cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Осеева сторож читать: Валентина Осеева — Сторож: читать сказку, рассказ для детей, текст полностью онлайн

Рассказ Сторож, Осеева Валентина - читать для детей онлайн

Добрый и поучительный рассказ Валентины Осеевой "Сторож" о маленьком жадном мальчике, который не хотел делиться игрушками. Это короткое повествование учит детей быть щедрыми, дружелюбными и приветливыми. Один мальчик в саду ни с кем не играл. Собрал мальчишка вокруг себя гору игрушек и никого не подпускал. Все дети веселились и смеялись, и только одному "сторожу" было очень скучно одному.

Сторож

Читать рассказ на весь экран

В детском саду было много игрушек. По рельсам бегали заводные паровозы, в комнате гудели самолёты, в колясках лежали нарядные куклы. Ребята играли все вместе, и всем было весело. Только один мальчик не играл. Он собрал около себя целую кучу игрушек и охранял их от ребят.

дети играют

– Моё! Моё! – кричал он, закрывая игрушки руками.
Дети не спорили – игрушек хватало на всех.
– Как мы хорошо играем! Как нам весело! – похвалились ребята воспитательнице.
– А мне скучно! – закричал из своего угла мальчик.
– Почему? – удивилась воспитательница. – У тебя так много игрушек!

мальчик с игрушками сидит на полу

Но мальчик не мог объяснить, почему ему скучно.
– Да потому, что он не игральщик, а сторож, – объяснили за него дети.


imgimg Сюрприз, Катаев Валентин
План-конспект занятия по развитию речи (средняя группа) по теме: Занятие в средней группе "Рассказ В. Осеевой "Сторож""

КОНСПЕКТ ЗАНЯТИЯ

Рассказ В. Осеевой

«СТОРОЖ»

            ПОДГАТОВИЛА:

Воспитатель Бредихина О.В.

Реализация содержания программы в образовательных областях: речевое развитие, художественно - эстетическое развитие, физическое развитие, социально – коммуникативное развитие.

Виды детской деятельности: игровая, коммуникативная, познавательно – исследовательская, восприятие художественной литературы и фольклора, двигательная.

Задачи: Продолжать работу по формированию доброжелательных взаимоотношений между детьми. Развивать умение внимательно слушать рассказ, отвечать на вопросы по его содержанию. Воспитывать дружеские отношения.

Материалы и оборудование: презентация к рассказу В. Осеевой «Сторож», песня «Если добрый ты» (муз. Б. Савельева, сл. М. Пляцковского)

  1. Организационный момент.

Звучит песня «Если добрый ты». Дети слушают 1 куплет с припевом.

Воспитатель задает вопросы, дети отвечают.

- Что значит быть добрым?

- Кого называют  жадным?

- У вас друзья добрые или жадные?

- С каким человеком интереснее играть?

- Послушайте рассказ о мальчике. (Воспитатель читает рассказ В. Осеевой).

  1. Чтение рассказа. (с показом презентации) 

В детском саду было много игрушек. По рельсам бегали заводные паровозы, в комнате гудели самолёты, в колясках лежали нарядные куклы. Ребята играли все вместе, и всем было весело. Только один мальчик не играл. Он собрал около себя целую кучу игрушек и охранял их от ребят.

Моё! Моё! – кричал он, закрывая игрушки руками.
Дети не спорили – игрушек хватало на всех.
– Как мы хорошо играем! Как нам весело! – похвалились ребята воспитательнице.

– А мне скучно! – закричал из своего угла мальчик.

Воспитатель перестает читать и спрашивает детей:

«Что ответили дети за него?»

Воспитатель: Хорошо! А, окончание рассказа вы узнаете  после

физкультминутки.

  1. Физкультминутка. «Мы работали отлично»

Мы работали отлично

Отдохнуть не прочь сейчас.

На зарядку нам привычно

Встать у наших мест сейчас.

Все ребята дружно встали

И на месте зашагали,

На носочках потянулись

И друг другу улыбнулись.

Снова дружно зашагали

И на месте тихо встали.

(выполнение движений по тексту

Воспитатель продолжает читать рассказ :

– Почему? – удивилась воспитательница. – У тебя так много игрушек!

Но мальчик не мог объяснить, почему ему скучно.
– Да потому, что он не игральщик, а сторож, – объяснили за него дети.

Вопросы к детям:

- Почему мальчик не играл с детьми?

- Почему мальчику было скучно?

- Почему всем детям было весело?

- Почему дети назвали  его «сторожем»?

- Как бы вы назвали мальчика?

- Что бы вы посоветовали этому мальчику?

Воспитатель: Вас в группе  очень много, вы все играете в игрушки, но чтобы вам было всем хорошо и уютно, надо уметь уступать игрушки, играть вместе в игры, которые вам интересны. Если вам нужна какая – то игрушка, надо вежливо попросить товарища  и он вам даст поиграть. Не надо брать сразу много игрушек, а возьмите ту, с которой вам хочется поиграть.  

  1. Рефлексия.

- Дети, кто помнит, как назывался рассказ В. Осеевой?

- О чем мы сегодня говорили?

- Что вам понравилось на занятии?

План-конспект по художественной литературе на тему: Рассказ В.Осеева "Сторож"

РАССКАЗ В. ОСЕЕВОЙ «СТОРОЖ».

Интеграция образовательных областей: « Социально – коммуникативное развитие», «Познавательное развитие», «Речевое развитие», «Физическая культура».

Виды детской деятельности: игровая, коммуникативная, познавательно-исследовательская, восприятие художественной литературы.

Цели: продолжить работу по формированию доброжелательных взаимоотношений между детьми; развивать воображение, слух и голос.

Планируемые результаты: умеет поддерживать беседу, высказывает свою точку зрения; эмоционально воспринимает литературное произведение В. Осеевой «Сторож» и выражает свое отношение к персонажам рассказа; проявляет положительные эмоции при прослушивании песни «Если добрый ты…».

Материалы и оборудование: иллюстрации к рассказу В. Осеевой «Сторож».

Содержание организованной деятельности детей

1. Организационный момент.

Воспитатель задает вопросы, дети отвечают.

– Что значит быть добрым?

– Кого называют жадным?

– У вас друзья добрые или жадные?

– С каким человеком интереснее играть?

– Послушайте рассказ о мальчике. (Воспитатель читает рассказ В. Осеевой.)

2. Чтение рассказа.

СТОРОЖ

В детском саду было много игрушек. По рельсам бегали заводные паровозы, в комнате гудели самолеты, в колясках лежали нарядные куклы. Ребята играли все вместе, и всем было весело. Только один мальчик не играл. Он собрал около себя целую кучу игрушек и охранял их от ребят.

– Мое! Мое! – кричал он, закрывая игрушки руками.

Дети не спорили – игрушек хватало на всех.

– Как мы хорошо играем! Как нам весело! – похвалились воспитательнице.

– А мне скучно! – закричал из своего угла мальчик.

– Почему? – удивилась воспитательница. – У тебя так много игрушек!

Но мальчик не мог объяснить, почему ему скучно.

Воспитатель прерывает чтение и спрашивает: «Что ответили дети за него?»

– Да потому, что он не игральщик, а сторож, – объяснили за него дети.

Воспитатель показывает детям иллюстрации к рассказу.

Вопросы:

– Почему мальчик не играл с детьми?

– Почему всем детям было весело?

– Почему мальчику было скучно?

– Почему дети назвали его «сторожем»?

– Как бы вы назвали мальчика?

– Как должен вести себя мальчик, чтобы ему было весело?

– Что бы вы посоветовали этому мальчику?

Воспитатель. Вас в группе много, и, чтобы все чувствовали себя хорошо и уютно, надо заботиться друг о друге, уметь уступать игрушки, играть в игры, которые интересны всем. Если нужна какая-то игрушка, надо вежливо попросить. Не надо брать сразу много игрушек.

3. Слушание песни.

Дети слушают песню «Если добрый ты» (муз. Б. Савельева, сл. М. Пляцковского) и подпевают.

4. Физкультминутка.

Отдых наш – физкультминутка.         Шагаем на месте.

Занимай свои места:

Шаг на месте левой, правой,

Раз и два, раз и два!

Прямо спину все держите,

Раз и два, раз и два!

И под ноги не смотрите,         Движения руками: в стороны,

Раз и два, раз и два!        вверх, в стороны, вниз.

5. Рефлексия.

– О чем мы сегодня говорили?

– Что вам понравилось на занятии?

Валентина Осеева - У костра: читать сказку, рассказ для детей, текст полностью онлайн

Один раз в походе ребята отошли далеко от лагеря и решили ночевать в лесу. Вечером развели костер. Варили картошку. Пламя костра бросало таинственный отблеск на кусты и деревья; глазам, привыкшим к свету, все еще вокруг костра казалось черным-черно: и лес, и сбегающие по косогору кусты, и срубленные пни, заросшие папоротником; и только маленький золотой круг, в котором грелись у огня пионеры, казался обжитым и уютным.

Тепло и вкусная горячая картошка разморили ребят. Каждому вспомнилось что-то свое, домашнее, захотелось рассказать об этом товарищам, поделиться.

— Я маленьким эх и озорным был! — усмехнулся Вадим. — Бывало, почистит бабка картошку, а я — раз-раз! — ножичком вырежу из ее картошечек человечков, руки, ноги им из спичек сделаю. А она придет: ах, ах!.. — Он звучно рассмеялся, потом сразу остановился и грустно сказал: — Обижаю я свою бабку…

Ребята удивились.

— Вот тебе раз! — хмыкнул Костя. — То про свое озорство рассказывал, то обиды какие-то вспомнил… С чего это ты?

Вадим помешал угли и, подняв голову, обвел всех затуманенным взглядом:

— А так просто, ни с чего. Есть у меня такая привычка — на бабку огрызаться. Больше всех ее люблю, и ей же первой от меня грубость слышать приходится. А почему это так — не знаю…

— Нет, знаешь! — вдруг откликается из темноты голос вожатого Гриши. Он сидел поодаль от огня, прислонившись спиной к дереву. — Знаешь, Вадим, да сознаться себе не хочешь, — повторил Гриша.

Вадим блеснул черными глазами и повернулся к Грише:

— Ты думаешь, силы воли не хватает? Сдержать себя не могу?

Гриша пожал плечами:

— Нет, почему силы воли не хватает? Я этого не думаю. Ты парень крепкий, сила воли у тебя есть. И сдержать себя ты можешь. Не так уж тебе твоя бабка докучает, чтоб и сдержаться было нельзя. Нет, не в том дело…

— А в чем? — негромко спросили сразу несколько голосов.

— А в том, что Вадим не хочет сдерживаться, распускается, пользуется тем, что бабка его любит. А любит — значит, простит и жаловаться тоже не пойдет, — медленно сказал Гриша.

Ребята посмотрели на Вадима. Он молчал и, обхватив руками коленки, смотрел на огонь.

— А мы, Гриша, наверно, все такие. А не такие, так еще хуже… У каждого, если так откровенно рассказать, что-нибудь найдется плохое, — живо сказал Костя. — Вот я, например, о себе скажу… Я в школе с товарищами один, а дома другой. В школе я и веселый, и все мне хорошо. А дома, как приду, так сейчас надуюсь чего-то, ну, вообще… к сестренке начну придираться — одним словом, тоже распускаю себя… — Костя виновато улыбнулся. — Честное слово!..

— Не та дисциплина, — заметил кто-то из ребят.

— Перед товарищами не больно-то свой характер покажешь — у нас живо на чистую воду выведут, будь спокоен! — тряхнул головой паренек в клетчатой рубашке со значком на груди.

— А я вот что знаю… — придвигаясь к огню, заговорил Саша. — Надо самому себя время от времени проверять: кто я есть, какой человек из меня получается. А то один раз я так себя запустил, что сам себе опротивел… — Он выплюнул изо рта травинку и поглядел на внимательные лица ребят. — Кто смеется — не смейся. Это с каждым может быть…

Ребята поглядели друг на друга.

— Никто не смеется… Что ты?

— Говори…

— Говори, Саша! — послышались тихие голоса.

— А что говорить? Это дело с двойки началось, — хмурясь, сказал Саша. — Получил я как-то двойку по арифметике. Ну, неприятно мне, конечно, и неловко; иду домой и думаю: «Сегодня не скажу — и так у меня сегодня плохой день; завтра скажу». А назавтра я пятерку получил по русскому и опять думаю: «Что я буду хорошее с плохим мешать! Скажу послезавтра». Ну, так день за днем. Хорошее говорю, а о плохом молчу. И все так стал скрывать, а потом уж и врать пришлось, выкручиваться, да уж не только дома перед родителями, а и в классе перед товарищами. Ну, один раз лег спать и думаю: «Что это я перед всеми извиваюсь как-то, все мне на свете опротивело и самому на себя противно глядеть?»

Саша поднял голову и посмотрел на ребят.

— Ну и что? — нетерпеливо спросил Костя.

— Все! — решительно отрезал Саша. — С той поры все! На одной правде живу! Вот как есть, так и есть! Ничего не скрываю и нигде не выкручиваюсь — чистый стал, как после бани вышел!

Наступила тишина. Ребята задумались. Кто-то подкинул в костер сухую ветку. Огонь вспыхнул и осветил лица.

— А у меня вот, ребята… — послышался взволнованный голос Димы, — у меня свой недостаток…

Ребята раздвинулись. Дима боком просунулся между ними и, вспыхивая горячим румянцем, долго не мог найти нужные слова.

Наконец он грустно улыбнулся и сказал:

— Я, наверно, какой-то трус, ребята, хоть мне об этом и говорить трудно… Но раз все о себе правду говорят, то и я хочу сказать.

— Ясно, говори!

— Как скажешь, так сразу и на душе станет легче! — сочувственно зашумели ребята.

— Говори. Тут чужих нет… Может, разберемся вместе, — сказал Гриша, присаживаясь ближе к костру.

— Я леса боюсь, — сказал Дима. — Боюсь, и все. И никак себя побороть не могу. Ни за что бы один в лес не пошел! Я уж себя проверял — выйду ночью из палатки и смотрю: лес, лес… деревья черные, кусты черные, а за кустами будто зверь какой валежником шуршит. Стою и думаю: «Пошел бы я сейчас один туда? Нет, ни за что на свете! Боюсь…»

— А чего боишься? Людей или зверей?

Дима пожал плечами:

— Нет, почему людей? Зверей, конечна, гадюк боюсь, а еще заблудиться мне страшно…

— Да-а… — протянул кто-то из ребят.

— Чудной ты… — сказал Вадим. — Лес все любят, а ты его боишься! И днем боишься?

— Нет, днем меньше. Днем все видно.

— Ну, а если бы ты попробовал преодолеть в себе этот страх? Вот как Саша: преодолел же он свой недостаток, когда понял, что это никуда не годится! И ты попробуй. Возьми себя крепко в руки и решись пойти в лес, и ты увидишь, что ничего там страшного нет, — сказал Гриша.

— Конечно, Димка! Прямо скажи себе: я ничего не боюсь! И иди! Вон лес! — зашумели вокруг ребята.

Дима оглянулся на лес и тяжело вздохнул.

— Может, я с ним пойду для первого раза? — предложил Костя.

— Ну уж нет! Без нянек, пожалуйста! Димка пионер!

— Нечего ему тут долго думать! Пошел, и все!

Гриша вдруг встал, нащупал в траве пустое ведро и протянул его Диме:

— Слушай! Вон там под горкой ручей. Мы с тобой сегодня там были… Пойди и набери воды в ведро, понял?

Дима нерешительно взял ведро.

— Иди, иди, Димка! Нас много! Мы, в случае чего, все к тебе на помощь прибежим! — подбадривали Диму ребята.

— Иди, — дружески сказал Вадим и погладил товарища по плечу. — Не бойся ничего!

Дима пошел. Ребята молча смотрели, как он спускался с косогора, как в темноте постепенно таяла его фигура, удаляясь вместе с тихим звоном болтающегося на руке ведра. Когда его уже не стало видно, все заговорили разом, перебивая друг друга:

— Пошел!

— Ну и хорошо!

— Важно первый раз решиться!

— А все-таки сила воли у него есть, ребята!

— А ну потише! Не зовет? — спрашивал изредка Вадим, настороженно прислушиваясь к каждому звуку.

— Не зовет! Чего ему звать!

Время тянулось медленно. Ребята помолчали. Потом поговорили еще, но за словами уже чувствовалось нетерпеливое ожидание.

— Долго чего-то он, — сказал Костя, вглядываясь в темноту.

— Может, полное ведро зачерпнул — в гору тяжело нести? — предположил кто-то.

— Не торопится, — поднимаясь, сказал Гриша. — Пойду посмотрю, что там.

— А ну тише! — вдруг крикнул Вадим и замер, подняв вверх руку.

Сквозь ночную тишину прорвался откуда-то дрожащий, жалобный крик…

Ребята вскочили и, толкая друг друга, ринулись в темноту.

Гриша, цепляясь за ветки сбегающих по косогору кустов, первый достиг ручья. За ним почти скатился с горки Вадим, потом остальные ребята. Димки не было. В кустах булькал ручей. На берегу валялось пустое ведро.

— Димка! Эй, Димка-а-а! — тревожно понеслось по лесу.

«А-а-а», — передразнивая ребят, откликнулось лесное эхо, и вслед за ним — снова дрожащий тонкий звук, заглушенный голосом Димы:

— Сюда! Сюда!

Ребята, ломая сучья и обжигаясь крапивой, бросились на зов.

Голос шел из глубокого оврага. На дне его, в топком болоте, копошился Димка и рядом с ним что-то большое, темное, похожее на зверя.

— Ребята! Сюда! Тут жеребенок в болоте застрял! Никак не вытащу! — кричал Димка.

«И-и-и!» — жалобно ржал жеребенок, пробуя вытащить заплывшие топкой глиной ноги.

Димка, подвернув выше колен штаны и обхватив обеими руками шею жеребенка, изо всех сил тащил его на берег.

Ребята сбросили тапочки и полезли в овраг.
* * *

У ручья вымыли ноги. Почистили копытца жеребенку. Димка, поглаживая густую щеточку его гривки, возбужденно рассказывал:

— Я пришел к ручью… и только хотел воды зачерпнуть, слышу — кричит кто-то! Я подумал: ребенок кричит — заблудился, в овраг попал! Ну, бросил ведро — и туда! А там не ребенок, а жеребенок стоит. Залез в топкое место и никак не вылезет! — Он провел рукой по торчащим вверх ушам жеребенка и добавил: — Тут колхоз близко… Наверное, в ночное лошадей пригнали, а он отбился от матки и попал в болото.

Ребята смотрели на Димку и улыбались.

— А как же ты пошел в овраг, Дима? Ты ведь и к ручью идти боялся! — спросил Костя.

— Это — другое дело, — быстро ответил за товарища Вадим. — В овраг он на помощь побежал, тогда, верно, и страху не было…

— Нет, был. — Димка улыбнулся и покачал головой: — Еще какой страх был! Только я стиснул зубы и решил: будь что будет! Не бросать же кого-то в беде? Я этот страх свой… как бы вам сказать… — Дима развел руками, подыскивая слово.

— Преодолел! — спокойно досказал за него Гриша.

РАССКАЗ В. ОСЕЕВОЙ «СТОРОЖ». ПЕСНЯ «ЕСЛИ ДОБРЫЙ ТЫ…»

Рассказ В. Осеевой «Сторож».
песня «Если добрый ты…»
(муз. Б. Савельева, сл. М. Пляцковского)

Реализация содержания программы в образовательных областях: «Речевое развитие», «Художественно-эстетическое развитие», «Физическое развитие», «Социально-коммуникативное развитие».

Виды детской деятельности: игровая, коммуникативная, познавательно-исследовательская, восприятие художественной литературы и фольклора, двигательная.

Цели: продолжить работу по формированию доброжелательных взаимоотношений между детьми; развивать воображение, слух и голос.

Целевые ориентиры дошкольного образования: умеет поддерживать беседу, высказывает свою точку зрения; эмоционально воспринимает литературное произведение В. Осеевой «Сторож» и выражает свое отношение к персонажам рассказа; проявляет положительные эмоции при прослушивании песни «Если добрый ты…».

Материалы и оборудование: иллюстрации к рассказу В. Осеевой «Сторож».

Содержание организованной деятельности детей

1. Организационный момент.

Воспитатель задает вопросы, дети отвечают.

– Что значит быть добрым?

– Кого называют жадным?

– У вас друзья добрые или жадные?

– С каким человеком интереснее играть?

– Послушайте рассказ о мальчике. (Воспитатель читает рассказ В. Осеевой.)

2. Чтение рассказа.

Сторож

В детском саду было много игрушек. По рельсам бегали заводные паровозы, в комнате гудели самолеты, в колясках лежали нарядные куклы. Ребята играли все вместе, и всем было весело. Только один мальчик не играл. Он собрал около себя целую кучу игрушек и охранял их от ребят.

– Мое! Мое! – кричал он, закрывая игрушки руками.

Дети не спорили – игрушек хватало на всех.

– Как мы хорошо играем! Как нам весело! – похвалились воспитательнице.

– А мне скучно! – закричал из своего угла мальчик.

– Почему? – удивилась воспитательница. – У тебя так много игрушек!

Но мальчик не мог объяснить, почему ему скучно.

Воспитатель прерывает чтение и спрашивает: «Что ответили дети за него?»

– Да потому, что он не игральщик, а сторож, – объяснили за него дети.

Воспитатель показывает детям иллюстрации к рассказу.

Вопросы:

– Почему мальчик не играл с детьми?

– Почему всем детям было весело?

– Почему мальчику было скучно?

– Почему дети назвали его «сторожем»?

– Как бы вы назвали мальчика?

– Как должен вести себя мальчик, чтобы ему было весело?

– Что бы вы посоветовали этому мальчику?

Воспитатель. Вас в группе много, и, чтобы все чувствовали себя хорошо и уютно, надо заботиться друг о друге, уметь уступать игрушки, играть в игры, которые интересны всем. Если нужна какая-то игрушка, надо вежливо попросить. Не надо брать сразу много игрушек.

3. Слушание песни.

Дети слушают песню «Если добрый ты» (муз. Б. Савельева, сл. М. Пляцковского) и подпевают.

4. Физкультминутка.

Отдых наш – физкультминутка. Шагаем на месте.

Занимай свои места:

Шаг на месте левой, правой,

Раз и два, раз и два!

Прямо спину все держите,

Раз и два, раз и два!

И под ноги не смотрите, Движения руками: в стороны,

Раз и два, раз и два! вверх, в стороны, вниз.

5. Рефлексия.

– О чем мы сегодня говорили?

– Что вам понравилось на занятии?

Валентина Осеева - Кочерыжка: читать сказку, рассказ для детей, текст полностью онлайн

Люди возвращались. На маленькой голубой станции, уцелевшей от бомбежек, беспорядочно и суетливо выгружались из вагонов женщины и дети с узлами и авоськами. По обеим сторонам дороги заколоченные домики, глубоко зарывшись в сугробы, ждали своих хозяев. То там то сям вспыхивали в окнах светлячки коптилок, из труб поднимался дым. Дольше всех пустовал домик Марьи Власьевны Самохиной. Забор ее повалился, и только кое-где стояли еще крепко сбитые колья. Над калиткой торчала вверх и билась на ветру сломанная доска. В морозные зимние ночи, проваливаясь в снег, к запушенному крыльцу брел голодный пес, похожий на затравленного волка. Он обходил дом, прислушиваясь к тишине, царившей за большими окнами, тянул носом воздух и, бессильно волоча длинный хвост, укладывался на снежном крыльце. А когда луна бросала на пустой дом светлые желтые круги, пес поднимал морду и выл.

Вой будоражил соседей. Измученные, настрадавшиеся люди, зарываясь головой в подушки, грозились заткнуть эту голодную глотку дубиной. Может быть, и нашелся бы человек, решившийся поднять дубину на поджарое собачье тело, но пес, как бы зная это, остерегался людей, и утром на снегу оставались только следы, тянувшиеся неровной цепочкой вокруг брошенного дома. И лишь один маленький человечек из домика напротив каждый вечер за старым обвалившимся погребом ожидал голодного пса. В растоптанных валенках и старой серой шинельке он тихонько вылезал на крыльцо и смотрел, как в сумерках белеет снег. Потом, прижимаясь к стене, круто заворачивал за угол дома и шел к погребу. Там, присев на корточки, он делал в снегу плотную ямку, выкладывал из кармана корочки хлеба и тихонько отступал за угол. А за погребом, медленно переставляя лапы и не сводя с ямки голодных волчьих глаз, появлялась поджарая собака. Ветер качал ее костлявое тело, когда она жадно глотала то, что принес маленький человечек. Окончив еду, пес поднимал голову и в упор смотрел на мальчика, а мальчик смотрел на пса. Потом оба расходились в разные стороны: собака в снежные сумерки, а мальчик в теплый дом.

* * *

Судьба маленького человечка была судьбой многих детей, застигнутых войной и обездоленных фашистскими варварами. Где-то на Украине золотой осенью в обуглившемся селе, только что отбитом у фашистов, безусый сержант Вася Воронов нашел на огороде завернутого в теплые тряпки двухлетнего мальчишку. Рядом на вспаханной огородной земле, среди обрубленных кочанов капусты, в белой сорочке, вышитой красными цветами, лежала, раскинув руки, молодая женщина. Голова ее была повернута набок, голубые глаза застыли в пристальном созерцании высокой горки срезанных капустных листов, а пальцы одной руки крепко сжимали бутылку с молоком. Из горлышка, заткнутого бумагой, медленно стекали на землю крупные молочные капли… Если б не эта бутылка с молоком, может быть, пробежал бы Вася Воронов мимо убитой женщины, догоняя своих товарищей. Но тут, горестно поникнув головой, осторожно вынул он из рук мертвой бутылку, проследил ее застывший взгляд, услышал за капустными листьями слабое кряхтенье и увидел широко открытые детские глаза. Неумелыми руками вытащил безусый сержант закутанного в одеяльце ребенка, сунул в карман бутылку с молоком и, наклонившись над мертвой женщиной, сказал:

— Беру… Слышь? Василий Воронов! — и побежал догонять товарищей.

На привале бойцы поили мальчика теплым молоком, любовно оглядывали его крепенькое тельце и шутя называли Кочерыжкой.

Кочерыжка был тихий; свесив голову на плечо Васи Воронова, он молча глядел назад, на ту дорогу, по которой его нес Вася. А если мальчик начинал плакать, товарищи Воронова с пыльными и потными от зноя лицами приплясывали перед ним, тяжело потряхивая амуницией и хлопая себя по коленкам:

— Ай да мы! Ай да мы!

Кочерыжка замолкал, пристально вглядываясь в каждое лицо, как будто хотел запомнить его на всю жизнь.

— Изучает чегой-то! — шутили бойцы и дразнили Васю Воронова.— Эй, отец, докладай, что ли, по начальству насчет новорожденного!

— Боюсь, отымут,— хмурился Вася, прижимая к себе мальчонку. И упрямо добавлял: — Не дам. Никому не дам. Так и матери его сказал — не брошу!

— Одурел, парень! С ребенком, что ли, в бой пойдешь? Или в няньки теперь попросишься? — урезонивали Васю бойцы.

— Домой отошлю. К бабке, к матери. Закажу, чтоб берегли тама.

Твердо решив судьбу Кочерыжки, Вася Воронов добился своего. Поговорив по душам с начальством и передав своего питомца с рук на руки медицинской сестре, Вася написал домой длинное письмо. В письме было подробно описано все происшедшее, и кончалось оно просьбой: держать Кочерыжку, как своего, беречь,

как родное дите сына Василия, и не называть его больше Кочерыжкой, потому как мальчик крещен в теплой речной купели самим Вороновым и его товарищами, давшими ему имя и отчество: Владимир Васильевич.

Молоденькая сестричка привезла Владимира Васильевича в семью Вороновых зимой сорок первого года, когда сами Вороновы, заколотив свой домик, бежали с вещами и авоськами к голубой станции. На ходу, второпях прочитали Анна Дмитриевна и бабка Петровна письмо Васеньки, со вздохами и слезами приняли от сестрички сверток в сером солдатском одеяле и, нагруженные вещами, полезли с ним в дачный вагон, а потом в теплушку… А когда вернулись на старое жилье и открыли свой отсыревший домик, война уже отодвинулась, письма Васеньки шли с немецких земель, а Кочерыжка уже бегал по комнате и сидел на скамейке, пристально изучая новые углы и новые лица своими зеленовато- голубыми глазами под темными шнурками бровей. Мать Васеньки, Анна Дмитриевна, осторожно поглядывая в сторону мальчика, писала сыну:

«Завет чести твоей и совести, дорогой наш боец Васенька, мы сохраняем. Кочерыжку твоего, то есть Владимира Васильевича, не обижаем, только достатки наши невелики — особенно содержать его не можем. По приказу твоему мальчику о тебе поминаем, как что между вами произошло, и бутылочку тую держим на память. Еще разъясни ты нам, Васенька, как ему нас звать прикажешь, а все «тетенька» да «тетенька» я ему, бабку зовет Петровной, а сестренку твою Граню Ганей кличет».

Вася Воронов, получив письмо, слал ответ:

«За хлопоты ваши великое спасибо. В остальном разберусь, как домой приеду. Одна просьба: Кочерыжкой не звать, потому как это звание походное, данное случаем по обстоятельству местонахождения в капусте. А он должен быть как человек, Владимир Васильевич, и сознавать то, что я ему отец».

Кочерыжке своему Вася Воронов, подумав, всегда писал одно и то же: «Расти и слушайся». Пока что больших задач воспитания приемного сына он на себя не брал. Кочерыжка рос плохо, а слушался хорошо. Слушался молча, медленно, понятливо и серьезно.

— Батюшки, да что ты как спеленатый на лавке сидишь? Пойди хоть побегай маленько! — замечая его, на ходу кричала тетенька Анна Дмитриевна.

— А где побегать? — сползая с лавки, спрашивал Кочерыжка.

— Да в садике, батюшки мои!

Кочерыжка выходил на крыльцо и, как будто стесняясь, с неуверенной улыбкой смотрел на тетеньку, потом, опустив руки, неловко перебирая ногами, бежал к калитке. Оттуда медленно возвращался и снова садился на лавку или на крыльцо. Петровна качала головой:

— Притомился, Кочерыжка, то бишь Володечка?

Мальчик поднимал тонкие брови и односложно отвечал:

— Не.

Граня бегала в школу. Иногда у крыльца, как стайка веселых птиц, собирались ее подружки. Граня вытаскивала Кочерыжку, сажала его к себе на колени, дула на его большой лоб с пушистыми темными завитками и, скрестив на его животе крепкие, загорелые руки, говорила:

— Это наш, девочки! Мы его в капусте нашли! Не верите? Он сам знает. Правда, Кочерыжка?

— Правда,— подтверждал мальчик,— меня в капусте нашли!

— Бедненький! — ахали девочки, поглаживая его по головке.

— Я не бедненький,— отводя их руки, говорил Кочерыжка.— У меня отец есть. Вася Воронов — вот кто!

Девочки начинали возиться с ним, но Кочерыжка не любил шумных игр. Однажды Петровна дала ему немного земли из старого цветочного горшка, и в самом углу широкой скамьи Кочерыжка устроил себе огород. На огороде он сделал аккуратные грядочки. Граня дала мальчику красной глянцевитой бумаги и зеленой папиросной. Кочерыжка вырезал круглые красные ягодки, разложил их на грядках, а рядом воткнул зеленые кустики из папиросной бумаги. Потом принес из сада ветку и повесил на нее бумажные яблочки, раскрашенные с помощью Грани. В игре принимала участие и Петровна — она тайком подкладывала в огород свежую морковку и громко удивлялась:

— Гляди-ка, морковь у тебя поспела!

Анна Дмитриевна называла Петровну потатчицей, но сама как-то привезла два игрушечных ведерка и совочек для «огорода». Кочерыжка любил землю; он брал ее на ладонь, прижимался к ней щекой и, когда скупое зимнее солнце падало из окна, серьезно говорил:

— Не загораживайте солнце-то, ведь расти ничего не будет!

— Агроном!..— с гордостью говорила о нем Петровна.

* * *

Жизнь в то время была трудная. У Вороновых не хватало хлеба, картошки своей не было. Анна Дмитриевна работала в столовой. Она приносила в бидончике остатки супа. Граня с размаху залезала в бидон ложкой и вылавливала гущу. За столом мать бранила ее:

— В такое-то время, когда весь народ от войны еще не оправился, она только о себе думает! Выловит гущу а мать и бабушка как хотите! Да Кочерыжка еще на руках у нас!

Громкий голос и сердитые слова пугали Кочерыжку.

— Я не буду! — испуганно говорил он, сползая со стула.— Я не буду кушать!

— Сядь!.. Что за «не буду» такое? — в раздражении кричала на него Анна Дмитриевна.

Кочерыжка низко наклонял голову и начинал капать крупными слезами. Петровна схватывалась со своего места и, вытирая ему глаза передником, ругала дочь и внучку:

— Вы что ребенку нервы треплете? Чужое дите за столом, а они при нем куски считают! Взяли за своего, так и держите по совести!

— Да что ж я ему сказала-то? — ахала Анна Дмитриевна,— Не на него кричу, а на дочь родную! Я его и пальцем не трону! Мне с ним не жить… Пусть кто взял, тот и воспитывает!

— А мне, что ли, с ним жить? Мне и вовсе он не нужен на старости, а раз взяли, так надо сердце иметь! Вишь, он ото всего нервный какой!

— Ну, нервный! Представленный, и все тут! — кричала сквозь слезы Гранька, получившая от матери подзатыльник,— Все, все брату напишу! Пускай забирает его совсем! Не надо нам!

— А кто ж со мной жить будет? — вдруг спрашивал Кочерыжка, обводя всех тревожными заплаканными глазами.

Петровна спохватывалась:

— Усе, усе будем, сынок! Не плачь только! Советская власть сироту не бросит! А отец-то! Отец-то на што? Вон он глядит… Вон он…— Она снимала с полки фотографию Васи и, обтерев ее ладонью, подавала мальчику. — И-и, какой отец… С ружьем!

Кочерыжка сквозь слезы улыбался доброму скуластому лицу Васи, а Петровна, расчувствовавшись, крепко прижимала к себе мальчика:

— Разве он бросит?! Как повидал он это горюшко… Лежит она, голубка сердечная, а молочко-то из бутылочки кап-кап…— Она вдруг прерывала себя и, подперев рукой шеку, начинала раскачиваться из стороны в сторону,— Ах ты Боже ж мой, Боже ж мой… Несла своему сыночку, голубушка…

Анна Дмитриевна, прислушиваясь к ее словам, останавливалась посреди комнаты; Граня сидела тихо, поглядывая круглыми глазами то на мать, то на бабку

— И сказал он ей, мертвенькой…

Кочерыжка закрывал глаза и, борясь с дремотой, крепче прижимал к себе карточку.

— …нипочем я сыночка твоего не брошу…— доносился до него затихающий голос Петровны, смешанный со слезами и вздохами.— Ах ты Боже ж мой, Боже ж мой…

— Гляди, карточку всю изомнет! — вдруг кричала Гранька.— Заснул ведь! Дай-ка я возьму у него!

Петровна загораживала от нее Кочерыжку:

— Не тронь, не тронь, Гранечка! Я сама опосля возьму!

Анна Дмитриевна, как бы очнувшись, бежала к постели, взбивала подушечку и принимала из рук Петровны спящего мальчика. Гранька вертелась тут же, чтобы вытащить из горячих сонных рук Кочерыжки Васину карточку, но мать молча отводила ее руку и, глядя в курносое безмятежное лицо девочки, думала: «Чего в ней не хватает — сердца или разума?»

* * *

По ночам выла собака. Кочерыжка знал, что она воет от голода, от тоски по хозяевам и за это ее хотят убить. Кочерыжка хотел, чтобы собака перестала выть и чтобы ее не убивали. Поэтому однажды, увидев за своим погребом следы собачьих лап, он стал относить туда остатки еды. Собака и мальчик боялись друг друга. Пока Кочерыжка складывал свои сокровища в ямку, собака стояла в отдалении и ждала. Он не хотел погладить ее сбившуюся шерсть на тощих ребрах — она не хотела вильнуть ему хвостом. Но часто они смотрели друг на друга.

И тогда между ними происходил короткий разговор.

«Все?» — спрашивали собачьи глаза.

«Все»,— отвечали ей глаза Кочерыжки.

И собака уходила, чтобы в сумерки следующего дня заставить его тревожно ждать за погребом, прислушиваясь к каждому голосу из дома. За столом Кочерыжка, глядя испуганными глазами на все лица, прятал за пазуху хлеб.

* * *

Однажды ночью он проснулся от собачьего голоса. Но это не был вой. Это был короткий визг. Кочерыжка прислушался. Визг не повторился. Мальчик понял: что-то случилось. Он сполз с кровати и, всхлипывая, пошел к двери. Петровна в одной юбке, сонная и растрепанная, схватила его на руки:

— Куда ты? Куда, батюшка мой?

Кочерыжка громко заплакал.

— Молчи, молчи, сынок… Усех в доме перебудишь…

Но мальчик вырывался из ее рук и, захлебываясь слезами, указывал на дверь:

— Туда, туда…

— Да куда же мы пойдем с тобой? Ведь на дворе гьма- тьмущая… Там усе волки сейчас бегают… Гляди-ко!

Петровна подняла Кочерыжку к окну и отдернула занавеску. На дворе стояла оттепель; сквозь мокрое стекло было видно, как из освещенного окна пустого дома на крыльцо падала желтая тень. Кочерыжка вдруг затих, а Петровна, зевая, сказала:

— Никак, Самохины приехали?

* * *

В эту ночь от станции, глубоко проваливаясь в снег тяжелыми бутсами, шла женщина. Рваное мужское пальто, подвязанное веревкой, мокрыми полами обхватывало ее колени, черный платок съехал на плечи, седые пряди

волос прилипли к щекам. Женщина часто останавливалась и прислушивалась к собачьему вою. В калитке оторванная доска задела ее за плечо, а с крыльца поднялся одичалый пес и, прижимая к затылку уши, двинулся ей навстречу Женщина протянула к нему руки, чуть слышно пошевелила губами. Пес с коротким визгом упал на снег и пополз к ней на брюхе… Женщина обняла его за шею и достала из кармана ключ. Потом поднялась на ступеньки, открыла дверь, зажгла огарок свечи, и от освещенного окна упала желтая тень, которую увидел Кочерыжка.

* * *

Собака не приходила. Два дня ждал ее Кочерыжка, глядя на огонек, светившийся через дорогу. Теперь оттуда часто доносился хриплый, сердитый лай. Слышно было, как пес кидался к забору и до конца улицы провожал идущих мимо отрывистым лаем. Он сторожил свой дом. Ночью никто уже не слышал его жалобного воя и не грозил заткнуть ему глотку дубиной. Из разговоров соседей Кочерыжка знал, что в домик Самохиных вернулась одна старуха — Марья Власьевна… Бабка Маркевна, никуда не уезжавшая во время войны, считала себя хозяйкой опустевшего поселка с заколоченными домиками. Ей казалось, что именно она, оставаясь здесь, под немецкими бомбами, уберегла от разрушения весь поселок. И как хозяйка встречала она всех возвращающихся, приветливо и жалостно, не скупясь ни на сочувствие, ни на вязанку дров для захолодавших людей. Первая являлась она к семьям, еще не обогревшим пустые углы, и, прислонившись к косяку двери, зябко кутаясь в клетчатую шаль, говорила:

— Ну вот, слава те Господи! Вернулись! На родном пороге не обобьешь ноги!

И тут же зорко примечала она чьи-то заплаканные глаза, горестно покачивала головой, кляла душегубов- фашистов, вытирала концом платка слезы и угешала:

— Что делать, милушка, война… Уж теперь не вернешь и сама в могилку не полезешь. Скрепи сердце, как ни есть… Небось не одна поплачешь, люди с тобой поплачут и над твоим и над своим горем… Все вместе, легче будет…

Серенькое, востренькое лицо ее, теплые руки с темными жилками, слезы и сочувствие успокаивали. Не одна осиротевшая женщина выплакала свое горе вместе с Маркевной. Поплакав, бабка Маркевна деловито распоряжалась:

— Печку-то спробуй — не дымит ли? Да пойдем ко мне: дровишек сухоньких дам или кипяточку отолью.

Бабка Маркевна жила одна, но с утра до вечера у нее толокся народ — женщины, ребятишки. Каждому что-то было нужно. Иногда на широкой лавке под печкой сидел у бабки чей-нибудь закутанный ребенок, и бабка, придя со двора, говорила:

— Ишь Бог послал… Чей же это? Сафроновых али Журкиных? — И сама себе отвечала: — Небось Журкиных… Она нынче к снохе в город уехала…

Погремев в печи заслонкой, Маркевна вытаскивала горячую картофелину, дула на нее, перебрасывая с ладони на ладонь, и подносила ребенку:

— На-кось… Погрей ручки да скушай!

Теперь бабка Маркевна часто сидела у Петровны и, указывая на домик Самохиной, с обидой говорила:

— Я к ней, а она от меня… я во двор, а она в дом… Вижу, лица на ней нет.

— Да-да,— подтверждала Петровна,— чуждается она людей… а бывало, как работала библиотекаршей на заводе, от одних ребят отбою не было, сама всех привечала.

Маркевна освобождала от шали востренький подбородок и шумно сморкалась.

— Всхожу это я в сени, а у самой сердце не на месте… И ее жалко, и навязываться тошно… Только думаю себе: горе-то что петля на шее, если некому растянуть ее, она всего человека захлестнет,— Маркевна оглянулась на Кочерыжку и вдруг зашептала: — Ведь одна-одинехонька вернулась. Игде невестка, игде внучка ейная. Все небось в земле сырой похоронено. Как не бывало да не было. И сама-то вся рваная, пальтишко худенькое…

— О-хо-хо…— подперев щеку рукой, вздыхала Петровна.— Ведь полным домком жил человек! Да где же это она всех растеряла-то?

Но Маркевна уже снова перешла от сочувствия к обиде:

— Да разве в ней человецкая душа осталась? «Голубушка,— говорю,— милая ты моя, одна, что ли, в свой домик возвернулась?» А она это как глянет на меня, руками за стол схватилась да как крикнет: «Не спрашивай!» Батюшки мои! Ровно я ей в сердце иголку всадила…— Маркевна закрылась платком и заплакала.

Петровна мельком взглянула на Кочерыжку. Лицо у него было серое, губы дрожали, в глазах стоял испуг.

— Уйди ты отсюда! Что за ребенок такой?! — рассерженно крикнула Петровна и, схватив Кочерыжку за руку, вытащила его в кухню.— Ступай оденься, погуляй хоть с ребятами! — Она бросила ему шинельку и платок,— Ступай, ступай! Вот всегда эдак-то: прилипнет к лавке и сидит, на нервы действует,— объясняла она бабке Мар- кевне, возвращаясь в комнату.

Кочерыжка нерешительно потоптался в кухне, взял с плиты печеную картофелину, надел шинельку, вышел на двор и побрел на собачий лай. Ему хотелось взглянуть на собаку, которая уже два дня не приходила к погребу. Но ему было страшно, что на крыльце Самохиных вдруг появится та женщина и закричит на него, как на бабку Маркевну. Во дворе никого не было. Не отрывая глаз от закрытой двери, Кочерыжка долго стоял у забора, потом храбро направился к калитке.

* * *

Марья Власьевна сидела одна у холодной печки. Около нее валялась сломанная табуретка и секач. Скрип двери, серая шинелька и протянутая ладошка с печеной картофелиной испугали ее. Она откинула со лба седые волосы и, зажмурившись, сказала:

— Боже мой, что это?

— Собаке…— дрожащим голосом прошептал Кочерыжка, не сводя с нее глаз.

Марья Власьевна глубоко вздохнула:

— Волчок!

Со двора вбежала собака, шумно обнюхала мальчика и, виляя хвостом, остановилась рядом с ним. Марья Власьевна молча смотрела, как Кочерыжка кормил собаку. Потом она заглянула в печь и чиркнула спичкой. Спичка погасла. Она снова чиркнула. Кочерыжка подобрал с полу тоненькие щепочки и положил их перед ней. Потом обнял за шею собаку и удивленно сказал:

— Я ее не боюсь.

В печке затрещали сухие доски. Мальчик осторожно присел на корточки и протянул к огоньку красные руки.

— Чей ты? — тихо, с напряженным вниманием вглядываясь в его лицо, спросила Марья Власьевна.

— Васи Воронова. Я Кочерыжка,— робко сказал он и, заметив на ее губах слабую улыбку, стал рассказывать свою историю.

Он делал это совсем так, как Петровна, подперев рукой шеку и раскачиваясь из стороны в сторону. Марья Власьевна слушала его с удивлением и жалостью. Прощаясь, Кочерыжка сказал:

— Я к тебе и завтра приду.

По дороге его переняла Граня. Размахивая концами платка, она сердито потащила его к дому:

— Ходит не знай где! Весь в снегу извалялся! Настоящий Кочерыжка!

От усталости, сердитого голоса Грани и всего пережитого за этот день Кочерыжка сел на снег и заплакал.

* * *

Самохина сторонилась соседей. Она часами сидела одна, опустив на колени руки. Ее память с болезненной точностью рисовала ей то одно, то другое… Разбросанные в беспорядке вещи напоминали ей сборы в дорогу и залитое слезами лицо ее невестки Маши. Слезы свои Маша объясняла по-разному, невпопад: то нежеланием расстаться с насиженным углом, то боязнью перед незнакомой дорогой. Марья Власьевна не знала тогда, что Маша скрывает от нее смерть сына, что она одна переживает свое тяжелое горе, щадя старуху мать. Марья Власьевна вспоминает, как она сердилась на нее за эти слезы, как в последнюю ночь сборов, выйдя из терпения, она сурово прикрикнула на невестку: «Перестань! Возьми себя в руки! Стыдно! Люди близких теряют…»

Мысли Марьи Власьевны перескакивают. Она видит длинный эшелон, набитый женщинами и детьми. Она сидит между своими и чужими узлами, затиснугая в угол теплушки; потная головенка внучки, прикрытая ее широкой ладонью, прижимается к груди. В полумраке большие заплаканные глаза Маши. А потом бомбежка и глухой полустанок, где она, Марья Власьевна, металась между разбитыми вагонами, не выпуская из рук круглого синего чайника и бессмысленно объясняя кому-то с остановившимися от ужаса глазами: «За горяченьким пошла… за горяченьким…»

А из-под обломков люди вытаскивали что-то страшное, бесформенное, в чем уже нельзя было узнать ни внучки, ни Маши. Кто-то отнимал у нее залитый кровью капор, кто-то совал ей в руки узелок и вел ее за носилками, покрытыми серым брезентом… Затерянная на этом полустанке, одна среди чужих людей, она случайно развязала Машин узелок и там нашла карточку сына вместе с его письмами к жене. Рядом с карточкой лежала серая бумажка, где сообщалось о славной смерти честного бойца Андрея Самохина… Лицо сына было радостное и удивленное, как будто он сам не верил в это сообщение о его смерти. Марья Власьевна стискивала руки, обводила глазами пустые углы и шептала без слез:

— Деточки мои… деточки…

Волчок клал ей на колени свою острую морду и, шумно вздыхая, лизал старые, сморщенные руки.

* * *

Теперь, когда Кочерыжка прятал в карман хлеб, Петровна бросала на Анну Дмитриевну многозначительный взгляд, и та сама клала перед мальчиком горку печеного картофеля:

— Кушай, кушай, сынок! А то на потом себе спрячь!

Кочерыжка брал в руки картошку и обводил всех недоверчивым, вопросительным взглядом. Но все смотрели в свои тарелки, а то нарочно выходили в кухню, и, глядя, как торопливо натягивает Кочерыжка свою шинельку, Петровна таинственно шептала:

— Собралси…

А Анна Дмитриевна тяжело вздыхала:

— Что ему там нужно?

Если б не Маркевна, в семье Вороновых давно запретили бы Кочерыжке ходить к необщительной соседке.

— В горе он сам родился, да еще на ее горе глаза таращит. Эдак вовсе ребенка испортить можно,— беспокоилась Петровна.

— А не пусти — плакать будет,— огорчалась Анна Дмитриевна.

Гранька надувала розовые губы:

— Сами позволяете… Вася приедет — всем попадет… Не она его нашла, и ладно!

Но Маркевна была другого мнения.

— Как можно не пускать? — строго говорила она.— Грех в нем сердечко сдерживать. Кто чужие слезы утрет, тот меньше своих прольет… Не всякое горе к себе близко подпускает, а ребенок — он как лучик тепленький… Ведь вот я-то, старая, разбередила ей душеньку…

История Самохиной, приукрашенная и неправдоподобная, ходила по всему поселку, о ней говорили в заводском кооперативе, где люди получали картошку.

Правдой во всем этом было только то, что осталась женщина одна-одинешенька. Но не это мучило Маркевну, когда вспоминала она Самохину. Мучила ее мертвая душа в живом человеке, и, не в силах оживить ее сама, она надеялась на Кочерыжку.

Уходя, Маркевна вынимала из-под платка свежевыпеченный хлебец и совала его Петровне:

— Дай мальчику-то… пущай снесет… от себя вроде.

Кочерыжка не понимал маленьких хитростей взрослых, он и вправду носил от себя. Войдя к Марье Власьевне, он просто выкладывал на стол все, что принес, выбирая куски для собаки. Один раз Самохина сурово сказала:

— Не носи больше,— Но, заметив в его глазах испуг, спросила: — Кто тебя посылает?

— Сам иду,— всхлипнул Кочерыжка.

Марья Власьевна погладила его по голове:

— Не носи больше, слышишь? Так приходи…

Вечером она собрала кое-что из белья, приладила лампочку и села чинить. Потом затопила печь, нагрела воды, вымыла комнату, вытащила из сарая маленький стульчик и, подумав, поставила его около печки.

* * *

Смеркалось, а Кочерыжки не было. Анна Дмитриевна не выдержала, надела шаль и пошла к дому Самохиной:

— Хоть погляжу своими глазами, как он там…

Но, дойдя до калитки, испуганная яростным лаем собаки, она повернула обратно и, придя домой, написала письмо сыну.

«Дорогой мой Васенька!

Исполняю свой материнский долг и спешу с тобой посоветоваться. Твой сынок Володенька мальчик тихий, беспокойства он нам не доставляет, только последнее время совсем мы с ним голову потеряли и ума не приложим, как нам быть…»

Анна Дмитриевна подробно описала возвращение соседки Самохиной, привязанность к ней мальчика и закончила словами:

«…Сердце в нем мягкое, а характер настойчивый — весь в тебя».

Заклеив письмо, она позвала Граньку:

— Снеси на станцию. Да покличь Кочерыжку.

— Не пойду я за ним, — отказывалась Гранька.

В это время входная дверь стукнула, и вместе с морозным паром на пороге встали две фигуры. Женщина в черном платке и в мужском пальто, подвязанном веревкой, держала за руку Кочерыжку.

— У меня мальчик ваш был, — тихо сказала она и повернулась, чтобы уйти.

Но Анна Дмитриевна взволновалась:

— Он у вас, а вы у нас… посидите маленько.

Петровна живехонько столкнула с табуретки Граньку и вышла на кухню.

— Хоть чайку-то откушай с нами… Добрые соседи — вторая семья. — Сказав это, она вдруг испугалась и робко добавила: — Не обижай старуху, Власьев- на!

— Спасибо. У меня там собака заперта,— со вздохом сказала Марья Власьевна.

Но Анна Дмитриевна увлекла ее в комнату и усадила на табуретку

— Садись, садись рядышком, Володечка! Около тетеньки садись, — хлопотала она.

— С мороза-то чайку попейте,— угощала Петровна.

Самохина молча взяла чашку. Анна Дмитриевна подвинула ей кусок сахару.

— Кушай, кушай, голубочек! — шептала Кочерыжке Петровна, не зная, какой вести разговор.

Граня в упор рассматривала гостью. Гладкие седые волосы, глубокие морщины. Лицо усталое. Казалось, что у нее смертельно болит голова. Она с трудом поднимала на говорившего выцветшие серые глаза. Привечая гостью, Петровна тщательно подбирала слова и, боясь сказать чего не следует, беспомощно поглядывала на Анну Дмитриевну. Анна Дмитриевна дергала под столом Граньку, обращалась к Кочерыжке и, не слушая его ответов, говорила про погоду:

— Все снег да снег! И куда его столько навалило? На железной дороге девки только и гребут… только и гребут…

В разгар чаепития вошла Маркевна. Увидя за столом Самохину, она оробела, сунула всем руку дощечкой и сразу повела громкий разговор:

— Зима, зима! А весна-то уж вот она! На пригорке сидит, на солнышко поглядывает!

— Верно, верно! — почувствовав в ней поддержку, оживилась Петровна.— Зиму-то мы уже отстрадали! Теперь всяко растение к солнышку потянется, всякой душеньке на земле полегчает.

Маркевна строго глянула на нее.

— И подснежнички где-нигде покажутся, и цветочки по овражкам желтенькие…— с испуганным лицом затянула Петровна.

А гостья сидела молча, сжимая обеими руками кружку, как будто хотела согреть свои иззябшие руки. Глаза ее смотрели куда-то далеко, мимо этих людей, поивших ее чаем. А они, исчерпав все пустые слова, напуганные

ее молчанием, сначала перешли на шепот, а потом и вовсе замолчали, растерянно и грустно поглядывая друг на друга. Один Кочерыжка сопел и беспокойно вертелся на лавке. Ему казалось, что все забыли про гостью, а она уже давно пьет горячую воду без сахара. Боясь, чтобы она так и не ушла, он припомнил самые лучшие, по его мнению, слова, которые говорила гостям Петровна, повернулся к Самохиной и, подвигая к ней сахар, громко сказал:

— Кушай, голубочек!

Самохина посмотрела на него и улыбнулась. Петровна ахнула, Гранька расхохоталась, а Маркевна торжествующе сказала:

— Угощай! Угощай! Ты хозяин! Проси еще чашечку испить!

Провожая Марью Власьевну, Анна Дмитриевна просила не забывать их.

— А уж мальчик коль не мешает, так нам только радостно… только радостно,— повторяла она, опасаясь про себя, что от Васи выйдет приказ не пускать к Самохиной Кочерыжку.

* * *

Теперь каждое утро после завтрака Кочерыжка начинал собираться.

— На работу, сынок? — шутливо спрашивала его Петровна, не подозревая, что после запрещения носить еду мальчик придумал себе новую заботу: идя по двору или по дороге, он усердно собирал щепки, складывал их в букетик, приносил Марье Власьевне и молча смотрел, как она разжигает огонь его щепками.

Ему нравилось, что в комнате было чисто. Наследив на полу мокрыми валенками, он брал тряпку и, посапывая, затирал свои следы. Все чаще заставал он Самохину за работой. Однажды она принесла в круглой корзине грязное белье, и на другой день, подходя к дому, он увидел густой белый дым, валивший из трубы. В комнате было тепло, на плите булькал котел. Марья Власьевна стирала, засучив рукава. Кочерыжка остановился на пороге и нежно улыбнулся:

— Тепло у нас!

Марья Власьевна сняла с него шинельку и придвинула к печке стульчик:

— Погрейся. Картинки погляди.

Она достала с полки отсыревшую книжку с картинками и подала мальчику. Собака уселась рядом. Переворачивая страницы, Кочерыжка смотрел картинки и шевелил губами.

Марья Власьевна придвинула к печке стул и стала читать. Она читала медленно: множество слов и собственный голос утомляли ее. Иногда, перевернув страницу, она замолкала, но глаза Кочерыжки смотрели на нее с нетерпеливым ожиданием, и она читала дальше, пока не кончила сказку.

— Вся? — с сожалением спросил Кочерыжка.

— Вся.

Мальчик пристально посмотрел на нее и, наклонив голову, спросил:

— Сапоги-скороходы есть у тебя?

— Нету. А у тебя? — вдруг лукаво спросила Марья Власьевна.

Он посмотрел на свои растоптанные валенки:

— И у меня нету!

Они оба засмеялись.

С тех пор чтение сделалось любимым занятием обоих. Марья Власьевна стирала белье для заводской столовой; Кочерыжка терпеливо ждал, пока она закончит стирку и, придвинув свой стул к печке, начнет ему читать. От сказок перешли к рассказам. Первыми итали «Каштанку». В том месте, где собачонка бегает по улице, разыскивая следы столяра, Кочерыжка разволновался. Он перестал слушать, заглядывал вперед и нетерпеливо спрашивал:

— А хозяин-то, хозяин-то у тебя где? — И сердился: — Не надо мне про гуся! Я говорю, хозяина ищи!

Марье Власьевне приходилось доказывать, объяснять, уговаривать. Кочерыжка слушал, соглашался и, прижимаясь к ее плечу, просил:

— Читай, баба Маня!

* * *

Жизнь начинала входить в прежнюю колею. Анна Дмитриевна уже не носила из столовой суп, а Петровна все чаще баловала своих горячими лепешками. Щеки у ребят порозовели. Кочерыжку заставляли пить козье молоко, и, когда он прыгал по комнате, Петровна острила:

— Ишь-ишь, коза-то бунгует!

От Васи пришло только одно письмо. Пахло оно недавним порохом, было полно тоски по дому и уверенности в близком конце войны:

«Только бы ступить мне на родную землю, обнять вас всех да заглянуть в глаза сыну… Экий парень небось вырос! Ведь шестой год ему пошел! Жаль, не узнает он меня!»

— Где же узнать-то? — вздыхала Петровна.

* * *

Стаял снег. Влажная черная земля подсохла. Люди радостно засуетились, высыпали на огороды. Разделывали грядки, подвязывали молодые деревца и перекликались со двора во двор звонкими помолодевшими голосами. В саду Марьи Власьевны зазеленели кусты клубники, вылезли из-под снега тоненькие прутики малины. На окне в тарелке мокли завязанные в тряпочку бобы. Кочерыжка каждый день заглядывал в тряпочку и умилялся, когда у бобов появлялись крошечные зеленые хвостики. Марья Власьевна привезла из города рассаду капусты, они вместе сажали ее и радовались крепким тугим стебелькам. В праздник Победы Марья Власьевна с Кочерыжкой снова сидела рядом за столом Анны Дмитриевны. Народу собралось много, было шумно, пили за славных бойцов, за Васю Воронова. Петровна плеснула в чашку сладкого вина и подала Кочерыжке:

— Выпей, выпей, Владимир Васильевич, за папань- ку своего!

Общая радость отодвинула личное горе каждого. Плача о погибших, люди радовались живым. Марья Власьевна гоже плакала и радовалась, обнимая Петровну и Анну Дмитриевну. Кочерыжка смотрел на всех сияющими глазами и смущался, когда пили за его отца — Васю Воронова.

* * *

Каждый день с голубой станции шли военные. Мар- кевна то и дело, прикрыв глаза рукой, смотрела на большую дорогу и, завидев человека в зеленой гимнастерке, выходила на крыльцо. Инвалиду без руки или без ноги она сама шла навстречу, низко кланялась и говорила:

— Прости, сынок! За нас, грешных, пострадал!

И растроганный чужой человек обнимал ее сухонькие плечи:

— Не зря пострадал, мать.

Петровна после каждого поезда посылала Граньку поглядеть, не идет ли Вася.

Анна Дмитриевна вскакивала ночью и, заслышав голоса на дороге, окликала:

— Васенька!

Марья Власьевна, завидев издали военного, указывала на него Кочерыжке. Но мальчик уверенно отвечал:

— Не он. Я его изо всех сразу узнаю.

Он уверял, что даже сердитый Волчок не будет лаять на Васю.

— Ведь он не чужой, а отец мне, — простодушно говорил он.

Марья Власьевна грустно улыбалась. Ей представлялся высокий плечистый человек, который берет за руку Кочерыжку и навсегда уводит его из ее дома. Ей даже снилось, как мальчик идет за своим отцом, оглядываясь на крыльцо, где они так часто сидели с книжкой, на собаку, которую он кормил, и на нее, свою бабу Маню…

А Кочерыжка, не замечая ее тревоги, все чаще и чаще говорил:

— Отец едет ко мне!

* * *

Василий Воронов приехал. Он был крепкий, коренастый, с широкой улыбкой и громким голосом. Первая увидела его Гранька и с визгом бросилась в сени. Мать и бабка выскочили на крыльцо. Вася сбросил с плеч два чемодана, крякнул и прижал к своей груди обе старые седые головы.

— Эх, старушки мои!

— Боец ты наш, защитник! — обливая слезами его гимнастерку, лепетала Петровна.

— Сыночек… сыночек… Васенька…— ощупывая его дрожащими руками, повторяла Анна Дмитриевна.

Гранька при виде брата вдруг застеснялась и спряталась за дверь.

— Давай, давай ее сюда! — кричал Василий, вытаскивая сестренку,— А ну покажись, какая стала? Маленькая, большая, добрая, злая?

Отпустив Граньку, Вася оглянулся вокруг и тревожно спросил:

— Где ж он?

Все поняли, что он спрашивает о Кочерыжке.

— Сейчас, сейчас,— заторопилась Петровна, повязывая платок.

Анна Дмитриевна торопливо стала рассказывать, что мальчик у соседки Самохиной, о которой она писала в письме.

— У той же? Значит, дружба у них идет? — Вася широко улыбнулся, схватил шапку и крикнул Петровне: — Стой, бабушка! Я сам туда пойду! Я их спутаю сейчас! Который дом-то? — Весело улыбаясь, он побежал через дорогу к дому Самохиной.

Кочерыжка в длинных синих штанах стоял рядом с Марьей Власьевной, подрезая большими садовыми ножницами кусты малины. Марья Власьевна что-то говорила ему, оправляя выбившиеся из-под платка волосы. У забора залаял Волчок. Кочерыжка оглянулся, бросил ножницы и шепотом сказал:

— Баба Маня…

От калитки шел военный человек, отгоняя шапкой собаку. Кочерыжка бросился к нему, но вдруг, оробев, остановился.

— Кочерыжка! Владимир Васильевич?! — широко расставив руки, крикнул Вася Воронов.

Кочерыжка зажмурился и, подпрыгнув, обхватил его за шею.

— Сын-то, сын-то какой у меня вырос! — вглядываясь в его лицо, говорил Василий.

Марья Власьевна молча смотрела на них с растерянной жалкой улыбкой. Собака беспокойно взвизгивала.

— Узнал меня? — радостно спрашивал Василий, поглаживая пальцами темные брови мальчика и пристально вглядываясь в знакомые голубовато-зеленые глаза.

— Узнал! Сразу узнал! И она узнала! — Кочерыжка обернулся к Марье Власьевне и, вцепившись обеими руками в руку Василия, потащил его за собой. — Узнала отца моего? — быстро и тревожно спросил он Марью Власьевну.

— Не узнала, так я узнал! — с волнением в голосе сказал Вася и, подойдя к Марье Власьевне, расцеловал ее в обе щеки. — Мы друг дружку небось давно знаем! Через него познакомились, верно я говорю?

Марья Власьевна посмотрела в его открытые глаза и облегченно вздохнула. А Кочерыжка уже тащил Васю за руку, показывал ему грядки, кусты и говорил, задыхаясь от радости:

— Гляди, чего тут мы с ней насажали! Гляди, отец!

Слово «отец» он произносил твердо, как будто давно привык к нему. А Вася Воронов, поминутно оборачиваясь к Самохиной, повторял:

— Спасибо вам за него, спасибо! — И неудержимо радовался: — Нет, каков сын-то у меня!

Марья Власьевна улыбалась, кивала головой, но руки ее дрожали. У крыльца она остановилась, подняла на Васю Воронова серые усталые глаза и тихо спросила:

— Уедете куда или с матерью жить будете?

Он понял ее вопрос и твердо сказал:

— Никуда! У нас с ним теперь два дома, и оба свои. Чего же еще искать-то?

Конспект урока по литературному чтению "Осеева Сторож" 2класс

Тема: Персонажи рассказа В. ОСЕЕВой « Сторож». Характеристика героя.

Цель: формирование правильной читательской деятельности.

Задачи:

  • формировать положительную мотивацию к чтению;

  • совершенствовать эмоциональную сферу.

  • совершенствовать навык вдумчивого чтения целыми словами;

  • отрабатывать правильное произношение и употребление слов;

  • расширять читательский кругозор;

  • обогащать лексический запас и грамматический строй речи;

  • развивать мыслительные операции и устную речь;

  • способствовать сохранению и укреплению здоровья учащихся через физминутки, отдых для глаз, смены поз, психологический комфорт.

.

Планируемые результаты:

– личностные: смыслообразование – понимать социальную роль и нравственную позицию ученика; самоопределение – иметь адекватную позитивную самооценку, чувство самоуважения и самопринятия, понимать необходимость учения, осознавать свои возможности в учении; анализировать текст, учиться формулировать оценочные суждения.

– метапредметные: регулятивные – учитывать выдержанные учителем ориентиры действия, давать оценку ответам одноклассников, слушать оценку своих ответов; приобретать навыки работы с текстом; коммуникативные – учиться формулировать свои мысли, понимать собеседника, вступать в диалог; познавательные – осуществлять смысловое чтение;

– предметные: полно и правильно отвечать на вопросы по содержанию, представлять в своем воображении образ героя, читать текст выразительно, понимая содержание текста.

Ход урока

I. Организационный момент.

- Какой раздел литературного чтения мы читаем? ( Читая – думаем.)

- Чему мы учимся, читая произведения этого раздела? (Понимать прочитанное.)

- Прочитаем на доске девиз нашего урока: «Мало уметь читать, надо уметь думать».

II. Проверка домашнего задания.

- С творчеством каких писателей вы познакомились на прошлом уроке? (В.Сухомлинский «Пусть будут и соловей и жук» и С.Козлов «После долгой разлуки…»)

- Чему учат нас Сухомлинский и Козлов на примере своих сказок? (Каждому живому существу есть место в мире.)

- Вспомните героев этих произведений и найдите на стенах нашего класса черту характера, которая соответствует каждому персонажу.

соловей жадный

жук жизнерадостный

медвежонок заносчивый

ёжик мудрый

мечтательный

Заносчивый – высокомерный, самоуверенный, самовлюбленный.

- Какая черта характера не соответствует ни одному из персонажей? (жадность)

- Как вы объясните, что такое жадность?

- В толковом словаре дается следующее объяснение:

Жадность — это стремление к наживе, чрезмерная бережливость. Скупость.

III. Работа с текстом до чтения.

1. Антиципация.

- Кто догадался, о каком человеческом качестве мы будем говорить сегодня?

- Сегодня мы поговорим о таком человеческом качестве, как жадность, познакомимся с произведением на эту тему, будем учиться давать характеристику герою.

- Откройте учебник на с. 53, прочитайте фамилию автора. Знаком ли вам автор этого текста?

- Прочитаем полное имя, отчество и фамилию писательницы.

- Что вы можете о ней сказать? Какое её произведение мы читали в 1 классе? (Все вместе.)

-А сейчас я прочитаю, как сама Осеева говорила о том, почему она стала писать.

“Когда я была такой, как вы, я любила читать маленькие рассказы. Я любила их за то, что могла читать без помощи взрослых.

Один раз мама спросила:

– Понравился тебе рассказ?

Я ответила:

– Не знаю. Я о нем не думала.

Мама очень огорчилась:

– Мало уметь читать, надо уметь думать, – сказала мама.

С тех пор, прочитав рассказ, я стала думать о хороших и плохих поступках девочек и мальчиков, а иногда о своих собственных”

- Прочитайте название произведения и рассмотрите иллюстрацию. Какие мысли, предположения у вас возникли? Кто будут герои нашего произведения? Что вы о них можете сказать?

- Что надо сделать, чтобы проверить наши предположения? ( Надо текст прочитать.)

III. Работа с текстом во время чтения.

1. Первичное восприятие текста.

Читает учитель.

- Вам понравился рассказ? Какие мысли и чувства у вас возникли? Подтвердились ли ваши предположения?

- Кто главный герой рассказа? Какой он по возрасту?

- Поскольку мы будем много читать, размышлять, давайте подготовимся.

2. Подготовительные упражнения.

- А начнем мы с речевой разминки – с.53.

1) «Задание слоговика»

Читаем плавно по слогам, помогая ногами, затем – целыми словами.

Учебник максимально удалён от глаз – на вытянутой руке.

2) «Цепочка слов» 1-й ряд – первое слово и т.д.

- Объясните превращение слов в другие.

3) Читайте внимательно. Одно слово на левой стене, другое – на правой. Одно слово, которое вы будете читать, взято из текста, другое, похожее, вам предлагается для чтения в паре.

- Чем различаются слова? (Одной-двумя буквами)

- Почему авторы дают вам такие задания в учебнике? (Чтобы мы не допускали ошибок при чтении слов, различающихся одной или двумя буквами.)

Меняются местами.

3. Комментированное чтение.

- Какие игрушки были в детском саду?

- Как вели себя ребята?

- Как вел себя мальчик? Прочитайте, как описывается поведение мальчика во время игры.

- Почему он так поступил? (Он маленький, он жадничает в открытую.)

- Что вызвало удивление у воспитательницы?

- Как мальчик объяснил причину скуки?

- А вы можете сказать, почему мальчику было скучно?

- Что сказали другие дети?

- Почему дети назвали мальчика сторожем?

- Каким другим словом можно заменить слово «сторож» в этом рассказе?

- Какие слова автора помогают нам понять характер мальчика? (Собрал около себя целую кучу игрушек, охранял их, кричал, закрывал игрушки.)

4. Работа в паре.

- Расскажите о герое этого рассказа друг другу. Вам поможет план:

1. Возраст мальчика.

2. Поведение мальчика во время игры.

3. Настроение мальчика.

- Ничего не говорите, подумайте, а вас никогда так не называли: жадина?

5. Работа с текстом после чтения.

- Почему автор назвала рассказ «Сторож», а не «Жадина»? (Так его назвали дети.)

- Можно ли этого мальчика научить делиться с другими?

- Каким человеком вам представилась В.А.Осеева? (добрая, чуткая, понимает и любит детей)

- Всю свою жизнь посвятила детям. Она писала маленькие рассказы для того, чтобы её читатель смог самостоятельно прочитать. Ее герои дети. С ними происходят различные истории. А в конце своих рассказов В.А. заставляет своего читателя задуматься. Вот и сегодня мы прочитали рассказ и тоже задумались.

Советую прочитать рассказы В.А.Осеевой «Волшебное слово», «Синие листья», «Печенье», «Просто так».

Зарядка для глаз.

6. Творческое задание.

- Как вы думаете, когда рассказ будет звучать интересней: когда читает один читатель или чтение по ролям?

- Сколько действующих лиц? (Воспитательница, ребята, мальчик.)

- Определите, где чьи слова. Слова автора возьмите в скобки.

- По тексту учебника определите, каким голосом нужно читать слова воспитательницы? ( удивилась)

- Ребят? (весело, похвалились)

- Мальчика? (кричал)

- Послушайте несколько исполнений рассказа по ролям и определите, кто читал роли выразительнее, эмоциональнее и артистичнее.

Выслушать 3 пары детей.

IV. Итог урока.

- О каком человеческом качестве мы говорили?

- Как вы думаете, к чему может привести жадность? (Останешься один.)

- Хочется закончить нашу беседу такими словами:

Поделись улыбкою своей,

И она к тебе не раз еще вернется.

Звучит песня «Улыбка»

Домашнее задание: тетрадь с.30-32.

- Прочитайте еще один рассказ В.Осеевой. Подумайте, чем он похож на рассказ «Сторож». Ответьте на вопросы после текста.

Собрание сочинений Вочмана Ни

Шумовые слова

Общие слова, такие как «и», «есть», «но» и «то», также известные как шумовые слова, при поиске пропускаются. Строка поиска Spirit & who приведет к ошибке, поскольку слово who, стоящее отдельно, является шумовым словом. Ниже приводится список шумовых слов:

$, a, также, an, и, another, any, являются, как, at, be, потому что, были, были, оба, но, посредством, пришли, могут, сделали, сделать, каждый, потому что имел, имел , он, есть, она, здесь, он, сам, его, как, если, в, в, это, как, сделать, меня, может, много, мое, из, на, или, наш, из, за , сказал, должен, так как некоторые, еще, такие, взять, чем, то, их, их, затем, там, эти, они, это, те, чтобы тоже очень, было, путь, мы, хорошо , были, что, где, что, в то время как, кто, с, будет, вы, ваш

×

Рейтинг

Ранг - это значение от 0 до 1000 , указывающее, насколько близко совпадение набрано или ранжируется по сравнению с исходной строкой поиска.На значения ранга влияют следующие факторы:

  1. Общее количество вхождений исходных поисковых слов / фраз в части книги.
  2. Контент, который включает поисковые слова в непосредственной близости друг от друга, ранжируется выше тех, которые этого не делают. Следовательно, часть книги, в которой поисковые слова находятся в непосредственной близости, может иметь более высокий рейтинг, чем другая часть книги, которая имеет большее количество совпадений, но слова не находятся в непосредственной близости друг от друга.Поэтому мы также включаем счетчик совпадений поискового слова для справки.
  3. Значения рангов указаны относительно друг друга. Следовательно, невозможно интерпретировать значение RANK как процент или сгруппировать значения ранга в высокие / средние / низкие диапазоны. Думайте о ранжировании как о методе упорядочивания результатов для определенного поиска.
×

Область поиска

Включить все словоформы

Эта опция разбивает строку поиска на отдельные слова и генерирует все спряжения и склонения для каждого слова во фразе поиска.(флективный поиск) с определенным словом в строке поиска расширит поиск данного слова, так как будут просматриваться все спряжения и склонения для этого слова. Точно так же использование * (поиск по префиксу) с конкретным словом в строке поиска расширит поиск данного слова, поскольку также будут выполняться поиск всех слов с этим префиксом.

Примечание

Общие слова, такие как «и», «есть», «но» и «то», также известные как шумовые слова, при поиске пропускаются.Список всех шумовых слов выглядит следующим образом:

$, примерно, после, все, также, an, и, другой, любой, являются, как, at, be, потому что, были, прежде, были, между обоими, но, мимо, пришел, может, прийти, мог , сделал, сделал, каждый, потому что, от, получить, получил, имел, имел, он, имел, ее, здесь, его, себя, его, как, если, в, в, это, как, сделать, многие , я, мог бы, больше, больше, больше, должен, мой, никогда, сейчас, из, только, или, другой, наш, вон, за, сказал, то же самое, видеть, должен, поскольку некоторые, все еще, такие , возьмите, чем, то, то, их, их, затем, там, эти, они, это, те, через, чтобы тоже, под, вверх, очень, был, путь, мы, ну, были, что, где , который, пока, кто, с, будет, вы, ваш

× ,
Читать Манхуа онлайн на английском языке | Читать мангу онлайн
Читать манхуа онлайн на английском языке | Читать мангу онлайн | ManhuaES.com

Автор: Daxingdao Anime

Chapter:

Йе Цзун, мастер боевых искусств, переродился в современном мире в человеке, который случайно умер. Первое, что он сделал, - это присмотрел за дочерью этого человека…

Просмотреть больше

Автор: Boyi Animation

Глава:

Городской король фей Бай Ли Юнь Сяо - с духовной жизнью на континенте Цзюсяо.После смерти он воскрес, однако вернулся 300 лет назад, вернулся в городскую юность, изменил свою жизнь и снова поднялся на вершину мира. «Будь то на небе или на земле, только я могу победить»

Подробнее

Автор: Shidai man wang

Глава:

Самый мужественный и красивый злой бог в истории - самый мужественный и красивый злой бог в разных мирах! Несравненный красивый мужчина Се Янь перешел и упал в логово лисицы. Чтобы не истощить всю свою жизненную силу, он путешествует между различными мирами, срезает сына бога и отталкивает конфедерацию Ян И… Это […]

Подробнее

Автор: June Snow Studio

Глава:

Ли Сяо Фань раньше был главой родословной секты Тай Сюань в верхнем царстве.Мир назвал его Божественным Достопочтенным Тай Сюань. Он самый талантливый культиватор высшего царства с безумной скоростью совершенствования. Когда сражаешься против королей в высшем царстве. У него не было […]

Подробнее

Автор: Palm Reading

Глава:

Пробыв в Бессмертном мире 3000 лет, наш главный герой рискует всем, чтобы вернуться к своей семье и искупить свои ошибки.

Подробнее

ПОДАРИТЕ ДЕНЬГИ, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ НОВУЮ ГЛАВУ.МЫ НЕ ПРОДАЕМ КОМИКСЫ

ошибка: Контент защищен !!

Читать Макикомарете Исекаи Тени Суру Яцу Ва, Тайтэй Чит Манга онлайн бесплатно
Переключить навигациюMangaFox.fun
  • Справочник
  • Популярные
  • Обновления
  • Новые
  • |
  • Поиск

АвторKaidou Houshuu

ХудожникKaidou Houshuu

StatusOngoing

LatestChapter 28

EcchiHaremSeinen

Начать чтение
  • Chapters 9000ai Chepters
недель назад
  • # 27.2 - Makikomarete Isekai Teni Suru Yatsu Wa, Taitei Cheat 27.2 3 недели назад
  • # 27.1 - ОН БЕСПЛАТНЫЙ ВОИН В МИРЕ РАЗНЫХ ИЗМЕРЕНИЙ !! Глава 27.1 4 недели назад
  • # 26 - Makikomarete Isekai Teni Suru Yatsu Wa, Taitei Cheat 26 4 недели назад
  • # 25.2 - Makikomarete Isekai Teni Suru Yatsu Wa, Taitei Cheat 25.2 4 недели назад
  • # 25.1 - Makikomarete Isekai Teni Suru Yatsu Wa, Taitei Cheat 25.1 4 недели назад
  • # 24 - Makikomarete Isekai Teni Suru Yatsu Wa, Taitei Cheat 24 5 недель назад
  • # 23 - Ch.023 11-10-2019
  • # 22 - Ch.022 26.10.2019
  • # 21 - Ch.021 25.09.2019
  • # 20.2 - Ch. 20.2 08-04-2019
  • # 20.1 - Раздел 20.1 07-04-2019
  • # 19 - Ch.019 21.06.2019
  • # 18 - Ch.018 05-04- 2019
  • # 17 - Глава 17 04-05-2019
  • # 16 - Гл. 16 24.12.2018
  • № 15.2
  • .

    Вочман Ни

    Великий китайский писатель и проповедник Вочман Ни был для многих на Западе символом христианской стойкости под давлением тоталитарного правительства. С того дня, как в 1920 году, будучи студентом колледжа, он нашел Господа Иисуса Христа своим Спасителем во время визита китайского евангелиста в его родной город Фучжоу, Ни То-шэн без остатка отдал себя Богу для работы среди своих. люди. С годами он стал широко известен в Китае как одаренный проповедник Евангелия и оригинальный толкователь Слова, чье служение принесло замечательные плоды в отдельных лицах и во многих группах духовно зрелых христиан.

    Тело Христа - это не просто прекрасное учение или учение - это необходимая реальность. Это наш единственный выбор - практиковать реальность или угасить и в конечном итоге отказаться от Духа, который дает нам новую жизнь свыше.

    По его собственным словам, Ни предваряет эту книгу:

    «Чтобы отдать должное книге, читателя просят дочитать ее до вынесения приговора. Книга не предназначена для всех и каждого. Она предназначена для тех, кто чувствует свою ответственность в служении Господу.Но более того, он предназначен для тех, кто честно и искренне относится к Богу, для тех, чьи сердца открыты, у кого нет запертого ума или предрассудков. Книга может в немалой степени проверить искренность и честность человека, но я верю, что Господь показал нечто важное для всего Тела Христова. Одна из молитв, которые я предложил в связи с этой книгой, заключается в том, чтобы Господь сохранил ее от тех, кто выступает против, и использовал бы ее в качестве схемы для нападок, а также от тех, кто согласен и будет использовать ее как руководство для служения.Я боюсь последнего гораздо больше, чем первого ».

    Это книга, которая действительно следует по пятам «Нормальная христианская жизнь», и «Высвобождение духа» - обе книги недавно оказали значительное влияние на мою жизнь. Но поскольку я не могу разместить все в сети, я помещаю главу, над которой Бог сейчас работает во мне. Наслаждайтесь!

    «Имейте в виду страдать» - это , необходимо прочитать для всех тех, кто прошел через испытания и невзгоды.

    Это, пожалуй, самая известная книга Вочмана Ни. Это очень ценный ресурс для любого верующего, который хочет глубоко исследовать основополагающие истины нашего спасения.

    Эта небольшая книга - важная веха в жизни любого верующего, который хочет ходить по Духу, а не по плоти.

    Вскоре после спасения Вочман Ни начал любить Господа и был тяжело обременен проповедовать Евангелие своим одноклассникам и соотечественникам как в сезон, так и вне сезона.Благодаря его проповеди почти все его одноклассники были приведены к Господу, и в 1923 году в его школу было внесено пробуждение, которое широко распространилось среди жителей его родного города. Сотни людей были спасены и изменили свою жизнь. Вочман Ни не посещал богословскую школу или библейский институт. Большая часть того, что он узнал о Христе, о Духе и истории церкви, был приобретен через изучение Библии и чтение книг духовных людей. Вочман Ни был не только отличным исследователем Библии; он также был прилежным читателем духовных книг.Он был блестяще одарен способностью выбирать, понимать, различать и запоминать соответствующий материал. Он мог легко уловить суть книги с первого взгляда.

    Из-за переутомления и отсутствия надлежащего физического ухода Вочман Ни в 1924 году заболел туберкулезом легких. Оно стало настолько серьезным, что распространились слухи о его смерти. В течение этого периода болезни он очень научился доверять Богу в своем существовании, и Бог верно заботился о нем. Бог милостиво исцелил его от туберкулеза, но суверенно оставил его со стенокардией.Он мог умереть в любой момент. Это спонтанно привело его к полному доверию Господу в своем существовании. Мгновение за мгновением он существовал верой в Бога, и все эти годы Бог поддерживал его Своей милостивой заботой и жизнью воскресения, пока он не умер. Из-за таких физических трудностей он испытал и наслаждался Богом гораздо больше, чем это было бы возможно, если бы он не страдал от такой запутанной и изнурительной болезни. Вид божественного исцеления, который испытал Вочман Ни, был не просто чудесным действием Бога; это было проявлением жизни воскресения через процедуру благодати через проявление живой веры в верное Слово Божье для назидания и роста жизни.Это было не просто чудо божественной силы; это был абсолютно вопрос благодати и божественной жизни.

    Когда Вочману Ни задавали вопрос, его ответ всегда был практичным, точным, ясным, полным помазания и наполненным светом. Его манеры были очень нормальными и открытыми, и к нему было легко подойти. У него были большие способности и широкое сердце. В духовных вопросах он поднялся на высоту и коснулся глубин. Что касается принципа и цели Бога, он был очень богат пониманием и опытом.Он всегда оставлял очень приятное впечатление, но не терял чувства уважения. Его отношение было мягким и кротким, а его слова были полны помазания. В разговоре с ним не было ощущения расстояния, но было ощущение, что вас напоили и снабдили. Впечатления от его слов и манеры незабываемые. Вочман Ни увидел, что в нашей работе важно не количество, а качество. Настоящая работа - это отток жизни.

    В феврале 1949 года, после долгих молитв и размышлений, Вочман Ни принял решение остаться в Шанхае из-за своего бремени для церквей, сотрудников и свидетельства Господа на материке.С одной стороны, он полностью доверял владычеству Господа; с другой стороны, он осознавал риск и был готов принести в жертву свидетельство Господа. Весной 1952 года он был арестован и заключен в тюрьму за свою веру; А летом 1956 года после долгого судебного разбирательства он был приговорен к пятнадцати годам лишения свободы. Однако его так и не выпустили. Во время его заключения только его жене время от времени разрешалось навещать его; Она скончалась 7 ноября 1971 года. Смерть его жены была большой печалью, и она отрезала его от любых контактов с внешним миром.Вскоре после ее смерти, 30 мая 1972 года, Вочман Ни также завершил свое паломничество по этой земле и упокоился со Христом, которому он служил ценой своей жизни. Он оставил под подушкой лист бумаги, на котором дрожащей рукой было написано несколько строк громких слов:

    «Христос - Сын Божий, умерший за искупление грешников и воскресший через три дня. Это величайшая истина во вселенной. Я умираю из-за своей веры во Христа».

    —Смотритель Ни

    «В данных обстоятельствах важно принять Божье решение.Такой порядок - это наказание Святого Духа. Один раз сбежать от Божьего устройства - значит потерять возможность расширить свои возможности. Верующий никогда не может быть прежним после страданий ».

    «Когда я начал служить Господу, меня несколько беспокоил вопрос о моем существовании. Поскольку я должен был идти путем Господа, я полагался только на Его поддержку. В 1921 и 1922 годах было очень мало проповедники в Китае жили, полагаясь исключительно на Господа.Тем не менее, когда я взглянул на Господа, Он сказал мне: «Если ты не можешь жить верой, ты не можешь работать для Меня». Я знал, что мне нужен живой труд и живая вера, чтобы служить живому Богу. Бог удовлетворил все мои нужды и ни разу не подвел меня ».

    Другой краткий рассказ о жизни Вочмана Ни см. В отрывке из Свидетельства Вочмана Ни.

    Для очень хорошего веб-сайта, который охватывает некоторые из духовных принципов, которые провозгласил Ни (доброе слово, эй), вы можете попробовать - Трехчастный человек, он смотрит на разделение между « Spirit , Soul и Body », которое Ни обсуждает в «Высвобождении духа» и «Духовном человеке».Аналогом этого сайта является Триединый Бог, который смотрит на Троицу.

    Краткое содержание некоторых книг Ни можно также найти на сайте www.indwelt.com.

    Этот индекс и тексты на этой странице первоначально появились на веб-сайте flash.net, который с тех пор исчез.

    Две биографии первоначально были опубликованы на www.livingstream.com и www.gnte.org.

    ,

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *