и гробницы фараонов возводи­лись из камня и роскошно украшались, так как строились на века. В архитектурных сооружениях использовались массивные геометрические формы: пирамиды, обелиски, храмы на основе вертикальных столбов и горизонтальных плит перекрытия, пи­лоны в виде трапеции. Здесь были созданы определенные типы колонн, напоминающие связки папируса, пальмовые ветви, де­ревья. Капители колонн оформлялись в виде бутона или рас­крывшегося цветка лотоса, папируса, пальмовых ветвей или женской головы.

Пирамиды — «жилища вечности» фараонов

Древнее царство считают самым великим периодом в исто­рии египетской цивилизации (так называемая «египетская клас­сика»). Именно в это время утвердились первые гражданские и религиозные законы, родилась иероглифическая письменность, началось возведение пирамид (их число превышало 90). В пира­мидах нашли отражение не только вера египтян в загробную жизнь и божественную силу фараона, но и представления о Все­ленной. Все пирамиды были ориентированы по сторонам света, имели правильную четырехгранную форму, символизирующую вечность. Их сооружали с учетом лучших достижений науки, техники, архитектуры, астрономии и искусства. Многое в стро­ительстве пирамид до сих пор остается загадкой. До настоящего времени ученые спорят о способах возведения этих гигантских сооружений.

К сожалению, большинство пирамид разрушено. Лучше всего сохранились знаменитые пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина в Гизе. Греческий историк Геродот так рассказывает о строи­тельстве пирамиды: «Хеопс оставил после себя грандиозное про­изведение: свою пирамиду… Хеопс… приказал всем египтянам работать на него. Одним было приказано перетаскивать к Нилу камни, выломанные в карьерах Арабских гор; другие должны были нагружать их на суда для перевозки через реку и тащить их к Ливийским горам. На стройке постоянно находились сто тысяч рабочих, которые сменялись каждые три месяца.

Они уже потратили 10 лет на прокладку дороги, по которой перетаскивали камни, но это еще было ничто по сравнению со строительством самой пирамиды… Сама пирамида потребовала 20 лет работы. Она квадратная. Каждая ее сторона равна 146,26 м, и такого же размера ее высота. Камни отполированы и тщательно пригнаны, каждый из них не меньше 9,24 м».

Четыре века спустя после Геродота, в I в. до н. э., пирамиды были названы одним из семи чудес света. И сегодня они поража­ют своим величием. Поговорка «Все боится времени, но время бо­ится пирамид» до сих пор не утратила своего значения. Находясь рядом с ними, нельзя не испытывать удивления и трепета. Обхо­дя пирамиду кругов, человек проделывает путь в 1 км, ее высота равняется приблизительно высоте 50-этажного дома. До строи­тельства в 1889 г. парижской Эйфелевой башни самая большая из пирамид — Хеопса — была самым высоким сооружением на Земле!

Пирамида Хеопса имела вначале 146 м высоты, теперь она достигает лишь 137 м, а на месте ее вершины образовалась площадка шириной в 10 м. Грани пирамиды обращены к четырем сторонам света, вход в гробницу расположен на северной стороне, на высоте 16 м над землей. Где-то посередине одной из сторон находился камень, сдвинув который можно было попасть через длинный извилистый коридор в саркофаг — «жилище вечности» фараона. Угол наклона пола коридора равняется углу, под которым была видна Полярная звезда, куда, по представлениям египтян, отправлялись души умерших.

Время сохранило для нас некоторые имена строителей и архитекторов пирамид. Имхотеп — архитектор пирамиды Джосера, один из высших сановников фараона, был известен и как крупнейший ученый Древнего Египта. О нем сложено множество легенд, его труды пристально изучались на протяжении тысячелетий. Он был врачом, астрономом и магом; ему, смертному, оказывали почести наравне с божествами. Известно и имя архитектора пирамиды Хеопса — это Хемиун.

Назначение пирамид двойственно. С одной стороны, они должны были принять и скрыть тело умершего царя, избавить его от тлена. С другой — вечно славить могущество фараона и напоминать о его существовании всем грядущим поколениям. Всякий, кто приближался к этим рукотворным горам, испытывал чувство подавленности их мощью, осознавал собственную ничтожность.

В непосредственной близости от пирамиды Хеопса стоят гробницы других фараонов, его потомков: сына и внука. Гробницы сориентированы по частям света и как бы повторяет движение бога Солнца по небосводу с востока на запад, перпендикулярно течению Нила. В настоящее время пирамида Хефрена — единственная, сохранившая полированную облицовку. Ее высота меньше пирамиды Хеопса, но так как она стоит на более высоком месте, ее вершина находится на том же уровне. Меньшая из них — пирамида Микерина — достигает 66 м в высоту. Ее окружают еще меньшие пирамиды-спутницы, служащие местом погребения супруги фараона, его детей и ближайших родственников.

Пирамида являлась не только надгробным памятником, но и настоящим домом, «жилищем вечности» фараона, а потому в нее клали все необходимое для его повседневной жизни: одежду, утварь, мебель, повозки и украшения. Рядом с саркофагом помещали статуэтки слуг — ушебти («ответчиков»), которые должны были прислуживать фараону в загробной жизни.

Скальные храмы и гробницы

Долгое время архитектура сохраняла каноны и традиции Древнего царства. В эпоху Среднего и Нового царств особую роль начинает играть строительство заупокойных храмов и скальных гробниц в честь богов, они отличались особой пышностью и богатством внешнего и внутреннего убранства. Храмы-святилища особо почитаемого бога Амона-Ра определяли архитектурный облик Египта в этот период. Наиболее примечательны сложные архитектурные комплексы в Карнаке и Луксоре, которые были возведены на восточном берегу Нила недалеко от города Фивы — бывшей столицы Египетского государства. Строительство этого грандиозного ансамбля осуществлялось на протяжении нескольких столетий. Характерной особенностью стало оформление входа в храм: это две массивные башни-пилоны в виде трапеции с узким проходом посередине. К храму вела аллея сфинксов, а у стен возвышались обелиски и статуи фараонов. За входом находился открытый двор, обнесенный колоннадой, а затем в определенной последовательности — один или несколько гипостилъных (греч. «поддерживаемый колоннами») залов и святилище.

Главным святилищем монументального ансамбля в Карнаке (середина XVI в. до н. э.) является древний храм Амона, хорошо сохранившийся до нашего времени. Храм и сегодня поражает своими размерами. Это самый большой в мире храм с колоннами, состоящий из более чем сотни обширных помещений, огромных дворов, бесчисленных аллей, переходов, колоссальных размеров статуй богов и фараонов, сфинксов, обелисков.

Величественный гипостильный зал имеет длину 102 м и ширину 53 м. «Дремучий лес» из 34 колонн 23-метровой высоты производит неизгладимое впечатление на зрителей. Всякий, кто оказывается внутри храма, ощущает нарастание движения, направленного к центральной колоннаде. Освещенность храма имела символическое значение и выражала идею двух фаз жизни — рождения и расцвета. Попадая внутрь здания, свет струился мощными потоками, отражаясь на поверхностях капителей колонн в виде раскрытых цветов лотоса. Другие колонны зала, имевшие форму нераскрывшихся бутонов папируса, оставались в полумраке.

Поразительно богатство росписей интерьеров, где пол олицетворял землю, а раскрашенный в темно-синий цвет потолок — небо с золотыми звездами и парящими в нем коршунами. Стены одного из помещений, получившего название «Ботанический сад», расписаны фресками с изображениями экзотических растений и животных. Два пилона — башни в виде трапеции с высокими обелисками — составляли фасад здания. Храм в Карнаке стал своеобразной каменной летописью египетских властителей, каждый царь пристраивал к нему новые помещения, иногда переделывая старые. Великолепен и грандиозен храм Амона-Ра в Луксоре, главным украшением которого была колоннада, имеющая 260 м в длину. Здание храма, казалось, превращено в ровный строй гигантских папирусов. Перед его фасадом стояли два обелиска и шесть огромных статуй фараона. Многое не сохранилось: один из обелисков сейчас украшает площадь Согласия в Париже. Вход в Луксорский храм оформлен монументальным пилоном, украшенным барельефами с изображениями военных походов фараона и текстом поэмы, прославляющей его военные подвиги.

Храмы Амона-Ра в Луксоре и Карнаке соединены между собой дорогой, охраняемой сфинксами. Здесь во время религиозных шествий проносили божественную ладью, в которой, как считали египтяне, бог солнца Амон-Ра совершает свой вечный путь по небу.

На левом берегу Нила, в горах за Фивами, простираются долины, самая знаменитая из которых — Долина царей, где находятся сорок гробниц царей и их потомков. Некоторые захоронения углублены в толщу скалы на сотни метров.

В начале XV в. до н. э. здесь был высечен в скале храм царицы Хатшепсут. Для его строительства царица, покровительствовавшая искусству, выбрала неприступную, давно заброшенную долину и повелела зодчему Сенмуту осуществить ее замысел.

Храм состоял из трех широких террас, последовательно поднимающихся одна над другой и соединенных между собой пологими пандусами. Четкие и строгие линии белой колоннады портиков выделяются на фоне желтых скал и сочетаются с вырубленной в них молельней.

Внутренняя отделка этого храма поражает богатством и изысканностью вкуса: бронзовая инкрустация на дверях из черного дерева, золоченые и посеребренные плиты пола прекрасно смотрятся с раскрашенными рельефами на стенах. В одном святилище стояло более 200 статуй. Дорога восхождения к храму вела с западного берега Нила через аллею сфинксов. Здание храма с большим двором, украшенное статуями, колоннадами и огромной лестницей, производило впечатление величия и торжественности. Гробница Хатшепсут уходит на глубину 97 м и имеет длину 213 м.

Позднее царство в истории Древнего Египта — время тяже­лых, длительных войн и иноземных вторжений. Храмовые пост­ройки этого периода представляют собой упрощенные варианты композиций известных сооружений Среднего и Нового царств. Новым элементом храмовых комплексов стали святилища, посвященные культу бога Гора, считавшегося первым фараоном Египта, и его матери Исиды.

Лучше всего сохранившимся памятником архитектуры того времени является храм бога Гора в Эдфу. По своим размерам он является вторым после Карнакского храма. Это прекрасное сооружение великолепных пропорций и форм на левом берегу Нила возводили в течение 180 лет. Его длина составляет 137 м, а высота пилона 36 м. Вход охраняют две величественные статуи бога Гора из черного гранита. Позади статуй высится наружная стена храма, украшенная огромными рельефными фигурами Гора и Хатхор. Большой двор храма с трех сторон окружен колоннами. Стены, потолки, колонны и лестницы внутренних помещений украшены прекрасными барельефами.

           

Вопросы и задания

 

1.                Н. В. Гоголь отмечал, что «египетская архитектура… массивна, но стройность и простота… с нею неразлучны, главный же ее характер — ко­лоссальность». Разделяете ли вы эту точку зрения? Аргументируйте свой ответ.

2.                В чем проявилась связь архитектуры Древнего Египта с религиозно­мифологическими представлениями египтян? Какие ее элементы вошли в историю мировой архитектуры? Приходилось ли вам встречать египетские мотивы в архитектуре более поздних эпох?

3.                Расскажите об истории создания и характерных особенностях одно­го из семи чудес света — египетских пирамидах в Гизе. Как вы думаете, по­чему поговорка «Все боится времени, но время боится пирамид» не утрати­ла своего значения и в наши дни?

4.                Что вам известно о храмовых сооружениях Среднего и Нового царств? Каковы главные художественные достижения архитектурных комплексов в Карнаке и Луксоре?

5.                Чем обусловлено строительство скальных храмов и гробниц в Древ­нем Египте? Каковы характерные особенности скального храма царицы Хатшепсут?

 

Творческая мастерская

 

1.                Разработайте маршрут путешествия по долине Гизе. Попробуйте нарисовать одну из египетских пирамид средствами компьютерной гра­фики.

2.                Подготовьте экскурсию в Долину царей или составьте текст ведуще­го телепередачи, посвященной архитектурным памятникам Луксора и Карнака. Какие объекты вы отберете для демонстрации? Почему           Темы проектов, рефератов или сообщений «Географические и климатические особенности и их роль в становлении египетской архитектуры»; «Египетские мотивы в европейской и отечественной архитектуре»; «Пирамиды в Гизе — одно из семи чудес света»; «Тайны египетских пирамид»; «Храмовые комплексы Среднего и Нового царства»; «Шедевры архитектуры Древнего Египта»; «Основные типы архитектурных сооружений Древнего Египта»; «Идея вечной жизни — основа древнеегипетской культуры».

 

Книги для дополнительного чтения

Афанасьева В. К., Луконин В. Г., Померанцева Н. А. Искусство Древнего Востока: малая история искусств. М., 1976.

Дмитриева Н. А., Виноградова Н. А. Искусство Древнего мира. М., 1986.

Замаровский В. Их величество — пирамиды. М., 1986.

Матъе М. Э. Искусство Древнего Египта. М., 1970.

Овсянников Ю. М. История памятников архитектуры: От пирамид до небоскребов. М., 2001.

Лунин А. Л. Искусство Дневнего Египта. Раннее царство. Древнее царство. СПб., 2008.

Целлар К. Архитектура страны фараонов. М., 1990.

 

 

 

 

При подготовке материала использован текст учебника «Мировая художественная культура. От истоков до XVIII века» (Автор Данилова Г. И.)

 

sghistoryspb.ucoz.com

Древний Египет: Врата Вечности

Существуют два типа людей: туристы и путешественники. Во все времена стремились они из одного места в другое, но совершали свои перемещения по-разному. И были страны, которые и тех и других привлекали больше всего. А самая-самая любимая так и называлась — «Любимая Земля», Та-Мери.

Древние греки дали этой стране имя Египет, что означает «загадка», «тайна», хотя вариантов перевода этого слова много. История туристического маршрута в Египет насчитывает не одну тысячу лет. Миллионы людей, не жалея ни времени, ни денег, приезжали сюда со всего света, чтобы увидеть чудеса страны: жители античной Греции, римские императоры и багдадские халифы, кладоискатели и миссионеры, искатели острых ощущений в военном и штатском, ученые и просто любопытные. Все они стояли перед пирамидами и Сфинксом в изумлении, качая головами и задавая себе бесконечные вопросы. Кому пришло в голову громоздить такие горы камня? Какой это имело смысл? Сколько тысяч лет назад это было сделано? И как, собственно, люди сумели все это осуществить? Туристам было хорошо известно, что в эпоху пирамид египтяне не знали компаса, не знали ни подъемных кранов, ни перфораторов, ни бульдозеров… Все это потрясало, поражало туристов и прошлого, и настоящего.

Еще большее удивление вызывала у них египетская религия. Она казалась им набором каких-то чудищ. Боги с человеческими фигурами, но с головой то обезьяны, то барана, то птицы с изогнутым клювом, то шакала. Боги в образе жука-навозника, кошки, лягушки… У туристов складывалось впечатление, что египтяне были не слишком разборчивы в том, чему поклоняться, и обожествляли все, что попадалось под руку: солнце, корову, Нил, птицу, собаку, луну, кошку, ветер, гиппопотама, мышь, крокодила, змею и многих других домашних и диких зверей.

Геродот (до сих пор идут споры, кем он был на самом деле — туристом или путешественником, но все единодушно сходятся в том, что Геродот был историком, первым историком в Греции и во всем мире, «отцом истории», как называл его Цицерон и как мы называем его поныне), так вот, Геродот, живший в V веке до н.э., говорил, что египтяне — «самые богобоязненные из всех людей».

Он обнаружил у них наибольшее число богов, самые великолепные храмы, самые торжественные обряды и самое строгое соблюдение религиозных предписаний. Он был искренне изумлен, узнав, что не все египтяне почитают одних и тех же богов, а с культом животных связаны различные обычаи. «Трупы кошек отвозят в город Бубастис, бальзамируют и погребают там в священных покоях. Собак же хоронят каждый в своем городе в священных гробницах. Так же как собак, хоронят ихневмонов; землероек же и ястребов отвозят в город Буто, а ибисов — в Гермополь. В иных областях Египта крокодилы считаются священными, а в других — нет, и с ними даже обходятся как с врагами. Жители Фив считают крокодилов священными. Там содержат по одному ручному крокодилу. В уши этому крокодилу вдевают серьги из стекла с золотом, а на передние лапы надевают кольца. Ему подают особо назначенную священную пищу и, пока он живет, весьма заботливо ухаживают за ним, а после смерти бальзамируют и погребают в священных покоях».

Но такие же почести воздавали египтяне деревьям и растениям; самым большим почетом пользовались сикоморы и лотосы. Дождь они почитали как слезы из глаз бога Ра, божеские почести оказывали животворной силе Нила. Богом считали и почву, и камни, и Солнце…

Египетская религия казалась совокупностью самых невероятных представлений — фантастических, запутанных, а иногда и абсурдных. Во взглядах на нее сходились все туристы: христиане, мусульмане, правоверные иудеи, даже атеисты. Более того, во взглядах на нее туристы космического века сходились с туристами древнего мира. Религиозные представления египтян обсуждали, относились к ним саркастически и отказывались понимать, как эти люди могли поклоняться быкам, кошкам, крокодилам, баранами считать их богами так же, как своих царей.

Еще один объект критики, камень, о который спотыкались в Египте туристы всех народов во все времена, — это культ мертвых, сложные обряды мумификации, чрезмерное почитание египтянами умершей плоти. Было абсолютно непонятно, почему своим земным обиталищам египтяне уделяли гораздо меньше внимания, чем гробницам, а их жизнь состояла прежде всего в приготовлении к смерти.

С другой стороны, в Египте утверждали: нет лжи, равной смерти. Нет ничего более ложного, чем смерть. Смерть не конец, а лишь переходный этап к новой форме жизни. У египтян умерший человек, несмотря на свою кончину, мог продолжать жить. И жить вечно.

С одной стороны — смерть, величайшая из всех истин. С другой — ничего подобного смерти нет.

Этот парадокс никак не укладывался в головах туристов. Они говорили: «Зачем нам вообще думать о смерти? Есть жизнь, так давайте ее жить. Давайте жить настоящим». Они пытались забыть о смерти, старались о ней не думать и строили свою жизнь так, чтобы смерть не была слишком заметной: искали удовольствий, гнались за деньгами, честолюбиво стремились к более высокому положению, часто меняли туристические маршруты…

Но сами египтяне никаких противоречий и неясностей во всем этом не видели. Просто их жизнь была совсем не такой, как ее понимали туристы, — она была единой и в то же время имела множество лиц. Она была безграничной, а двумя ее сторонами являлись смерть и рождение — как две стороны одной монеты.

Процесс проникновения в истину у египтян был особенный. Для них характерна множественность подходов при объяснении тех или иных явлений. Их представления не были хаотическими, но основывались на Гармонии. Их мир не знал стереотипов, и понять его со всем многообразием оттенков могли только настоящие путешественники. Не туристы.

Ведь египтяне сами были великими странниками, пилигримами, которые на протяжении всей своей долгой истории шли только в одном направлении.

Символ Египта — Путь. Его храмы — это дорога в камне, которая, постоянно сужаясь, ведет от ворот у Нила через проходы, ряды, дворы, охваченные аркадами, и колонные залы к усыпальнице. По мере продвижения размеры помещений уменьшаются; одновременно повышается уровень пола, а потолок опускается все ниже. Чем меньше становятся помещения, тем более сгущается темнота. Передний двор залит светом, следующий за ним зал погружен в сумерки. Во внутренних покоях царит полный мрак, и только сквозь немногие окна-щели, прорубленные под потолком и в стенах, проникают лучи света. Рядами тянутся нескончаемые рельефы и стенопись, аллеи сфинксов со львиными и бараньими головами, мощные стены, лес колонн… Египтяне — путешественники.

В их городах люди и боги жили вместе. У каждого бога — свой город. У каждого горожанина — свой бог. Египтяне шли по Любимой Земле — Та-Мери — из города в город, от бога к богу. Они воспринимали свою родину как огромный храм, дом, где живет Бог со множеством ликов. А современные ученые все спорят и спорят, верил ли Египет во многих богов или в Единого. Странный спор! Одно предполагает другое. От множества к единому — таков Путь всякого настоящего путешественника.

«Воистину огромная духовная пропасть отделяет нас от древних египтян, — писал египетский ученый Закария Гонейм, — но, если мы хотим понять назначение и смысл Египта, нам нужно попытаться перебросить через эту пропасть мост». А это нелегко, ведь для нас, слишком просвещенных и взрослых, египтяне только дикари и дети. Способ египетского мышления чересчур отличен от нашего: сила нашей мысли — в уме, а египетской — в сердце; недаром для «сердца» и «ума» у них одно слово — «сердце».

Вот привычный набор представлений о Египте, кочующий из одной книги по истории в другую: косная и аморфная масса населения, задавленная суевериями и экзальтированная жрецами, досконально разработанный механизм принуждения, мега машина государственной власти с отработанной технологией управления людьми, каждый из которых, без лица и имени, выполняет определенную функцию, задачу, чтобы осуществлять грандиозные планы амбициозных правителей. Душная, печальная, унылая жизнь на фоне громадной плоской долины, огороженной пустынями и скалами, покрытой бесструктурной илистой почвой. Тяжкие испарения Нила, медлительное течение его вод… Наверное, кому-то интересно и выгодно поддерживать такие стандарты и штампы в представлениях о Египте и египтянах. Так удобнее смотреть на то, что непонятно, и это взгляд испуганных и боящихся непривычного и неизвестного. Нам трудно постичь отличный от нашего образ жизни. Нам нелегко представить себе огромную семью людей, связанных, несмотря на различия, подлинной дружбой и единством. Людей очень простых и одновременно глубоких, живых и горячих. Людей, для которых главный Закон воплощало Солнце. Это так красиво и просто: Свет сиял всегда — Солнце встает и садится. Рассвет на Востоке. Закат на Западе. Цветы распускаются и увядают. Рождение с одной стороны. Смерть с другой. Смерть скрыта в рождении. И то, и другое — одно и то же. Океан, великий Нун, пребывает вечно. Лишь волны принимают форму и распадаются. Это значит: умирая, туда рождаемся; рождаясь, приходим оттуда…

Удивительные люди, которые вставали радостно утром и радостно ложились спать вечером, чтобы на следующее утро проснуться и вновь приняться за труды. Люди, которые умели правильно спать и правильно пробуждаться. Люди, которые умели правильно жить и правильно умирать для того, чтобы совершать правильные шаги в будущей жизни.

Люди, похожие на детей и птиц.

Нам трудно это представить, потому что мы — другие. Нам трудно представить мир, в котором все в порядке, потому что в нашей жизни слишком много искажений и уродства.

Чтобы понять Египет, нам нужно стать отважными и мужественными, сильными и живыми. Как египтяне. Тогда мы яснее представим себе, как они смогли выполнить свою работу так, как об этом писал знаменитый путешественник Борхес: «Ничего не строится на камне, всё на песке, но долг человеческий строить, как если бы камнем был песок…» Это рецепт чуда: тот мир соединяется с этим, и время превращается в вечность.

Единственная в мире земля создала единственных в мире людей. «Наша страна — всего мира святилище», — говорит Гермес Трисмегист. Ему вторит безымянный путешественник из античной Греции: «Почти весь мир научили египтяне поклоняться богам, и мы знаем, что боги обитали и доныне обитают здесь». Египет — родина Бога, начало начал. Египет такой, каким его задумало и сделало Небо: ночь и день, разливы Нила и спад воды… Извечный порядок и ритм жизни. Прекрасно это выразил русский поэт (настоящий поэт и путешественник — почти одно и то же) Арсений Тарковский:

…На свете смерти нет.
Бессмертны все. Бессмертно всё. Не надо
Бояться смерти ни в семнадцать лет,
Ни в семьдесят. Есть только явь и свет,
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.

Египтяне называли изначальный порядок, правду, справедливость одним словом — Маат и изображали ее в виде прекрасной женщины с пером на голове. Задача человека состоит в том, чтобы всем сердцем своим, благородно и честно поддерживать Маат. Это было не так просто: созданные богами правила вовсе не означали на земле вечного мира и спокойствия. Силы хаоса и мрака постоянно угрожают предначертаниям Высшего, борьба между тьмой и светом не прекращается никогда.

Каждый народ велик тем, что находит. Египет нашел Бога. Люди жили вместе с ним, он был не в абстрактных небесах, а здесь, рядом… В те далекие времена не существовало понятия греха, и человек, совершавший дурной поступок, просто-напросто считался неразумным обманщиком, так как бросал вызов вечной, всегда торжествующей справедливости — Маат. А значит, Богу. Следовать Закону необходимо было всегда, раз за разом, день за днем — до самого конца.

Но земля не уничтожается, а преображается в небо. Жизнь умерших есть «подобие тех дней, когда еще дышали они на земле». Путешествие продолжается, но уже в иных сферах, в мире, полном опасностей: огромные крокодилы и змеи, сети подземных рыбаков, грозные стражи порогов… Если умерший египтянин успешно завершал этот путь, если он знал имена всех врат и его пропускали, — он попадал в чертог Обеих истин, место последнего испытания.

В окружении сорока двух богов посреди чертога сидел на троне Осирис. По обе стороны его стояли Исида и Нефтида, а пред ними — весы; на одной чаше весов лежало сердце умершего, а на другой — перо богини истины и справедливости Маат. По одну сторону весов — бог правосудия и искусства письма Тот с головой ибиса, по другую — ужасное чудовище Аметит, Пожира тельница с телом гиены и бегемота, львиной гривой и пастью крокодила. Умершего вводил в зал бог мертвых и страж мест погребений Анубис с человеческим телом и головой шакала.

И начинался суд. Залогом справедливости были весы, обмануть которые невозможно: при ложном ответе чаша с сердцем умершего шла вниз, ибо истина оказывалась легче.

Если стрелка на весах не дрогнет, чаша с сердцем не опустится, то человек оправдан и сам произносит свое оправдание перед лицом Осириса: «Я не делал зла, не совершал насилия, не крал, не убивал, не лгал… не прелюбодействовал… не гневался до ярости… Я никого не заставлял плакать… не отнимал молока у грудного младенца… не принуждал людей работать сверхсил… Я питал алчущих, поил жаждущих, одевал нагих… Я чист! Я чист! Я чист! Я чист!» — «Войди в таинственную дверь Аменти», — отвечает Осирис. Человек входит — и воскресает.

Если же чаша весов опустится — человек осужден. Сердце — Бог, живущий в человеке. Сердце восстает, свидетельствует против, если человек нарушил Маат. Оно уходит в Обитель сердец, особую часть загробного мира. Это означает вторую смерть для человека, уже окончательную и бесповоротную. Следствием ее становится полное небытие. Самое страшное, что может случиться в путешествии.

У египтян была особенная книга с перечислением опасностей, ожидавших человека на том свете, с указанием и советами, каких преодолеть. Она называется Книгой мертвых, но написана для живых.

Коротко ее суть передал один великий искатель во времена, когда Египет уже клонился к закату. Он рассказал о семени, из которого вырастает дерево. Смерть семени дает жизнь дереву. Семя, которое хочет быть только семенем, обречено на гниение. Из него никогда не вырастет дерево. Спасший себя погибает, тот, кто теряет себя, — будет спасен…

Пророчествовал Гермес Трисмегист: «О, Египет, Египет! Одни только предания останутся о святости твоей, одни слова уцелеют на камнях твоих, свидетелях благочестия твоего… Наступят дни, когда будет казаться, что египтяне тщетно служили богам так усердно и ревностно, потому что боги уйдут на небо, и люди на земле погибнут. Ты плачешь, Асклепий? Но придут еще горше бедствия: сам Египет, некогда светлая земля, станет примером несчастия, отвращение к миру овладеет людьми, и мир перестанет внушать им благоговение… Так наступит ветхость мира».

Сегодня во всех туристических справочниках написано, что Египет — мертвая культура, угасшая цивилизация. Люди оформляют заграничные паспорта и визы страхуют себя от несчастных случаев, получают справку от ветеринара, если берут с собой домашних животных, — и летят в Каир, чтобы убедиться, что Египта уже нет.

Но то, что является истиной для одних, может не быть истиной для других.

Мы любим часами сидеть на берегу Невы, между гранитными ликами сфинксов. Они застыли у самой воды точно так же, как их старший брат Большой Сфинкс — рядом с Великой пирамидой, на самом краю пустыни. Как хотелось бы знать, что думают они о том, что происходит сейчас вокруг них! Но они молчат… Им нельзя пропустить первые лучи восходящего солнца, которое зовет нас в путешествие.

ecology.md

Померанцева Н.А. Символика вечности в Древнем Египте.

Померанцева Н.А. Символика вечности в Древнем Египте. // Восток. 2004. 3. С.5—16

Всё боится времени,
Но время боится пирамид.

Древняя пословица

Тема вечной жизни, согласно представлениям египтян, имеет два аспекта рассмотрения: религиозно-ритуальный и творческий. Оба они связаны друг с другом, ибо у египтян всё было пронизано верой в победу вечной жизни над смертью. Египтяне первыми пришли к мысли, что воскрешение совершается в духовном и телесном бытии. Воскрешение несло в себе преображение, когда воскреснувший становился воплощённым Осирисом в новой обожествленной сущности. В этом процессе главная роль отводилась субстанциям ба и ка, получившим свое претворение в иконографии образов. Ка, рассматриваемый как Двойник живущего и умершего, находит свое воплощение в пластических изображениях, служа основой ритуального портрета, который правильнее было бы назвать «неподобным подобием», так как идея портретного сходства в нем выражена сочетанием индивидуальных и обобщенных черт, где все преходящее подчинено вечному. Творческий процесс — это тайна, а у египтян к тому же и сакральный акт. Свои религиозные представления они связывали с миром космического бытия, которое мыслилось воплощением существующего, вечно восстанавливающегося порядка (композиция Уробороса). Религиозные воззрения египтян нашли свое выражение в памятниках искусства — в портретных статуях, рельефах, росписях, в астральной символике.

Отношением к жизни вечной, к жизни духа определяется лицо культуры в ее глобальном облике. Это не просто область религиозного мировоззрения, а та сущность, которая лежит в основе всего, что было содеяно египтянами — сущность, заложенная и как данность, и как ее проявление в творческом созидании. Египетская цивилизация пережила египетское государство, оставив свое духовное наследие мировой культуре. Все, что создано Древним Египтом на всем протяжении его истории, порождено верой в вечную жизнь — пирамиды, их «Тексты», храмы и гробницы, рельефы и росписи, скульптурный портрет в его сочетании магической силы и жизненной правды, литературное творчество и многое другое.

Тема вечной жизни лежит в области сакральных знаний и представлений древних египтян и потому может быть раскрыта лишь частично, ибо сами они в дошедших до нас памятниках приоткрывают завесу тайны лишь в дозволенных пределах.

У древнеегипетской цивилизации не было предшественников, сама же она сложилась на основе тех местных архаических культур, которые подготовили ее появление. Поэтому ее можно с полным правом назвать колыбелью мировой культуры в широком значении этого слова. Неслучайно, что именно на египетской земле вырос такой центр, как Александрия, где сложились досвятоотеческие и христианские учения, явившие собой синтез эллинистической античности и раннего христианства. Первые христианские монастыри возникли в Фиваиде, Нитрии и Келлии, где затем выросла культура коптов — христианизированных египтян. Предполагают, что Геродот приписал египтянам первое учение о бессмертии души; правда, это звучит несколько упрощенно, ибо является взглядом со стороны, взглядом чужеземца, которому египетские жрецы вряд ли могли открыть тайну своей истинной веры. Согласно Геродоту, египтяне считали, что умирает тело, душа же обретает иные, незримые формы существования, проходя через тела земных и морских животных и птиц, чтобы дух снова мог возвратиться в новорожденного младенца [Геродот, с. 123]. По всей видимости, Геродот не проник в потаенный смысл веры египтян и за внешними фактами не увидел ее подлинной сущности.

Тема вечной жизни не столько предмет изучения, сколько предмет размышления и веры. Археологи тревожат прах могил, чтобы удовлетворить свои знания и удостовериться в правильности предположений, вторгаясь в мир давно ушедших поколений.

То было в полдень, в Нубии, на Ниле.

Пробили вход, затеплили огни

И на полу преддверия, в тени,

На голубом и тонком слое пыли

Нашли живой и четкий след ступни.

Иван Бунин

Египтянин, свято веривший в загробную, вечную жизнь, стремился обеспечить себя всем необходимым для той жизни. Культ мертвых в Египте — это забота живых об умерших, забота тех, кто, посещая места захоронений, приносил жертвенные дары и с помощью жрецов совершал заупокойные обряды. Когда археологи вскрывают вход в гробницу, перед ними встает вопрос

…когда в последний раз

Вздохнул здесь тот, кто узкою стопою

В атласный прах вдавил свой узкий след.

Иван Бунин

Для народов Древнего Востока и античной Греции характерна цикличность восприятия времени; необратимость его составляет основу иудейской концепции, где время мыслилось как некий поток (олам—) в его линеарной протяженности. Обратимость времени — это а и со (начало и конец) — египтяне символически изображали в образе Уробороса — «змея, держащего во рту собственный хвост». Они называли этого змея «Опоясывающий мир», наглядно выражая тем самым связь между бытием и небытием, старением и обновлением. Омоложение мыслилось через возвращение к первозданному акту творения, когда все произошло из небытия. В священной книге египтян «Керерт» солнечный бог говорит о себе: «Смотри, я вхожу в мир, из которого я произошел. Я остаюсь внизу, на месте моего первого рождения» [Piankoff, 1946, 15(3)].

Композицию Уроборос египтяне называли еще «Скрывающий часы» (imn-wnw-t). Здесь объединяются оба понятия вечности — в значении нехех и джет. Наглядное представление об этом дает иллюстрация из Книги Мертвых, принадлежащей певице Амона Хер-Убенет. В змеином кольце изображен солнечный младенец, сидящий на знаке горизонта (ахет) (рис. 1). Сверху тело змея обнимают руки богини неба Нут; голова коровы между фигурами двух львов, вероятно, символизирует нижнее небо в облике богини Хатхор. На рисунке графически представленная модель вечности, а два льва восточного и западного горизонта могут быть интерпретированы образами Ра и Осириса (нехех и джет). Более распространено отождествление львов с Шу и Тефнут — первой парой богов, порожденной Атумом. В нем, как в первотворце, содержится в потенции двойственная природа вечности — предвечная и воплощенная — два аспекта времени. Знак горизонта (ахет) можно рассматривать как поднявшуюся из первозданного небытия первотвердь — прахолм, а божественного младенца как солнце, взошедшее на поднявшейся земле.

Рис. 1. Композиция Уробороса с изображением Солнечного младенца в змеином кольце. Из Книги Мертвых, принадлежащей певице Амона Хер-Убенет.

Змеиное кольцо служило египтянам символом вечно восстанавливающегося мирового порядка, который проявляется в каждодневном возрождении солнца, заключенного в этом кольце, а следовательно, неумирающего. Время здесь задано движением по кругу, значит, оно мыслится обратимым, растворяясь в бесконечности. Бесконечность в пределе стремится к вечности. Вечность для египтян это процесс, а не неподвижное время, как оно позднее будет представляться в христианстве — «И ангел поклялся живущим, что времени больше не будет» [Откровение Св. Иоанна Богослова. Гл. 10(6)].

Мысль о быстротечности времени, о его неумолимом стремлении высказана Вячеславом Ивановым в стихотворении «Время», где поэт упоминает образ змея, кусающего собственный хвост:

Время нас, как ветер, мчит.

Разлучая, разлучит, —

Хвост змеиный в пасть берет

И умрет

[Иванов, 1971—1987, с. 544].

Время египтяне рассматривали в контексте вечного бытия. И это не просто область религиозного мировоззрения, а та сущность, которая лежит в основе всего как данность, проявленная в творческом созидании. Вечность у египтян обозначалась двумя словами, в осмыслении которых ученые так и не пришли к единому мнению: вечность это нехех (nHH) и джет (Dt).

Английский египтолог А. Гардинер интерпретировал nHH как вечность в будущем, Dt как вечность в прошлом [Гардинер, 1905, с. 18, прим. 2].

В виньетке Книги Мертвых (гл. 17) встречаются изображения двух львов, сопровождающиеся пояснительным текстом, откуда видно, что правый, ассоциировавшийся с Западом, воспринимался днем вчерашним, левый — завтрашним. Видимо, под этим подразумевался путь солнца в его суточном движении [Шотт, 1965, с. 187—188]. В Книге о происхождении Вечности есть строки: «Соединяешься ты с нехех, когда восходит он в ночь» [Бадж, 1910, с. 152—153].

В древнеегипетских текстах и композициях росписей главной темой проходит мысль о том, что жизнь и смерть — процесс взаимосвязанный. Жизнь порождает смерть, а смерть — жизнь. Олицетворением этого являются два главных бога египетского пантеона — солнечный бог Ра, бог живой, спускающийся в преисподнюю, и бог мертвых Осирис, который умирает и воскресает. В надписи из гробницы царицы Нефертари, жены фараона Рамсеса II (Новое царство), сказано: «Вот Ра, почивший в Осирисе, вот Осирис, почивший в Ра». В гл. 17 Книги Мертвых написано: «Я — вчерашний день. Я знаю день завтрашний. Что это такое? Осирис — вчерашний день, Ра — завтрашний» [Липинская, Марциняк, 1983, с. 80]. Таким образом, оба бога, противопоставляясь друг другу, составляют пару, связанную вместе [Ассман, 1975, с. 124]. Время выступает здесь как бесконечно совершающийся цикл чередования восходов и закатов, дня и ночи, жизни и смерти, где умирание ведет к возрождению в жизнь новую. Время, обозначавшееся словом нехех, олицетворял Ра. Применительно к космогоническому смыслу нехех содержит в себе гармонию строения Вселенной. Выражением мирового порядка является богиня Маат, которая, считаясь дочерью Ра, включалась тем самым в солярную теологию [Тарасенко, 2002, с. 248].

Оба эти понятия — nHH и Dt — означали время, в котором бытие протекает. Бытие и время связаны между собой, если речь идет о мифологическом времени и мифологическом пространстве бытия, когда мир населяли боги, и вечность мыслилась как время бытия богов. Уточнение египетского понимания вечности можно найти в работе известного немецкого египтолога Э. Хорунга, специально посвященной этой проблеме [Hornung, 1965, S. 334—336].

Египтянам было свойственно конкретизировать вечность и время. Время у них олицетворял бог Хех. Они связывали его с числом «миллион» — безмерно большим в их представлении; в пожеланиях многолетия встречается выражение «миллион лет», символизирующее жизнь вечную. Хех обычно изображался в виде коленопреклоненной фигуры с пальмовой ветвью в руке, на которой нанесены зарубки, символизирующие отсчет времени (рис. 2). Его изображение часто помещалось в качестве застежки царских пекторалей, располагаясь на тыльной стороне вместе с картушем фараона (пектораль Сенсусерта II из Лахуна). На этой пекторали под левым локтем бога Хеха можно разглядеть лягушку, которая также символизировала число «миллион» [Lurker, 1980, р. 61]. Кроме того, лягушка как амулет считалась подательницей плодовитости и воскрешения, а потому также ассоциировалась с представлением о вечной жизни в ее земном и потустороннем бытии.

Змей и лягушка в египетской мифологии связывались с актом творения мира. Бог Нун, согласно Гермопольской версии происхождения мира, вместе с супругой Наунет составляли первую пару богов, входивших в Великую Восьмерку, изображавшихся в виде существ с головами лягушек и змей.

Рис. 2. Бог времени Хех — застежка пекторали фараона XII династии Сенусерта II. Среднее царство. Метрополитен музей. Нью-Йорк.

Сам бог Хех изображается значительно реже. Его иконография единообразна и образ не выходит за пределы произведений малых форм. На мумии фараона Тутанхамона обнаружено несколько пекторалей, драгоценных не только по материалу, но и по совершенству исполнения. На пекторали царя изображение бога Хеха замыкает цепочку со спины; бог времени поддерживает картуш с именем фараона, тем самым приобщая его к жизни вечной.

У египтян существовала также эмблема — знак «schen» (шен), бесконечность в ее отвлеченном смысле, понимаемая как вечность. Этот знак изображался в виде кольца, перевязанного внизу узлом. Он является постоянным атрибутом богини Нехбет, изображавшейся в виде птицы — коршуна (или грифа), — которая держит его в своих лапах. На одной из золотых подвесок, найденных на мумии фараона Тутанхамона, знак вечности помещен на голове бога Хеха. Цепочка, к которой прикреплена подвеска, состоит из чередующихся звеньев со знаками долголетия, постоянства, жизни, защиты, что указывает на символический перенос значения этих элементов из сферы временного земного бытия в область вечного существования в потустороннем мире, где они обретают отвлеченный смысл.

Сочетание конкретного и отвлеченного начал наглядно передается магическими статуями и статуэтками, сопровождавшими покойного в вечной жизни и помещавшимися в гробницах; позы и жесты фигур показывают, как египтяне понимали равновесие движения и покоя. Канонический тип статуи в виде стоящей фигуры с выставленной вперед левой ногой представляет движение в состоянии покоя — то, что отвечало законам вечного бытия, где момент обращается в бесконечно длящийся процесс. Наиболее ярко это выражено в статуэтке фараона Тутанхамона на ладье. Юный фараон изображается в динамичной позе — ноги раздвинуты в широком шаге, правая рука заносит копье над невидимым противником — предполагается, что Тутанхамон представлен здесь в облике Хора, а его противником является Сет, принявший вид крокодила, над которым занесено копье. Но ни копье не будет пущено, ни шаг не будет реализован в движении, поскольку в этой композиции действуют мифологическое время и пространство, которые, будучи перенесенными в вечность, теряют конкретные формы воплощения: здесь показана потенция движения, а не оно само.

Б.Б. Пиотровский предполагает две версии толкования этого памятника: первая совпадает с изложенной выше; вторая восходит к сюжету мифа о Хоре Бехдетском, выступившем защитником бога Ра от нападения крокодила или гиппопотама во время его плавания по небесному Нилу [Пиотровский, 1973]. В пользу такого сюжетного прочтения мифа говорят атрибуты в руках Тутанхамона (Хора) — гарпун и веревка. Однако следует подчеркнуть, что законы изобразительного искусства сосредоточивают все внимание на самом образе, опуская второстепенные элементы повествовательного характера. Тем самым образ наделяется символическим смыслом и обретает способность вневременного пребывания в инобытии, неся в себе религиозный подтекст, а не являясь сюжетным персонажем. Таким путем единично происходившее событие мифологической истории превращается в со-бытиё.

В вере египтян в посмертное бытие человека религия и мифология близко соприкасаются. Залогом вечного блаженства в мире потустороннем служит оправдание покойного на судилище Осириса. В «Текстах пирамид» содержится указание на связь представлений о воскрешении с солярной доктриной. Поскольку они несут в себе запись ритуала, совершаемого с целью оживления умершего фараона, первая часть этого действа связана с духовным воскрешением; вторая — с телесным. После смерти душа покойного отлетает на небо, стремясь воссоединиться с источником жизни — солнцем Ра, пребывая с ним в его ладье или как представлялось — в «небесном оке». Однако для этого нужно было одолеть препятствия, чинимые злым Сетом, в свое время умертвившим родного брата Осириса, а теперь стремящимся помешать покойному фараону обрести возможность воскрешения. Дух покойного, воспаряющий к солнцу, олицетворялся у египтян субстанцией ба. Ба составляло жизненную суть человеческого бытия, некую незримую основу его существования, от которой зависело воскрешение к вечной жизни. Слово ба не переводимо ни на один язык; оно могло употребляться и как синоним слову бог. Ба для египтян — сущностный символ вечного бытия в его наивысшем проявлении сакральности, а потому и не получивший конкретной формы воплощения.

Иконографически ба изображалось в виде птицы с головой человека, при этом лицо никогда не конкретизировалось, а передавалось отвлеченно. Этим достигалось то, что ба везде сохраняло свою субстанциональную функцию, являясь незримым и вероятно до конца непостижимым в своей божественности.

Пребывание духовной энергии в скульптурном портрете находит выражение в магической силе образов, передающей устремленность в вечность, в сочетании магической силы и жизненной правды. Всякий портрет, и египетский в том числе, предназначался для узнавания. Но в силу ритуальной специфики древнеегипетского скульптурного портрета «узнать» себя в своем пластическом подобии должна была духовная жизненная сущность ка, являвшаяся Двойником, «личностью» человека [Большаков, 2001, с. 25 и ел.]. Вместе с рождением человека рождался и его ка, но, в отличие от него самого, ка менее проявлен. Чтобы придать ему некую осязаемую форму, египтяне создавали статуи; некоторые из них имели конкретное воплощение, будучи отмеченными атрибутом рук, согнутых в локте (иероглиф ка), и помещенных на голове статуи (статуи ка фараона Хора) (рис. 3). Таким образом, изображение ка и его духовная природа оказываются неразрывно связанными, и посредством ка человеку обеспечивается жизнь вечная. Присутствие ка в статуе, как считали египтяне, в подлинном смысле слова одухотворяло ее. Следовательно, ка существует в двух ипостасях — рождаясь сначала вместе с человеком, а затем обретая себя в статуе, — чему сопутствовали соответствующие магические ритуалы. В скульптурном изображении ка зримо проявлен. По всей видимости, и сам творческий процесс мастера мог одухотворяться духовной энергией ка, ибо мастер знал, что перед ним встает ответственность — обеспечить своим исполнением вечное существование покойному в загробном мире, подобно тому, как и древний иконописец понимал божественную сущность возложенной на него задачи.

Рис. 3. Статуя ка фараона Хора (фрагмент). Среднее царство, XII династия. Дерево. Египетский музей. Каир.

Ка, обитающий в гробнице, это целый мир — Двойник. При посредничестве ка события реальной земной, временной жизни переносятся в бытие вечной. Однако, как отмечает А.О. Большаков, мир Двойника, являясь копией мира земного, точной во многих деталях, не служит копией полной [Большаков, 2001, с. 203 и ел.]. В рельефах и росписях гробниц египтяне отбирали те сюжеты, которые оказывались благоприятными для покойного, тем самым внося в строй загробного бытия некий праздничный аккорд. Так «обитание» ка в изображении придает ему бессмертие духовное, а изображение делает ка сущим телесно, т.е. явленным.

Связь ка с его изображением прослеживается еще со времени Древнего царства (XXVII—XXIII вв. до н.э.), и упование на жизнь вечную во многом зависело от него. Отсюда стремление к сохранности изображений, обретавших сакральный смысл. Изображение владельца гробницы, помещавшееся в нише ложной двери, через которую мог входить покойный, принимая жертвенные приношения, символически стоя­ло на границе временного и пространственного бытия. Ритуал жертвоприношений совершавшийся перед изображением покойного, отвечал представлениям о том, что ка обладал способностью поглощать пищу. В этой связи возникает вопрос: в какой мере египтяне считали изображения живыми? При этом они не могли не осознавать рукотворность статуй и мертвую природу материала. Здесь встает вопрос веры: убежденность в существовании незримого в зримоосязаемом образе и вера в мудрость, передаваемую веками.

Вера в вечную жизнь в загробном мире сложилась у египтян задолго до государственного образования, на рубеже 5—6 тысячелетий до н.э. Сначала сооружались отдельные простейшие захоронения, затем появились некрополи. С эпохи Раннего царства (рубеж 4—3 тысячелетия до н.э.) дошли царские захоронения. Некрополи обычно сооружались на западе от поселений; запад (именти) связывался с конкретным понятием. В планировке гробниц запад символизировал потусторонний мир и не всегда совпадал с географической ориентацией. В западной стороне помещалась погребальная камера, в которой стоял саркофаг с телом умершего.

С III династии Древнего царства (XXVII в. до н.э.) стали возводиться пирамиды, сначала ступенчатые, затем еще не приобретшие строго геометрической формы пирамиды IV династии, в период расцвета которой был создан ансамбль классических пирамид в Гизе. Тайны пирамид до сих пор еще окончательно не разгаданы. Ученые расходятся во мнениях по поводу предназначения этих сооружений. Согласно установившейся точке зрения, пирамиды являлись гробницами, но тогда возникает вопрос для чего фараону Снофру, основателю IV династии, понадобилось сооружать три пирамиды — одну в Медуме и две в Дашуре? Сами древние египтяне избегали упоминаний о пирамидах — у них даже не существовало слова, обозначающего пирамиды в собирательном смысле. Каждая из них имела свое название, Великая пирамида Хеопса (Хуфу) называлась «Горизонт Хуфу». Она и по сей день продолжает будоражить умы исследователей, ее изучение ведется современными научными и техническими средствами: с привлечением математики, астрономии, а также электроники.

В марте 1993 г. инженер Рудольф Гантенбринк послал в южную камеру пирамиды Хеопса управляемого робота. Система расположения погребальных камер внутри пирамиды давно вызывала вопросы. С какой целью сооружались шахты под пирамидой и в самом ее теле, соединенные коридорами и расположенные на разных уровнях? Только в одной камере стоит пустой гранитный саркофаг без крышки. Робот на полпути своего следования прислал видеоизображение, на котором была заметна дверь. За ней оказалась пустота. Камера, запечатанная с двух сторон, не могла подвергнуться разграблению. Это навело на мысль, что она не предназначалась для погребения, а следовательно, и сама пирамида не была лишь усыпальницей.

Шахтами интересовались ученые и ранее, измеряя углы, их направления и ориентацию по звездам. Ученые пришли к единодушному мнению, что пирамида Хуфу предполагала магическую связь не только с солнцем, но и со звездами [Померанцева, 1973, с. 228—230]. Совершенство геометрической формы, точность математических соотношений и ориентация на полюс мира — α созвездия Дракона — отвечали предназначению пирамиды: способствовать усопшему фараону вознестись на небо и воплотиться духом в звезду.

Новейшие исследования американских ученых Р. Бьювэла и Э. Джильберта принесли ошеломляющие результаты [Бьювэл, Джильберт, 1998, с. 15, 16]. Р. Бьювэл доказал, что южная шахта камеры фараона направлена на пояс созвездия Орион, который у египтян ассоциировался с богом Осирисом, а шахта камеры царицы, та, которая находилась за запечатанной дверью, обнаруженной роботом, ориентирована на Сириус — звезду богини Исиды, супруги Осириса (рис. 4). Египтяне заметили, что появление звезды Сириус (егип. Сопдет, греч. Сотис) перед восходом солнца предвещало разлив Нила; это служило для них опорным моментом при составлении календаря. Согласно преданию, они приписывали разлив Нила слезам, пролитым Исидой, оплакивавшей Осириса. Прочтение мифа на современном этапе заставляет ученых задуматься о многом, сопоставляя данные легендарной и фактической истории.

Рис. 4. Размещение верхних камер пирамиды Хеопса — в разрезе (по Р. Бьювэлу и Э. Джильберту).

Путь к разгадке тайн звездной ориентации Великой пирамиды занял у Р. Бьювэла более 20 лет. Будучи командированным в Судан, он познакомился там с легендой, распространенной среди племени дагонов. Жрецы этого племени раз в 60 лет совершали религиозную церемонию, связанную с поклонением звезде Сириус. Церемония сопровождалась танцами ритуального характера. Сириус назывался у них «собачьей звездой», так как находился в созвездии Большого Пса, прямо под Орионом [Temple, 1981]. Ученые, исследовавшие племя дагонов, натолкнулись на одно интересное известие о том, что дагоны знали не только звезду Сириус, но и вторую звезду, называемую «белым карликом», — Сириус Б, которую в настоящее время ученые могут наблюдать только через мощные телескопы. Дагоны считали сведения об этой звезде сакральными и хранили их в культовых масках, возраст которых насчитывал несколько столетий. Поскольку дагоны до того, как обосноваться в Судане, обитали в других местах, Р. Темпл стал искать в Древнем Египте разгадку знаний дагонов. Идя по следам ученого, Р. Бьювэл решил заняться этим вопросом. Трудность состояла в том, что древние египтяне считали свои знания сакральными, и они были доступны лишь посвященным. У египтян Сириус считался священной звездой, предвещавшей разлив Нила, а кроме того с этой звездой связывался бог Анубис, изображавшийся в облике шакала.

Созвездие Орион олицетворялось у египтян изображением бога Саху [Neugebauer, Parker, p. 25], который представлялся в виде мужской фигуры, держащей в руках скипетр и знак жизни анх (рис. 5). Египтяне считали, что бог Саху пересекает небо, плывя в ладье. Три звезды, расположенные одна на уровне его пояса, две другие — на уровне колен, ассоциировались в представлении египтян с поясом созвездия Ориона [Glanville, 1942, р. 32].

Рис. 5. Саху-Орион в сопровождении Сотис-Сириуса с тремя звездами.

Более близкую аналогию с древнеегипетскими текстами прослеживает английский египтолог А. Гардинер, подробно исследовавший текст папируса Весткар, содержащий сказку «Фараон Хуфу и чародеи» [Gardiner, 1925]. Ученый усмотрел в тексте папируса, наряду с фантастическими сюжетами, глубокий сокровенный смысл, имеющий отношение к научному исследованию вопроса об ориентации потайной камеры пирамиды Хеопса (Хуфу). Дело в том, что фараон давно добивался знаний священных чисел тайного святилища бога письма, счета и мудрости Тота. Тайной этих чисел владел мудрец и чародей Джеди, которого старший сын царя привел к нему, чтобы развлечь отца. Хеопсу же нужно было знать полные числа (ipwt и writ) для сооружения своей гробницы — вспомним, что она называлась «Горизонт Хуфу».

Слово writ означало сооружение, строение; слово ipwt — нечто закрытое, запечатанное. В диалоге фараона с Джеди царь спрашивает чародея: ведает ли он планами тайных покоев святилища Тота, на что Джеди отвечает, что знает лишь, где они хранятся [Кацнельсон, 1956, с. 46 и ел.]. Обращаясь далее к исследованию А. Гардинера, увидим, что фараон возжелал соорудить свой «Горизонт» согласно плану святилища Тота, для чего ему нужно было знать число потайных камер. В ответе чародея Джеди упомянуто «Хранилище архивов», находящееся в Гелеополе (древнеегипетский Он), где хранится кремневый ларец, а в нем записи чисел, по которым составлены планы. Только благодаря проницательности ученого А. Гардинера, оказалось возможным за фантастическим сюжетом разгадать сакральный смысл повествования [Gardiner, 1925, №7, 5—8].

Что касается наименования пирамиды Хеопса «Горизонт Хуфу», можно предположить, что оно могло быть объяснено появлением на горизонте третьей звезды в созвездии Ориона, а угол наклона фасной грани пирамиды в 63°26′ мог быть рассчитан соответственно углу между точкой восхода солнца (по азимуту) и линией наклона к меридиану луча от звезды созвездия а Дракона в момент ее максимального подъема.

«Тексты пирамид» V—VI династии свидетельствуют, что воскрешенный фараон приобщается к богам, становясь одной из ярких звезд, в которую воплощается его дух. В обращении к умершему царю говорится: «Ты обретаешь свое место на небе между звездами, ибо ты единственная звезда, носитель Ху» (Орион?) [Руг., 251]. В «Текстах пирамид» фараона V династии Унаса есть строки: «Ра-Атум! Это Унас пришел к тебе, неуничтожаемый дух» [Руг., 167].

Картину космогонических представлений рисуют тексты «Карлсбергского папируса», относящиеся ко времени Рамессидов (ок. 1312—1150 гг. до н.э.) и являющиеся оттиском с плафона и стен гробницы фараона Сети I. Они дают довольно полное представление о переходе души покойного в звездную душу мира Дуат. Специалисты по древнеегипетской астрономии, известные немецкие ученые О. Нейгебауэр и Р. Паркер, сопоставляя данные текстов с законами астрономии, заметили, что после прохождения линии меридиана звезда достигает западного горизонта и спустя три месяца, ко времени заката, становится невидимой (т.е. входящей в Дуат) на 70 дней. По их наблюдению в тот же период скрывается и Сириус. После истечения этого срока звезда, вновь рождаясь на востоке, возвращается из Дуата и странствует по небу с востока на запад на протяжении 80 дней. Тогда она видна на рассвете перед восходом солнца. 120 дней звезду можно было видеть на меридиональной линии после заката. Звезды представлялись египтянам помещенными на теле богини Нут в ее ипостаси в виде женской фигуры, перекинувшейся через небосвод, касающейся ногами восточного горизонта. 70 дней звезда находилась в Дуате, столько же дней занимало бальзамирование тела покойного и столько же звезд размещалось на фигуре Нут [Nenge-bauer, Parker, p. 73]. Ученые рассчитали, что душа умершего входит в Дуат на севере, около полюса, и попадает во чрево небесной богини в тот день, когда звезда на восходе солнца находится на линии меридиана. Весь цикл составляет 90 + 120 + 70 = 280 дней (около девяти месяцев), когда душа рождается во звезде.

Исследователи связывают процесс трансформации духа умершего в загробном мире Дуат с движением Сириуса и Ориона — пары богов, олицетворяющих Исиду и Осириса. Эти верования могли сложиться уже к эпохе строительства пирамид, но поскольку перевоплощение душ в звезды считалось в то время только привилегией фараона и царицы, то эта область религии сакрализировалась и не получила такого отражения в текстах и росписях, как в эпоху Нового царства. Ориентация по сторонам света определяла временной цикл: начало его связывалось с югом, запад представлялся умиранием, восток — возрождением. Север концентрировал в себе энергию всего цикла, оттуда шла космическая нить, связывающая все сферы бытия. На плафоне погребального зала гробницы фараона Сети I в Долине царей (Фивы) представлена роспись с символическим изображением зодиакальных созвездий. В центре — стоящий бык, который олицетворял тельца. К нему протянуты нити-канаты, которые держат божество с солнечным диском на голове. Богиня Тауэрт изображена в виде самки гиппопотама, символизирующей плодородие — вынашивание плода во чреве. Она олицетворяла, по всей видимости, созвездие Дракона. Около нее стоит сокологоловый бог Дунануи, который держит на плечах «коромысло весов» — символ равновесия мира.

В формировании египетских религиозных представлений важную роль играло небо. Оно являлось посредником, с помощью которого наглядно осуществлялся перенос абстрактных понятий в зримый образ. Небесные светила и созвездия олицетворялись живыми существами. Организация мирового порядка была той основой, на которой воссоздавались модели в земных измерениях — это храмы, а ранее — пирамиды. Если храмы были местом общения с богами посредством ритуала, то пирамиды являлись местом обитания духа умершего, куда доступа живым не было.

Египтяне впервые пришли к мысли, что воскрешение возможно через смерть, предшествующую ему. Воскрешение несло в себе преобразование, когда покойный, воскресший к вечной жизни, становился воплощенным Осирисом в новой обожествленной сущности. Тема вечной жизни — это борьба со смертью, которая мыслилась как враждебная, разрушительная сила, и победа над ней составляла основную сущность древнеегипетской религии.

Литература

  • Апокалипсис — Откровение Св. Иоанна Богослова.
  • Большаков А.О. Человек и его двойник. СПб., 2001.
  • Бьювэл Р., Джильберт Э. Секреты пирамид. М., 1998.
  • Геродот. II, 123.
  • Иванов В. Собрание сочинений. В 4-х томах. Т. 3. Брюссель, 1979.
  • Кацнельсон И.С, Мендельсон Ф.А. Переводы сказок и повестей Древнего Египта. М., 1956.
  • Липинская Я., Марциняк М. Мифология Древнего Египта. М., 1983.
  • Пиотровский Б.Б. Сокровища гробницы Тутанхамона. Каталог выставки. № 8. М., 1973.
  • Померанцева Н.А. Искусство Древнего Египта // Искусство Древнего Востока. Малая история искусств. М., 1976.
  • СТ «Тексты сархофагов, IV».
  • Тарасенко Н.А. Космография Вечности в Древнем Египте (К интерпретации одной виньетки Книги Мертвых) // Культурное наследие Египта и Христианский Восток. М.. 2002.
  • Assmann J. Zeit und Ewigkeit im alten Agypten. Ein Beitrag zur Geschichte der Ewigkeit // Abhandlungen der Heidelberger. Academie der Wifknschaften. Ph.-Hist. Heidelberg, 1975.
  • Budge W. The Chapters of Coming Forth by Day or the Theban Resention of the Book of the Dead. Vol. III. L., 1910.
  • Erman A. Marchen des Papyrus Westcar. В., 1890.
  • Gardiner A. Hymns to Anion from a Leiden Papyrus // Zeitschrift fiir Agyptische Sprache und Altertumskunde. Bd. XLII. В., 1905.
  • Gardiner A. Westcar Papirus // Journal of Egyptian Archaeology. 1925.№ 11.
  • Glanville S.R.K. The Legacy of Egypt. Oxford, 1942.
  • Hornung E. Zum agyptische Ewigkeitsbegriff// Forschungen und Fortschritte. В., 1965.
  • Lurker M. The Gods and Symbols of Ancient Egypt. N.Y., 1980.
  • Neugebauer O., Parker R.A. Egyptian Astronomical Texts. T. I. L., 1964.
  • Piankoff A. Le Livre des Quererts. P., 1946.
  • Temple R.K.G. The Sirius Mystery. L., 1981.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

s30556663155.mirtesen.ru

Культ загробной жизни в Древнем Египте

Древние египтяне придавали гигантское значение смерти человека и его переходу в мир иной. Ведь если умерший отличался благочестивой жизнью и успешно проходил все испытания в загробном мире, включая суд во главе со старшими богами, то его дух навсегда сливался с самой бесконечностью…

Культ загробной жизни в Древнем Египте складывался на протяжении тысяч лет, и в итоге стал одним из столпов этой величественной цивилизации. Разумеется, не стоит думать, будто бы всю свою жизнь египтяне ожидали «билета» на тот свет и мечтали о дне, когда они наконец освободятся от тягот земного существования. Просто они твердо верили, что смерть в этом мире — это возрождение в мире мертвых.

На семи уровнях

Согласно древнеегипетским религиозным воззрениям, человек являлся сложным существом, которое существовало на нескольких уровнях бытия одновременно. Они называли эти уровни оболочками, и у всех людей их было по семь: Сах, Ка, Ба, три Эб и Ах. Сах — это плотное физическое тело. Ка — энергетическая составляющая человека, его эфирная копия. Ба — жизненная сила, состоящая из эмоций и чувств. Эб-сознание находилось в сердце и являлось источником и хранителем всех мыслей, как плохих, так и хороших. 

Да-да, не удивляйтесь, египтяне думали сердцем, а не мозгом, как современные люди. Эб-сверхсознание — в задачу этой оболочки входил сбор всех данных о человеке и его текущей жизни, для дальнейшей передачи в будущие инкарнации. Эб-самосознание предназначалось для анализа и исправления ошибок, чтобы никогда их больше не повторять и не наступать на одни и те же грабли снова и снова. И наконец, Ах — божественная искра, вдыхающая жизнь в каждое живое существо.

Все семь оболочек были взаимосвязаны между собой, и потеря любой из них грозила невозможностью освобождения души из замкнутого круга инкарнаций. Самой хрупкой оболочкой, как вы, наверное, уже догадались, было физическое тело Сах. Если тело усопшего получало повреждения, то не видать было его духу вечной жизни, как ушей своих.

Канопы (сосуды) для печени, легких, кишечника и желудка

Вообще, традиция сохранять тела зародилась у предков египтян еще в глубокой древности. Возможно, причины кроются в традиции сильной привязанности по отношению к своим соплеменникам. В самом начале людей хоронили в обычных ямах, придавая им позу эмбриона. Благодаря климату пустыни тела быстро усыхали и сохранялись на долгие годы, не подвергаясь серьезному гниению. 

Позже, стремясь предотвратить разрытие могил пустынными животными, усопших стали хоронить в специальных сосудах и гробах или же покрывали кирпичами и циновками. Как результат таких мер, тела, изолированные от высушивающего эффекта песка, стали быстро разлагаться. Появилась острая необходимость в новом методе по консервации трупов.

В руках бальзамировщиков

В середине III тысячелетия до нашей эры появилась практика мумификации, которая, постоянно улучшаясь, широко применялась вплоть до начала эллинистического периода (323 год до нашей эры). Египтологи и поныне спорят обо всех деталях техники по сохранению тела, здесь мы рассмотрим классический способ, который, согласно легенде, был использован при бальзамировании останков Осириса, выполненном Анубисом, позже ставшим покровителем мумификации и погребальных обрядов.

Первым делом бальзамировщики специальным железным крюком удаляли головной мозг, для этого крюк просовывали в носовые отверстия. Разумеется, весь мозг таким образом было не удалить, и приходилось использовать кислоты для растворения остатков. После этого через разрез в области паха удаляли внутренние органы и помещали их в четыре сосуда, называвшихся канолами. 

Каждая канопа имела свое имя (по именам четырех сыновей Гора) и предназначалась для отдельного органа. Канопа Амсет (Имеет), с головой человека, была для печени, Хапи (обезьяна) — для легких, Дуамутеф (шакал) — для желудка, и Кебехсенуф (сокол) — для кишечника. Сердце не трогали, так как оно должно было понадобиться покойному на загробном суде.

Очищенную полость тщательно мыли два раза — сначала пальмовым вином, затем тертыми благовониями. После чего заполняли все теми же благовониями и плотно зашивали. В конце тело опускалось в особый раствор натриевых солей на 70 суток. Когда этот период истекал, тело доставали, сушили и заворачивали в особую тонковолокнистую ткань — виссон, которую получали путем выбелки льняного полотна. Между слоями материи бальзамировщики были обязаны положить амулеты — око Уаджет , и скарабея. Без этих священных амулетов покойный не мог воскреснуть в загробном мире.

Наконец, тело выдавалось родным покойного, которые помещали его в деревянный саркофаг и относили в усыпальницу, туда же они постоянно приносили еду, чтобы его дух не умер с голоду.

Самый справедливый суд

На время, пока проходила мумификация и выполнялись все обряды, остальные шесть оболочек покидали тело. Когда саркофаг с мумией помещали в склеп, все оболочки воссоединялись с Сах, и происходило воскрешение покойного в загробном мире. Отсюда, собственно, и начинался долгий и тернистый путь души к истинной свободе.

На этом пути усопший должен был пройти через всю страну мертвых, пересечь множество преград, выдержать суровые испытания и не быть съеденным полчищами демонов и монстров, поджидающих его за каждым углом. Чтобы благополучно миновать все трудности и опасности пути и достичь места проведения суда, было необходимо знать тысячи молитв и заклятий. 

При этом каждый текст нужно было зачитывать в строгой последовательности и с определенной интонацией. Малейшая ошибка грозила провалом. Чтобы этого не произошло, всем умершим в саркофаг клали Книгу мертвых. Эта книга представляет собой сборник ранее разрозненных заупокойных текстов. Она состоит из четырех частей: гимны богам, обращения умершего к духам и богам, заклинания, амулеты и обереги. Без точного знания ее содержимого у усопшего не было практически никаких шансов на преодоление всех препятствий. 

Например, в книге есть заклинания для вызова специальных духов-помощников ушебти, которые выполняли за усопшего всю тяжелую и грязную  работу. Гораздо позже в арабской мифологии эти духи стали называться джиннами, исполнявшими любые желания своих хозяев.

Если всем оболочкам удавалось преодолеть все преграды, то они достигали главной цели своего путешествия — Великого Чертога Двух Истин, места проведения загробного суда. Войдя в зал суда, умерший представлялся и приветствовал Великий и Малый Сонмы богов. В Великий Сонм богов входили 12 богов, почитаемых во всем Египте: Геб, Нут, Гор, Ра, Исида, Сет, Тефнут, Ху, Нефти-да, Хатхор, Шу и Сиа. Малый Сонм состоял из 42 богов -покровителей 42 областей Древнего Египта.

Умерший начинал зачитывать 42 греха и сразу же отрекался от них, одновременно с этим Анубис проводил взвешивание его сердца, вместилища четвертой оболочки (Эб-сознание), на Весах Двух Истин. На одну чашу клали перо или статуэтку богини справедливости Маат, а на другую — сердце. Рядом стоял бог Тот, который записывал результат.

Если сердце перевешивало, то это значило, что умерший лжет, и его Эб-сознание подлежало съедению чудовищем Амат, выглядевшим спереди как крокодил, посередине как лев, а сзади — как гиппопотам. Пожирание сердца обрекало несчастного на возврат к земным воплощениям.

Если же весы уравнивались, то умершего признавали праведником и отправляли прямиком к престолу Осириса в Храм Двух Истин. Гор подводил его к Осирису, и умерший был обязан произнести речь перед самим повелителем загробного мира. Выслушав умершего, Осирис отправлял его в Обитель Вечного Блаженства (или Поле Удовлетворения). Эта Обитель находилась в Солнце. Ведь светило — это источник божественной энергии, творящей видимый мир, и оттуда на Землю пришли все души. Таким образом, души возвращались к месту своего рождения.

Однако здесь стоит отметить, что подобная концепция о вечном блаженстве была продуктом тысяч лет духовных поисков египетских жрецов. Простой и темный народ в своей массе был далек от такого абстрактного представления о рае. Они воображали себе, как будут ходить в прекрасных одеждах, есть восхитительную пищу, пить грудное молоко богинь, предаваться любовным утехам, а на их собственных полях будут трудиться сотни послушных работников, готовых выполнить любую их прихоть.

Адилет УРАИМОВ

oursociety.ru

Древний Египет | О фараонах Древнего Египта

Фараон играл в жизни египтян особую роль. Это слово нельзя перевести как царь, король или император. Фараон был верховным правителем и одновременно верховным жрецом. Фараон был богом на земле и богом после смерти. К нему относились как к богу. Его имя не произносилось всуе. Сам термин «фараон» появился из словосочетания двух египетских слов пер — аа, что означало дом великий. Так говорили о фараоне иносказательно, чтобы не называть его по имени.

По верованиям египтян первым фараоном был сам бог Ра. За ним правили другие боги. Позже на престоле появляется сын Осириса и Исиды, бог Хор. Хор считался прообразом всех египетских фараонов, а сами фараоны его земным воплошением. Каждый реальный фараон считался потомком и Ра и Хора.

Полное имя фараона состояло из пяти частей, так называемая титулатура. Первой частью титулатуры было имя фараона как воплошение бога Хора. Второй частью было имя фараона как воплошения двух владычиц — богини Верхнего Египта Нехбет (изображалась в образе коршуна) и богини Нижнего Египта Уаджет (в образе кобры). Иногда здесь добавлялось «устойчивое явление Ра». Третьей частью имени было имя фараона как «золотого Хора. В четвертую часть входило личное имя царя Верхнего и Нижнего Египта. К примеру личное имя фараона Тутмоса 3 было Мен — Хепер — Ра. И наконец пятой частью титулатуры было то, что можно примерно перевести как отчество. Оно предварялось словами «сын Ра», а затем следовало второе имя фараона, например Тутмос — Нефер — Хепер. Именно оно обычно и служило официальным именем фараона.

Также считалось, что фараоны появляются от брака царицы, жены фараона с каким — либо божеством. Родство в династии фараонов велось по материнской линии.

Правили не только мужчины — фараоны. В истории известна царица Хатшепсут. Во всех египетских храмах живого фараона воспевали как бога, молились за его здравие и благополучие. С молитвами к богам обращался и сам фараон. В представлении самих египтян фараон представлялся как богочеловек. Считалось, что между богами и фараонами существовал нерушимый договор, согласно которому боги даровали фараону долголетие, личное благополучие и процветание государства, а фараон со своей стороны обеспечивал богам соблюдение культа, строительство храмов и тому подобное. Единственный из смертных он имел доступ к богам.

Иногда фараон лично участвовал в начале земледельческих работ, что носило священный характер. Он бросал в Нил свиток с приказом начать разлив, он начинает подготовку почвы для посева, первым срезает первый сноп на празднике жатвы и возносит благодарственную жертву богине урожая Рененут. В Египте постоянно велась борьба за престол Верхнего и Нижнего Египта. Важную роль в ней играли жрецы. Иногда они основывали новую династию фараонов. Часто фараоны были марионетками в руках верховного жреца. Борьба шла почти без перерыва. При ослаблении государства сразу подымали голову сепаратистские настроения во различных областях Египта.

Фараон — это сын бога. Его главная обязанность — приносить дары богам и строить им храмы. Рамсес III так обращался к богам: «Я ваш сын, сотворенный вашими руками… Вы сотворили для меня совершенство на земле. Я исполню свой долг с миром. Сердце мое без устали ищет, что нужно сделать для ваших святилищ». Далее Рамсес III рассказывает, какие храмы он построил, а какие восстановил. Каждый фараон строил себе гробницу — пирамиду. Фараон также назначал наместников номов (номархов), главных чиновников, главного жреца Амона. Во время войны фараон возглавлял войско. По традиции из дальних походов фараоны привозили неизвестные египтянам деревья и кустарники. Огромное внимание фараоны уделяли сооружению оросительных систем и лично следили за строительством каналов.

Награды лучшим

Фараоны ценили и всячески поощряли своих военачальников и чиновников, служивших главной опорой их власти и могущества и добывавших им богатства. После похода отличившимся раздавались награды. Иногда вознаграждение получал один человек. В честь победы устраивалось большое празднество. Роскошные подарки раскладывались на столах. На торжество допускалась только высшая знать.

Коронация

Ритуал коронации фараонов был подчинен установленным правилам. Но вместе с тем существовали некоторые различия в зависимости от дня проведения ритуала. Это зависело от того, какому богу был посвящен день коронации.

Например, коронация Рамсеса III проходила в праздник бога Мина — владыки пустыни и плодородия. Сам фараон возглавлял торжественную процессию. Он появился в кресле, которое несли на носилках царские сыновья и высшие чиновники, что считалось великой честью. Перед носилками шел старший сын, наследник. Жрецы несли курильницу с благовониями. Свиток в руках одного из жрецов представлял программу праздника. Подойдя к жилищу Мина, фараон совершил обряд воскурения и возлияния. Затем появилась царица. Рядом с нею шел белый бык с солнечным диском между рогами — символическое олицетворение бога. Его также окуривали благовониями. Процессия исполняла гимны. Жрецы несли деревянные статуи различных фараонов. Запрещено было «появляться» на празднике только одному из них — вероотступнику Эхнатону. Фараон направил четыре стрелы в каждую из сторон света: тем самым он символически поразил всех своих врагов. Под пение гимнов церемония подходит к заключительной стадии: правитель благодарит Мина и приносит ему дары. Затем процессия удалилась во дворец фараона.

Личная жизнь фараона

Отношение к женам и семьям у фараонов было разным. Например, Эхнатон почти не покидал свой дворец. Он нежно любил свою жену, мать и дочерей. До нас дошли рельефы, запечатлевшие его семью во время прогулок. Они вместе ходили в храм, вся семья принимала участие даже в приемах иноземных послов. Если у Эхнатона была одна жена, то у Рамзеса II их было пять, и все они носили титул «великой царской супруги». Учитывая, что этот фараон правил 67 лет, это не так уж и много. Однако, кроме официальных жен, он имел еще немало наложниц. От тех и других у него осталось 162 отпрыска.

Жилище вечности

Какими бы важными ни были житейские заботы, фараон заранее должен был подумать, каким будет его жилище вечности. Постройка даже небольшой пирамиды была непростым делом. Гранитные или алебастровые блоки, пригодные для этого, были только в двух местах — на плато Гиза и Саккара. Позже для упокоения фараонов в фиванских горах стали вырубать целые залы, соединявшиеся переходами. Главным в погребальной церемонии считался саркофаг. Фараон лично посещал мастерскую, где для него изготавливали саркофаг, и придирчиво наблюдал за работой. Он заботился не только о месте захоронения, но и о предметах, которые будут сопровождать его в загробном царстве. Богатство и разнообразие утвари поражает. Ведь и в мире Осириса фараон должен был продолжать привычную жизнь.

Похороны фараона

Похороны фараона представляли особенное зрелище. Родственники рыдали и горестно заламывали руки. Несомненно, они искренне скорбели по ушедшему. Но считалось, что этого мало. Специально приглашались профессиональные плакальщики и плакальщицы, которые были прекрасными актерами. Вымазав лицо илом и обнажившись до пояса, они разрывали на себе одежды, рыдали, стонали и били себя по голове.

Погребальная процессия символизировала переселение из одного дома в другой. В мире ином фараон не должен был ни в чем нуждаться. Впереди процессии несли пирожки, цветы и кувшины с вином. Дальше следовали погребальная мебель, кресла, кровати, а также личные вещи, утварь, ящики, трости и многое другое. Заключала процессию длинная череда драгоценностей. И вот мумия фараона в гробнице. Жена падает на колени и обнимает его руками. А в это время жрецы выполняют важную миссию: они расставляют на столах «тризмы» — хлебцы и кружки с пивом. Затем кладут тесло, тесак в форме страусового пера, муляж бычьей ноги, палитру с двумя завитками на краях: эти предметы нужны, чтобы устранить последствия бальзамирования и дать усопшему возможность двигаться. После исполнения всех обрядов мумия погружается в каменную «могилу», чтобы перейти в лучший мир и вести новую жизнь.


Вернуться к содержанию рубрики Древний Египет

www.mysterylife.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.