cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Житие для детей серафима саровского: Архимандрит Тихон (Шевкунов). Житие преподобного Серафима для детей — Детям о святых — Детская комната — Статьи

Архимандрит Тихон (Шевкунов). Житие преподобного Серафима для детей - Детям о святых - Детская комната - Статьи
Радость моя, стяжи Духа Святого и вокруг тебя спасутся тысячи. В сердце человеческом может вмещаться Царствие Божие. Лишь бы только мы сами любили Его, Отца нашего Небесного, истинно, по-сыновнему. Господь равно слушает и монаха, и мирянина, простого христианина, лишь бы они были православные и любили Бога из глубины душ своих, и имели в Него веру хотя бы с горчишное зерно. Сам Господь говорит: "Все возможно верующему!” Все, о чем бы вы ни попросили у Господа Бога, все восприимите, лишь бы только то было во славу Божию или на пользу ближнего. Но если бы даже и для собственной вашей нужды или пользы вам что-либо было нужно, то и это даже все столь же скоро и благопослушливо Господь Бог изволит послать вам, только бы в том крайняя нужда и необходимость настояла. Ибо любит Господь любящих Его, благ, добр Господь ко всем и прошения боящихся и чтущих Его исполнит, и молитву их услышит.
Преподобный Серафим Саровский

Жил в Курске благочестивый купец Исидор Мошнин со своей женой Агафией. В ночь на 20 июля 1754 года у них родился сын, которого в святом крещении нарекли Прохором. Когда мальчику было всего три года, умер его отец и Агафия стала воспитывать младенца одна. Она сама продолжила и дело мужа: строительство в Курске Божиего храма.

Мальчик подрастал, и скоро мать Прохора поняла, что сын ее – необыкновенный ребенок. Однажды семилетний Прохор забрался на недостроенную колокольню. Вдруг он оступился и упал на землю. Мать в ужасе бросилась к сыну, не ожидая увидеть его живым. Каковы же были изумление и радость Агафий и сбежавшихся соседей, когда оказалось, что мальчик невредим! Так с раннего детства матери и близким было открыто, что Бог чудесным образом хранит Своего избранника.

Но скоро Прохор тяжело заболел. У врачей не было надежды на выздоровление. И вот во время самых тяжких страданий мальчика Сама Божия Матерь в неизреченном сиянии явилась ему. Она ласково утешила маленького страдальца и сказала, что надо потерпеть еще совсем немного и он будет здоров.

На другой день мимо дома, где жил больной Прохор, шел крестный ход: несли великую святыню города Курска и всей России – чудотворную икону Богородицы – Курскую-Коренную. Мать Прохора увидела это из окна. Взяв на руки больного сына, она поспешила вынести его на улицу. Здесь икону пронесли над мальчиком, и с этого дня он начал быстро поправляться.

Прохор не был похож на своих сверстников. Он любил уединение, церковные службы, чтение священных книг. Это было ему совсем не скучно, через молитву перед ним все больше приоткрывался неизведанный и прекрасный духовный мир, в котором царят Божественная любовь и добро.

Учился он хорошо, когда же несколько подрос, стал помогать брату, который по примеру отца занялся торговлей. Но сердце Прохора не лежало к земному. Ни дня он не мог провести без храма и всей душой стремился к Богу, Которого любил всем сердцем, больше всего на свете. Он желал быть с Богом постоянно, и потому ему все сильнее хотелось уйти в монастырь. Наконец он признался в своем желании матери. Как ни тяжело Агафий было расставаться с любимым сыном, но она не препятствовала ему. Когда Прохору исполнилось семнадцать лет, он покинул родной дом, получив материнское благословение – большое медное распятие, которое носил на груди и которым необычайно дорожил всю жизнь.

Теперь перед Прохором встал вопрос: какой монастырь избрать. С этим он направился в Киев к мощам святых первоначальников русского монашества, преподобных Антония и Феодосия. После молитвы ко святым угодникам воля Божия открылась Прохору через старца Досифея, монаха-затворника Киево-Печерского монастыря. "Иди в Саровскую обитель, – сказал Прохору старец. – Там Дух Святой будет вести тебя ко спасению, там ты окончишь свои дни”. Прохор поклонился в ноги затворнику и от всего сердца поблагодарил его.

Накануне великого праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы Прохор, проделав нелегкий путь от Киева до Темниковских лесов, вошел в Саровский монастырь. То было славное монашеское братство, известное своими строгими подвижниками. Здесь юного боголюбца заботливо принял настоятель отец Пахомий. И настоятель и братия искренне полюбили доброго и усердного послушника.

Молитва ко Господу и труд – из них состоит жизнь инока, через них Господь укрепляет дух подвижника, его стремление к высшему горнему миру. Прохор, который в сердце своем твердо решил всего себя отдать Господу, с радостью проходил все самые тяжелые монастырские послушания. Он рубил деревья в лесу, целыми ночами выпекал хлеб для братии, трудился плотником и строителем. Но самое главное, он учился молиться, приучал свой ум и душу возноситься к Богу, чтобы ничто в мире не могло отвлечь от молитвы.

Мудрые люди говорят, что молитва, настоящая молитва к Богу, – самый тяжелый на свете труд. Как ни тяжко порой бывало, но к церковным службам Прохор приходил первым, а покидал храм последним. Душа его стремилась к полному уединению, туда, где ничто не отвлекает от общения с Богом. Однажды он сказал об этом своем желании духовнику, и тот благословил послушника Прохора по временам удаляться в глухой монастырский лес для уединенной молитвы.

С самого начала своего монашеского пути преподобный Серафим твердо решил, что в жизни будет надеяться только на помощь Господа Иисуса Христа и Пречистой Его Матери. Эта вера и надежда послушника Прохора подверглись суровому испытанию: Прохор тяжко занемог и проболел целых три года. Болезнь была так тяжела, что братия уже отчаялась в его выздоровлении. Но Прохор вверил жизнь свою в руки Божий. Когда страдания достигли предела, вновь явилась Пресвятая Богородица и исцелила его.

Через много лет Господь Иисус Христос даровал и самому преподобному Серафиму силу исцеления больных, предвидения будущего, молитвенной помощи несчастным. Но прежде его мужество и верность Богу были испытаны и укреплены в трудностях и искушениях.

Душа его была очищена от всякой нечистоты, помыслов маловерия, сомнения, превозношения над другими, гордости – всего того, что есть в душе каждого человека. Когда позже у преподобного Серафима спрашивали, почему в нынешнее время нет таких великих святых, как прежде, он отвечал, что происходит это потому, что у людей нет решимости полностью довериться Богу и всю надежду свою возложить лишь на Него.

Когда Прохору исполнилось 32 года свершилось то, к чему он стремился долгие годы, – его постригли в монашество. Новое имя, которое он получил, Серафим, означает "пламенный”; действительно, подобно пламени горел его дух к Богу. С еще большей ревностью принялся отец Серафим за монашеские подвиги, и его посвятили в иеродиаконы. В этом служении он провел шесть лет.

Однажды во время литургии, в Великий Четверг, с ним случилось чудесное событие. "Меня озарил свет, – позже рассказывал он, – в коем я увидел Господа Бога нашего Иисуса Христа во славе, сияющего, светлее солнца, неизреченным светом и окруженного Ангелами, Архангелами, Херувимами и Серафимами. От церковных врат Он шел по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и молящихся. Посем Он вступил в местный образ, что близ царских врат. Я же, земля и пепел, удостоился особенного от Него благословения. Сердце мое возрадовалось тогда в сладости любви ко Господу”. После этого видения преподобный Серафим изменился в лице и не мог вымолвить ни слова; его под руки ввели в алтарь, где он два часа простоял неподвижно. Еще суровее стали его подвиги: теперь он по целым ночам проводил в молитве к Богу за весь мир.

Вскоре преподобный Серафим был рукоположен в иеромонаха. А когда ему исполнилось 39 лет, он оставил обитель и поселился в деревянной келлии, которая находилась в густом лесу на берегу реки Саровки, в пяти верстах от монастыря.

Здесь он начал вести особую пустынническую жизнь. Пост его доходил до неимоверной строгости. Пищей его стала лесная трава, которая в изобилии росла около его келлии. Жил и молился преподобный по чину древних пустынножителей. Иногда кто-либо из братии встречал его на пути, в белом простом балахоне, с медным крестом – благословением матери – на груди, с сумкой за плечами, наполненной камнями и песком, а поверх них лежало святое Евангелие. Когда преподобного Серафима спрашивали, зачем он носит на спине такую тяжесть, он отвечал кротко: "Томлю томящего меня”. И те, кто разумели в духовной жизни, догадывались, какая борьба смертной человеческой плоти и бессмертного духа совершается в жизни этого подвижника.

Враг рода человеческого, диавол, желая отвратить преподобного Серафима от подвига, сделал своим орудием злых людей. Однажды преподобный Серафим рубил в лесу дрова. Вдруг перед ним очутилось трое неизвестных. Они набросились на монаха, требуя от него денег.

"К тебе многие приходят и наверняка приносят и золото и серебро!” – "Я ни от кого ничего не беру”, – отвечал им преподобный Серафим. Но они кинулись на него, желая либо получить мнимые сокровища, либо убить подвижника. Преподобный Серафим был очень крепок и силен, к тому же в руках у него был топор, однако, будучи монахом, он не мог никому ответить ударом на удар. Предав себя в руки Божий, он сказал: "Делайте, что вам нужно”. Один разбойник ударил его по голове обухом топора, изо рта и ушей преподобного хлынула кровь и он упал замертво. Разбойники долго избивали его, наконец, устав, бросили его возле келлии и устремились в жилище пустынника искать деньги. Но обнаружили там лишь икону да несколько книг. Тогда они поняли, что убили праведника; на них напал страх, и они опрометью кинулись прочь от нищенской келлии и от лежащего на земле бездыханного монаха.

Но преподобный Серафим остался жив. Придя в чувство, он, преодолевая страшную боль, возблагодарил Господа за безвинное страдание, подобное страданиям Самого Христа, и помолился о прощении злодеев. А когда наступило утро, он с огромным трудом, весь в крови, истерзанный, побрел в обитель.

Братия пришла в ужас от его состояния. Вызванные из города врачи нашли, что голова у него проломлена, ребра перебиты, на теле страшные ушибы и смертельные раны; все были уверены, что смерть неизбежна. Пока врачи совещались, преподобный уснул. И вот пред ним предстала Матерь Божия с апостолами Петром и Иоанном.

– Что вы трудитесь? – сказала, обернувшись к врачам, Пресвятая Богородица. – Сей от рода Моего!

Проснувшись, преподобный Серафим почувствовал возвращение сил. В тот же день он начал вставать, но все же пять месяцев ему пришлось провести в монастыре. А окрепнув, он снова вернулся в свой лесной затвор. Диавол был посрамлен: ему не удалось заставить подвижника оставить свой монашеский подвиг. Но после избиения спина преподобного навсегда осталась согнутой.

Надо сказать, что разбойников удалось поймать. По закону их ждало суровое наказание, но преподобный вступился за своих обидчиков. Он даже сказал, что, если их не простят, он навсегда уйдет из этих мест. Злодеев отпустили, но их настигла кара Божия. Пожар уничтожил их дома со всем имуществом. Только тогда они раскаялись и пришли к преподобному Серафиму, прося прощения и молитв.

Снова преподобный повел свою уединенную жизнь.

Сердце его горело любовью и жалостью не только к страждущему человечеству, но и ко всему живому. Он достиг уже такой духовной чистоты, что даже хищные звери стремились к нему. Многие из тех, кто посещал его, видели, как он кормил из рук огромного медведя. Но об этом преподобный запрещал рассказывать до своей смерти.

Видя такое преуспеяние подвижника в святости, диавол все сильнее ополчался против него. Однажды ночью, во время молитвы, преподобный Серафим услышал за стенами келлии вой зверей. А затем словно толпа народа начала ломиться в дверь; косяки не выдержали, дверь упала, а к ногам старца рухнул громадный обрубок дерева, который на следующий день с трудом смогли вынести наружу восемь человек Ярость падших духов доходила до предела, и они принимали видимый облик, чтобы смутить святого. Во время молитвы стены келлии как бы расступались и на преподобного пытались наброситься страшные адские чудовища. Однажды неведомая сила подняла его и несколько раз с силой ударила об пол.

И тогда преподобный Серафим приступил к труднейшему в его жизни подвигу, – к подвигу молчания и столпничества. Три года он ни с кем не говорил ни слова, 1000 дней и 1000 ночей он провел в молитве, стоя на камне. Таких камней у него было два: один находился в его келлии, другой лежал в лесной чаще. На камне в келлии святой стоял с утра и до вечера, а на ночь шел в лес. Воздев руки к небу, он молился словами евангельского мытаря: "Боже, милостив буди мне, грешному!” В жестокие морозы и под проливным дождем, в знойный полдень и в тревожную ночь, облепленный тучами комаров, страдая от злых духов, нес свой подвиг преподобный. Тело его за это время пришло в изнеможение, дух же достиг необыкновенной свободы и высоты. Такой подвиг он смог пронести только укрепляемый особой благодатной помощью Божией.

После 16– летнего пребывания в пустыни, в 1810 году, преподобный Серафим вернулся в монастырь. И снова не для упокоения, а для особой молитвы. Сменив любимую ему лесную пустыньку где чистый воздух, журчащая речка, дикие звери – все радовало душу, преподобный на долгие годы ушел в затвор монашеской келлии, где, кроме иконы, перед которой всегда горела лампада, да обрубленного пня, служившего стулом, не было ничего. В сенях стоял дубовый гроб, постоянно напоминавший подвижнику о смерти. Старец никого не принимал, единственным его разговором была беседа с Богом – молитва.

Еще через семнадцать лет он вышел из затвора, получив на то благословение от Самой Царицы Небесной. Она повелела ему принимать посетителей и духовно руководить ими.

По всей России разнеслась весть, что в Саровском монастыре Господь воздвигнул великого подвижника, который исцеляет больных, утешает скорбных, наставляет на правый путь заблудших.

С тех пор ежедневно, после окончания ранней литургии и до вечера, старец принимал у себя людей. Та любовь, которой был исполнен святой, привлекала к нему всех. К этому времени он уже обладал прозорливостью: видел духовное устроение, помыслы и жизненные обстоятельства каждого человека. Самое же главное, ему была открыта воля Божия касательно всякого, так что советы его принимали как от Самого Бога. Тысячи людей благодаря молитвам и советам преподобного Серафима счастливо устраивали свою жизнь, избегали опасности, и даже смерти, получали исцеления от тяжелых болезней. Но самое главное, находили путь спасения души и учились восходить к Богу через любовь и послушание Сыну Божию, Господу нашему Иисусу Христу. Это главное, чему учил преподобный Серафим.

Всех старец встречал с величайшей приветливостью: "Радость моя, Христос воскресе!” – говорил он, с любовью обнимая пришедшего к нему паломника.

Но тех, кто приходил с коварством, лишь прикрываясь благочестием (а были и такие), он грозно удалял от себя. Преподобный провидел не только будущее каждого человека, но и грядущие судьбы России и всего мира. Однажды к нему в пустыньку пришел офицер. Преподобный в это время стоял у чудотворного источника, некогда изведенного из-под земли молитвами самого старца и имевшего великую целительную силу.

Офицер приблизился к пустыннику, и в это время вода в источнике потемнела и возмутилась, стала бить мутным ключом. С гневом взглянул преподобный на офицера и грозно повелел: "Гряди вон! Подобно тому как замутился этот святой источник, так возмутишь и ты со своими единомышленниками всю Россию!”

В ужасе и смятении отошел от него офицер: он действительно приходил с коварным желанием хитростью получить от старца одобрение готовящегося государственного переворота. Это был человек из среды так называемых декабристов и масонов, которые, одни по преступному неразумию, а другие по ненависти, хотели разорить Россию и Православие. Преподобный провидел великие несчастья, которые принесут народу революционеры, и заранее предупреждал православных о событиях, которые должны были произойти, порой через много десятков лет.

Предвидел он и кровавые смуты в нашем православном отечестве, предвидел разорение Церкви за умножившиеся грехи, невиданные гонения на христиан, предвидел и возрождение Святой Руси за верность ее Православию. "Злодеи поднимут высоко свою голову, – говорил он. – Будет это непременно: Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь их обратится на главу их, и на верх их снидет неправда пагубных замыслов их. Земля Русская обагрится реками кровей, и много дворян побиено будет за Великого Государя и целость самодержавия его; но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца земле Русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского.

Читать книгу Житие преподобного Серафима Саровского в пересказе для детей Александра Ткаченко : онлайн чтение

Александр Борисович Ткаченко

Житие преподобного Серафима Саровского в пересказе для детей

Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р 14-407-0744


Иллюстрации Юлии Героевой


Есть такое слово – великодушие. Если про человека говорят, что он великодушный, это всегда – похвала. Про плохого, злого, жадного человека так никогда не скажут. Но что это значит – великодушие? Это когда душа у человека такая большая, что в ней много любви и прощения для всех, даже для врагов. Ведь совсем нетрудно любить тех, кто любит нас. Но только великодушные люди могут с любовью относиться к своим обидчикам. Дело это непростое, душа такой большой сразу не станет. Но если ты хочешь стать великодушным, то можешь этому научиться. Как? Точно так же, как мы учимся любому делу. Сначала – наблюдаем, как делают другие, потом пробуем так же поступать сами. Вроде бы всё понятно.


Осталось только найти великодушных людей и посмотреть, как они живут. И лучше всего заглянуть в жития христианских святых. Ведь они жили по заповедям Христа. А Он как раз и учил прежде всего – великодушию и любви ко всем людям. Не к одним только хорошим и добрым, а вообще – ко всем. Даже к тем, кто нас обижает, кто вредничает, жадничает, дерётся и говорит нам гадости.

Тех, кто научился так любить, Церковь называет святыми. Вот они-то и есть – самые великодушные люди на свете. И уж если у кого-то учиться великодушию, то, конечно, – у них. Давайте попробуем понять – как душа человека становится такой большой, что может любить и жалеть даже своих врагов.

Солнечным летним днём семилетний мальчик Прохор и его мама поднимались на колокольню главного собора города Курска. Зачем они туда направились? И вообще – кто пустил на колокольню женщину с ребёнком?

Погодите немного, расскажем и об этом. Вот маленький Прохор шустро поднимается по крутой лестнице вверх. Пока мама одолела первый пролёт, мальчик уже стоит на самой звоннице – площадке, где закреплены колокола. Ох, как же здорово смотреть сверху на свой город! Улицы отсюда – тоненькие, как верёвочки. И ползут по ним неспешно лошади, запряжённые в телеги. Лошадь большая, в два мальчишеских роста. А с колокольни – не больше обыкновенной мыши. Ну а люди так и вовсе – словно букашки маленькие – бредут по делам, смотрят себе под ноги, чтоб случайно не вступить в лужу. И ничего-то они не видят, кроме грязной мостовой, луж да заборов. А с колокольни, сверху, видно всё-всё! И городской рынок, и купола церквей, и старый дуб возле гостиного двора, и даже реку Сейм. Плывут по её спокойной воде ладьи – паруса белые, ветром надуты туго, того и гляди – улетят. Ещё дальше – степь, до самого горизонта. А совсем рядом мимо лица чёрными молниями летают ласточки. Видно, у них где-то здесь, на колокольне, гнёзда. Вот и беспокоятся, заметив Прохора, – что это за незваный гость пожаловал сюда, в их птичье царство.


А вон и мальчишки, друзья-приятели, стоят внизу у колокольни, запрокинули головы и что-то кричат. Только не разобрать отсюда ни слова – очень уж далеко до земли, ветер уносит голоса, шумит листвой на верхушках деревьев. Перегнулся Прохор через перила звонницы, чтобы получше расслышать, и… камнем полетел к земле. Народ внизу так и ахнул! Несчастная мать только и увидела в проём колокольни, как мелькнула красная рубашка сына. Едва ли не быстрее, чем он падал, сбежала она вниз по лестнице и одно лишь твердила: «Господи, помоги! Господи, помилуй моего мальчика!» Но разве можно уцелеть тому, кто упал с такой высоты? Ох… лучше не думать, лучше не думать об этом… Господи, помоги!


Словно птица, вылетела мать из дверей колокольни и бросилась туда, где уже толпился народ. Растолкала всех, мигом пробралась в центр толпы, где боялась увидеть бездыханное тело любимого сына. А там… сидел на вытоптанной траве живёхонький Прохор и с удивлением рассматривал себя, людей вокруг, траву, небо. Будто не мог понять – как же он здесь очутился, когда ещё мгновение назад был там, наверху.


Мать, боясь поверить своим глазам, кинулась на колени, стала его ощупывать:

– Прошенька, сынок, цел ли ты? Где болит, говори, не молчи!

Сидит Прохор на травке, целый, невредимый, ни синяка на нём нет, ни царапины. Как будто не с колокольни он только что упал, а сонный в избе с печи свалился. Смотрит народ на это чудо и не знает, что сказать. Наконец, дедушка Игнат, церковный сторож, пожевал губами, причмокнул и говорит:

– Не иначе, Агафья, твоего сына Сам Господь для какого-то большого дела бережёт. Смотри, теперь ты не просто себе опору растишь на старость. Божий это мальчик, и жить ему не так, как всем нам.

Ну а теперь, пожалуй, самое время рассказать – что же делали Прохор и его мама на колокольне в тот день.


Был в Курске богатый купец – Исидор Мошнин. Занимался он строительством – нанимал людей, покупал материалы и строил большие каменные здания. Человеком был добрым, благочестивым, ни копейки чужой за свою жизнь не присвоил, всегда честно платил работникам и работу сдавал в срок. И вот взялся он строить в Курске собор в честь святого Сергия Радонежского по проекту знаменитого итальянского архитектора Растрелли – того самого, что построил Зимний дворец в Санкт-Петербурге.

Строить Исидор Мошнин начал, да только закончить не смог: скончался благочестивый купец, когда в храме только нижний этаж перекрыли. И пришлось все его дела брать на себя вдове – Агафье Мошниной. Теперь ей нужно было договариваться с рабочими, покупать кирпич, лес, железо для кровли и ещё многое другое делать для строительства храма. Уже четыре года, как с Божией помощью она управлялась со всеми этими неженскими делами. И вот пришла Агафья посмотреть, как идут дела на строящейся колокольне собора. И взяла с собой семилетнего сына – Прохора. Ну а дальше… Дальше вы уже знаете!


Шло время. Прохор подрос и стал помогать старшему брату в купеческих торговых делах. У брата в Курске была продуктовая лавка, и Прохор трудился там – отвешивал покупателям сахар, муку, наливал из бочки золотистое подсолнечное масло, заворачивал в бумагу вкусную жирную селёдку. Но не к торговле, не к купеческой прибыли лежала душа у молодого продавца. В свободную минуту, когда в лавке не было покупателей, Прохор садился на мешок с мукой и читал Евангелие. А вечером, закрыв лавку на замок, со всех ног спешил в храм, чтобы успеть к вечерней службе. По утрам же вставал раньше всех и шёл к утрене и ранней литургии, чтобы успеть помолиться до начала рабочего дня.

Умная мать его всё примечала и душевно радовалась, что её сын так близок к Господу. Редкое счастье выпало и Прохору – такая мать и воспитательница, которая не мешала, но способствовала его желанию выбрать себе духовную жизнь. Поэтому когда в семнадцать лет он решил оставить мир и уйти в монастырь, она не стала ему перечить. Трогательно было его прощание с матерью! Они посидели немного – по русскому обычаю. Потом Прохор встал, помолился Богу, поклонился матери в ноги и спросил её родительского благословения. Агафья дала ему приложиться к иконам Спасителя и Божией Матери и благословила его медным крестом. Взяв с собою этот крест, он до конца жизни носил его всегда открыто на груди.

И отправился Прохор в монастырь, чтобы стать монахом. Он выбрал Саровскую пустынь, где уже подвизалось несколько курских жителей. Настоятель отец Пахомий тоже был родом из Курска и хорошо знал родителей Прохора. Он благосклонно принял юношу, желавшего вступить на путь монашеской жизни.

Но стать монахом, оказывается, не так-то просто. Сначала Прохора определили на послушание в пекарню. Там пекли хлеб для монастырской трапезной, и Прохор делал всё, что ему велели, – месил тесто, носил воду из колодца, колол дрова. А после из раскалённой печи доставал румяные караваи душистого хлеба и раскладывал их остывать на чистых полотенцах, расстеленных на столе.

Работа эта была нелёгкая, вставать приходилось ещё затемно. А ведь нужно было ещё и все молитвенные правила прочитать и к богослужению успеть. Но Прохор ловко управлялся со всеми делами – так, что монастырское начальство только диву давалось.


Потом его перевели послушником в столярную мастерскую. За короткое время Прохор научился работать пилой да рубанком лучше всех. Из послушников лишь его одного в монастырском расписании называли столяром – Прохор-столяр. Никакой работы он не боялся, хотя и был из купеческого роду. И хлеб пёк, и в столярне трудился, и лес сплавлял по реке. Но душа его, как и прежде, лежала к молитве, к размышлению о Боге, к чтению духовных книг. С разрешения настоятеля он сделал себе в лесу шалаш и в свободные часы уходил туда, чтобы в одиночестве помолиться. Как он говорил потом, созерцание дивной природы возвышало его дух к Богу.


В 1780 году Прохор тяжко заболел, и всё тело его распухло. Ни один врач не мог определить – что это за болезнь. Недуг длился в продолжение трёх лет, почти всё время Прохор был в постели. Наконец, стали опасаться за его жизнь, и настоятель отец Пахомий сказал, что нужно везти больного в лечебницу. Тогда смиренный Прохор позволил себе сказать игумену:

– Я надеюсь на исцеление от Бога и заступничество Богородицы. Не нужно везти меня в больницу, а лучше распорядитесь, чтобы меня исповедовали и причастили Святых Христовых Таин.

В скором времени после исповеди и причастия Прохор выздоровел, что весьма удивило всех. Никто не понимал, как мог он столь скоро поправиться, и только впоследствии он открыл эту тайну некоторым: после причащения ему явилась Пресвятая Дева Мария в несказанном свете, с апостолами Иоанном Богословом и Петром и, указывая перстом на Прохора, сказала:

– Этот Нашего рода!

– Правую-то ручку, радость моя, – рассказывал он, – положила мне на голову, а в левой-то ручке держала жезл; и этим-то жезлом, радость моя, и коснулась меня, убогого. Тут болезнь моя и пошла на убыль.

Много душевной пользы принесла Прохору эта болезнь: дух его окреп в вере, любви и надежде на Бога.


Спустя восемь лет после прихода в монастырь, Прохора наконец постригли в монахи и дали ему новое имя – Серафим, что означает – «пламенный». Все ночи на воскресные и праздничные дни проводил в бодрствовании и молитве, неподвижно стоя до самой литургии. По окончании же каждой Божественной службы, оставаясь ещё надолго в храме и выполняя обязанности иеродиакона, он приводил в порядок утварь и заботился о чистоте алтаря Господня. Господь, видя ревность и усердие к подвигам, даровал Серафиму силу и крепость, так что он не чувствовал утомления, не нуждался в отдыхе, часто забывал о пище и питье и, ложась спать, жалел, что человек не может беспрерывно служить Богу, подобно Ангелам.


Спустя ещё семь лет монастырского жития его рукоположили в иеромонахи. Но к этому времени Серафим понял, что душа его требует ещё большего подвига. И с разрешения настоятеля он ушёл жить в маленький ветхий домик-пустыньку, стоявший вдали от монастыря, в глубине глухого леса.

Проводя жизнь в уединении, трудах, чтении и молитве, Серафим соединял с этим пост и строжайшее воздержание. Он носил постоянно одну и ту же убогую одежду: белый полотняный балахон, кожаные рукавицы, кожаные бахилы – вроде чулок, поверх которых надевал лапти, и поношенную камилавку – монашескую шапочку. Поверх балахона висел медный крест, тот самый, которым благословила его родная мать, отпуская из дома; а за плечами висела сумка, в которой он всегда носил при себе Святое Евангелие. Он читал его каждый день, хотя давно уже выучил наизусть. Но, как говорил он сам, Священное Писание – для души такая же пища, как хлеб для тела. Поэтому нужно каждый день насыщать им свою душу, читая хотя бы одну главу из Евангелия.


Поначалу он питался чёрствым и сухим хлебом, который брал с собою по воскресеньям в монастыре на целую неделю. Из этой недельной порции хлеба часть уделял он животным и птицам, которые были приласканы старцем, очень любили его и посещали место его молитвословия. Также он выращивал своими руками овощи. Для того и устроил старец огород, чтобы ему не обременять никого, и питаться лишь тем, что сам вырастил. Впоследствии он приучил своё тело к такому воздержанию, что вообще перестал есть хлеб и по благословению настоятеля питался одними овощами своего огорода, да ещё травой, называемой сныть. В течение же первой недели Великого поста он вовсе не принимал пищи до Причащения Святых Таин в субботу. Наконец воздержание и постничество Серафима дошли до неимоверной степени: он совсем перестал брать хлеб из обители и жил без всякого содержания от неё более трёх с половиною лет. Братия, удивляясь, недоумевала, чем мог питаться старец во всё это время, не только летом, но и зимою. Он же тщательно укрывал свои подвиги от людей.


Но вот однажды в тихую пустынную жизнь Серафима нагрянула беда. Трое разбойников, прослышав, что в лесу живёт одинокий монах, решили его ограбить. Они пришли к Серафиму, когда тот рубил дрова. Разбойники выскочили из кустов и закричали:

– А ну давай сюда деньги, что тебе приносят люди!

– Я ни от кого ничего не беру, – тихо ответил Серафим.

Но злодеи не поверили. Тут один из них, подкравшись сзади, попытался свалить его на землю, но вместо того сам упал. От этой неловкости своего товарища горе-разбойники смутились: они вдруг поняли, что перед ними – сильный мужчина, да ещё с топором в руках. Если бы Серафим захотел, он бы тут же один легко справился со всеми тремя грабителями. Эта мысль мелькнула и в его уме. Но он вспомнил слова Иисуса Христа: «Взявшие меч от меча и погибнут». И не стал сопротивляться. Спокойно опустил Серафим на землю топор и сказал:

– Делайте, что вам надобно.

Он решился претерпеть всё безвинно, Бога ради.

Тогда один из разбойников, поднявши с земли топор, обухом ударил его по голове. Старец упал на землю. Злодеи потащили его к пустыньке, по дороге яростно продолжая бить обухом топора, дубинами, кулаками и ногами.


А когда увидали, что Серафим не двигается, словно мёртвый, то связали и бросили его в сенях. А сами побежали в келью, думая найти там несметные богатства. В убогом жилище они разломали печь, разобрали пол… Но так ничего и не нашли у Серафима, кроме простенькой иконы. Тут разбойники поняли, что избили благочестивого человека, угодника Божия. Им стало очень страшно, и они убежали, оставив связанного Серафима умирать в сенях.

Но тому, кого Господь ещё в детстве спас от неминуемой гибели при падении с колокольни, не суждено было погибнуть и от рук злодеев. Придя в себя после жестоких побоев, Серафим кое-как развязал верёвки и… стал молиться о том, чтобы Бог простил избивших его злодеев! Проведя ночь в страданиях, на следующее утро он с трудом добрался до монастыря.

Вид его был столь ужасен, что монахи не могли на него смотреть без слёз: у старца были сломаны рёбра, проломлена голова, по всему телу были глубокие раны, к тому же Серафим потерял очень много крови. Восемь долгих дней лежал он неподвижно, не принимая ни воды, ни пищи и страдая от нестерпимой боли.

Настоятель, видя такое бедственное положение Серафима, пригласил к нему лучших врачей. Но когда те стояли над его постелью и думали, как его лечить, Серафим вдруг погрузился в лёгкий сон и увидел дивное видение: подходит к нему с правой стороны постели Пресвятая Богородица. За Нею – апостолы Пётр и Иоанн Богослов. Остановившись у постели, Пресвятая Дева перстом правой руки показала на больного и, повернувшись к врачам, произнесла:

– Что вы трудитесь? Этот – от рода Нашего.

Придя в себя, больной, при отчаянном состоянии здоровья своего, к удивлению всех, отвечал, что он не желает помощи от людей, прося отца настоятеля предоставить его жизнь Богу и Пресвятой Богородице. Делать нечего, оставили старца в покое, уважая его терпение и удивляясь силе и крепости веры. Он же от дивного посещения исполнился неизреченной радости, и эта небесная радость продолжалась часа четыре. Потом старец успокоился, вошёл в обыкновенное состояние, почувствовав облегчение от боли. Сила и крепость стали возвращаться к нему. Он встал с постели, начал немного ходить по келье и вечером, в девятом часу, подкрепился пищею, вкусил немного хлеба и квашеной капусты. С того же дня он опять стал предаваться духовным подвигам. После избиения Серафим прожил в монастыре пять месяцев. А когда достаточно окреп, то снова вернулся в свою лесную пустыньку.

Ещё в прежнее время Серафим рубил дерево в лесу и был придавлен им. От этого он потерял свою природную стройность, сделался согбенным.

После нападения разбойников от побоев, ран и болезни согбенность ещё больше увеличилась, и он ходил, всегда опираясь на топорик, мотыгу или палку. Таким его потом и стали изображать на иконах.


Тут и пришла пора рассказать, на что способна большая душа человека, любящего Бога и ближнего. Как раз к той поре, когда Серафим выздоровел, его обидчиков нашли и отдали под суд. Ими оказались трое крестьян из ближайшей деревни. На суде они стояли понурые, совсем не такие лихие и смелые, как тогда в лесу.

– Что скажете делать с ними? Какое наказание хотели бы для них? – спросил судья.

Серафим, опершись на палочку, посмотрел на людей, которые его искалечили и едва не убили. Потом посмотрел на судью и сказал:

– Я хочу, чтобы их не наказывали.

– Как же так? – растерялся судья. – Ведь они причинили вам столько страданий! Я так не могу, я обязательно должен их наказать.

– Я своё слово сказал, – твёрдо произнёс Серафим. – Немедленно отпустите их по домам. А если не сделаете этого, я уйду из здешних мест и никогда больше сюда не вернусь.


Что было делать судье? Пришлось освободить негодяев. Растерянные, не веря своему счастью, они прошмыгнули мимо Серафима, даже не поблагодарив его за подаренную свободу, не попросив прощения за всё зло, которое причинили они ему без всякой его вины. Шли домой и радовались:

– Вот глупый какой монах! Хорошо, что мы избили его, а не какого-нибудь умника, который бы нас упрятал на много лет в тюрьму. Повезло нам, что и говорить!

Но Бог наказал злодеев. Через некоторое время ночью над их деревней разразилась жуткая гроза. Гром грохотал как тысяча пушек, молнии сверкали, словно огненные стрелы. От удара молнии в деревне сгорели в ту грозовую ночь три избы. Угадайте, чьи дома это были? Да, именно их – злодеев, избивших Серафима и радовавшихся, что они так легко отделались. Вот тут-то и стало им по-настоящему страшно. Поняли они, что легче было бы оказаться под судом человеческим, чем – под Божиим. Собрались они на следующий день и побрели в лес, к Серафимовой пустыньке. Пришли и упали ему в ноги – прости нас, батюшка, дураков неразумных. А Серафим посмотрел на них, подошёл, погладил по голове каждого. И сказал:

– Бог вас простит. Живите честно и не обижайте больше никого, чтоб не случилось с вами ещё худшего.


После шестнадцатилетнего подвига отшельничества Серафим навсегда ушёл из своей лесной пустыньки и вернулся в монастырь. Вся обстановка его кельи состояла из небольшого пня, иконы и некрашеного гроба, который Серафим сам выстругал, чтобы всегда помнить о своём смертном дне.


Имя Серафима Саровского в эти годы уже было известно по всей России, и к нему устремлялись паломники, ищущие совета, утешения или исцеления. На глазах у всех совершались чудеса: Серафим исцелял больных, помазав их маслом из лампады, которая горела перед иконой Божией Матери «Умиление» в его келье.


Почти за два года до смерти Серафима к нему в последний раз явилась Богородица. Она сказала Серафиму:

– Скоро будешь с нами…

Монахи зашли в келью святого 2 января 1883 года и увидели его стоящим на коленях перед аналоем. Лицо его было спокойно, будто он спал. Иноки пытались разбудить Серафима, но… преподобный уснул вечным сном.


Вот так прожил свою жизнь этот великодушный человек. Он не совершил подвигов на войне, не сделал великих научных открытий, не оставил после себя выдающихся произведений искусства. Но каждый русский человек знает – кто такой Серафим Саровский. Потому что преподобный Серафим показал такую любовь к ближнему, которой хватило бы на целый мир. Возможно ли научиться такому великодушию? Любой путь начинается с первого шага. Попробуй для начала простить своему товарищу какую-нибудь обиду. Наверно, это будет не так просто, и сразу простить его не получится. И вот тогда – помолись о нём, как преподобный Серафим молился о своих обидчиках. От такой молитвы душа человека становится большой, в ней тут же появляется место для человека, о котором ты молишься. И чем больше будет в твоей жизни прощения и любви ко всем людям, тем великодушней будешь ты сам.


Издательский дом «Никея»


Преподобный Серафи́м Саровский

Преподобный Серафим Саровский

Аудио:

 

Кондак 1

Из­бра́н­ный чу­до­тво́р­че и пре­ди́в­ный уго́д­ни­че Хрис­то́в, ско́­рый по­мо́щ­ни­че и мо­ли́т­вен­ни­че наш, преподо́бне о́т­че Серафи́ме! Ве­ли­ча́ю­ще просла́вльшаго тя Го́с­по­да, вос­пе­ва́­ем ти по­хва́ль­ная. Ты же, име́яй ве́­лие дерз­но­ве́­ние ко Го́с­по­ду, от вся́­ких нас бед сво­бо­ди́, зо­ву́­щих:

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Икос 1

А́н­ге­лов Тво­ре́ц избра́ тя изнача́ла, да просла́виши жи­ти­е́м тво­и́м пречу́дное и́мя Свя­ты́я Тро́ицы: яви́л­ся бо еси́ во­и́с­тин­ну а́н­гел на зем­ли́ и во пло́­ти се­ра­фи́м; я́ко луч пре­све́т­лый Ве́ч­на­го Со́лн­ца Пра́в­ды, просвети́ся жи­тие́ твое́. Мы же, зря́ще прехва́льныя тру­ды́ твоя́, с благогове́нием и ра́­дос­тию гла­го́­лем ти си­це­ва́я:

Ра́­дуй­ся, пра́­ви­ло ве́­ры и бла­го­че́с­тия; ра́­дуй­ся, о́б­ра­зе кро́­тос­ти и сми­ре́­ния.

Ра́­дуй­ся, пре­сла́в­ное ве́р­ных ве­ли­ча́­ние; ра́­дуй­ся, прети́хое ско́рбным уте­ше́­ние.

Ра́­дуй­ся, прелюби́мое и́ноков похвале́ние; ра́­дуй­ся, живу́щим в ми́­ре преди́вное поможе́ние.

Ра́­дуй­ся, Рос­си́й­ския держа́вы сла́­во и ог­раж­де́­ние; ра́­дуй­ся, тамбо́вския стра­ны́ свяще́нное укра­ше́­ние.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 2

Ви́­дя­щи ма́­ти твоя́, преподо́бне о́т­че Серафи́ме, те́плую лю­бо́вь твою́ ко и́ноческому жи­тию, по­зна́ свя­ту́ю во́лю Госпо́дню о те­бе́, и Бо́­гу, я́ко дар соверше́н принося́щи, благослови́ тя на те́сный путь и́ноческий свя­ты́м кресто́м сво­и́м, его́­же до кон­ца́ жи­тия́ тво­его́ на пе́рсех носи́л еси́, зна́менуя ве́­лию лю­бо́вь твою́ к распе́ншемуся за ны Хри­сту́ Бо́­гу на́­ше­му, Ему́­же вси со уми­ле́­нием зо­ве́м: Алли­лу́иа.

Икос 2

Ра́­зум не­бе́с­ный те­бе́ да­ро­ва́­ся, свя́тче Бо́­жий: от ю́нос­ти твоея́ не престая́ помышля́ти о Небе́снем, оста́вил еси́ дом о́тчий Ца́рст­вия Бо́­жия ра́­ди и пра́в­ды Его́. Се­го́ ра́­ди при­ими́ от нас похвалы́ сия́:

Ра́­дуй­ся, гра́­да Ку́рска ча́до богоизбра́нное; ра́­дуй­ся, роди́телей бла­го­чес­ти́­вых о́трасль пречестна́я.

Ра́­дуй­ся, доброде́тели ма́­те­ре своея́ унасле́дивый; ра́­дуй­ся, благоче́стию и мо­ли́т­ве е́ю науче́нный.

Ра́­дуй­ся, на по́д­ви­ги от ма́­те­ре кресто́м благослове́нный; ра́­дуй­ся, благослове́ние сие́ я́ко святы́ню до сме́р­ти со­блю­ды́й.

Ра́­дуй­ся, люб­ве́ ра́­ди Го́с­по­да дом оте́ческий оста́вивый; ра́­дуй­ся, вся крас­на́я ми́­ра се­го́ ни во что же вмени́вый.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 3

Си́­ла Вы́ш­ня­го от ю́нос­ти твоея́ во­и́с­тин­ну храня́ше тя, преподо́бне: с вы­со­ты́ бо хра́ма спа́дша со­хра­ни́ тя Гос­по́дь не­вреж­де́н­на, и стра́ждущу ти лю́­те Сама́ Влады́чица ми́­ра яви́­ся, с Небе́с ис­це­ле́­ние прине́сши, зане́ измла́да ве́р­но служи́л еси́ Бо́­гу, вы́­ну взы­ва́я Ему́: Алли­лу́иа.

Икос 3

Име́я тща́­ние о по́двизе и́но­чес­ка­го рав­но­а́н­гель­на­го жи­тия́, во град свя­ты́й Ки́ев поклоне́ния ра́­ди пре­по­до́б­ным Пече́рским прите́кл еси́, и от уст преподо́бнаго Досифе́а повеле́ние прии́м в пус­ты́­ню Саро́вскую путь свой упра́вити, ве́­рою из­да­ле́­ча облобыза́л еси́ ме́сто свято́е сие́, и та́­мо все­ли́в­ся жи­тие́ твое́ бо­го­угод­ное сконча́л еси́. Мы же, ди­вя́­ще­ся таково́му о те­бе́ Бо́­жию промышле́нию, со уми­ле́­нием во­пи­е́м ти:

Ра́­дуй­ся, мирски́я суеты́ отреши́выйся; ра́­дуй­ся, Не­бе́с­на­го Оте́чества пла́менно возжеле́вый.

Ра́­дуй­ся, Хри­ста́ всем се́рд­цем воз­лю­би́­вый; ра́­дуй­ся, благо́е и́го Хрис­то́­во на се­бе́ восприе́мый.

Ра́­дуй­ся, соверше́ннаго по­слу­ша́­ния ис­по́л­нен­ный; ра́­дуй­ся, свя­ты́х за́­по­ве­дей Гос­по́д­них блюсти́телю ве́р­ный.

Ра́­дуй­ся, ум твой и се́рд­це в Бо́­зе моли́твенно утверди́вый; ра́­дуй­ся, сто́л­пе бла­го­че́с­тия не­по­ко­ле­би́­мый.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 4

Бу́­рю злых на­па́с­тей утиша́я, проше́л еси́ весь путь те́сный и ско́рбный по́двига и́но­чес­ка­го, несы́й яре́м пусты́ннаго жи­тия́, затво́ра и молча́ния, многоно́щнаго бде́ния, и та́­ко, бла­го­да́­тию Бо́­жиею вос­хо­дя́ от си́­лы в си́­лу, от дея́ния к богови́дению, пре­се­ли́л­ся еси́ во Оби́­те­ли Го́рния, иде́­же со А́н­ге­лы пое́ши Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 4

Слы́­ша­ще и ви́­дя­ще свято́е жи­тие́ твое́, преподо́бне о́т­че Серафи́ме, вся бра́тия твоя́ удивля́хуся те­бе́ и, приходя́ще к те­бе́, поуча́хуся о словесе́х тво­и́х и по́двизех, сла́­вя­ще Го́с­по­да, ди́в­на­го во свя­ты́х Сво­и́х. И мы вси с ве́­рою и лю­бо́­вию вос­хва­ля́­ем тя, преподо́бне о́т­че, и во­пи­е́м ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, всего́ се­бе́ в же́ртву Го́сподеви принесы́й; ра́­дуй­ся, на вы­со­ту́ без­стра́с­тия возше́дый.

Ра́­дуй­ся, во́и­не Хрис­то́в доб­ро­по­бе́д­ный; ра́­дуй­ся, Не­бе́с­на­го Домовлады́ки ра́­бе бла­ги́й и ве́р­ный.

Ра́­дуй­ся, пред­ста́­те­лю о нас пред Го́с­по­дем непосты́дный; ра́­дуй­ся, к Бо­го­ро́­ди­це мо­ли́т­вен­ни­че наш не­усы́п­ный.

Ра́­дуй­ся, пречу́днаго благоуха́ния кри́не пусты́нный; ра́­дуй­ся, бла­го­да́­ти Бо́­жия со­су́­де не­по­ро́ч­ный.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 5

Бо­же́ст­вен­ный свет осия́ жи­ли́­ще твое́, преподо́бне, ег­да́ боля́щу ти и на од­ре́ сме́рт­нем лежа́щу, Сама́ Пре­чи́с­тая Де́ва, прише́дши к те­бе́ со свя­ты́­ми апо́с­то­лы Петро́м и Иоа́нном, ре­че́: «Сей есть от ро́­да на́­ше­го», - и главе́ тво­е́й косну́ся. А́бие же исцеле́в, воспе́л еси́ бла­го­да́р­не Го́сподеви: Алли­лу́иа.

Икос 5

Ви́­дя враг ро́­да челове́ча чи́с­тое и свято́е жи­тие́ твое́, преподо́бне Серафи́ме, восхоте́ погуби́ти тя: наведе́ бо на тя лю́­ди злы, и́же беззако́нно истяза́ху тя и е́ле жи́ва су́­ща оста́виша; ты же, о́т­че свя­ты́й, я́ко а́г­нец кро́ток, вся пре­тер­пе́л еси́, за оби́дящих тя Го́сподеви моля́ся. Те́м­же мы вси, таково́му тво­ему́ незло́бию ди­вя́­ще­ся, во­пи­е́м ти:

Ра́­дуй­ся, в кро́­тос­ти и смире́нии тво­е́м Хри­сту́ Бо́­гу подража́вый; ра́­дуй­ся, незло́бием тво­и́м ду́­ха зло́бы по­бе­ди́­вый.

Ра́­дуй­ся, чис­то­ты́ ду­ше́в­ныя и те­ле́с­ныя хра­ни́­те­лю усе́рдный; ра́­дуй­ся, пусты́нниче, дара́ми благода́тными преиспо́лненный.

Ра́­дуй­ся, подви́жниче богопросла́вленный и прозорли́вый; ра́­дуй­ся, на­ста́в­ни­че мо­на́­хов пре­ди́в­ный и бо­го­му́дрый.

Ра́­дуй­ся, Свя­ты́я Це́рк­ве по­хва­ло́ и ра́­до­ва­ние; ра́­дуй­ся, оби́­те­ли Саро́вския сла́­во и удо­бре́­ние.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 6

Пропове́дует пусты́ня Саро́вская по́д­ви­ги и тру­ды́ твоя́, богоно́сне уго́д­ни­че Хрис­то́в: де́бри бо и леса́ ея́ мо­ли́т­вою облагоуха́л еси́, проро́ку Бо́­жию Илии́ и Крести́телю Госпо́дню Иоа́нну подража́я, и яви́л­ся еси́ пусты́ни прозябе́ние многопло́дное дара́ми Ду́­ха Свя­та́­го, Его́­же де́йствием мно́гая и пре­сла́в­ная соверши́л еси́, под­ви­зая ве́р­ных вос­пе­ва́­ти бла­ги́х По­да́­те­лю Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 6

Воз­сия́ в те­бе́ но́вый богови́дец, Моисе́ю подо́бный, Серафи́ме блаже́нне: непоро́чно бо служе́ние олтарю́ Госпо́дню соверша́я, спо­до́­бил­ся еси́ зре́­ти Хри­ста́, во хра́­ме со Безпло́тными Си́лами гряду́ща. Се­му́ Бо́­жию о те­бе́ благоволе́нию ди­вя́­ще­ся, вос­пе­ва́­ем ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, богови́дче пре­сла́в­ный; ра́­дуй­ся, Све́­том Трисия́нным озаре́нный.

Ра́­дуй­ся, Пре­свя­ты́я Тро́ицы слу­жи́­те­лю ве́р­ный; ра́­дуй­ся, Ду́­ха Свя­та́­го жи­ли́­ще украше́н­ное.

Ра́­дуй­ся, Хри­ста́ со А́н­ге­лы те­ле́с­ны­ма очи́­ма лицезре́вый; ра́­дуй­ся, в бре́ннем те­ле­си́ ра́йскую сла́­дость пред­вку­си́­вый.

Ра́­дуй­ся, Хле́бом Жи́з­ни насыще́нный; ра́­дуй­ся, питие́м без­сме́р­тия напое́нный.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 7

Хо­тя́ Человеколю́бец Гос­по́дь яви́­ти в те­бе́, преподо́бне, Свое́ не­из­ре­че́н­ное к лю́­дем ми­ло­се́р­дие, по­ка­за́ тя я́ко во­и́с­тин­ну све­ти́­ло богосве́тлое: де́лы бо и сло­ве­сы́ тво­и́ми всех приводи́л еси́ ко благоче́стию и любви́ Бо­жией. Те́м­же сия́­ни­ем по́двигов тво­и́х просвеще́ни и хле́бом уче́ния тво­его́ насыще́ни, те­бе́ усе́рд­но ве­ли­ча́­ем и просла́вльшему тя Хри­сту́ во­пи­е́м: Алли­лу́иа.

Икос 7

Но́­ва­го ви́­дя­ще тя избра́нника Бо́­жия, из­да­ле́­ча притека́ху к те­бе́ ве́рнии в ско́р­бех и бо­ле́з­нех; и сих, беда́ми отягче́нных, не отри́нул еси́, источа́я целе́ния, да́руя уте­ше́­ние, предста́тельствуя в мо­ли́т­вах. Те́м­же исхожда́ше во всю зе́м­лю Рос­си́й­скую ве­ща́­ние чу­де́с тво­и́х, и си́­це тя сла́вляху ду­хо́в­ная ча́­да твоя́:

Ра́­дуй­ся, па́­сты­рю наш до́б­рый; ра́­дуй­ся, о́т­че ми́лостивый и кро́ткий.

Ра́­дуй­ся, вра­чу́ наш ско́­рый и бла­го­да́т­ный; ра́­дуй­ся, не́мощей на́­ших це­ли́­те­лю милосе́рдый.

Ра́­дуй­ся, в бе­да́х и об­стоя́­ни­их по­мо́щ­ни­че ско́­рый; ра́­дуй­ся, душ смяте́нных умири́телю пре­сла́­дост­ный.

Ра́­дуй­ся, гряду́щая я́ко нас­тоя́­щая прови́девый; ра́­дуй­ся, пре­гре­ше́­ний сокрове́нных обличи́телю прозорли́вый.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 8

Стра́н­ное чу́­до ви́­дим на те­бе́, преподо́бне: я́ко ста́рец сый немощны́й и притру́дный, ты́сящу дний и ты́сящу но́щий на ка́мени в мо­ли́т­ве пребыва́л еси́. Кто дово́лен изрещи́ бо­ле́з­ни и бо­ре́­ния твоя́, блаже́нне о́т­че, я́же пре­тер­пе́л еси́, возде́я преподо́бнии ру́­це твои́ к Бо́­гу, Амали́ка мы́сленнаго побежда́я и Го́сподеви поя́: Алли­лу́иа.

Икос 8

Весь еси́ же­ла́­ние, весь сла́­дость, Сладча́йший Иису́­се! — та́­ко в мо­ли́т­вах взы­ва́л еси́, о́т­че, в пусты́ннем безмо́лвии тво­е́м. Мы же, суето́ю помраче́ннии и во гре­се́х все жи­тие́ ижди́вшии, восхваля́юще лю­бо́вь твою́ ко Го́с­по­ду, си́­це во­пи­е́м ти:

Ра́­дуй­ся, лю́бящим и чту́­щим тя хо­да́­таю спа­се́­ния; ра́­дуй­ся, приводя́й гре́ш­ни­ков ко исправле́нию.

Ра́­дуй­ся, молча́льниче и затво́рниче пре­ди́в­ный; ра́­дуй­ся, мо­ли́т­вен­ни­че о нас усе́рдный.

Ра́­дуй­ся, пла́менную лю­бо́вь ко Го́с­по­ду показа́вый; ра́­дуй­ся, огне́м мо­ли́т­вы стре́лы вра́­жия попали́вый.

Ра́­дуй­ся, свеще́ неугаси́мая, мо­ли́т­вою в пусты́ни пламене́ющая; ра́­дуй­ся, све­ти́ль­ни­че, горя́й и светя́й дарова́нии духо́вными.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 9

Все ес­тес­тво́ а́н­гель­ское уди­ви́­ся стра́нному зре́нию: ста́рцу бо, су́щу в затво́ре, Не­бе­се́ и зем­ли́ Цари́ца яви́­ся, повелева́ющи, да откры́ет затво́р свой и да не возбрани́т лю́­дем правосла́вным вни́ти к се­бе́, но да всех пе́­ти научи́т Хри­сту́ Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 9

Ве­ти́и мно­го­ве­ща́н­нии не воз­мо́­гут изрещи́ кре́­пость люб­ве́ твоея́, блаже́нне: пре́дал бо еси́ се­бе́ на служе́ние всем при­хо­дя́­щим к те­бе́, повеле́ние Бо­го­ма́­те­ре ис­пол­ня́я, и был еси́ недоумева́ющим сове́тник бла­ги́й, уныва́ющим уте́­ши­тель, заблужда́ющихся кро́ткое вразумле́ние, бо­ля́­щих врач и цели́тель. Се­го́ ра́­ди во­пи­е́м ти:

Ра́­дуй­ся, от ми́­ра в пус­ты́­ню все­ли́­вый­ся, да доброде́тели при­об­ря́­ще­ши; ра́­дуй­ся, из пусты́ни во оби́­тель возврати́выйся, во е́же доброде́тели се́мена се́яти.

Ра́­дуй­ся, Ду́­ха Свя­та́­го бла­го­да́­тию осия́нный; ра́­дуй­ся, кро́тосте и сми­ре́­ния ис­по́л­нен­ный.

Ра́­дуй­ся, притека́вшим к те­бе́ оте́ц чадолюби́вый; ра́­дуй­ся, в словесе́х люб­ве́ ободре́ние и уте­ше́­ние им подава́вый.

Ра́­дуй­ся, приходя́щия к те­бе́ ра́­дос­тию и сокро́вищем именова́вый; ра́­дуй­ся, за лю­бо́вь твою́ свя­ту́ю ра́достей Не­бе́с­на­го Ца́рст­вия сподо́бивыйся.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 10

Спаси́тельнаго тво­его́ по́двига, преподо́бне, дости́г сконча́ния, на мо­ли́т­ве коленопреклоне́нно свя­ту́ю ду́­шу твою́ в ру́­це Бо́жии пре́дал еси́, ю́же А́нгели святи́и вознесо́ша Го­ре́ ко Пре­сто́­лу Вседержи́теля, да со все́­ми свя­ты́­ми пред­стои­ши во сла́­ве невече́рней, воспева́я песнь хвале́бную свя­ты́х Святе́йшему Сло́­ву: Алли­лу́иа.

Икос 10

Сте­на́ всем свя­ты́м и и́ноком отра́да, Пре­свя­та́я Де́ва пред кон­чи­ною твое́ю яви́­ся ти, провозвести́вши бли́зкое твое́ к Бо́­гу от­ше́ст­вие. Мы же, ди­вя́­ще­ся таково́му посеще́нию Бо­го­ма́­те­ре, во­пи­е́м ти:

Ра́­дуй­ся, Не­бе­си́ и зем­ли́ Цари́цу лицезре́вый; ра́­дуй­ся, яв­ле́­ни­ем Бо́­жия Ма́­те­ре обра́дованный.

Ра́­дуй­ся, весть от Нея́ преселе́нию Небе́сному при­е́мый; ра́­дуй­ся, пра́ведною кон­чи­ною свя́тость жи­тия́ тво­его́ показа́вый.

Ра́­дуй­ся, в мо­ли́т­ве пред ико́­ною Бо­го­ма́­те­ре умиле́нный дух твой Бо́­гу пре­да́­вый; ра́­дуй­ся, неболе́зненным исхо́дом прорече́ния твоя́ испо́лнивый.

Ра́­дуй­ся, вен­це́м без­сме́р­тия от ру­ки́ Вседержи́теля увенча́нный; ра́­дуй­ся, бла­же́н­ство ра́йское со все́­ми свя­ты́­ми, унасле́довавый.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 11

Пе́­ние непреста́нное Пресвяте́й Тро́­ице вознося́, преподо́бне, всем жи­ти­е́м тво­и́м подви́жник ве­ли́­кий бла­го­че́с­тия яви́л­ся еси́, заблу́ждшим на вразумле́ние, боля́щим ду­ше́ю и те́­лом на ис­це­ле́­ние. Мы же, благода́рни су́ще Го́сподеви за такову́ю ми́­лость Его́ к нам, вы́­ну зо­ве́м Ему́: Алли­лу́иа.

Икос 11

Светопода́тельный свети́льник быв в жи­тии, богоблаже́нне о́т­че, и по сме́р­ти тво­е́й возсия́л еси́ я́ко светоза́рное све­ти́­ло Рос­си́й­ския зем­ли́: источа́еши бо от чест­ны́х мо­ще́й тво­и́х то́­ки чу­де́с всем, с ве́­рою и лю­бо́­вию к те­бе́ при­те­ка́ю­щим. Те́м­же мы, я́ко мо­ли́т­вен­ни­ку о нас те́п­ло­му и чудотво́рцу, во­пи­е́м ти:

Ра́­дуй­ся, мно́жеством чу­де́с от Го́с­по­да про­сла́в­лен­ный; ра́­дуй­ся, лю­бо́­вию твое́ю все­му́ ми́­ру возсия́вый.

Ра́­дуй­ся, люб­ве́ Хри­сто́­вы ве́р­ный после́дователю; ра́­дуй­ся, уте­ше́­ние всем тре́­бую­щим твоея́ по́­мо­щи.

Ра́­дуй­ся, ис­то́ч­ни­че чу­де́с неоскудева́емый; ра́­дуй­ся, бо­ля́­щих и неду́жных исцели́телю.

Ра́­дуй­ся, воды́ многоцеле́бныя кла́дязю неисчерпа́емый; ра́­дуй­ся, я́ко вся концы́ зем­ли́ на́шея лю­бо́­вию твое́ю объя́л еси́.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 12

Бла­го­да́ть и ве́­лие твое́ дерз­но­ве́­ние пред Бо́­гом ве́­ду­ще, те­бе́, преподо́бне о́т­че, мо́­лим­ся: мо­ли́­ся те́п­ле ко Го́с­по­ду, да храни́т Це́р­ковь Свою́ Свя­ту́ю от не­ве́­рия и рас­ко́­ла, от бед и на­па́с­тей, да по­е́м то­бо́ю благоде́ющему нам Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 12

Пою́­ще твое́ прославле́ние, убла­жа́­ем тя, преподо́бне, я́ко многомо́щна мо­ли́т­вен­ни­ка о нас пред Го́сподом, уте́­ши­те­ля и за­сту́п­ни­ка, и с лю­бо́­вию возглаша́ем ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, Це́рк­ве Пра­во­сла́вныя по­хва­ло́; ра́­дуй­ся, Оте́честву на́­ше­му щит и ог­раж­де́­ние.

Ра́­дуй­ся, путеводи́телю, всех к Не­бе­си́ направля́яй; ра́­дуй­ся, за­щи́т­ни­че наш и покрови́телю.

Ра́­дуй­ся, си́­лою Бо́­жиею мно́гая чу­де­са́ соде́явый; ра́­дуй­ся, ри́­зою твое́ю мно́­гия неду́жныя исцели́вый.

Ра́­дуй­ся, вся ко́з­ни диа́вольския по­бе­ди́­вый; ра́­дуй­ся, зве́­ри ди́кия кро́тостию твое́ю покори́вый.

Ра́­дуй­ся, преподо́бне Серафи́ме, Саро́вский чу­до­тво́р­че.

Кондак 13

О пре­ди́в­ный уго́д­ни­че и ве­ли́­кий чу­до­тво́р­че, преподо́бне о́т­че Серафи́ме, при­ими́ ма́­лое сие́ мо­ле́­ние на́­ше, в по­хва­лу́ те­бе́ возноси́мое, и, пред­стоя́ ны́­не Пре­сто́­лу Ца­ря́ ца́рст­вую­щих, Го́с­по­да на́­ше­го Иису́­са Хри­ста́, мо­ли́­ся о всех нас, да обря́щем ми­ло­се́р­дие Его́ в День Су́дный, в ра́­дос­ти пою́­ще Ему́: Алли­лу́иа.

Этот кондак читается трижды, затем икос 1 и кондак 1

Мо­ли́т­ва преподо́бному Серафи́му Саро́вскому

О пре­чу́д­ный о́т­че Серафи́ме, ве­ли́­кий Саро́вский чу­до­тво́р­че, всем при­бе­га́ю­щим к те­бе́ скоропослу́шный по­мо́щ­ни­че! Во дни зем­на́­го жи­тия́ тво­его́ ни­кто́­же от те­бе́ тощ и неуте́шен оты́де, но всем в сла́­дость бысть ви́дение ли́­ка тво­его́ и благоуве́тливый глас сло­ве́с тво­и́х. К сим же и дар ис­це­ле́­ний, дар про­зре́­ния, дар немощны́х душ врачева́ния оби́лен в те­бе́ яви́­ся. Ег­да́ же при­зва́ тя Бог от зем­ны́х трудо́в к небе́сному упокое́нию, николи́же лю­бы́ твоя́ преста́ от нас, и невозмо́жно есть исчи́слити чу­де­са́ твоя́, умно́жившаяся, я́ко зве́зды не­бе́с­ныя: се бо по всем конце́м зем­ли́ на́шея лю́­дем Бо́­жи­им явля́е­ши­ся и да́руеши им ис­це­ле́­ния. Тем же и мы во­пи­е́м ти: о пре­ти́­хий и кро́ткий уго́д­ни­че Бо́­жий, дерзнове́нный к Не­му́ мо­ли́т­вен­ни­че, николи́же призыва́ющия тя отрева́яй! Вознеси́ о нас благомо́щную твою́ мо­ли́т­ву ко Го́с­по­ду сил, да да́­ру­ет нам вся бла­го­по­треб­ная в жи́з­ни сей и вся к душе́вному спа­се́­нию по­ле́з­ная, да огради́т нас от па­де́­ний гре­хо́в­ных и и́стинному по­кая­нию да научи́т нас, во е́же беспреткнове́нно вни́ти нам в ве́чное Не­бе́с­ное Ца́рст­во, иде́­же ты ны́­не в незаходи́мей сия́еши сла́­ве, и та́­мо вос­пе­ва́­ти со все́­ми свя­ты́­ми Живонача́льную Тро́ицу во ве́­ки ве­ко́в. Ами́нь.

Серафим Саровский - Детям о святых - Детская комната - Статьи
Преподобный Серафим Саровский, великий подвижник Русской Церкви, родился 19 июля 1754 года.Родители преподобного, Исидор и Агафия Мошнины, были жителями Курска. Исидор был купцом и брал подряды на строительство зданий, а в конце жизни начал постройку собора в Курске, но скончался до завершения работ. Младший сын Прохор остался на попечении матери, воспитавшей в сыне глубокую веру. После смерти мужа Агафия Мошнина, продолжавшая постройку собора, взяла однажды туда с собой Прохора, который, оступившись, упал с колокольни вниз. Господь сохранил жизнь будущего светильника Церкви: испуганная мать, спустившись вниз, нашла сына невредимым.

Юный Прохор, обладая прекрасной памятью, вскоре выучился грамоте. Он с детства любил посещать церковные службы и читать своим сверстникам Священное Писание и Жития святых, но больше всего любил молиться или читать Святое Евангелие в уединении.

Как-то Прохор тяжело заболел, жизнь его была в опасности. Во сне мальчик увидел Божию Матерь, обещавшую посетить и исцелить его. Вскоре через двор усадьбы Мошниных прошел крестный ход с иконой Знамения Пресвятой Богородицы; мать вынесла Прохора на руках, и он приложился к святой иконе, после чего стал быстро поправляться.

Еще в юности у Прохора созрело решение всецело посвятить жизнь Богу и уйти в монастырь. Благочестивая мать не препятствовала этому и благословила его на иноческий путь распятием, которое преподобный всю жизнь носил на груди. Прохор с паломниками отправился пешком из Курска в Киев на поклонение Печерским угодникам. Схимонах старец Досифей, которого посетил Прохор, благословил его идти в Саровскую пустынь и спасаться там.

Вернувшись ненадолго в родительский дом, Прохор навсегда простился с матерью и родными. 20 ноября 1778 года он пришел в Саров, где настоятелем тогда был мудрый старец, отец Пахомий. Он ласково принял юношу и назначил ему в духовники старца Иосифа. Под его руководством Прохор проходил многие послушания в монастыре: был келейником старца, трудился в хлебне, просфорне и столярне, нес обязанности пономаря, и всё исполнял с ревностью и усердием, служа как бы Самому Господу.

Постоянной работой он ограждал себя от скуки - этого, как позже он говорил, "опаснейшего искушения для новоначальных иноков, которое врачуется молитвой, воздержанием от празднословия, посильным рукоделием, чтением Слова Божия и терпением, потому что рождается оно от малодушия, беспечности и празднословия".

Уже в эти годы Прохор, по примеру других монахов, удалявшихся в лес для молитвы, испросил благословение старца в свободное время тоже уходить в лес, где в полном одиночестве творил Иисусову молитву.

Через два года послушник Прохор заболел водянкой, тело его распухло, он испытывал тяжкие страдания. Наставник, отец Иосиф, и другие старцы, любившие Прохора, ухаживали за ним. Болезнь длилась около трех лет, и ни разу никто не услышал от него слова ропота. Старцы, опасаясь за жизнь больного, хотели вызвать к нему врача, однако Прохор просил этого не делать, сказав отцу Пахомию: "Я предал себя, отче святый, Истинному Врачу душ и телес - Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери...", и желал, чтобы его причастили Святых Тайн. Тогда же Прохору было видение: в несказанном свете явилась Матерь Божия в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. Указав рукой на больного, Пресвятая Дева сказала Иоанну: "Сей - от рода нашего". Затем она коснулась жезлом бока больного, и тотчас жидкость, наполнявшая тело, стала вытекать через образовавшееся отверстие, и он быстро поправился. Вскоре на месте явления Божией Матери была построена больничная церковь, один из приделов которой был освящен во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких.

Престол для придела преподобный Серафим Саровский соорудил своими руками из кипарисового дерева и всегда приобщался Святых Тайн в этой церкви.

Пробыв восемь лет послушником в Саровской обители, Прохор принял иноческий постриг с именем Серафим, столь хорошо выражавшим его пламенную любовь ко Господу и стремление ревностно Ему служить. Через год Серафим Саровский был посвящен в сан иеродиакона. Горя духом, он ежедневно служил в храме, непрестанно совершая молитвы и после службы. Господь сподобил преподобного благодатных видений во время церковных служб: неоднократно он видел святых Ангелов, сослужащих братии.

Особенного благодатного видения преподобный Серафим Саровский сподобился во время Божественной литургии в Великий Четверг, которую совершали настоятель отец Пахомий и старец Иосиф. Когда после тропарей преподобный произнес "Господи, спаси благочестивыя" и, стоя в царских вратах, навел орарь на молящихся с возгласом "и во веки веков", внезапно его осенил светлый луч. Подняв глаза, преподобный Серафим увидел Господа Иисуса Христа, идущего по воздуху от западных дверей храма, в окружении Небесных Бесплотных Сил. Дойдя до амвона. Господь благословил всех молящихся и вступил в местный образ справа от царских врат. Преподобный Серафим Саровский, в духовном восторге взирая на дивное явление, не мог ни слова проговорить, ни сойти с места. Его увели под руки в алтарь, где он простоял еще три часа, меняясь в лице от озарившей его великой благодати.

После видения преподобный усилил подвиги: днем он трудился в обители, а ночи проводил в молитве в лесной пустынной келлии. В 1793 году, в возрасте 39 лет, преподобный Серафим Саровский был рукоположен в сан иеромонаха и продолжал служение в храме.

После смерти настоятеля, отца Пахомия, преподобный Серафим Саровский, имея его предсмертное благословение на новый подвиг - пустынножительство, взял также благословение у нового настоятеля - отца Исаии - и ушел в пустынную келлию в нескольких километрах от монастыря, в глухом лесу. Здесь стал он предаваться уединенным молитвам, приходя в обитель лишь в субботу, перед всенощной и, возвращаясь к себе в келлию после литургии, за которой причащался Святых Тайн. Преподобный проводил жизнь в суровых подвигах. Свое келейное молитвенное правило он совершал по уставу древних пустынных обителей; со Святым Евангелием никогда не расставался, прочитывая в течение недели весь Новый Завет, читал также святоотеческие и Богослужебные книги.

Преподобный выучил наизусть много церковных песнопений и воспевал их в часы работы в лесу. Около келлии он развел огород и устроил пчельник. Сам себе добывая пропитание, преподобный держал очень строгий пост, ел один раз в сутки, а в среду и пятницу совершенно воздерживался от пищи. В первую неделю Святой Четыредесятницы он не принимал пищи до субботы, когда причащался Святых Тайн. Святой старец в уединении настолько иногда погружался во внутреннюю сердечную молитву, что подолгу оставался неподвижным, ничего не слыша и не видя вокруг. Навещавшие его изредка пустынники - схимонах Марк Молчальник и иеродиакон Александр, застав святого в такой молитве, с благоговением тихо удалялись, чтобы не нарушать его созерцания.

В летнюю жару преподобный собирал на болоте мох для удобрения огорода; комары нещадно жалили его, но он благодушно терпел это страдание, говоря: "Страсти истребляются страданием и скорбью, или произвольными, или посылаемыми Промыслом".

Около трех лет преподобный питался только одной травой снитью, которая росла вокруг его келлии. К нему всё чаще стали приходить, кроме братии, миряне - за советом и благословением. Это нарушало его уединение. Испросив благословение настоятеля, преподобный преградил к себе доступ женщинам, а затем и всем остальным, получив знамение, что Господь одобряет его мысль о полном безмолвии.

По молитве преподобного, дорогу в его пустынную келлию преградили огромные сучья вековых сосен. Теперь только птицы, слетавшиеся во множестве к преподобному, и дикие звери посещали его. Преподобный Серафим Саровский из рук кормил медведя хлебом, когда из монастыря приносили ему хлеб.

Видя подвиги преподобного Серафима Саровский, враг рода человеческого вооружился против него и, желая принудить святого оставить безмолвие, решил устрашать его, но преподобный ограждал себя молитвой и силой Животворящего Креста. Диавол навел на святого "мысленную брань" - упорное продолжительное искушение.

Для отражения натиска врага преподобный Серафим Саровский усугубил труды, взяв на себя подвиг столпничества. Каждую ночь он поднимался на огромный камень в лесу и молился с воздетыми руками, взывая: "Боже, милостив буди мне грешному". Днем же он молился в келлии, также на камне, который принес из леса, сходя с него только для краткого отдыха и подкрепления тела скудной пищей. Так молился преподобный 1000 дней и ночей.

Диавол, посрамленный преподобным, задумал умертвить его и наслал грабителей. Подойдя к святому, работавшему на огороде, разбойники стали требовать от него деньги. У преподобного Серафима Саровского это время был в руках топор, он был физически силен и мог бы обороняться, но не захотел этого делать, вспомнив слова Господа: "Взявшие меч мечом погибнут" (Мф. 26, 52). Святой Серафим Саровский, опустив топор на землю, сказал: "Делайте, что вам надобно". Разбойники стали бить преподобного, обухом проломили голову, сломали несколько ребер, потом, связав его, хотели бросить в реку, но сначала обыскали келлию в поисках денег. Всё сокрушив в келлии и ничего не найдя в ней, кроме иконы и нескольких картофелин, они устыдились своего злодеяния и ушли.

Преподобный, придя в сознание, дополз до келлии и, жестоко страдая, пролежал всю ночь. Наутро с великим трудом он добрел до обители. Братия ужаснулись, увидев израненного подвижника. Восемь суток пролежал преподобный, страдая от ран; к нему были вызваны врачи, удивившиеся тому, что Серафим Саровский после таких побоев остался жив. Но преподобный Серафим Саровский не от врачей получил исцеление: Царица Небесная явилась ему в тонком сне с апостолами Петром и Иоанном. Коснувшись головы преподобного, Пресвятая Дева даровала ему исцеление. После этого случая преподобному Серафиму Саровскому пришлось провести около пяти месяцев в обители, а затем он опять ушел в пустынную келлию.

Оставшись навсегда согбенным, преподобный Серафим Саровский ходил, опираясь на посох или топорик, однако своих обидчиков простил и просил не наказывать. После смерти настоятеля отца Исаии, бывшего с юности преподобного его другом, он взял на себя подвиг молчальничества, совершенно отрекаясь от всех житейских помыслов для чистейшего предстояния Богу в непрестанной молитве. Если святому в лесу встречался человек, он падал ниц и не вставал, пока прохожий не удалялся. В таком безмолвии старец провел около трех лет, перестав даже посещать обитель в воскресные дни. Плодом молчания явилось для преподобного Серафима Саровского стяжание мира души и радости о Святом Духе. Великий подвижник так впоследствии говорил одному из монахов монастыря: "...радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя".

Новый настоятель, отец Нифонт, и старшая братия обители предложили отцу Серафиму Саровскому или по-прежнему приходить в монастырь по воскресеньям для участия в богослужении и причащения в обители Святых Таин, или вернуться в обитель. Преподобный Серафим Саровский избрал последнее, так как ему стало трудно ходить из пустыни в монастырь. Весной 1810 года он возвратился в обитель после 15 лет пребывания в пустыни. Не прерывая молчания, он к этому подвигу прибавил еще и затвор и, никуда не выходя и никого у себя не принимая, непрестанно находился в молитве и Богомыслии. В затворе преподобный Серафим Саровский приобрел высокую душевную чистоту и сподобился от Бога особых благодатных даров - прозорливости и чудотворения. Тогда Господь поставил Своего избранника на служение людям в самом высшем монашеском подвиге - старчестве.

25 ноября 1825 года Матерь Божия вместе с празднуемыми в этот день двумя святителями явилась в сонном видении старцу и повелела ему выйти из затвора и принимать у себя немощные души человеческие, требующие наставления, утешения, руководства и исцеления. Благословившись у настоятеля на изменение образа жизни, преподобный открыл двери своей келлии для всех. Серафим Саровский видел сердца людей, и он, как духовный врач, исцелял душевные и телесные болезни молитвой к Богу и благодатным словом.

Приходившие к преподобному Серафиму Саровскому чувствовали его великую любовь и с умилением слушали ласковые слова, с которыми он обращался к людям: "радость моя, сокровище мое". Серафим Саровский стал посещать свою пустынную келлию и родник, называемый Богословским, около которого ему выстроили маленькую келлейку. Выходя из келлии, Серафим Саровский всегда нес за плечами котомку с камнями. На вопрос, зачем он это делает, святой смиренно отвечал: "Томлю томящего меня". В последний период земной жизни преподобный Серафим Саровский особенно заботился о своем любимом, детище - Дивеевской женской обители. Еще в сане иеродиакона он сопровождал покойного настоятеля отца Пахомия в Дивеевскую общину к настоятельнице монахине Александре, великой подвижнице, и тогда отец Пахомий благословил преподобного всегда заботиться о "Дивеевских сиротах". Он был подлинным отцом для сестер, обращавшихся к нему во всех своих духовных и житейских затруднениях.

Ученики и духовные друзья помогали Серафиму Саровскому окормлять Дивеевскую общину - Михаил Васильевич Мантуров, исцеленный преподобным Серафимом Саровским от тяжкой болезни и по совету старца принявший на себя подвиг добровольной нищеты; Елена Васильевна Мантурова, одна из сестер Дивеевских, добровольно согласившаяся умереть из послушания старцу за своего брата, который был еще нужен в этой жизни; Николай Александрович Мотовилов, также исцеленный преподобным.

Н. А. Мотовилов записал замечательное поучение преподобного Серафима о цели христианской жизни.

В последние годы жизни преподобного Серафима Саровского один исцеленный им видел его стоявшим на воздухе вовремя молитвы. Святой Серафим Саровский строго запретил рассказывать об этом ранее его смерти.
Все знали и чтили преподобного Серафима Саровского как великого подвижника и чудотворца. За год и десять месяцев до своей кончины, в праздник Благовещения, преподобный Серафим Саровский еще раз сподобился явления Царицы Небесной в сопровождении Крестителя Господня Иоанна, апостола Иоанна Богослова и двенадцати дев, святых мучениц и преподобных. Пресвятая Дева долго беседовала с преподобным, поручая ему Дивеевских сестер. Закончив беседу, Она сказала ему: "Скоро, любимиче Мой, будешь с нами". При этом явлении, при дивном посещении Богоматери, присутствовала одна Дивеевская старица, по молитве за нее преподобного.

В последний год жизни преподобный Серафим Саровский стал заметно слабеть и говорил многим о близкой кончине. В это время его часто видели у гроба, стоявшего в сенях его келлии и приготовленного им для себя. Преподобный сам указал место, где следовало похоронить его, - близ алтаря Успенского собора.

1 января 1833 года преподобный Серафим Саровский в последний раз пришел в больничную Зосимо-Савватиевскую церковь к литургии и причастился Святых Тайн, после чего благословил братию и простился, сказав: "Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте, днесь нам венцы готовятся".

Второго января келейник преподобного, отец Павел, в шестом часу утра вышел из своей келлии, направляясь в церковь, и почувствовал запах гари, исходивший из келлии преподобного; в келлии святого всегда горели свечи, и он говорил: "Пока я жив, пожара не будет, а когда я умру, кончина моя откроется пожаром". Когда двери открыли, оказалось, что книги и другие вещи тлели, а сам преподобный Серафим Саровский стоял на коленях перед иконой Божией Матери в молитвенном положении, но уже бездыханный.

Его чистая душа во время молитвы была взята Ангелами и взлетела к Престолу Бога Вседержителя, верным рабом и служителем Которого преподобный Серафим Саровский был всю жизнь.

Преподобный Серафим Саровский – Детям

Преподобный Серафим Саровский – ДетямПреподобный Серафим Саровский – Детям

Дорогие дети! Сегодня мы с вами празднуем память преподобного Серафима Саровского. Преподобный Серафим — один из самых любимых святых русского народа. Этот строгий к себе подвижник очень любил людей, всегда помогал молитвой, советами, ласковым словом. Родился он в купеческой семье, монахом стал в семнадцать лет. Поначалу преподобный Серафим жил в одиночестве в келье среди соснового леса, постясь, молясь и беседуя лишь с единым Богом, но потом, по поведению Самой Божьей Матери, стал принимать всех приходящих к нему за утешением, помощью или благословением. Каждого приходящего батюшка встречал светлыми словами: «Радость моя! Христос Воскресе!» Это был старец с праздником Пасхи в душе.

У преподобного Серафима было такое чистое сердце и такая добрая душа, что к нему привязывались даже дикие звери. Не раз заставали батюшку, когда он кормил большого, страшного на вид медведя. Однажды, увидев лесного зверя, монахини сильно перепугались, и тогда старец повелел медведю не пугать сестер, но принести чего-нибудь вкусного. Через два часа медведь принес соты с диким медом.

Но для того, чтобы достигнуть святости, преподобному Серафиму пришлось сильнее других иноков потрудиться в монашеских подвигах.

Например, он тысячу дней и ночей молился, стоя на камне.

Пресвятая Богородица его так любила, что приходила к нему с Неба целых 12 раз!

Теперь же он сам на Небе стоит рядом с Богородицей у престола Господа Иисуса Христа!

А сейчас, ребята, давайте встанем перед иконами, и прочтем вот такую коротенькую молитву:

Преподобне отче Серафиме, моли Бога о нас!

 

<< на главную страницу                                                         Чтение для детей >>

краткое житие, чудеса и подвиги

Преподобный Серафим Саровский — один из самых почитаемых на Руси святых. Житие Серафима Саровского рассказывает о том, как уже в детстве с ним начали происходить чудеса, а став монахом, преподобный Серафим начал являть их сам — в первую очередь невероятными подвигами, которые совершал: например, три года молился на камне и почти не вкушал при этом пищи. Или кормил диких животных, которые стекались к нему со всего леса и становились рядом с ними кроткими.

Но еще преподобный Серафим — это один из тех святых, который оставил после себя не только предание о собственной подвижнической жизни, но и поучения (если не сказать — целое учение): о благодати. Он учил: христианство — это не свод этических правил, где важно просто быть хорошим человеком, а более высокая цель — стяжав благодать Духа Святого, изменить саму природу человека. И следом — и человек освятится, и мир вокруг него преобразится самым чудесным образом!

Преподобный Серафим Саровский кормит медведя

Учение преподобного Серафима Саровского

В какой-то степени поучения — это действительно самое важное, что святой Серафим Саровский оставил после себя.

«Стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся», — это одно из самых известных изречений преподобного Серафима Саровского, которое просто и кратко доносит всю суть его учения.

Обретение мира на душе и стяжание благодати: вот главная цель для христианина, а не исполнение заповедей. Исполнять заповеди — это естественно для человека, и это надо делать в любом случае, но у человека есть более высокая цель на земле, нежели просто совершать хорошие поступки и не обижать близких. Эта цель — обожение: то есть изменение природы души уже здесь — на земле.

Фактически, преподобный Серафим Саровский старался донести идеи исихазма — «греческого» учения, одним из апологетов которого был в XIV веке святитель Григорий Палама, и которое по сей день созидается на Святой горе Афон. В основе идеи исихазма лежит именно делание ума, а не просто поступки.

святитель Григорий Палама

Преподобный Серафим Саровский напоминал, что жизнь христианина начинается не с поступков, и даже не с мыслей, а еще раньше — с природы его души. Поэтому православный христианин должен следить не только за мыслями (потому что все поступки идут от них), а устремлять свое упование и чаяния дальше — на состояние души. Души, которая плачет по Духу Святому и истинную свою целостность и истинное врачевание обретает лишь при стяжании Благодати и таким образом — во Христе.

Ну, а соблюдение заповедей, и благочестивая жизнь являются как раз одними из лучших инструментов для достижения этой высшей цели — стяжание «духа мирного».

Серафим Саровский: годы жизни — когда он жил

Преподобный Серафим Саровский жил в XVIII–XIX веках. Он родился в 1754 году, а скончался в 1833 году.

Он прожил 78 лет, и за это время страна, в которой он жил — Российская Империя — пережила шесть императоров и сильно изменилась: став из крупного государства настоящей Империей, которая смогла в конце концов одолеть самого Наполеона.

Правители, которых «застал» святой Серафим Саровский: императрица Елизавета; Петр II; Екатерина II; Петр III; Александр I; Николай I. Хотя, безусловно, сам преподобный Серафим меньше всего думал о царях земных и больше думал о Царстве Вечном, о чем и повествует его житие.

Серафим Саровский: краткая биография

Биографии святых в Церкви принято называть «житиями». Житие преподобного Серафима достаточно емкое, потому что старец вел очень простой образ жизни и иночества искал еще с юности.

Поэтому краткое житие святого Серафима можно изложить всего в нескольких фразах:

  • родился в 1833 году;
  • в 22 года покинул дом и стал иноком,
  • десять лет спустя был пострижен в монахи,
  • всю монашескую жизнь провел в лесах близ Саровской обители или в затворе в самом монастыре
  • и в 78 лет скончался.

Однако жизнь любого подвижника складывается не из внешних фактов, а из распорядка жизни и из устроения жизни внутренней — которую на страницах книг или сайта описать трудно. А жизнь Серафима Саровского как раз была наполнена подвигами внутренними, которые показали — при истинном единении с Господом силы человеческие поистине неисчерпаемы, и благодать может освятить человека так, что дикие животные пойдут к нему на поклонение, и никакие разбойники — ни небесные, ни тем более земные, ему страшны не будут!

Чудеса преподобного Серафима Саровского

Чудесные явления стали происходить с преподобным Серафимом, когда он еще был семилетним мальчиком Прохором. Он упал с колокольни на землю, но остался жив.

Настоящим чудом можно считать и те подвиги, которые он совершил, пребывая тридцать лет в лесу — но об этом чуть ниже.

Его святая жизнь делала кроткими самых грозных животных. Преподобный рассказывал, что к нему ночами приходили волки, зайцы, лисицы, змеи и мыши, и даже большой медведь. И всех он кормил, и для всех чудесным образом хватало угощений. «Сколько бы я не брал хлеба, — рассказывал подвижник, — он чудесным образом не убавлялся в корзине!»

Как и любой святой, преподобный Серафим Саровский не стремился творить чудеса, и в любом чудесном явлении видел прежде всего щедрость и Любовь Божию и пример того, каким бескрайним становится мир при жизни со Христом.

Нападки диавола усиливались. Сначала они проявлялись мистическим образом — во время молитвы старца Серафима могло подбросить вверх и кинуть обратно на землю — это бесы «развлекались». А однажды — во время подвигов в лесу, — на него напали самые настоящие разбойники. Это диавол, видя духовную твердость старца, напал теперь, используя земные «подручные» инструменты, — людей, — чтобы сломить дух монаха таким вот «приземленным» способом.

Грабители избили преподобного, сломали ему ребера, проломили череп и нанесли множество других ран. Раненого Серафима Саровского нашли спустя некоторое время, и доктора удивлялись: как он остался жив — непонятно. Сам преподобный рассказывал, что в один из этих дней преподобному явилась Богородица, и это окончательно успокоило его, помогло все предать воли Божией и тем самым — спасти жизнь.

Явление Божией Матери преподобному Серафиму Саровскому — тоже одно из чудес, которое происходило с ним неоднократно. По преданию, их было двенадцать. Первое — в детстве, когда Прохору было 9 лет — мальчик тяжело болел и Богородица обещала его исцелить. Именно после этого он решил для себя стать монахом. А последнее явление случилось за пару лет до смерти — когда Пресвятая Богородица явилась ему в окружении Иоанна Крестителя, Иоанна Богослова и 12 дев.

Подвиги преподобного Серафима Саровского

Первый видимый подвиг будущий старец Серафим совершил еще до пострижения в монахи — когда из Курска, где родился и жил, пешком отправился в Киево-Печерскую Лавру: поклониться мощам Печерских святых и получить благословение на монашество. Он не ехал на поезде, он не передвигался на машине и не летел на самолете. В те времена паломничество было не комфортным «туризмом», как сейчас, а действительно подвигом.

Киево-Печерская Лавра, XIX век

Но конечно, больше всего он прославился подвижничеством, которое нес, уже будучи монахом. С самого начала он выделялся из братии строгим уставом. И 30 лет своей жизни он провел либо в отшельничестве в лесу — в нескольких километрах от Саровской обители, либо — в самой обителе, но в затворе.

Образ жизни в лесу его кажется невероятным. Святой Серафим круглый год мог ходить в одной и той же одежде, на нем были вериги, временами он питался одной травой.

Самый известный его подвиг — это подвиг столпничества, когда он тысячу дней и тысячу ночей простоял в молитве попеременно на двух камнях.

Принимать посетителей к себе он начал только в последние годы своей жизни — и именно тогда о Серафиме Саровском узнал народ и прославил его как святого уже при жизни.

Мощи Серафима Саровского: где находятся?

Мощи преподобного Серафима Саровского сейчас хранятся в Серафимо-Дивеевском монастыре. Там им можно поклониться.
Дивеевский монастырь находитя в Нижегородской области. Из Москвы, например, можно добраться поездом до Нижнего Новгорода и далее на автобусе до Дивеево. Расписание автобусов можно посмотреть здесь

На машине: 450 километров от Москвы.

При монастыре есть гостиницы и частные домики и всегда можно найти, где остановиться, но жилье лучше бронировать заранее — особенно в великие Церковные праздники или в дни памяти святого.

А в Москве есть Подворье Дивеевского Монастыря — оно располагается в двух минутах ходьбы от станции метро Проспект Мира-кольцевой — если идти по пути к Садовому Кольцу. Подворье с домовым храмом внутри располагается прямо на Проспекте Мира:

Домовый храм: что это такое и чем он отличается от обычного храма?

Дни памяти Серафима Саровского

Дни памяти Серафима Саровского в православной Церкви:

  • 1 августа (это день его рождения)
  • 15 января (день смерти).

Икона Серафима Саровского

А вот так выглядит один из самых распространенных образов преподобного Серафима. (На снимке икона, которая хранится в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре):

Преподобный Серафим Саровский — один из самых почитаемых на Руси святых, поэтому его икону можно найти и поклониться ей практически в каждом храме.

Преподобный отче Серафиме, моли Бога о нас!


Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

И еще в Фейсбуке!

Присоединяйтесь! 

Читать книгу Житие преподобного Серафима для детей

Архимандрит Тихон (Шевкунов) Житие преподобного Серафима для детей

По благословению святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ

Радость моя, стяжи Духа Святого и вокруг тебя спасутся тысячи. В сердце человеческом может вмещаться Царствие Божие. Лишь бы только мы сами любили Его, Отца нашего Небесного, истинно, по-сыновнему. Господь равно слушает и монаха, и мирянина, простого христианина, лишь бы они были православные и любили Бога из глубины душ своих, и имели в Него веру хотя бы с горчишное зерно. Сам Господь говорит: “Все возможно верующему!” Все, о чем бы вы ни попросили у Господа Бога, все восприимите, лишь бы только то было во славу Божию или на пользу ближнего. Но если бы даже и для собственной вашей нужды или пользы вам что-либо было нужно, то и это даже все столь же скоро и благопослушливо Господь Бог изволит послать вам, только бы в том крайняя нужда и необходимость настояла. Ибо любит Господь любящих Его, благ, добр Господь ко всем и прошения боящихся и чтущих Его исполнит, и молитву их услышит. Преподобный Серафим Саровский

Жил в Курске благочестивый купец Исидор Мошнин со своей женой Агафией. В ночь на 20 июля 1754 года у них родился сын, которого в святом крещении нарекли Прохором. Когда мальчику было всего три года, умер его отец и Агафия стала воспитывать младенца одна. Она сама продолжила и дело мужа: строительство в Курске Божиего храма.

Мальчик подрастал, и скоро мать Прохора поняла, что сын ее – необыкновенный ребенок. Однажды семилетний Прохор забрался на недостроенную колокольню. Вдруг он оступился и упал на землю. Мать в ужасе бросилась к сыну, не ожидая увидеть его живым. Каковы же были изумление и радость Агафий и сбежавшихся соседей, когда оказалось, что мальчик невредим! Так с раннего детства матери и близким было открыто, что Бог чудесным образом хранит Своего избранника.

Но скоро Прохор тяжело заболел. У врачей не было надежды на выздоровление. И вот во время самых тяжких страданий мальчика Сама Божия Матерь в неизреченном сиянии явилась ему. Она ласково утешила маленького страдальца и сказала, что надо потерпеть еще совсем немного и он будет здоров.

На другой день мимо дома, где жил больной Прохор, шел крестный ход: несли великую святыню города Курска и всей России – чудотворную икону Богородицы – Курскую-Коренную. Мать Прохора увидела это из окна. Взяв на руки больного сына, она поспешила вынести его на улицу. Здесь икону пронесли над мальчиком, и с этого дня он начал быстро поправляться.

Прохор не был похож на своих сверстников. Он любил уединение, церковные службы, чтение священных книг. Это было ему совсем не скучно, через молитву перед ним все больше приоткрывался неизведанный и прекрасный духовный мир, в котором царят Божественная любовь и добро.

Учился он хорошо, когда же несколько подрос, стал помогать брату, который по примеру отца занялся торговлей. Но сердце Прохора не лежало к земному. Ни дня он не мог провести без храма и всей душой стремился к Богу, Которого любил всем сердцем, больше всего на свете. Он желал быть с Богом постоянно, и потому ему все сильнее хотелось уйти в монастырь. Наконец он признался в своем желании матери. Как ни тяжело Агафий было расставаться с любимым сыном, но она не препятствовала ему. Когда Прохору исполнилось семнадцать лет, он покинул родной дом, получив материнское благословение – большое медное распятие, которое носил на груди и которым необычайно дорожил всю жизнь.

Теперь перед Прохором встал вопрос: какой монастырь избрать. С этим он направился в Киев к мощам святых первоначальников русского монашества, преподобных Антония и Феодосия. После молитвы ко святым угодникам воля Божия открылась Прохору через старца Досифея, монаха-затворника Киево-Печерского монастыря. “Иди в Саровскую обитель, – сказал Прохору старец. – Там Дух Святой будет вести тебя ко спасению, там ты окончишь свои дни”. Прохор поклонился в ноги затворнику и от всего сердца поблагодарил его.

Накануне великого праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы Прохор, проделав нелегкий путь от Киева до Темниковских лесов, вошел в Саровский монастырь. То было славное монашеское братство, известное своими строгими подвижниками. Здесь юного боголюбца заботливо принял настоятель отец Пахомий. И настоятель и братия искренне полюбили доброго и усердного послушника.

Молитва ко Господу и труд – из них состоит жизнь инока, через них Господь укрепляет дух подвижника, его стремление к высшему горнему миру. Прохор, который в сердце своем твердо решил всего себя отдать Господу, с радостью проходил все самые тяжелые монастырские послушания. Он рубил деревья в лесу, целыми ночами выпекал хлеб для братии, трудился плотником и строителем. Но самое главное, он учился молиться, приучал свой ум и душу возноситься к Богу, чтобы ничто в мире не могло отвлечь от молитвы.

Мудрые люди говорят, что молитва, настоящая молитва к Богу, – самый тяжелый на свете труд. Как ни тяжко порой бывало, но к церковным службам Прохор приходил первым, а покидал храм последним. Душа его стремилась к полному уединению, туда, где ничто не отвлекает от общения с Богом. Однажды он сказал об этом своем желании духовнику, и тот благословил послушника Прохора по временам удаляться в глухой монастырский лес для уединенной молитвы.

С самого начала своего монашеского пути преподобный Серафим твердо решил, что в жизни будет надеяться только на помощь Господа Иисуса Христа и Пречистой Его Матери. Эта вера и надежда послушника Прохора подверглись суровому испытанию: Прохор тяжко занемог и проболел целых три года. Болезнь была так тяжела, что братия уже отчаялась в его выздоровлении. Но Прохор вверил жизнь свою в руки Божий. Когда страдания достигли предела, вновь явилась Пресвятая Богородица и исцелила его.

Через много лет Господь Иисус Христос даровал и самому преподобному Серафиму силу исцеления больных, предвидения будущего, молитвенной помощи несчастным. Но прежде его мужество и верность Богу были испытаны и укреплены в трудностях и искушениях.

Душа его была очищена от всякой нечистоты, помыслов маловерия, сомнения, превозношения над другими, гордости – всего того, что есть в душе каждого человека. Когда позже у преподобного Серафима спрашивали, почему в нынешнее время нет таких великих святых, как прежде, он отвечал, что происходит это потому, что у людей нет решимости полностью довериться Богу и всю надежду свою возложить лишь на Него.

Когда Прохору исполнилось 32 года свершилось то, к чему он стремился долгие годы, – его постригли в монашество. Новое имя, которое он получил, Серафим, означает “пламенный”; действительно, подобно пламени горел его дух к Богу. С еще большей ревностью принялся отец Серафим за монашеские подвиги, и его посвятили в иеродиаконы. В этом служении он провел шесть лет.

Однажды во время литургии, в Великий Четверг, с ним случилось чудесное событие. “Меня озарил свет, – позже рассказывал он, – в коем я увидел Господа Бога нашего Иисуса Христа во славе, сияющего, светлее солнца, неизреченным светом и окруженного Ангелами, Архангелами, Херувимами и Серафимами. От церковных врат Он шел по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и молящихся. Посем Он вступил в местный образ, что близ царских врат. Я же, земля и пепел, удостоился особенного от Него благословения. Сердце мое возрадовалось тогда в сладости любви ко Господу”. После этого видения преподобный Серафим изменился в лице и не мог вымолвить ни слова; его под руки ввели в алтарь, где он два часа простоял неподвижно. Еще суровее стали его подвиги: теперь он по целым ночам проводил в молитве к Богу за весь мир.

Вскоре преподобный Серафим был рукоположен в иеромонаха. А когда ему исполнилось 39 лет, он оставил обитель и поселился в деревянной келлии, которая находилась в густом лесу на берегу реки Саровки, в пяти верстах от монастыря.

Здесь он начал вести особую пустынническую жизнь. Пост его доходил до неимоверной строгости. Пищей его стала лесная трава, которая в изобилии росла около его келлии. Жил и молился преподобный по чину древних пустынножителей. Иногда кто-либо из братии встречал его на пути, в белом простом балахоне, с медным крестом – благословением матери – на груди, с сумкой за плечами, наполненной камнями и песком, а поверх них лежало святое Евангелие. Когда преподобного Серафима спрашивали, зачем он носит на спине такую тяжесть, он отвечал кротко: “Томлю томящего меня”. И те, кто разумели в духовной жизни, догадывались, какая борьба смертной человеческой плоти и бессмертного духа совершается в жизни этого подвижника.

Враг рода человеческого, диавол, желая отвратить преподобного Серафима от подвига, сделал своим орудием злых людей. Однажды преподобный Серафим рубил в лесу дрова. Вдруг перед ним очутилось трое неизвестных. Они набросились на монаха, требуя от него денег.

“К тебе многие приходят и наверняка приносят и золото и серебро!” – “Я ни от кого ничего не беру”, – отвечал им преподобный Серафим. Но они кинулись на него, желая либо получить мнимые сокровища, либо убить подвижника. Преподобный Серафим был очень крепок и силен, к тому же в руках у него был топор, однако, будучи монахом, он не мог никому ответить ударом на удар. Предав себя в руки Божий, он сказал: “Делайте, что вам нужно”. Один разбойник ударил его по голове обухом топора, изо рта и ушей преподобного хлынула кровь и он упал замертво. Разбойники долго избивали его, наконец, устав, бросили его возле келлии и устремились в жилище пустынника искать деньги. Но обнаружили там лишь икону да несколько книг. Тогда они поняли, что убили праведника; на них напал страх, и они опрометью кинулись прочь от нищенской келлии и от лежащего на земле бездыханного монаха.

Но преподобный Серафим остался жив. Придя в чувство, он, преодолевая страшную боль, возблагодарил Господа за безвинное страдание, подобное страданиям Самого Христа, и помолился о прощении злодеев. А когда наступило утро, он с огромным трудом, весь в крови, истерзанный, побрел в обитель.

Братия пришла в ужас от его состояния. Вызванные из города врачи нашли, что голова у него проломлена, ребра перебиты, на теле страшные ушибы и смертельные раны; все были уверены, что смерть неизбежна. Пока врачи совещались, преподобный уснул. И вот пред ним предстала Матерь Божия с апостолами Петром и Иоанном.

– Что вы трудитесь? – сказала, обернувшись к врачам, Пресвятая Богородица. – Сей от рода Моего!

Проснувшись, преподобный Серафим почувствовал возвращение сил. В тот же день он начал вставать, но все же пять месяцев ему пришлось провести в монастыре. А окрепнув, он снова вернулся в свой лесной затвор. Диавол был посрамлен: ему не удалось заставить подвижника оставить свой монашеский подвиг. Но после избиения спина преподобного навсегда осталась согнутой.

Надо сказать, что разбойников удалось поймать. По закону их ждало суровое наказание, но преподобный вступился за своих обидчиков. Он даже сказал, что, если их не простят, он навсегда уйдет из этих мест. Злодеев отпустили, но их настигла кара Божия. Пожар уничтожил их дома со всем имуществом. Только тогда они раскаялись и пришли к преподобному Серафиму, прося прощения и молитв.

Снова преподобный повел свою уединенную жизнь.

Сердце его горело любовью и жалостью не только к страждущему человечеству, но и ко всему живому. Он достиг уже такой духовной чистоты, что даже хищные звери стремились к нему. Многие из тех, кто посещал его, видели, как он кормил из рук огромного медведя. Но об этом преподобный запрещал рассказывать до своей смерти.

Видя такое преуспеяние подвижника в святости, диавол все сильнее ополчался против него. Однажды ночью, во время молитвы, преподобный Серафим услышал за стенами келлии вой зверей. А затем словно толпа народа начала ломиться в дверь; косяки не выдержали, дверь упала, а к ногам старца рухнул громадный обрубок дерева, который на следующий день с трудом смогли вынести наружу восемь человек Ярость падших духов доходила до предела, и они принимали видимый облик, чтобы смутить святого. Во время молитвы стены келлии как бы расступались и на преподобного пытались наброситься страшные адские чудовища. Однажды неведомая сила подняла его и несколько раз с силой ударила об пол.

И тогда преподобный Серафим приступил к труднейшему в его жизни подвигу, – к подвигу молчания и столпничества. Три года он ни с кем не говорил ни слова, 1000 дней и 1000 ночей он провел в молитве, стоя на камне. Таких камней у него было два: один находился в его келлии, другой лежал в лесной чаще. На камне в келлии святой стоял с утра и до вечера, а на ночь шел в лес. Воздев руки к небу, он молился словами евангельского мытаря: “Боже, милостив буди мне, грешному!” В жестокие морозы и под проливным дождем, в знойный полдень и в тревожную ночь, облепленный тучами комаров, страдая от злых духов, нес свой подвиг преподобный. Тело его за это время пришло в изнеможение, дух же достиг необыкновенной свободы и высоты. Такой подвиг он смог пронести только укрепляемый особой благодатной помощью Божией.

После 16– летнего пребывания в пустыни, в 1810 году, преподобный Серафим вернулся в монастырь. И снова не для упокоения, а для особой молитвы. Сменив любимую ему лесную пустыньку где чистый воздух, журчащая речка, дикие звери – все радовало душу, преподобный на долгие годы ушел в затвор монашеской келлии, где, кроме иконы, перед которой всегда горела лампада, да обрубленного пня, служившего стулом, не было ничего. В сенях стоял дубовый гроб, постоянно напоминавший подвижнику о смерти. Старец никого не принимал, единственным его разговором была беседа с Богом – молитва.

Еще через семнадцать лет он вышел из затвора, получив на то благословение от Самой Царицы Небесной. Она повелела ему принимать посетителей и духовно руководить ими.

По всей России разнеслась весть, что в Саровском монастыре Господь воздвигнул великого подвижника, который исцеляет больных, утешает скорбных, наставляет на правый путь заблудших.

С тех пор ежедневно, после окончания ранней литургии и до вечера, старец принимал у себя людей. Та любовь, которой был исполнен святой, привлекала к нему всех. К этому времени он уже обладал прозорливостью: видел духовное устроение, помыслы и жизненные обстоятельства каждого человека. Самое же главное, ему была открыта воля Божия касательно всякого, так что советы его принимали как от Самого Бога. Тысячи людей благодаря молитвам и советам преподобного Серафима счастливо устраивали свою жизнь, избегали опасности, и даже смерти, получали исцеления от тяжелых болезней. Но самое главное, находили путь спасения души и учились восходить к Богу через любовь и послушание Сыну Божию, Господу нашему Иисусу Христу. Это главное, чему учил преподобный Серафим.

Всех старец встречал с величайшей приветливостью: “Радость моя, Христос воскресе!” – говорил он, с любовью обнимая пришедшего к нему паломника.

Но тех, кто приходил с коварством, лишь прикрываясь благочестием (а были и такие), он грозно удалял от себя. Преподобный провидел не только будущее каждого человека, но и грядущие судьбы России и всего мира. Однажды к нему в пустыньку пришел офицер. Преподобный в это время стоял у чудотворного источника, некогда изведенного из-под земли молитвами самого старца и имевшего великую целительную силу.

Офицер приблизился к пустыннику, и в это время вода в источнике потемнела и возмутилась, стала бить мутным ключом. С гневом взглянул преподобный на офицера и грозно повелел: “Гряди вон! Подобно тому как замутился этот святой источник, так возмутишь и ты со своими единомышленниками всю Россию!”

В ужасе и смятении отошел от него офицер: он действительно приходил с коварным желанием хитростью получить от старца одобрение готовящегося государственного переворота. Это был человек из среды так называемых декабристов и масонов, которые, одни по преступному неразумию, а другие по ненависти, хотели разорить Россию и Православие. Преподобный провидел великие несчастья, которые принесут народу революционеры, и заранее предупреждал православных о событиях, которые должны были произойти, порой через много десятков лет.

Предвидел он и кровавые смуты в нашем православном отечестве, предвидел разорение Церкви за умножившиеся грехи, невиданные гонения на христиан, предвидел и возрождение Святой Руси за верность ее Православию. “Злодеи поднимут высоко свою голову, – говорил он. – Будет это непременно: Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь их обратится на главу их, и на верх их снидет неправда пагубных замыслов их. Земля Русская обагрится реками кровей, и много дворян побиено будет за Великого Государя и целость самодержавия его; но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца земле Русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского.

До рождения антихриста произойдут великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающие всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее: бунты Разинский, Пугачевский, Французская революция – ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей, осквернение церквей Господних, уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе…”

Батюшка Серафим оставил православным людям замечательное учение о спасении. “Истинная цель нашей христианской жизни, – говорил он, – состоит в стяжании Духа Святого. Пост же, бдение, молитва и добрые дела суть лишь средства для стяжания Духа”. Стяжание означает приобретение; приобретает же Дух тот, кто кается во всех своих грехах и творит добродетели, противоположные содеянным грехам. У такого человека Дух начинает действовать в сердце и сокровенно устраивает внутри него Царство Божие. “Как же мне узнать, – спросил у преподобного один юноша, – что я нахожусь в благодати Духа Святого? Я хочу понять и прочувствовать это хорошенько”. Разговор этот происходил в зимнем лесу, на заснеженной поляне; юноша очень любил преподобного Серафима и приходил к нему за советами.

Ответ преподобного Серафима был действительно чудесным. Он крепко взял юношу за плечи и сказал ему: “Мы оба теперь с тобой в Духе Божием. Что же ты не смотришь на меня?” Юноша отвечал: “Не могу, батюшка, смотреть, потому что из глаз ваших молнии сыпятся. Лицо ваше сделалось светлее солнца, а у меня глаза ломит от боли”. Преподобный на это сказал: “Не устрашайтесь, ваше Боголюбие! и вы теперь сами так же светлы стали, как и я. Вы сами теперь в полноте Духа Божия, иначе вам нельзя было бы и меня таким видеть. Смотрите просто мне в глаза и не бойтесь!”

“Я взглянул после этих слов в лицо его, – вспоминал позже юноша, – и напал на меня еще больший благоговейный ужас. Представьте себе в середине солнца, в самой блистательной яркости его полуденных лучей, лицо человека, с вами разговаривающего. Вы видите движение уст его, меняющееся выражение его глаз, слышите его голос, чувствуете, что кто-то вас руками держит за плечи, но не только рук этих не видите, не видите ни самих себя, ни фигуры его, а только один свет, ослепительный и простирающийся далеко, на несколько сажень кругом, и озаряющий ярким блеском своим и снежную пелену, покрывающую поляну, и снежную крупу, осыпающую сверху и меня и великого старца”.

Необыкновенно хорошо было юноше. На всю жизнь запомнил он тот день, когда батюшка Серафим преподал ему урок того, что значит “стяжание Духа Святого”.

К концу жизни преподобного старца чтила уже вся Россия. Благодатные его способности были необычайны. Ему дано было видеть даже райские обители, уготованные Богом в вечности для добродетельных людей. Когда он рассказывал своим самым близким людям об этих откровениях, лицо его преображалось и изливало чудный свет. С небесной радостью и умилением он говорил: “Ах, если бы люди знали, какая радость, какая сладость ожидает душу праведного на небе, они решились бы во временной жизни все скорби переносить с благодарением. Если бы эта самая келлия была полна червей, и они бы всю жизнь ели нашу плоть, то и тогда надо было бы на это со всяким желанием согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости”.

Людская слава тяготила старца, от великих трудов он пришел в сильное изнеможение. Когда преподобный возвращался к себе в пустыньку из монастыря, по обеим сторонам дороги стояли толпы народа, желавшего хотя бы прикоснуться к его одежде, хотя бы увидеть его.

Последние годы жизни преподобный Серафим много заботился об основанном им женском Дивеевском монастыре. В монастырь поступали девушки-сироты, а также те, кто искал высокой и богоугодной жизни под руководством батюшки Серафима. Святой направлял жизнь обители, следуя благословениям Божией Матери.

Незадолго до кончины святого его в двенадцатый раз посетила Пресвятая Богородица. Это было в присутствии одной из дивеевских сестер. Вдруг сделался шум, подобный ветру заблистал свет, послышалось пение. Келлия старца чудно преобразилась: она словно раздвинулась, потол

90000 A Musical Tribute / OrthoChristian.Com 90001 90002 90003 90004 Robert Sirico is the founder of and composer for the Orthodox Christian Music Project (OCMP) which has as its purpose "proclaiming the eternal truth through sacred music." The OCMP was founded in the summer of 2009 when Fr. Jonathan Ivanoff, Rector of St. John the Theologian Orthodox Church in Shirley, NY commissioned a sacred composition to commemorate the 25th anniversary of the sounding of St.John's church, which was premiered on December 5th 2009 on the eve of the feast of St. Nicholas. Since that time, Robert, a professional educator and the choir director at St. John's who has been a student of music for twenty years, has been studying advanced composing techniques under the tutelage of Dr. Nicholas Reeves, who is the conductor and artistic director for the OCMP. 90005 90006 90003 90004 Since September 2012 Robert has been diligently and patiently working on his most ambitious project yet 90009 - 90010 a cantata in honor of the great Russian elder, St.Seraphim of Sarov. Incorporating official liturgical hymns as well as new hymnographic-style compositions, this piece, a first of its kind, seeks to vivify several scenes from the life of St. Seraphim through the rich spiritual heritage of the Russian Orthodox musical tradition. Robert has known the blessing of St. Seraphim in his own life, which inspired him to undertake this artistic journey. 90005 90006 90003 90004 In his communications with OrthoChristian.com, Robert's love for St.Seraphim and for our Lord Jesus Christ, and his zeal for sharing the riches of Orthodox Christianity with the public and especially the younger generations whom he educates has been palpable and inspiring. In honor of the Uncovering of the Relics of St. Seraphim, commemorated on July 19 / August 1, Robert shared more of his personal history with St. Seraphim and the course of his work on this devotional cantata in an email interview with OrthoChristian.com: 90005 90006 90003 * * * 90006 90003 90009 -On your 90004 Orthodox Christian Music Project 90005 website you wrote that a certain Hierodeacon Parthenios introduced you to St .Seraphim ten years ago, and i 90010 90009 n our conversations you have said that your life was powerfully affected by St. Seraphim, and that you even named your daughter after him- 90010 90009 how did you encounter Hierodeacon Parthenios, and how did he introduce you to St. Seraphim, and 90010 90009 could you give us a fuller picture of the saint's presence in your life? 90010 90006 90003 -Many years ago, shortly after my discovery of Orthodox Christianity, and long before I knew of St.Seraphim of Sarov, his powerful intercession, or of the miraculous event of his immersion in the holy Uncreated Light, I was facing a personal darkness as my late wife Lisa was diagnosed with a rare genetic breast cancer. Exasperated by stresses and strains incorporated with being a school teacher, husband, father and caregiver, my faith was tested like never before. Even though I was attending St. John the Theologian Orthodox Church in Shirley, Long Island, where I was warmly welcomed and spiritually nurtured and eventually chrismated by Fr.Jonathan Ivanoff, I found a secret refuge at the Brotherhood of the Holy Cross in Setauket, Long Island where I would visit the monastery whenever time would permit. 90006 The enclosed icon of the life of St. Seraphim at Holy Cross Monastery Often, I would visit in the evenings after work and I would sit and pray at dusk on a bench next to a partially submerged boulder outside of the chapel. I needed the moments of quiet and the atmosphere of peace on that hallowed ground.I used to pray to the Theotokos and pour out my sorrows before her and it was not long before I noticed there was a wooden post with a pointed roofed enclosure that housed a small icon of a saint I did not recognize. I used to refer to this as my "saint in the dark." I felt an inexplicable connection to this unknown saint and knew that he must have been very special if he had his own station for prayer. However, I did find it very disagreeable at first that whenever I wanted to get closer to venerate this saint that I had to kneel on a large rock to be directly under his icon! I even wondered why anyone would have arranged it so.It was a far cry from the comfortable kneelers of my former Roman Catholic devotional experience, but being relatively new to Orthodoxy I did not give it much thought. My thoughts were on our family torment, the sufferings of my wife, and the fears of my children who were very young at the time and did not understand the changes they witnessed due to their mother's sickness. 90003 I do not recall how long since I had been visiting the "saint in the dark" and kneeling on that large, uncomfortable rock, but one evening when I had been crying, I heard a man's gentle voice inquire about my agony.When I looked up, I saw a monk standing by the bench who introduced himself to me as Fr. Parthenios. He invited me to sit on the bench and pour out my heart, which I did without reservation. We talked about the great mystery of illness, suffering, and death, as well as my intended conversion to Orthodoxy. I told him that I developed an affinity for the "saint in the dark" and that the only place I feel any peace is here, alone, in front of this icon, except for the rock that I had to kneel on, but I was getting used to it.Fr. Parthenios briefly introduced me to St. Seraphim of Sarov, beloved by God and devotee of the Theotokos, but it was really too dark to clearly see the icon and all of the little scenes around its border. I gathered as much that those were significant events from his life, but knowing his name was an important step since then I knew to whom I was praying. I continued to visit the monastery after work and to pray to St. Seraphim as often as I could. I even began to learn about St.Seraphim's life as part of my spiritual development, which awakened a deep reverence for the Kursk Root icon, through which St. Seraphim himself was miraculously cured from a childhood disease. 90006 90003 About three years passed when my children and I were eventually chrismated into the Orthodox faith by Fr. Jonathan Ivanoff. The choir director position unexpectedly opened and since I was musically trained in composition and had been singing in the parish choir for quite some time I was asked to be the next parish choir director.Since I was still relatively new to Orthodoxy and needed the guidance and direction from an experienced maestro I enrolled in a choir director internship under Dr. Nicholas Reeves at Holy Trinity Orthodox Church (East Meadow) in the summer of 2008 and began directing once I completed the first phase of the program. 90006 90003 Sadly, after four years of treatment, Lisa lost her battle with breast cancer and entered her eternal rest on Pascha of 2009. My immediate responsibilities lay in providing a secure and stable home for our three children, and our home life was filled with much prayer and reading the lives of the saints, including our beloved St.Seraphim of Sarov. 90006 90003 90009 - 90010 90009 What is your personal history with Church music, and how did the idea of ​​composing such a piece come about, and to base it on the icon of the scenes of St. Seraphim's life? 90010 90006 90003 90009 - 90010 As I entered my widowerhood, I derived much strength from the lives of the saints and the great example of St. Seraphim of Sarov as I read more about his spiritual teachings in the 90004 Little Russian Philokalia 90005.I continued choir-director training with Dr. Reeves and began to write more music and expand my compositional output as a means of coping with the trauma, and to fulfill my expanding duties as the choir director at St. John the Theologian. It was in the early period of loss that I founded the 90004 Orthodox Christian Music Project 90005 (OCMP) with the specific intention of using my gifts to enrich the lives of others. Under the mentorship of Dr. Reeves, I continued my musical instruction and composed two concert cantatas such as the Crucifixion, as well as liturgical pieces such as the Akathist to the Mother of God, Healer of Cancer, and the Small Paraklesis which were performed in various churches like Holy Virgin Cathedral in New York City, and Holy Hierarchs Chapel at St.Vladimir's Orthodox Theological Seminary in Crestwood, New York respectively. The OCMP sponsors a Youtube channel where previously released music is available for the edification of the faithful. 90006 The Kursk Root Icon visits the brotherhood of the Holy Cross Monastery on 3/20/12. Rdr. Robert Sirico (1st row on end) was invited to join the brotherhood for this commemorative photograph. 90003 The years passed slowly, and I experienced a spiritual epiphany when the Kursk Root Icon of the Mother of God visited the Brotherhood of the Holy Cross on March 20, 2012.Having learned about this wonderworking icon though my spiritual reading about the life of St. Seraphim, I was awestruck that such a precious treasure would be accessible to us here in America, let alone at the very monastery where I discovered St. Seraphim. This is the icon that St. Seraphim kissed as a child; this is the icon through which the Holy Theotokos healed our beloved "little father!" With fear and trepidation I attended the Akathist and poured out my heart to the Holy Theotokos and St.Seraphim. It was after the service in the refectory that I reconnected with a woman friend who, to my surprise, had come to the monastery for the service. By God's grace, this meeting would be the beginning of a relationship which would lead to our marriage crowning a year later. During our courtship, Kamelia suggested we visit St. Tikhon's Monastery and Seminary in South Caanan, Pennsylvania. It was there that I had my first encounter with the relics of St. Seraphim of Sarov. When I entered the chapel for the first time ever, and saw the large icon and reliquary of St.Seraphim I was overcome with emotion and fell before him weeping. I recalled St. Seraphim's words, 90006 90003 90004 When I am dead, come to me at my grave, and the more often the better. Whatever is in your soul, whatever may have happened to you, come to me as when I was alive and kneeling on the ground, cast all your bitterness upon my grave. Tell me everything and I shall listen to you, and all the bitterness will fly away from you. And as you spoke to me when I was alive, do so now.For I am living and I shall be forever. 90005 90006 Baby Serafina meets her patron saint at St. Tkhon's Monastery for the first time It was there, at that moment, that the inspiration for the cantata 90004 The Life of St. Seraphim 90005 was born. I could clearly see how I was supported for so many years and through so much suffering, by the Grace of God, the intercession of the Theotokos, and St. Seraphim of Sarov. My "saint in the dark" helped me to see the light of Christ in the darkness; I wanted to show the world what great benefactor we have in Christ's Mother and his saints, especially our blessed father St.Seraphim. 90003 My wife Kamelia and I returned to St. Tikhon's Monastery the following year with our new baby Serafina when she was only months old so we could visit St. Seraphim and place her under his protection. All the while I worked steadily on the research and began the arduous process of planning the composition. The historical accounts and anecdotes from St. Seraphim's life are endless, so to simplify the process, I decided to set each scene along the circumference of the biographical icon that I first encountered many years ago at Holy Cross Monastery.90006 90003 90009 -You stated to me that as this is not a liturgical piece you can incorporate more elements than are suitable for strictly Church music. Tell us about this process of composing under a wider umbrella while remaining spiritual and respectful to St. Seraphim. What were the particular challenges involved? 90010 90006 The biographical icon of St. Seraphim 90009 - 90010 Once I formulated a proper plan of how to take on a project of such enormity and intense commitment, the task at hand was to examine the icon and to put the scenes in historical order so I could begin finding the proper hymnographic texts .I searched all of the liturgical text sources, including the canons and akathists, and was blessed to find several of the scenes in the icon were recorded. However, to my surprise, many other scenes on the icon had no accompanying hymnography, and I had to make a decision as how to treat the historical scenes. I was able to use portions of service texts as the basis of the text plan for telling the story, but the rest needed to be originally written. One of my favorite examples is "St.Seraphim and the Bear. " 90003 Nearly everyone who knows anecdotes about St. Seraphim's life of seclusion in the forest would relate that he would feed a wild bear from his hands. It's not mentioned in the service texts, so how would one retell that story musically? For this cantata, I chose to write the hymns in a literary style that closely resembles the tone of liturgical hymnography in voice and aspect. This allows the listener to immediately connect with the prose because the familiarity of the poetic styles "feels" like a matins canon text where there is an historical and Christological element to the subject.90006 90003 Here's the excerpt of "St. Seraphim and the Bear: "90006 Portrait of St. Seraphim and the bear 90004 Whilst thou wast in seclusion from the world immersed in the rigors of prayer and the ascetical life, the animals of the forest drawn by their innate sense of the Creator within thee, became Thy friends keeping watch as thou conversed with the Lord of Hosts and the Holy Theotokos. 90005 90003 90004 Ferocious beasts would prostrate themselves before thee; the mighty bear would surrender her honey, and the wolf her prey, in exchange for bread blessed by thy hands, O Saint.90005 90006 90003 90004 The calming of their formidable natures showed the victory of Christ over the wolf, that natural predator of the lamb, and of the bear who fiercely pursues the bullock, as mystical symbols for the enemies of the Gospel. 90005 90006 90003 Concerning the musical treatment of this text, I chose a large double choral polyphonic texture since the movement captures this mysterious, yet extremely popular event. The choir sings in an unmistakably "Russian Orthodox" way, and the melding of text and music conveys the scene in the same prayerful spirit of the services.The "Life of Saint Seraphim" is not a liturgical composition, but rather a devotional piece of music akin to an acapella oratorio. It uses many different choral ensemble textures which appear throughout the history of Russian Orthodox music, from Znamenny-styled chant of pre-Western influence through functional harmony prevalent in the works of western trained composers like Dmitry Bortniansky and Sergei Rachmaninov, among the most universally recognizable . The twenty-two movements of the cantata span over two and one quarter hours, and incorporate numerous direct quotes of St.Seraphim's spiritual maxims sung in the first person by a tenor soloist. To facilitate a better transition between movements, there are some additional historical scenes added as a surprise for the listener. Even though the icon does not include the most well-known and thoroughly documented anecdote of St. Seraphim's life, his immersion in the holy Uncreated Light as described by Nikolai Motovilov in the famous spiritual testament 90004 A Conversation in the Snow 90005, I feel I am obligated to faithfully relate this event because of the didactic nature of the composition.There are several other surprises in this cantata which I think the listener will truly appreciate! 90006 90003 90009 -You have been working on this project for several years now. Would you say you have felt St. Seraphim's blessing and guidance throughout this project? How has your relationship with him developed through this process? 90010 90006 90003 90009 - 90010 We labor for that in which we believe. Our Christian struggle is a lifelong pursuit, and as we progress through the annual cycle of the liturgical services, we are taught about the lives of the saints and their holy example for our spiritual benefit.The Most Holy Theotokos and the saints accompany us in our journey of prayer and repentance, and they are there in reality to guide us through the spiritual desert which they themselves passed long before we took our first steps. They know the way to Christ, and they are eager for us to find him in Spirit and truth. Let us recall that St. Seraphim had frequent recourse to St. Sergius of Radonezh and St. Barsanuphius the Great, among others, notwithstanding the Holy Theotokos. 90006 90003 One can not draw near to one particular saint at the exclusion of any other.Since all saints point to Jesus Christ as the source and the fountain of life, affinity to one is communion with them all! St. John of Kronstadt explains this in detail in his treatise 90004 My Life in Christ 90005. This project has not introduced me 90004 only 90005 to St. Seraphim of Sarov, while it is true the particulars of his blessed life are detailed here, but has established for me a living connection to the league of spiritual champions who are connected to St. Seraphim from before his earthly life began, and to those who took courage from him since his bodily death and glorification.90006 Robert Sirico (L), Archbishop Michael (OCA), and Nicholas Reeves (R) during the repast after the Cancer Akathist Prayer Service at Holy Virgin Protection Cathedral in New York City I did not begin this project of my own accord, but asked for the blessing of the Church through Archbishop Michael (Dahulich) when I was a volunteer kitchen assistant at St. Andrew's Summer Camp in Jewel, New York. One evening the opportunity presented itself and I explained to His Eminence the whole idea and inspiration behind the project, and with love he gave me God's blessing.90003 Whenever one begins a large undertaking there is excitement, and hope of rejoicing in blessed fulfillment. However, as a holy work commences, little time passes before weakness and struggle manifest themselves, and no doubt the machinations of the evil one who loathes that any sinner should draw nearer to the light. So for me, this project has been a struggle in many ways, from writer's block and language barriers, historical information gaps, to the struggle against pride and ambition, lest I ever forget that apart from Christ, I can do nothing.I can assuredly say that St. Seraphim has helped me 90004 with 90005 this project, and 90004 because 90005 of this project, in that it was used to teach me about what an authentic spiritual life should be. Through it I discovered the Jesus Prayer and its primary importance for the Christian soul. Even if this music is never heard, the precious gift I received through writing it has changed my life forever. 90006 90003 However, I did receive little signs along the way to encourage me when doubt and confusion through my own spiritual weakness confounded me.I maintained consistent spiritual counsel from Priest-Monk John and research assistance from Father Deacon Parthenios at Holy Cross Monastery in Setauket. One such memorable occasion when it was clear that St. Seraphim assisted me was when I was perplexed at an event portrayed in the icon. To my great frustration and disappointment, I could not find any reliable historical evidence to suggest the meaning of a small scene in the lower left corner of the icon. If I could not decipher this, the project would come to an indefinite halt.After weeks of prayer and searching, I had finally uncovered the mystery of the scene on August 22, 2014 року, which marked the 199 90108 th 90109 anniversary of the end of St. Seraphim's 5 year seclusion! This joyous discovery provided all the information necessary for writing the 16 90108 th 90109 movement of the cantata entitled, "The End of Seclusion" (The full account can be read in the archives of the St. Seraphim project on the 90004 Orthodox Christian Music Project 90005 website; 90004 I think you will find it is worth the read! 90005).90006 90003 When I shared the news about my discovery with the Fathers at the monastery, these experienced monks taught me to 90004 rely 90005 on the intercession of the saints, and that this was just a mere shadow of the fullest relationship we will have with them in Christ. If they would assist us in these trivial matters, how much more so would they come to our aid for the salvation of our souls. After the sacraments, it is through prayer and spiritual works that we are joined to the Body of Christ, but is by their example that we learn how to pray and devote ourselves to the holy cause of love.St. Seraphim's words resonate with us because they are true, and he shows us how to war against the world, the flesh and the devil: 90006 90003 90004 God is a fire that warms and kindles the heart and inward parts. Hence, if we feel in our hearts the cold which comes from the devil 90005 90009 - 90010 90004 for the devil is cold-let us call on the Lord. He will come to warm our hearts with perfect love, not only for Him but also for our neighbor, and the cold of him who hates the good will flee before the heat of His countenance.90005 90006 90003 There is nothing I would dare to add to the teachings of the saints, but employing sacred art to share faithfully their wisdom provides an opportunity for those searching to evaluate and judge for themselves as the Gospel writer says, 90004 This is a faithful saying and worthy of all acceptance, that Christ Jesus came into the world to save sinners, of whom I am chief 90005 (1 Tim 1:15). My relationship with God in Trinity, the Most Holy Theotokos, all the saints, and my neighbor is continually developing because of the heavenly grace that has been sent to me through such a great advocate.Hopefully, when anyone listens to this cantata, the story will fill them with a sense of wonder at the life of one of God's holy ones, and the music will carry them through his life, and suffering, to his ultimate glorification. 90006 90003 90009 -Have you ever been to Diveevo to venerate St. Seraphim's relics, or do you have any plans to make a pilgrimage to there? 90010 90006 An original portrait of St Seraphim of Sarov, painted during his lifetime 90009 - 90010 I have not yet been to Russia to venerate the relics of St.Seraphim, but as mentioned earlier, I've had the extreme privilege of venerating his relics with my wife and children at St. Tikhon's Monastery in Pennsylvania several times. There are, however, other relics and items of interest here in the United States like an antique portrait of St. Seraphim at the Holy Dormition Stavropegial Convent, "New-Diveevo '' in Nanuet, New York, which promises the faithful who journey there a deeply edifying pilgrimage experience.The story of the history of this era-portrait can be enjoyed in another 90004 Pravoslavie.ru 90005 article, 90004 The USA, the New Home of Diveevo Convent 90005. While it is probably not too difficult to catalogue many of the relics associated with St. Seraphim disbursed here in America, it is most beneficial to remember St. Seraphim's own words about his daily pilgrimage within his heart. St. Seraphim used to describe the various locations within his forest abode as Holy Land pilgrimage sites like Jerusalem, Nazareth, and Golgotha, etc.Just as his daily works took him though different challenges, so do ours in whatever state of life we ​​find ourselves. St. Seraphim shows us that we can follow a spiritual pilgrimage in our hearts even if we can not get to the earthly locations in person. I do not have any immediate plans to visit Sarov, but I trust that Divine Providence will lead me there one day. The greatest honor I could imagine would be for my cantata, 90004 The Life of St. Seraphim of Sarov 90005 to be found worthy to be performed at, or near, one of the holy sites for a special day of festal celebration.90003 90009 -You spoke of St. Seraphim's love of children and our modern world's need for a starets. What word does St. Seraphim have for our children today, and for parents tasked with raising godly children? 90010 90006 90003 90009 - 90010 Volumes could be written about contemporary moral ills and their deleterious effects on the spiritual formation of children. However, instead of attempting to categorize various vices and their causes, it is much simpler to simply acknowledge that we possess a fallen nature and are in need of salvation through Christ Jesus.This is what St. Seraphim as a spiritual elder taught so clearly with authority and the power of the Holy Spirit. He did not view any illness or disease as outside of the realm of spiritual sickness, but rather as a product of sin, and the work of the evil one active in the world. St. Seraphim was a spiritual warrior in the flesh and a victor in the spirit. Through his severe asceticism he conquered the temptations which gave him power over the world and made him worthy to lead men literally into the light of Christ.90006 90003 St. Seraphim taught the blessedness of marriage, and loved children as "flowers of paradise." The anecdotes of his life include numerous instances of his instructions to spouses for living a holy Christian marriage, as well as directions for parents to tend to their children's spiritual education first, 90004 then 90005 their secular education afterwards. He taught that mothers should say the Jesus Prayer while nursing their infants so that the innocent babies would grow in faith, love, and knowledge of God.St. Seraphim would often say, "... first prepare their souls; and 90004 all these things shall be added to them afterwards 90005 (Mat 6:33). " More than a little spiritual profit would be gained if as many people as possible became familiar with the wisdom of the elders, particularly through prayer and the reading of their spiritual testaments. Just as Scripture lives forever, the saints live in Christ; when we look at them, we see the Author of life whom they perfectly reflect.St. John of Kronstadt teaches that we must truly believe that when we call on the names of the Holy Theotokos and the saints, they are really and truly present, and eager to assist us in our struggles. There are many testimonies from supplicants who have called on St. Seraphim of Sarov since his earthly life at his hermitage, through space and time to the present day. No one who appeals to his intercession is left unaided, but enriched beyond measure. 90006 Snapshot of the Opening Troparion of the St.Seraphim Cantata (click to enlarge) 90003 90009 -Are there any other OCMP projects you'd like to mention? 90010 90006 90003 90009 - 90010 The mission of the Orthodox Christian Music Project is to proclaim eternal truth through sacred music. This is an ongoing process which includes the composition of new music for liturgical services or devotional settings. All of the progress, news, and events are simultaneously announced on the OCMP website and on the OCMP Facebook page so that subscribers may be the first to know and spread the word.The 90004 St. Seraphim Cantata 90005 is the next major project to fulfill the mission charter. Even though it took over two years to research and compose a biographical cantata about St. Seraphim, it is now time to generate popular interest and financial support so that the cantata can be performed, recorded, and shared with music lovers and the faithful all over the world. 90006 90003 In the United States, there is an increasing interest by American choirs in the literature and musical heritage of Russia and the near East, as evidenced by their more frequent performances and recordings of sacred music by such luminaries as Tchaikovsky and Rachmaninoff, as well as the rarer works by less familiar composers like Pavel Chesnokov and Alexander Gretchaninov, to name a few! Ironically, no composer of the late classical or modern era has chosen as his subject St.Seraphim of Sarov, the most celebrated Orthodox Christian saint in all of Russia, even though thousands of books and films for adults and children have been published for decades about his extraordinary life and miracle working. It was for this reason, and an act of personal devotion, that I chose to write the cantata 90004 The Life of St. Seraphim of Sarov 90005 in English, so that the story which has captivated all of Russia and the East for two centuries would be accessible to us here in the West.90006 90003 I want to sincerely thank 90004 Pravoslavie.ru 90005 for giving me the opportunity to share my experience, and the evolution of the cantata 90004 The Life of St. Seraphim of Sarov 90005. I hope that you are edified by this story. May we always remember that we are not spiritually alone in our holy works, and that all things happen in God's time for his greater purpose. I ask you to continue to pray for the success of this project, and that through it, the life and intercession of St.Seraphim may be shown to the world in an unprecedented way. 90006 90003 90009 May St. Seraphim bless us and help us to acquire the spirit of peace. 90010 90006 90003 * If you would like to help support the development of the St. Seraphim Cantata and contribute to making its premiere performance a reality, please visit the webpage, A Cantata in Concert: The Life of St. Seraphim of Sarov, and donate towards the concert promotion effort. 90006.90000 "Our Salvation is in our Will." St. Seraphim of Sarov / OrthoChristian.Com 90001 In the Name of the Father, Son, and Holy Spirit. 90002 Today we celebrate the day of St. Seraphim of Sarov, one of the most beloved, most glorious saints of the Russian Church. However, celebrating the saint's day means, first of all-amazed as we are at his spiritual beauty-turning to him with the question: How can we follow your example? What can we do in order to learn what you learned, to become someone like you who lived for the glory of God, and after hundreds of years shine with eternal glory? 90003 90002 When he was asked one day, in what does a perishing sinner differ from a righteous man who is saving his soul, a saint, St.Seraphim answered: Only in his resolve ... Our salvation is in our will, in our firmness, in the steadfastness of our resolve to be godly to the end. The Lord does not give His Spirit by measure, nor does He give His grace by measure; He gives everything, and He gives Himself. But we receive grace and make use of God's gifts to the measure of our readiness to receive what He gives-and that means what 90005 He 90006 gives, and not what 90005 we 90006 want-and bring forth the fruit that He expects from us.90003 90002 This would be enough for us to build our whole lives upon the example and words of St. Seraphim. Let each of us pose the question to ourselves: Do we want to be Christ's? Do we want to be Godly? Do we want to be like those who inspire in us such reverence, such rapture, awe and love, and to whom we turn with our every need, our every pain, and with all our joy? If that is so, then we will in earnest hear, receive, and fulfill this commandment of St. Seraphim: To set out upon the path of the Lord with resolve.God's strength is made perfect in our weakness-only in the human weakness that gives itself to God with resolve to remain faithful to him in life and in death. Amen. 90003.90000 St Seraphim of Sarov | A Russian Orthodox Church Website 90001 90002 90003 S 90004 t. Seraph 90003 i 90004 m (born Pr 90003 o 90004 hor Moshn 90003 i 90004 n) was born in 1759 to a merchant family in Kursk. At the age of 10, he became seriously ill. During the course of his illness, he saw the Mother of God in his sleep, who promised to heal him. Several days later there was a religious procession in Kursk with the locally revered miracle-working icon of the Mother of God. Due to bad weather, the procession took an abbreviated route past the house of the Moshnin family.After his mother put Seraphim up to the miracle-working image, he recovered rapidly. While at a young age, he needed to help his parents with their shop, but business had little appeal for him. Young Seraphim loved to read the lives of the saints, to attend church and to withdraw into seclusion for prayer. 90011 90002 At the age of 18, Seraphim firmly decided to become a monk. His mother blessed him with a large copper crucifix, which he wore over his clothing all his life. After this, he entered the Sarov monastery as a novice.90011 90002 From day one in the monastery, exceptional abstinence from food and slumber were the distinguishing features of his life. He ate once a day, and little. On Wednesdays and Fridays he ate nothing. After asking the blessing of his 90015 starets 90016 (i.e., a spiritual elder), he began to withdraw often into the forest for prayer and religious contemplation. He became severely ill again soon after, and was forced to spend most of the course of the next three years lying down. 90011 90002 St.Seraphim was once again healed by the Most Holy Virgin Mary, Who appeared to him accompanied by several saints. Pointing to the venerable Seraphim, The Holy Virgin said to the apostle John the Theologian: "He is of our lineage." Then, by touching his side with Her staff, She healed him. 90011 90002 His taking of the monastic vows occurred in 1786, when he was 27 years old. He was given the name Seraphim, which in Hebrew means "fiery," or "burning." He was soon made a hierodeacon. He justified his name by his extraordinarily burning prayer.He spent all of his time, save for the very shortest of rests, in church. Through such prayer and the labors of religious services, Seraphim became worthy to see angels, both serving and singing in church. During the liturgy on Holy Thursday, he saw the Lord Jesus Christ Himself, in the form of the Son of man, proceeding into the Church with the Heavenly host and blessing those praying. The saint could not speak for a long time after being struck by this vision ,. 90011 90022 90011 90002 In 1793, St.Seraphim was ordained a hieromonk, after which he served every day and received Holy Communion for a year. St. Seraphim then began to withdraw into his "farther hermitage" - the forest wilderness about five kilometers from Sarov Monastery. He achieved great perfection at this time. Wild animals - bears, rabbits, wolves, foxes and others - came to the hut of the ascetic. The 90015 staritsa 90016 (i.e., eldress) of the Diveevo monastery, Matrona Plescheeva, witnessed how St. Seraphim fed a bear that had come to him out of his hand: "The face of the great starets was particularly miraculous.It was joyous and bright, as that of an angel, "she described. While living in this little hermitage of his, St. Seraphim once suffered greatly at the hands of robbers. Although he was physically very strong and was holding an axe at the time, St. Seraphim did not resist them. In answer to their threats and their demands for money, he lay his axe down on the ground, crossed his arms on his chest and obediently gave himself up to them. They began to beat him on the head with the handle of his own axe.Blood began to pour out of his mouth and ears, and he fell unconscious. After that they began to hit him with a log, trampled him under foot, and dragged him along the ground. They stopped beating him only when they had decided that he had died. The only treasure which the robbers found in his cell was the icon of the Mother of God of Deep Emotion (Ymileniye), before which he always prayed. When, after some time, the robbers were caught and brought to justice, the holy monk interceded on their behalf before the judge.After the beating, St. Seraphim remained hunched over for the rest of his life. 90011 90002 Soon after this began the "pillar" period of the life of St. Seraphim, when he spent his days on a rock near his little hermitage, and nights in the thick of the forest. He prayed with his arms raised to heaven, almost without respite. This feat of his continued for a thousand days. 90011 90002 Because of a special vision of the Mother of God he was given toward the end of his life, St. Seraphim took upon himself the feat of becoming an elder.He began to admit everyone who came to him for advice and direction. Many thousands of people from all walks of life and conditions began to visit the elder now, who enriched them from his spiritual treasures, which he had acquired by many years of efforts. Everyone saw St. Seraphim as meek, joyful, pensively sincere. He greeted all with the words: "My joy!" To many he advised: "Acquire a peaceful spirit, and around you thousands will be saved." No matter who came to him, the starets bowed to the ground before all, and, in blessing, kissed their hands.He did not need the visitors to tell about themselves, as he could see what each had on their soul. He also said, "Cheerfulness is not a sin. It drives away weariness, for from weariness there is sometimes dejection, and there is nothing worse than that. " 90011 90002 "Oh, if you only knew" he once said to a monk, "what joy, what sweetness awaits a righteous soul in Heaven! You would decide in this mortal life to bear any sorrows, persecutions and slander with gratitude. If this very cell of ours was filled with worms, and these worms were to eat our flesh for our entire life on earth, we should agree to it with total desire, in order not to lose, by any chance, that heavenly joy which God has prepared for those who love Him."90011 90002 The miraculous transfiguration of the starets 'face was described by a close admirer and follower of St. Seraphim - Motovilov. This happened during the winter, on a cloudy day. Motovilov was sitting on a stump in the woods; St. Seraphim was squatting across from him and telling his pupil the meaning of a Christian life, explaining for what we Christians live on earth. 90011 90002 "It is necessary that the Holy Spirit enter our heart. Everything good that we do, that we do for Christ, is given to us by the Holy Spirit, but prayer most of all, which is always available to us, "he said.90011 90002 "Father," answered Motovilov, "how can I see the grace of the Holy Spirit? How can I know if He is with me or not? " 90011 90002 St. Seraphim began to give him examples from the lives of the saints and apostles, but Motovilov still did not understand. The elder then firmly took him by the shoulder and said to him, "We are both now, my dear fellow, in the Holy Spirit." It was as if Motovilov's eyes had been opened, for he saw that the face of the elder was brighter than the sun. In his heart Motovilov felt joy and peace, in his body a warmth as if it were summer, and a fragrance began to spread around them.Motovilov was terrified by the unusual change, but especially by the fact that the face of the starets shone like the sun. But St. Seraphim said to him, "Do not fear, dear fellow. You would not even be able to see me if you yourself were not in the fullness of the Holy Spirit. Thank the Lord for His mercy toward us. " 90011 90002 Thus Motovilov understood, in mind and heart, what the descent of the Holy Spirit and His transfiguration of a person meant. 90011 90002 The days of the commemoration of St.Seraphim are August 1 and January 15 (July 19 and January 2 by the church calendar). 90011 90022 Troparion of St. Seraphim, Tone 4 90011 90022 90011 90002 Thou didst love Christ from thy youth, O blessed one, / and longing to work for Him alone thou didst struggle in the wilderness with constant prayer and labor./ With penitent heart and great love for Christ thou wast favored by the Mother of God ./ Wherefore we cry to thee: / Save us by thy prayers, O Seraphim our righteous Father. 90011 90022 Kontakion of St.Seraphim, Tone 2 90011 90022 90011 90002 Having left the beauty of the world and what is corrupt in it, O saint, / thou didst settle in Sarov Monastery./ And having lived there an angelic life, / thou wast for many the way to salvation./ Wherefore Christ has glorified thee, O Father Seraphim, / and has enriched thee with the gift of healing and miracles./ And so we cry to thee: / Rejoice, O Seraphim, our righteous Father. 90011 .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *