cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Какие писатели пересказывали народные сказки: Attention Required! | Cloudflare

К вопросу об обработке и пересказе русских народных сказок для детей

Раздел: История журналистики

В статье рассматриваются способы адаптации текстов русских народных сказок к восприятию детьми.

Ключевые слова: обработка, пересказ, народная сказка

Адаптация в одном из значений этого слова — упрощение (об­легчение) текста для недостаточно подготовленного читателя. Адап­тация в детской литературе — гораздо более сложный, глубинный процесс, требующий от писателя (поэта) художественного мастер­ства и высокого уровня профессионализма. Как и всякий детский писатель, обработчик или пересказчик должен иметь «ум возвы­шенный, образованный, взгляд на предметы просветленный»1. Порой ему приходится выступать в роли текстолога, фольклориста. Он дол­жен знать психологию детского восприятия, особенности языка и стиля детской литературы.

Немаловажную роль здесь играет авторская индивидуальность обработчика или пересказчика.

Обработка и пересказ русских народных сказок — тема, заслу­живающая серьезного научного исследования. Сказки — не только занимательное детское чтение. Они являют собой сохраненную памятью народной и воплощенную в образном, ясном и точном слове нравственную идею (торжество справедливости и правды, победу добра над злом, идеальный образ народного героя). Живость и изобретательность народного ума ощутимы в сказке с особой очевидностью.

Путь, который прошла народная сказка от научной записи ска­зочных текстов учеными-фольклористами до литературной обра­ботки ее вариантов для детей, долог и тернист.

Несмотря на то что сказки бытовали на Руси с древнейших вре­мен, записи их появляются лишь в XVII в. С тех пор слово «сказка» стало употребляться в современном значении. До этого были «байки», «бахари». Известный ученый-фольклорист Б. М. Соколов объясняет это «общим церковным направлением древнерусской книжности, всячески сопротивлявшейся проявлению в книге светской, тем более устной литературы» (Соколов, 1930: 41).

Интересно, что и в летописях, и в различных сказаниях, и в жи­тиях можно найти немало отголосков и переработок устного на­родного творчества. Достаточно сослаться хотя бы на известное «Житие Петра и Февронии Муромских», почти целиком состоящее из сказочных мотивов о «мудрой деве» — разгадчице и советчице.

В XVI—XVII вв. в рукописях начинают широко распространять­ся пришедшие на Русь восточные и западные сказки. Для примера можно привести известные повести-сказки об Еруслане Лазареви­че, о Бове Королевиче, о Шемякином суде и другие. Как считает Б.М. Соколов, «все эти сказки сильно русифицировались и даже в письменном своем виде приобрели облик чисто русского сказоч­ного стиля» (там же).

Одни из первых записей устных русских сказок принадлежат англичанину Коллинсу Путешествуя при царе Алексее Михайло­виче по Руси, Коллинс записал две интересные сказки о царе Иване Грозном.

Проникновению устной сказки в литературу благоприятствова­ло то, что грамотные русские люди усердно переписывали произ­ведения сказочного характера. Но это были большей частью упо­мянутые выше повести-сказки иноязычного происхождения. Они распространялись и в виде лубка. Русские сказки редко можно об­наружить в рукописях XVIII в.

Под влиянием популярности в Западной Европе авантюрного волшебного рыцарского романа и «феерической» сказки (напри­мер, известного французского сборника сказок Ш. Перро, 1697) и в нашем отечестве стали составлять подобные сборники «рыцар­ских» галантных сказок, где от русских сказок и былин оставались лишь имена и некоторые подробности. Примером этого могут слу­жить сборники М.Д. Чулкова — «Пересмешник, или славенские сказки» (1766—1768), «Русские сказки, содержащие древнейшие повествования о славных богатырях; сказки народные и прочие, оставшиеся через пересказывания в памяти приключения» (1780— 1783), «Славенские вечера, или приключения славенских князей» М.И. Попова (1770—1771). Подлинных же русских сказок в подоб­ных сборниках почти не было. Так, Б.М. Соколов выделяет лишь сборник «Сказки русские, собранные и изданные П. Тимофеевым» (1787) с несколькими подлинными записями (там же: 5).

Авторы учебного пособия «Русское народное поэтическое твор­чество» отмечают сборники С. Друковцева «Бабушкины сказки» (1778), «Сова, ночная птица» (1779). В них «некоторые пересказы сказок даны не только с сохранением народности сюжетов и обра­зов, но отчасти и языка: о том, как муж “учил” нерадивую жену, и о том, как мужик обманул глупую барыню» (Новикова, 1969: 159). Малое количество подлинных записей во многом зависело от лите­ратурных вкусов тогдашнего читающего общества. Характерен, на­пример, следующий факт. В сборник «Русские сказки» М.Д. Чулков ввел три действительно настоящие народные сказки. Но именно это вызвало отрицательную реакцию критики: «Из прибавленных издателем новых сказок, некоторые, как-то о воре Тимохе, Цыгане и пр., с большею для сей книги выгодою могли бы быть оставлены для самых простых харчевен и питейных домов, ибо самый неза­мысловатый мужик без труда подобных десяток выдумать сможет, которые ежели все печати предавать, жаль будет бумаги, перьев, чернил и типографских литер, не упоминая о труде господ писате­лей» (Соколов, 1930: 27).

В конце XVIII в. часто печатались сборники, в которых преоб­ладали переделки и пересказы сказок волшебных. Научных целей составители не преследовали — они стремились дать читателям лишь легкое, занимательное чтение. О многом говорят даже назва­ния этих книг: «Лекарство от задумчивости и бессонницы, или На­стоящие русские сказки» (СПб., 1786), «Старичок-весельчак, рас­сказывающий древние московские были» (СПб., 1790) и др.

В первой четверти XIX в. популярны были дешевые издания книжек сказок. В лубочных изданиях редко встречались народные сказки в подлинном виде, без переделки. Язык этих изданий, как правило, безвкусный, стиль далек от народного. Критика относи­лась к лубочной литературе отрицательно, называя ее «низкопроб­ной», «базарной».

Собиратель сказок А.Н. Афанасьев писал в 1854 г. об изданиях народных сказок первой половины XVIII в.: «...сборники сказок, изданные в разное время, не много дадут любителю народной сло­весности; составлялись они и печатались людьми, мало приготов­ленными к этому делу и с целями вовсе не археологическими и не литературными. В сказках видели одну забаву, достойную низшего слоя общества или детского возраста, и потому всякий считал за собою полное право переделывать их по-своему. Книжная торговля наша наводнялась и до сих пор продолжает наводняться множест­вом серых, неприятных, обильных опечатками изданий, в которых под именем народных русских сказок печатаются столь искажен­ные, что в них трудно доискаться не только следов народности, но и самого смысла. Здесь допущены и переводы, и переделки, и присочинения — плод собственной досужей фантазии издателей, а меткая и выразительная народная речь заменена бесцветною и не всегда правильной прозой»

2 (Афанасьев, 1957: 384—385).

В.Г. Белинский в статье «О народных сказках» (1844) сетует на то же: «Сказок на Руси множество. Г-н Сахаров насчитывает их до 120 названий, говоря только о тех из них, которые попали в печать. Но это богатство, в сущности, немногим разнится от совершенной нищеты: почти все эти сказки дошли до нас в искаженном виде, а большая часть и доселе сохранившихся в памяти народа еще не собрана. Не только наши литераторы прошлого века, но даже и простолюдины, занимавшиеся т.н. лубочными изданиями, иска­жали их»3.

По мнению Б.М. Соколова, «пробуждение живого интереса к народной сказке проявляется в конце 10-х и особенно в 20-е гг. XIX в. в связи с влиянием пришедшего к нам с Запада романтиче­ского направления в области литературы и философии, с культи­вируемым им принципом “народности”, со стремлением постиг­нуть “дух народа”, с интересом к глубокой старине» (Соколов, 1930: 6).

Сказка начинает цениться как сокровищница родного языка, как средство воспитания и — что особенно важно — служит мате­риалом для создания самобытных произведений литературы.

К записи и художественной переработке сказок обращаются многие писатели того времени. О воспроизведении сказок в лите­ратурной форме можно говорить с 30-х гг. XIX в. Тогда увидели свет сказки В.А. Жуковского и А.С. Пушкина, «Конек-Горбунок» П.П. Ершова, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н.В. Гоголя и др.

Начинается собирание русских народных сказок. Первым можно назвать В.И. Даля, записавшего до тысячи сказок. И это записи подлинно народных сказок.

В 1838 г. появляется небольшой сборник Богдана Бронницына (псевдоним неизвестного автора) «Русские народные сказки», включающий пять сказок («О Василисе, золотой косе, непокрытой красе, и об Иване Горохе», «О богатыре Голе Воянском», «О безсчастном стрелке», «О Иване Кручине, купеческом сыне», «О сере­бряном блюдечке и наливном яблочке»)4. Эти сказки представляли собой довольно удачные обработки записей «со слов хожалого ска­зочника, крестьянина из подмосковной деревни, которому расска­зывал старик, отец его» (как сообщает сам автор в обращении к читателям). «В них замечателен склад рассказа, представляющего по большей части сбор разномерных русских стихов. Самое содер­жание сказок мне показалось любопытным, представляя изобре­тательность воображения при всей простоте народной речи»

5.

Несомненно, в основу этих сказок легли сюжеты настоящих народных сказок.

Но и это издание грешит недостатками. Книжный стиль превра­тил, например, сказку о Василисе в повесть, похожую на мнимые сказки XVIII в.

Тем не менее известный сказковед В.П. Аникин не без основа­ния отмечал, что «именно начиная с Богдана Бронницына писатели вступили на верный путь обработки сказок» (Аникин, 1970: 5).

Большую популярность имели фольклорные сборники И.П. Са­харова, в частности его «Русские народные сказки» (СПб., 1841). Но он дал в большинстве случаев лишь «подправленные» в псев­донародном духе тексты из разных известных до него источников (например, былин из сборника Кирши Данилова, лубочных сказок из сборника М. Чулкова), а иногда и тексты, явно фальсифициро­ванные, например сочиненную им самим сказку об Анкудине.

Именно сборники Б. Бронницына и И.П. Сахарова (из-за вклю­чения в последние шести подлинных записей) АН. Афанасьев вы­деляет из всех остальных печатных сборников как «заслуживающие внимание»6.

Можно отметить также небольшую книжку Е.А. Авдеевой «Рус­ские народные сказки для детей» (СПб., 1844), в которую было вклю­чено семь подлинно народных (в точной записи) сказок о животных.

«Народные русские сказки» А.Н. Афанасьева (8 выпусков с 1854 по 1886 г.) открыли в России издание подлинных народных текстов. Вслед за этим собранием, ставшим классическим, выходят множе­ство сказочных сборников.

Расцвет собирания и изучения русской народной сказки прихо­дится на начало XX в. Большей серьезности собирательской работы способствовала возникшая еще в начале 900-х гг. при Русском гео­графическом обществе специальная Сказочная комиссия под пред­седательством С.Ф. Ольденбурга. Это время научного подхода к собиранию сказок.

Знаменитый писатель и лексикограф В. И. Даль собирал и перера­батывал народные сказки, и еще в 1832 г. выпустил их отдельным сборником «Русские сказки. Пяток первый».

Работая над своими сказками, В.И. Даль не ставил себе целью сделать их детским чтением. Народный язык — вот для него глав­ное в сказках: «Не сказки сами по себе были мне нужны, — пишет он, — а русское слово, которое у нас в таком загоне, что ему нельзя было показаться в люди без особого предлога и повода — сказка по­служила поводом. Я задал себе задачу познакомить земляков своих сколько-нибудь с народным языком и говором, которому открыва­ется такой вольный простор и широкий разгул в народной сказке...»7.

В.И. Даль внес в русскую литературу новый стилевой прием сказовой прозы, блестяще воплощенный впоследствии в сказках Н.С. Лескова, А.М. Ремизова, П.П. Бажова.

Следует отметить, что метод работы В.И. Даля над фольклором многие современники вообще считали «разрушительным», так как автор зачастую решительно вмешивался в текст сказки.

К критикам В.И. Даля относился и В.Г. Белинский, который считал фольклор неприкосновенным. Он придерживался мнения, что русская народная сказка имеет свой смысл только в том виде, в котором создала ее народная фантазия. Но писатели отстаивали свое право на литературный вариант. В середине XX в. один из ма­стеров пересказа русских народных сказок для детей А.Н. Нечаев писал: «Литературный вариант оправдан тогда, когда он не иска­жает народного замысла, когда становится одним из лучших, а не произвольных вариантов, когда образ избранного писателем фоль­клорного героя дополняется и проясняется, оставаясь самим собой»

8.

А.С. Пушкин высоко ставил В.И. Даля — «даровитого писателя и выдающегося знатока народной жизни» — и советовал послед­нему писать роман и сказки. Известно даже, что А.С. Пушкин сам передал ему содержание сказки о Георгии Храбром и о воине. И есть предположение, что писатель-сказочник, в свою очередь, познако­мил великого поэта с народной сказкой о рыбаке и рыбке, которую A.С. Пушкин переложил по-своему.

В 1871 г. В.И. Даль предпринял издание двух книг для детей в собственной обработке: «Первая первинка полуграмотной внуке. Сказки, песенки, игры» (СПб.) и «Первинка другая. Внуке грамотейке с неграмотною братиею. Сказки, песенки, игры» (СПб.). Кро­ме того, он отредактировал и «пересмотрел» сборники своей жены Е.Л. Даль (Соколовой) «Крошки» (СПб., 1870), «Картины из быта русских детей» (СПб.; М., 1875).

В предисловии к «Первой первинке полуграмотной внуке» B.И. Даль пишет: «...родители и воспитатели, не ведая что творят, направляют всю духовную и нравственную жизнь нашу на чужби­ну — а человек, не приуроченный с пелен к своей почве, едва ли к ней приживется. А как ему к ней приурочиться, коли он соком ее не питался и едва ее знает?»9.

Первым научным издателем и редактором-составителем русских сказок для детей стал Александр Николаевич Афанасьев (1826—1871).

Как считает известный сказковед В.П. Аникин: «Без него сокро­вища сказочного фольклора могли затеряться, погибнуть. Фольклор, много веков передававшийся от поколения к поколению, в середи­не XIX столетия вступил в кризисную пору, когда потревоженная социальной новизной творческая мысль народа устремилась на новые предметы — и полноценное искусство рассказывания ска­зок стало встречаться все реже и реже. Афанасьев своим изданием спас от забвения для будущих поколений ценнейшие произведе­ния искусства народа. Сказки сохранили всю глубину смысла, бо­гатство вымысла, свежесть выраженного в них народного нрав­ственного чувства, блеск поэтического стиля»10. Афанасьев извлек из архива Русского Географического общества все хранившиеся там сказки. И это сказки не из одной какой-нибудь местности. В его распоряжении оказалось общерусское достояние. Передал ему свои записи и В.И. Даль.

А.Н. Афанасьев считал необходимым сопровождать текст сказок «нужными филологическими и мифологическими примечаниями» (письмо А.А. Краевскому от 14 августа 1851 г.)11. «Цель настоящего издания, — пишет А.Н. Афанасьев, — объяснить сходство сказок и легенд у различных народов, указать на ученое и поэтическое их значение и представить образцы русских народных сказок».

Именно к этому призывали представители так называемой «ми­фологической школы». «Это направление в науке о фольклоре, — писал В.П. Аникин, — характеризуется особым методом. Его при­верженцы усматривали в происхождении народно-поэтических образов зависимость от древнейших мифов и сводили смысл про­изведений фольклора к выражению немногих понятий и представле­ний, порожденных обожествлением природы — солнца и грозы»12.

Здесь уместно вспомнить написанную уже в наши дни статью В.В. Виноградова «Вода из копытца» о сказке «Сестрица Аленушка и братец Иванушка». Автор проводит анализ того, что представляет собой на мифологическом уровне вода из копытца, которую выпил герой сказки. Речь идет о камнях-следовиках с «животной» семан­тикой, о магической силе воды из следов, оставленных символи­ческими людьми и животными. «Собственно сказочная семантика может быть интерпретирована только исходя из мифологических истоков»13, — делает вывод В.В. Виноградов.

Несмотря на некоторые серьезные недостатки, сборник А.Н. Афа­насьева является важнейшим для фольклористической науки со­бранием русского сказочного материала, до сих пор количествен­но не превзойденным. Он служит источником многочисленных научных изысканий русских и зарубежных фольклористов, а также художественного творчества писателей.

Интересно, что сказки, изданные А.Н. Афанасьевым, переклика­ются с творчеством многих русских поэтов и писателей (А.С. Пуш­кина, П.П. Ершова, С.Т. Аксакова, Н.С. Лескова и других). Как верно заметил В. П. Аникин, «встреч писательского творчества и сказок народа на страницах афанасьевского собрания немало»14.

Так, в сказке «Шабарша» мы узнаем пушкинского Балду. В дру­гой сказке (из цикла «Не любо — не слушай») встречается прозви­ще попа, которым воспользовался А.С. Пушкин — «толоконный лоб». «Перечитавши сам Вашу книжку, я не спрятал ее и от детей своих, и даже шестилетний мой Вячко заполз в нее своими глазен­ками... Вследствие этого я, в должности отца, обращаюсь к Вам с всепокорнейшей просьбой: нельзя ли вместе с этим изданием для ученых печатать сказок и для детей — голый текст, литературным правописанием, переводом слов не общепонятных (под строкою) и с выпуском тех сказок, которые детям читать некстати?» (цит. по: Грузинский, 1987: 114) — писал известный русский этнограф И.И. Срезневский.

Это письмо И.И. Срезневского напечатал А.Е. Грузинский — первый биограф АН. Афанасьева, располагавший материалами архива русского фольклориста. Опубликовал он и второе письмо И.И. Срезневского, датированное 1858 г., где вновь звучит то же пожелание: «Заслуга Ваша, повторяю старую песню мою, была бы еще более, если бы Вы не забыли и деток наших (у меня у самого их есть малая толика, из них четверо грамотных, потому я и говорю смело)» (там же: 115). И А.Н. Афанасьев не забыл.

Два тома «Русских детских сказок» увидели свет лишь в 1870 г., за год до смерти фольклориста.

Исследователь творчества АН. Афанасьева А. Налепин объяс­няет «неторопливость автора вовсе не его академической медли­тельностью». «Дело в том, что книга “Русские детские сказки” адресовалась автором читателям юным, и это обстоятельство опре­делило особую тщательность и щепетильность в ее создании. Люди взрослые могли бы простить автору небольшие недочеты, но ребе­нок — читатель особого рода, фальши и невнятной скороговорки не терпящий. Именно поэтому была такой долгой издательская история этой удивительной книги с прекрасными ясными рисун­ками Н. Каразина, которая только лишь с 1883 по 1918 г. выдержа­ла семнадцать изданий — факт сам по себе для тех времен удивительный»15.

Известно, что Афанасьев, прежде чем издать свой научный сбор­ник, некоторые записи фольклорных текстов литературно обраба­тывал. Он не видел ничего зазорного в стилистической переделке сказки, ее слога. Но и обработанный предварительно полный свод сказок (1854—1866) фольклорист никогда не считал годным для детского чтения. Сказки, в него включенные, сохраняли особен­ности местных народных говоров, жестокие подробности, которые могли ранить детскую душу.

Напротив, детское издание было всецело приспособлено для использования сказок в качестве детского чтения. Афанасьев уме­ло отобрал из 600 сказочных текстов наиболее подходящие 89.

Работа по собиранию сказок, бытующих в народе, ведется и в наше время. И она никогда не может считаться завершенной, несмотря на то что на смену народному сказителю давно пришел писатель.

Классические образцы обработки и пересказа русских народных сказок для детей дошкольного и младшего школьного возраста были созданы в XIX в. КД. Ушинским, Л.Н. Толстым; в XX в. — АН. Толстым, АН. Нечаевым, М.А. Булатовым, И.В. Карнауховой, А.П. Платоновым. Список писателей-обработчиков можно продол­жить: А.М. Ремизов, Д.Н. Мамин-Сибиряк, Б.В. Шергин, П.П. Ба­жов, О.И. Капица, Б.А. Привалов, М.М. Сергиенко и другие. Каждый их этих обработчиков имеет свой почерк, свои индивидуальные подходы к пересказу.

Многолетняя практика обработки и пересказа русской народной сказки диктует писателям свои правила, устанавливает свои законы.

Может ли детская сказка полностью повторять фольклорные записи? Нуждается ли текст в обязательной обработке? Как именно следует обрабатывать народную сказку?

Совершенно очевидно, что «ребячьи», «детячи» сказки, предназна­ченные самым маленьким детям, почти не нуждаются в обработке. Они дошли до нас в первозданном виде. «Ладушки», «Сорока-белобока», «Идет коза рогатая», колыбельные песенки, потешки-прибаутки, уговорушки, считалки из поколения в поколение переходят к детям и почти не меняются по форме и содержанию. То же можно сказать о народных сказках, которые входят в жизнь ребенка с двух­трехлетнего возраста. «С удивительным педагогическим тактом они вбирают для детей круг доступных им представлений. Они об­лекаются в цепную форму, когда одна и та же фраза повторяется неоднократно, но каждый раз с новым прибавлением или вариа­цией («Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, я от зайца ушел... Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, я от зайца ушел, я от волка ушел...» и т.д.). Ребенку доставляет огромное наслаждение то, что он заранее знает, что сейчас будет сказано. Попробуйте что-нибудь пропустить — вас сейчас же остановит маленький слушатель» (Кар­наухова, 1966: 10). Такие сказки можно издавать по фольклор­ным записям, поясняя, быть может, только непонятные слова.

Основной пласт русских народных сказок (волшебных, сатири­ческих, бытовых) для детей не предназначен. Их трудно (да и не следует) читать детям. Есть специалисты, утверждающие, что фоль­клорную сказку переделывать не следует, нужно только отредакти­ровать запись, убрать из нее грубости, непристойные слова и сцены. По мнению истинных мастеров-фольклористов, это глубочайшее заблуждение. Сказки «в своей живой народной жизни не являются произведением, для детей предназначенным» (там же).

Они рассказывались (устно), как правило, мужчинами во время небольших передышек и по вечерам в период сезонных работ. В под­линных записях текст сказок передается с соблюдением всех диа­лектных и языковых особенностей. Их даже взрослым читать не­легко. Но убрать из подлинной записи диалектизмы, излишнюю грубость, «перевести» ее на литературный язык — это далеко не все, что требуется. Нельзя забывать, что народная сказка родилась как устный жанр. Когда записывается текст ее из уст сказочника, в том тексте много недоговоренностей, «пустых» мест, которые в живом рассказе восполняются жестами, мимикой, интонацией. Обработчик должен «словом донести до читателя то, что зрителю-слушателю было показано жестом» (там же).

Но самое главное — раскрыть читателю подлинно народный смысл сказки, ее моральную сущность, ее идейное содержание. Ибо воспитательная роль сказки в становлении миропонимания ребенка ни с чем не сравнима.

Обработчик начинает с того, что находит необходимый ему сю­жет. Не всякую сказку можно давать детям. Не следует вводить в круг детского чтения сказки о ловких ворах, злобной хитрости, ко­торая оказывается непобежденной и неразоблаченной и тд.

Каждый сюжет в сборниках сказок имеет десятки вариантов. Обработчик может выбрать, по его мнению, лучший и работать над ним. Может взять лучшее из нескольких вариантов и создать свой, новый. Может, наконец, рассказать сказку совсем по-новому Из­вестно, например, что для пересказа «Сказки о молодильных яблоках и живой воде» А.Н. Толстой использовал восемнадцать ее вариан­тов. А работая над сказкой «Иван — коровий сын», изучил двадцать два варианта из разных источников и только шесть из них привлек к созданию собственного текста. Каждый раз, работая над своим вариантом сказки, А.Н. Толстой проделывал основательную подго­товительную работу Он изучал материал, опубликованный в раз­личных сборниках (А.Н. Афанасьева, Д.Н. Садовникова, Д.К. Зе­ленина, Н.Е. Ончукова, А.Н. Смирнова, М.К Азадовского и др.), а также рукописные записи. Он специально приглашал к себе ска­зочника М.М. Коргуева. Записанный за ним текст сказки «Андрей-стрелец» с привлечением других записей положен в основу одной из лучших сказок, обработанных писателем, — «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что». Обычно в текст-основу вноси­лись наиболее выразительные детали из параллельных вариантов. Все сказки пересказаны писателем современным литературным язы­ком. А.Н. Толстой первым осуществил методику «чистого пересказа».

С особых творческих позиций подходил к работе над народными сказками А.П. Платонов. Стремясь приблизить их к восприятию современными читателями, писатель избегал архаических стили­стических оборотов, смело вводил в повествование стиль бытового рассказа и психологической повести, современные слова и выра­жения. Он удивительно тонко понимал возможности соприкосно­вения народной сказки с другими жанрами. Сюжет «Волшебного кольца» — один из самых популярных сюжетов русской народной сказки. В записях известно более двадцати вариантов его. А. П. Пла­тонов заимствует из множества источников мелкие детали и лишь условно придерживается общей сюжетной линии, «по-платоновски» рассказывая сказку.

В любом случае обработчик должен знать все варианты подлинно народных сказок, «любить и чувствовать» сказочный язык, пони­мать заложенный в сказке смысл, ее мораль и не грешить против типичного, традиционного народного образа, наделяя его несвой­ственными для народного фольклора чертами. Иванушка или Иван-царевич, например, не может быть жадным и корыстолюби­вым. А у А.Н.Толстого в «Сказке о сером волке» Иван-царевич «обзарился на золотую клетку». Такие ошибки и неточ­ности допускают иногда даже маститые писатели-обработчики.

О языке народной сказки для детей высказываются разные мнения. «Можно переводить ее в план литературной речи, как де­лали это классики (Одоевский «Мороз Иванович», Ушинский «Слепая лошадь», Л. Толстой «Два брата» и т.д.). Можно и сохра­нить строй, синтаксис, музыкальную интонацию народного язы­ка, — писала И.В. Карнаухова. — Но для того, чтобы язык сказки, очищенный от излишних архаизмов, областных слов и искажений, зазвучал как подлинно народный, он должен быть органичным для автора, родным и любимым им» [там же]. По языку народная сказка всегда «прозрачная, скупая, ясная». Таким должен быть и обработанный текст. Обработчики должны помнить о том, что подлинная народная сказка заключает в себе философское обоб­щение (идею, мораль), причем мораль не высказывается открыто, она вытекает из содержания сказки. Детская сказка оптимистична. Она реалистична и в то же время фантастична и гиперболична, ибо дети «понимают и помнят не рассудком и памятью, а вообра­жением и фантазией» (Белинский, 1983: 378).

А вот аллегория в детской сказке вряд ли уместна. Абстракция недоступна сознанию ребенка. Она чужда ему. Непременными тре­бованиями к обработанной народной сказке остаются действенный сюжет, «запутанная» фабула (на пути героя возникают все новые и новые препятствия, и он должен их преодолевать), деятельный герой.

У каждого писателя своя — индивидуальная, творческая — манера изложения. Поэтому предлагать раз и навсегда заданную технологи­ческую схему обработки русских народных сказок не имеет смысла.

В статье рассматриваются только принципиальные вопросы адаптации текста русской народной сказки к детскому восприя­тию. Все эти требования необходимо знать редакторам и состави­телям сборников сказок.

В нынешних условиях издатели детской книги, стремясь к «без­гонорарным» вариантам, предпочитают иметь дело с классикой, фольклором, народной сказкой. Издаются десятки сборников сказок. Качество составления и редактирования многих из них оставляет желать лучшего. Редакторам детской литературы, составителям сборников необходимо знать рассмотренные в статье принципиаль­ные вопросы адаптации текста русской народной сказки к детскому восприятию.

Примечания 

1 Белинский В. Г. Прогулка с детьми по С.-Петербургу и его окрестностям // В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов о детской литературе. М., 1983. С. 52. 

Афанасьев А.М. Народные русские сказки: В 3 т. М., 1957. С. 384—385.

Белинский В. Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. М., 1954. Т. 5. С. 660.

4 Русские народные сказки, собранные Б. Бронницыным. СПб., 1838. С. 111.

5 Там же.

Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. М., 1990. Т. 3. С. 383.

7 Даль В. И. Полн. собр. соч.: В 10 т. СПб.: М., 1898. Т. 10. С. 550.

8 Цит. по: Старостин В. Илья Муромец. Богатырские былины. М., 1967. C. 157-158.

9 Даль В. И. Первая первинка полуграмотной внуке. Сказки, песенки, игры. М., 1871.С. 21.

10 Афанасьев А. Н. Указ. соч. С. 10.

11 Там же. С. 11.

12 Там же.

13 http://anthropology.ru/ra/texts/vinogr/mis18_17.html.

14 Афанасьев А.Н. Указ. соч.

15 Там же. С. 114.

Библиография

Аникин В. П. Писатели и народная сказка // Русская сказка в обработке писателей. М., 1970.

Афанасьев А.М. Народные русские сказки: В 3 т. М., 1957.

Белинский В.Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. М., 1954. Т. 5.

В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов о детской ли­тературе. М., 1983.

Грузинский А. Е. А. Н. Афанасьев (Биографический очерк): Сб. статей. М.: Детская литература, 1987.

Даль В.И. Первая первинка полуграмотной внуке. М., 1871.

Даль В.И. Полн. собр. соч.: В 10 т. СПб.; М., 1898. Т. 10.

Карнаухова И. В. Русские богатыри: былины и героические сказки в пересказе для детей. М., 2008.

Карнаухова И.В. Главное раскрыть смысл // Детская литература. 1966. № 7.

Народные русские сказки. Из сб. А. Н. Афанасьева / вступ. ст. и сло­варь малоупотребительных и областных слов В. П.Аникина. М., 1990.

Проблемы детской литературы и фольклор. Сборник научных трудов. Петрозаводск, 1999.

Русские детские сказки, собранные А. Н. Афанасьевым / науч. ред. текста, предисл. и примеч. В. П. Аникина. М., 1987.

Русское народное поэтическое творчество / под ред. А. М. Новикова. М., 1969.

Соколов Б. М. Сказки. Русский фольклор. М., 1930.

Старостин В. Илья Муромец. Богатырские былины. М., 1967.

Поступила в редакцию 14.11.2010

Кто был автором русских народных сказок?: muschketer — LiveJournal
Когда российские детишки достигают определённого возраста, им начинают читать русские народные сказки, например, «Курочка ряба», «Репка», «Колобок», «Лиса и заяц», «Петушок - золотой гребешок», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка», «Гуси-лебеди», «Мальчик с пальчик», «Царевна-лягушка», «Иван-царевич и серый волк», и многие другие.

И всем понятно - если сказки «русские народные», значит, написал их русский народ. Однако сразу весь народ писательством заниматься не может. Значит, у сказок должны быть конкретные авторы, или даже один автор. И такой автор есть.

Автором тех сказок, которые с начала 1940-х годов издавались в СССР и издаются сейчас в России и странах СНГ как «русские народные», был русский советский писатель Алексей Николаевич Толстой, более известный как автор таких романов, как «Пётр Первый», «Аэлита», «Гиперболоид инженера Гарина».

Если говорить более точно, граф Алексей Толстой был автором не сюжетов этих сказок, а их общепринятых в настоящее время текстов, их окончательной, «канонической» редакции.

Начиная со второй половины 1850-х годов отдельные энтузиасты из числа русских дворян и разночинцев стали записывать те сказки, которые рассказывали по деревням разные бабки и дедки, и впоследствии многие из этих записей издавались в виде сборников.

В 1860-х - 1930-х годах в Российской империи и в СССР были изданы такие сборники, как «Великорусские сказки» И.А. Худякова (1860-1862), «Народные русские сказки» А.Н. Афанасьева (1864), «Сказки и предания Самарского края» Д.Н. Садовникова (1884), «Красноярский сборник» (1902), «Северные сказки» Н.Е. Ончукова (1908), «Великорусские сказки Вятской губернии» Д.К. Зеленина (1914), «Великорусские сказки Пермской губернии» того же Д.К. Зеленина (1915), «Сборник великорусских сказок Архива русского географического общества» А.М. Смирнова (1917), «Сказки Верхнеленского края» М.К. Азадовского (1925), «Пятиречие» О.З. Озаровской, «Сказки и предания Северного края» И.В. Карнаухова (1934), «Сказки Куприянихи» (1937), «Сказки Саратовской области» (1937), «Сказки» М.М. Коргуева (1939).

Общий принцип построения всех русских народных сказок одинаков и понятен - добро побеждает зло, а вот сюжеты и даже интерпретации одного и того же сюжета в разных сборниках были совершенно разные. Даже простенькая 3-страничная сказка «Кот и лиса» была записана в десятках разных вариантов.

Поэтому издательства и даже профессиональные литературоведы и исследователи фольклора постоянно путались в этом множестве разных текстов об одном и том же, и нередко возникали споры и сомнения, какой же вариант сказки издавать.

В конце 1930-х годов А.Н. Толстой решил разобраться в этом хаотическом нагромождении записей русского фольклора, и подготовить для советских издательств единообразные, стандартные тексты русских народных сказок.

Каким методом он это делал? Вот что сам Алексей Николаевич Толстой написал об этом:

«Я поступаю так: из многочисленных вариантов народной сказки выбираю наиболее интересный, коренной, и обогащаю его из других вариантов яркими языковыми оборотами и сюжетными подробностями. Разумеется, мне приходится при таком собирании сказки из отдельных частей, или «реставрации» ее, дописывать кое-что самому, кое-что видоизменять, дополнять недостающее, но делаю я это в том же стиле».

А.Н. Толстой внимательно изучил все вышеперечисленные сборники русских сказок, а также неопубликованные записи из старых архивов; кроме того, он лично встречался с некоторыми народными сказителями, и записывал их варианты сказок.

На каждую сказку Алексей Толстой завёл специальную картотеку, в которой фиксировались достоинства и недостатки различных вариантов их текстов.

В конечном итоге все сказки ему пришлось писать заново, методом «собирания сказки из отдельных частей», то есть компиляции фрагментов, и при этом фрагменты сказок очень серьёзно редактировались и дополнялись текстами собственного сочинения.

В комментариях А.Н. Нечаева к 8-му тому Собрания сочинений А.Н. Толстого в десяти томах (М.: Государственное издательство художественной литературы, 1960, с. 537-562) приводятся конкретные примеры, как Алексей Николаевич Толстой очень существенно видоизменял «исходники» русских народных сказок, и как его авторские тексты довольно серьёзно отличаются от первоначальных вариантов соответствующих сказок в других сборниках.

Итогом авторской переработки А.Н. Толстым русских народных сказок стали два сборника, выпущенных в свет в 1940 и 1944 годах. В 1945 году писатель умер, поэтому некоторые сказки были опубликованы по рукописям уже посмертно, в 1953 году.

С тех пор почти во всех случаях, когда русские народные сказки издавались в СССР, а затем и в странах СНГ, они печатались по авторским текстам Алексея Толстого.

Как уже говорилось, от «народных» вариантов сказок авторская обработка А.Н. Толстого отличалась очень сильно.

Хорошо это или плохо? Безусловно, хорошо!

Алексей Толстой был непревзойдённым мастером художественного слова, на мой взгляд, это был самый лучший русский писатель первой половины XX века, и своим талантом он мог «довести до ума» даже очень слабые тексты.

Наиболее характерный и общеизвестный пример:

Алексей Николаевич Толстой взял весьма посредственную книжку итальянского писателя Карло Коллоди «Пиноккио, или Похождения деревянной куклы», и на базе этого сюжета написал совершенно гениальную сказку «Золотой ключик, или Приключения Буратино», которая оказалась многократно интереснее и увлекательнее оригинала.

Многие образы из «Приключений Буратино» прочно вошли в повседневную жизнь, в русский фольклор, и в русское массовое сознание. Вспомните, например, классическую поговорку «Работаю, как папа Карло», или телепередачу «Поле чудес» (а Поле чудес в сказе про Буратино, между прочим, было в Стране дураков), существует масса анекдотов про Буратино, словом, Алексею Толстому удалось превратить итальянский сюжет в подлинно русский, и любимый народом на протяжении многих поколений.

Точно так же и авторский вариант русских народных сказок А.Н. Толстого оказался значительно удачнее, чем варианты действительно «народные».

какие из них на самом деле не русские — Рамблер/субботний

В многообразии русских народных сказок, наряду с колоритными самобытными сказаниями встречаются произведения коллективного творчества с так называемым бродячим сюжетом, выявляемым в фольклоре разных культур. Переходя из страны в страну, такие сказки сохраняют основную канву, но обрастают характерными для каждой нации особенностями, которые позволяют считать их духовной собственностью того или иного этноса. Но специалисты в области фольклористики научились проводить анализ, позволяющий идентифицировать исторические корни сказок и пути их проникновения в разные языки.

«Колобок»

Оказывается всем известная с молодых ногтей сказка «Колобок» вовсе не оригинальное создание русского народа. И хотя впервые «Колобок» был опубликован в России в антологии сказок Афанасьева в 1873 году, по международному классификатору сюжетов Аарне-Томпсона, он принадлежит к типу «убежавший блин», имеющий аналоги, как в западном, так и в восточном фольклоре. За исключением незначительных поправок, связанных с культурными традициями того или иного народа, сюжет этих сказок идентичен и построен на преследовании главного героя разными людьми и животными, и фатальной встрече с хитрой Лисой. В английской народной интерпретации Колобок знаменит как Джонни-пончик, в немецком и скандинавском вариантах он выступает в роли Беглого Блина, а в американском изложении прославлен как Имбирный человечек. Именно последний персонаж приобрел всемирную славу и, перекочевав из сказки в реальность, стал брендовым печеньем. Имбирные пряники в форме человечка считаются излюбленным лакомством Санта-Клауса, их традиционно готовят на католическое Рождество.

«Три медведя»

Кто бы мог подумать, что сказка «Три медведя», в которой фигурирует семья национального символа России, имеет нерусские корни. Оказывается, родиной произведения является Англия, где детишкам на ночь читали сказку «Златовласка и три медведя». На русский язык данное сказание в 1875 году перевёл Лев Толстой, который поначалу не определился с именем героини и называл её «одна девочка», а позже решил наречь Машей, частым действующим лицом народных сказок. Кроме того он даровал имена косолапым: папу стали звать Михаил Иванович, маму — Настасья Петровна, и сынишку — Мишутка. В английскую литературу «Сказка про трёх медведей» попала в 1837 году в изложении Саути, который переработал шотландский сюжет, где вместо девочки фигурировал хитроумный Лис. Правда, в его версии, Лис был заменён не на заблудившуюся малышку, а на старушку-хулиганку. Окончательный вид сказка приобрела благодаря Кандэллу, который в 1850 году убрал из повествования бабушку шалунью и ввел в него послушную девочку Златовласку, заглянувшую в домик лесных жителей не из баловства, а потому что устала. Кстати англичанке Мюр принадлежит авторство стихотворного варианта этой сказки, которую она записала для своего племянника в 1813 году. Основываясь на публикации Саути, она создала самую кровожадную модификацию этой сказки, поскольку в финале её повествования бабуся-дебоширка, спасаясь бегством из дома медведей, выпрыгивает из окна римской многоэтажки и накалывается на остриё шпиля собора Св. Павла.

«Волк и семеро козлят»

В 1915 году получившее в издании Сытина статус русской народной сказки фольклорное произведение «Волк и семеро козлят» на самом деле принадлежит перу знаменитых немецких сказочников братьев Гримм. Достоверно, не известно были ли они авторами или просто переработали популярный в Германии и других странах сюжет устного народного творчества, однако именно Гриммы опубликовали её в начале XIX века в цикле «Сказки братьев Гримм». Быстро завоевавшая популярность в России сказка постепенно стала обрастать деталями из русской жизни и быта, а потому стала неотделимой частью русского фольклора.

«Мальчик-с-пальчик»

Не менее интересна история появления не совсем русской народной сказки «Мальчик-с-пальчик», инверсии которой известны на французском, турецком, японском, украинском языках, а также на хинди и иврите. Исследователи фольклора пришли к заключению, что впервые сказка с сюжетом про приключения Мальчика-с-пальчика была напечатана в Лондоне в 1621 году. Автором этой брошюры, называвшейся «The History of Tom Thumbe», считается Джонсон, у которого позаимствовал сюжет сказочник Перро. Включив её в книгу «Сказки моей матушки Гусыни, или Истории и сказки былых времен с поучениями» француз Перро внёс в сюжет острую социальную подоплёку, голод и отчаяние, царившие на его родине в 1697 году. Спустя годы на сказку «Мальчик-с-пальчик» обратили внимание всё те же братья Гримм, в 1814 году перенёсшие действие на немецкую землю, где необычный мальчик рождается у семейной пары, мечтавшей хоть о крошечном ребёнке. В русской версии сказки, записанной на страницах книги Афанасьева, в смышлёного мальчика перевоплощается отрубленный при шинковке капусты мизинец хозяйки. Наполненная описаниями исконно крестьянского быта русская вариация «Мальчика-с-пальчика» наиболее близка по содержанию немецкому повествованию.

«Емеля-дурак»

Занимательно, но считающаяся русской народной сказка «Емеля-дурак», в которой слагается гимн лени, вовсе не является достоянием нашего устного коллективного творчества. Помещённая в сборник сказок Афанасьева она имеет сноску, информирующую о том, что этот сказ перепечатан с лубка — типичного комикса прошлых лет, обязательно имевшего персонифицированного создателя. Об авторском происхождении сказки «Про Емелю-дурака» свидетельствуют многочисленные книжные обороты, не употребляемые в народной речи. Проведя анализ этого произведения, лингвисты сошлись во мнении, что прообразом сказки, скорее всего, стали анекдотические сюжеты Страпаролы «О Пьетро Дураке» и Базиле «Пентамерон». Кстати, специализировавшиеся на печати лубка «писатели» часто прибегали к итальянской литературе, персонажи которой, ассимилировались на русской земле и начинали жить своей жизнью.

Царевна-Лягушка

Истоки русской народной сказки «Царевна-Лягушка» обнаруживаются в глубокой древности, когда древнегреческий историк Геродот, путешествуя по востоку, записал миф, услышанный у скифов Причерноморье и Приазовье. Назвав его «Сказ о женщине-змее и богатыре» античный автор поведал миру фантастический рассказ о встрече воина с восхитительно красивой полуженщиной-полузмеёй, обладавшей божественной силой. Как оказалось позже, у этого племени существовал культ полудевушки-полурептилии, о чем красноречиво свидетельствуют обнаруженные археологами в скифских курганах артефакты, датируемые V–III веками до н. э. В России эта история была впервые перепечатана с западноевропейского источника в XVIII веке, и, сменив своё название на «Царевну-Лягушку», приобрела характерные черты русской народной сказки. В собрании сказок Афанасьева скифская богиня превратилась из змеи в лягушку, утратила часть своей магической силы, но всё равно осталась в плеяде ярких запоминающихся преданий.

Видео дня. В чем разница между атомной и водородной бомбами

Русские писатели сказок XIX века :: SYL.ru

Удивительные истории, прекрасные и загадочные, полные необыкновенных событий и приключений, знакомы всем - и старому, и малому. Кто из нас не сопереживал Ивану-царевичу, когда он сражался со Змеем Горынычем? Не восхищался Василисой Премудрой, одержавшей верх над Бабой-ягой?

сказки русских писателей

Создание отдельного жанра

Герои, которые не теряют своей популярности не одно столетие, известны практически всем. Они пришли к нам из сказок. Никому неизвестно, когда и как появилась первая сказка. Но с незапамятных времен из поколения в поколение передавались сказочные истории, которые со временем обрастали новыми чудесами, событиями, героями.

Очарование старинных историй, вымышленных, но полных смысла, всей душой ощутил А. С. Пушкин. Он первый вывел сказку из второразрядной литературы, что позволило выделить сказки русских народных писателей в самостоятельный жанр.

Благодаря образности, логичному сюжету и образному языку, сказки стали популярным средством обучения. Не все из них носят воспитательный и обучающий характер. Многие выполняют только развлекательную функцию, но, тем не менее, основными признаками сказки, как отдельного жанра, является:

  • установка на вымысел;
  • особые композиционно-стилистические приемы;
  • направленность на детскую аудиторию;
  • сочетание образовательной, воспитательной и развлекательной функций;
  • существование в сознании читателей ярких прототипических образов.

Жанр сказки очень широк. Сюда входят народные сказки и авторские, поэтические и прозаические, поучительные и развлекательные, простые односюжетные сказки и сложные многосюжетные произведения.

Писатели сказок XIX века

Русские писатели сказок создали настоящую сокровищницу удивительных историй. Начиная от А. С. Пушкина, сказочные нити потянулись к творчеству многих русских писателей. У истоков сказочного жанра литературы стояли:

  • Александр Сергеевич Пушкин;
  • Василий Андреевич Жуковский;
  • Михаил Юрьевич Лермонтов;
  • Петр Павлович Ершов;
  • Сергей Тимофеевич Аксаков;
  • Владимир Иванович Даль;
  • Владимир Федорович Одоевский;
  • Алексей Алексеевич Перовский;
  • Константин Дмитриевич Ушинский;
  • Михаил Ларионович Михайлов;
  • Николай Алексеевич Некрасов;
  • Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин;
  • Всеволод Михайлович Гаршин;
  • Лев Николаевич Толстой;
  • Николай Георгиевич Гарин-Михайловский;
  • Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк.

Рассмотрим их творчество более подробно.

сказки русских писателей

Сказки Пушкина

Обращение великого поэта к сказке было закономерным. Их он слышал от бабушки, от дворового, от няни Арины Родионовны. Переживая глубокие впечатления от народной поэзии, Пушкин писал: «Что за прелесть эти сказки!» В своих произведениях поэт широко использует обороты народной речи, облекая их в художественную форму.

Талантливый поэт объединил в своих сказках быт и нравы русского общества того времени и чудесный волшебный мир. Его великолепные сказки написаны простым живым языком и легко запоминаются. И, как многие сказки русских писателей, прекрасно раскрывают конфликт света и тьмы, добра и зла.

Сказка о царе Салтане завершается веселым пиром, славящим добро. Сказка о попе высмеивает служителей церкви, сказка о рыбаке и рыбке показывает, к чему может привести жадность, сказка о мертвой царевне повествует о зависти и злости. В сказках Пушкина, как и во многих народных, добро побеждает зло.

сказки русских писателей список

Писатели-сказочники современники Пушкина

В. А. Жуковский был другом Пушкина. Как он пишет в своих воспоминаниях, увлеченный сказками Александр Сергеевич предложил ему поэтический турнир на тему русских сказок. Жуковский принял вызов и написал сказки о царе Берендее», об Иване-царевиче и Сером Волке.

Работа над сказками ему понравилась, и в течение последующих лет он пишет еще несколько: «Мальчик с пальчик», «Спящая царевна», «Война мышей и лягушек».

Русские писатели сказок знакомили своих читателей с чудесными историями иностранной литературы. Жуковский был первым переводчиком зарубежных сказок. Он перевел и пересказал в стихах историю «Наль и Дамаянти» и сказку «Кот в сапогах».

Восторженный поклонник А.С. Пушкина М. Ю. Лермонтов написал сказку «Ашик-Кериб». Ее знали в Средней Азии, на Ближнем Востоке и Закавказье. Поэт переложил ее на стихотворный лад, а каждое незнакомое слово перевел так, чтобы оно стало понятно русским читателям. Красивая восточная сказка превратилась в великолепное творение русской литературы.

С блеском облек в стихотворную форму народные сказки и молодой поэт П. П. Ершов. В его первой сказке «Конек-Горбунок» отчетливо прослеживается подражание великому современнику. Произведение было опубликовано еще при жизни Пушкина, и молодой поэт заслужил похвалу знаменитого собрата по перу.

сказки русских народных писателей

Сказки с национальным колоритом

Будучи современником Пушкина, С.Т. Аксаков, начал писать в позднем возрасте. В шестьдесят три года он приступил к написанию книги-биографии, приложением которой стало произведение «Аленький цветочек». Как и многие русские писатели сказок, он открыл читателям историю, которую услышал в детстве.

Аксаков старался выдержать стиль произведения в манере ключницы Пелагеи. Самобытный говор ощутим на всем протяжении произведения, что не помешало «Аленькому цветочку» стать одной из самых любимых детских сказок.

Богатая и живая речь сказок Пушкина не могла не пленить и великого знатока русского языка В. И. Даля. Языковед-филолог и в своих сказках старался сохранить очарование бытовой речи, привнести смысл и мораль народных пословиц и присловий. Таковы сказки «Медведь-половинщик», «Лиса-лапотница», «Девочка Снегурочка», «Ворона», «Привередница».

русские писатели сказок 1

«Новые» сказки

В. Ф. Одоевский – современник Пушкина, один из первых начал писать сказки для детей, что было большой редкостью. Его сказка «Город в табакерке» - первое произведение этого жанра, в котором была воссоздана иная жизнь. Практически все сказки повествовали о крестьянском быте, который старались передать русские писатели сказок. В этом произведении автор рассказал о жизни мальчика из благополучной семьи, живущей в достатке.

«О четырех глухих» - сказка-притча, позаимствованная из индийского фольклора. Наиболее известная сказка писателя «Мороз Иванович» полностью заимствована из народных русских сказок. Но в оба произведения автор привнес новизну – рассказал о быте городского дома и семьи, включил в канву детей–воспитанников пансиона и школы.

Сказка А. А. Перовского «Черная курица» была написана автором для племянника Алеши. Возможно, этим объясняется чрезмерная поучительность произведения. Надо отметить, сказочные уроки не прошли бесследно и благотворно сказались на его племяннике Алексее Толстом, ставшем впоследствии известным прозаиком и драматургом. Перу этого автора принадлежит повесть-сказка «Лафертовская Маковница», которой дал высокую оценку А. С. Пушкин.

Дидактика явно просматривается и в произведениях К. Д. Ушинского – великого педагога-реформатора. Но мораль его сказок ненавязчива. Они будят добрые чувства: верность, сочувствие, благородство, справедливость. К ним можно отнести сказки: «Мышки», «Лиса Патрикеевна», «Лиса и гуси», «Ворона и рак», «Козлятки и волк».

сказки русских писателей 1

Другие сказки XIX века

Как и вся литература в целом сказки не могли не повествовать об освободительной борьбе и революционном движении 70-х годов XIX века. К таковым относятся сказки М.Л. Михайлова: «Лесные хоромы», «Думы». Страдания и трагедию народа в своих сказках показывает и известный поэт Н.А. Некрасов. Сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин в своих произведениях обнажил сущность помещичьей ненависти к простому народу, рассказал о притеснениях крестьян.

В. М. Гаршин затрагивал в своих сказках насущные проблемы его времени. Наиболее известные сказки писателя - «Лягушка-путешественница», «О жабе и розе».

Много сказок написал Л.Н. Толстой. Первые из них создавались для школы. Толстой писал небольшие сказки–притчи и басни. Великий знаток человеческих душ Лев Николаевич в своих произведениях призывал к совести и честному труду. Писатель критиковал социальное неравенство и несправедливые законы.

Н.Г. Гарин-Михайловский написал произведения, в которых ясно чувствуется приближение социальных потрясений. Таковы сказки «Три брата» и «Волмай». Гарин побывал во многих странах мира и, конечно же, это отразилось на его творчестве. Путешествуя по Корее, он записал более ста корейских сказок, мифов и легенд.

Писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк пополнил ряды славных русских сказочников такими замечательными произведениями как «Серая Шейка», сборником «Аленушкины сказки», сказкой «Про царя Гороха».

Немалый вклад внесли в этот жанр и более поздние сказки русских писателей. Список замечательных произведений ХХ века очень велик. Но сказки XIX века навсегда останутся образцом классической сказочной литературы.

Сборник народных сказок Алана Гарнера

Мне понравилось. Вы должны прочитать обзор Нила Гаймана. Он хвалит эту книгу лучше, чем я мог. Цитируется ниже:

«Там был холм, который съел людей», начинается первая история. Просто так. «Далеко и давным-давно, на высокой горе, без деревьев для укрытия, без тела или рук для чего-либо, на тонких ногах, бежала Великая Голова», - начинается другая история. Мы находимся в мире народных сказок, где нам рассказывают, что произошло, и мы должны просто согласиться с этим.

Что-то из natio

мне очень понравилось. Вы должны прочитать обзор Нила Гаймана. Он хвалит эту книгу лучше, чем я мог. Цитируется ниже:

«Там был холм, который съел людей», начинается первая история. Просто так. «Далеко и давным-давно, на высокой горе, без деревьев для укрытия, без тела или рук для чего-либо, на тонких ногах, бежала Великая Голова», - начинается другая история. Мы находимся в мире народных сказок, где нам рассказывают, что произошло, и мы должны просто согласиться с этим.

В Алане Гарнере есть что-то вроде национального достояния. Он пишет превосходные книги более 50 лет. Я подозреваю, что он был первым, кто написал то, что сейчас мы бы назвали городскими фантазиями. Его проза в лучшем виде (и почти всегда в лучшем) кажется неизбежной и подталкивает рецензентов к использованию сравнений, которые сравнивают ее со скалами и ущельями и неизменными природными образованиями.

Когда я читал «Собранные народные сказки», с самого начала было ощущение счастливого знакомства, дежа вю, как будто я знал эти истории, некоторые из них глубоко.Когда я читал, я предполагал, что большинство из них я встречал в других формах и в других местах (в конце концов, народные сказки рассказывают и пересказывают), но потом, когда я закончил читать, я посмотрел на страницу с авторскими правами и понял, что больше половина историй была опубликована в 1969 году как «Книга гоблинов Хэмиша Гамильтона». Я читаю это, когда мне было девять лет, и перечитываю это часто. Я мог вспомнить это в своей местной библиотеке, вспомнил, как снимал ее в тихом уголке, вспомнил, как сильно мне это нравилось.

Странно встретить книгу, половина которой была собрана через 40 лет после остальных, и не увидеть очевидных различий в письме или писателе.Проза в старых историях кажется такой же неизбежной, как и новая. Истории написаны разными голосами, подражая местам, из которых пришли сказки, но проза всегда щедра и тверда, ни слова впустую, ни слова неуместны.

Здесь у нас есть истории из Британии, Ирландии и всего мира, пересказанные с уверенностью. Некоторые из главных моментов, которых не было в оригинальной коллекции, включают «Летающие дети», историю лжи, секса и сверхъестественных мести и убийств, с которыми я впервые столкнулся в Книге английских народных сказок Нила Филиппа.Это история, которая заставляет авторов пересказывать ее (я включил ее в Sandman). Тогда есть история, которую Гарнер называет «Ирам Бирам», которую Филипп назвал «Барабан груши», когда собирал ее, и которая сама по себе является любопытством, потому что она началась как кошмарный викторианский рассказ Люси Клиффорд под названием «Новая мать» , Гарнер раздевает его до его элементов. Это акт литературного чревовещания, который освещает устную и народную традицию. Две девочки по имени Голубые Глаза и Турция соблазняют дикую девушку быть непослушной, обещая подарок таинственного "груши".Они не настолько непослушны, чтобы достать барабан, но все еще настолько непослушны, что их мать уходит, и ее место занимает новая мать со стеклянными глазами и деревянным хвостом.

Гарнер выходит за пределы оригинального финала, играя со звуком и значением слов:

Лампы не горели, но в свете огня они увидели через окно сверкающее зеленое стекло глаза матери. Они услышали стук; бухать; стук деревянного хвоста.

Ирам, бирам, брендон бо
Куда делись все дети?
Они пошли на восток, они пошли на запад
Они пошли, где кукушка имеет свое гнездо.
ирам. Biram. Брендон. Бо.
И плакала дикая девушка.

Гарнер составляет стихотворение и добавляет навязчивый образ Дикой Девы, плачущей как способ закрыть рассказ, таким образом перемещая его куда-то совершенно новое, от викторианского ужаса питомника в царство дважды сказанного рассказа.

Сама книга содержит ядро ​​из историй о гоблинах, но гоблин может быть чем угодно, и собственные предпочтения Гарнера, кажется, на минуты необъяснимого. Во многих рассказах отсутствует объяснение происходящим в них событиям, как если бы рассказы были текстами народных песен, а истинный смысл в музыке.Здесь есть очерк о корнях сказочных людей, о том, кем они были на самом деле или могли быть. По словам Гарнера, есть несколько пьес, написанных на диалекте голосом дедушки-кузнеца. Есть стихи: некоторые собраны из «Анона» и «мертвых», другие - самим Гарнером, моим любимым «RIP», который начинается так: «Девушка в нашей деревне занимается любовью на церковном дворе. / Она не против кого, но это должен быть церковный двор », - и продолжает похотливо и честно до конца горько обнадеживающий конец.

Существует версия Рамаяны Валмики.Есть скандинавские боги, магия мести алгонкинов и одиссея героя из Ирландии на серию волшебных островов.

Эти Собранные народные сказки, по определению и по темпераменту, являются пэчворком, и их чтение похоже на вход в магазин тряпок и костей, в котором каждый предмет был отшлифован, отремонтирован и приспособлен для использования, но при этом всегда оставлялся в трещинах. и вмятины, которые показывают, что товары были годами использования. За исключением некоторых стихов, здесь нет ничего нового или блестящего, и книга тем лучше для этого.Если бы у меня были маленькие дети или класс, я бы читал им из него.

И если к тому времени, когда у меня появятся внуки, публичные библиотеки все еще будут, как я надеюсь, будут, я верю, что они сами найдут эту книгу в одной (поскольку будет лучше, если ее не дадут или не предложат) или рекомендованный им взрослым), и возьмите его в тихом уголке и прочитайте.

Справочник по ирландским народным сказкам

Темы в ирландских народных сказках

Ирландские народные сказки сильно отличаются от сказок материковой Европы, которые были собраны в сборники Ганса Кристиана Андерсона и братьев Гримм. Ирландские народные истории сосредотачиваются на совсем другой группе персонажей - героических воинах, смертельных богинях и вредных сверхъестественных существах, а не на сказочных крестных, говорящих животных и злобных мачехах из европейских народных сказок.

Ирландские народные сказки погружены в уникальную кельтскую культуру Ирландии и могут быть разделены на следующие основные темы:

  • древних воинов мифы
  • Романтика и трагедии
  • историй о призраках
  • местных народных сказок о сверхъестественных существах.

Развитие ирландской фольклорной традиции

Ирландская традиция рассказывания историй всегда была устной традицией. Вот почему в разных частях Ирландии может существовать множество разных вариаций одной и той же сказки. Это также объясняет, почему известные сказочные персонажи в ирландской мифологии могут запутаться и взаимосвязаться, так как рассказчики сосредоточились на том, чтобы оставаться верными сути сюжета, изменяя детали в соответствии со своей аудиторией.

Интересный пример того, как персонажи могут запутаться друг с другом, - это кельтская богиня Айн и раннехристианская святая Бригитта.Айн был связан с огнем, и ему приписывали роль вдохновляющей музы для поэтов. Святая Бригит была ранней ирландской христианкой, которая основала монастырь в Килдаре, но популярная легенда связывает ее с огнем - по ее словам, в ее монастыре продолжал гореть священный огонь с момента его смерти в 525 году до распада монастырей в 1500-х годах, и она также считается покровителем поэтов.

Это легкое смешение местных ирландских историй и культуры с историческими христианскими фигурами помогает проиллюстрировать, как ирландские сказки адаптировались к социальным изменениям и выжили, хотя и в измененной форме, до наших дней.Фактически, несмотря на их еретическую природу, самые ранние ирландские мифы и сказки были записаны ирландскими монахами. С восьмого века ирландские монахи, казалось, чувствовали себя достаточно уверенно в своем христианстве, чтобы ценить ирландские сказки как интересное историческое наследие, а не как угрозу христианской доктрине.

Ирландские сказки продержались упорно в современную эпоху, даже найти место в ирландской католической доктрины, как люди описывали природу sprirts они боялись и уважали, как ангелы, которые упавшие с неба, но были спасены от ада.Если и есть что-то, что предвещало конец ирландской сказки, это было начало эпохи телевидения. Телевидение больше всего повредило устной традиции делиться историями вокруг ирландского очага.

Тем не менее, ирландские сказки были изложены для потомков в различных превосходных книгах. И есть также современные ирландские писатели, которые находятся под сильным влиянием ирландской мифологии, и они, по-своему, создают новый массив ирландских сказок для нынешнего поколения.Был даже недавний анимационный фильм, вдохновленный ирландской мифологией - «Секрет Келлса» (2009).

Древние мифы о воинах

Кельтское ирландское общество вращалось вокруг культа героев-воинов. Самые важные люди в раннем ирландском обществе, равные даже королям, были Seanachie или рассказчиками. Основная часть обязанностей этих бардов состояла в том, чтобы сочинять стихи, восхваляющие смелые поступки королей и воинов, поэтому их так высоко ценили в обществе воинов.

Ирландские войны в это время состояли в основном из целенаправленных набегов, направленных на кражу скота (измерение богатства в ирландском обществе до введения монет викингами), а также индивидуальных соревнований на силу.

Двумя великими героями ирландских мифов о воинах являются Финн Макюэйл, лидер группы воинов, известных как Фианна, и герой цикла легенд фенианцев, и Ку Чулайн воин сверхъестественной силы и способностей, герой ольстерского цикла мифов. Хотя сказки, окружающие эти две фигуры, являются историями воинов и могут даже основываться на реальных исторических фигурах, у них также есть много фантастических элементов, которые позволяют классифицировать их как сказки.

Оба героя используют зачарованное оружие и магические способности как часть своего успеха. И оба должны бороться с враждебными сверхъестественными существами, такими как Morrigan , ирландская богиня смерти и разрушения, которая хочет требовать их для себя. Эти герои-воины сталкиваются не только с человеческими врагами, но и со множеством сверхъестественных сил - от друидов и истоков до мифических богов и богинь.

Романсы и Трагедии

Другая главная тема ранних ирландских легенд - романтика.Даже самые закаленные герои-воины имели единственную настоящую любовь - женщину, которая могла поставить их на колени.

Эти ранние романсы дают интригующее представление о положении женщин в ирландской культуре того времени. Женщины часто являются влиятельными фигурами, которые не терпят предательства или несправедливы по отношению к своей чести, например, Emer . Некоторые из них - сексуальные хищники, такие как Queen Maeve , которые используют свои хитрости для получения политической власти и экономического статуса - и теряют самообладание, когда мужчина отказывается играть в их игру.Другие - красивые, но в конечном итоге трагические фигуры, такие как Дейрдре, которые являются жертвами общества, где молодые девушки предлагались в браке с влиятельными, но старыми и непривлекательными мужчинами.

Родственные души распространены в ирландских историях. Один из таких примеров в истории Midir и Aideen , где даже магия не может разлучить их любовь. Другими известными парами родственной души являются Дейрдре и Найси, Эмер и Ку Чулайн, а также Диармуид и Грейн .

К сожалению, многие ирландские романсы заканчиваются трагедией, такой как история Сынов Уисниха , которая сосредоточена на героине Дейрдре и которая является одной из «Трех скорбей ирландского рассказывания историй».Эмер овдовел, когда Ку Чулайн умирает в героическом сражении, и полет Диармуида и Грейн заканчивается трагедией, равной Ромео и Джульетте.

Две другие «печали ирландского повествования» касаются детей - детей из Туйре и знаменитая история детей Лира . Есть душераздирающие сказки, но также красивые и мощное предупреждение о стоимости человеческой жадности и зависти.

Призрачные истории и рассказы о тьме

Я не знаю, более ли психически осведомлены ирландцы или просто более культурно настроены на веру в призраков, но во всех моих путешествиях я никогда не встречал людей с большим количеством историй правды. наблюдения за призраками жизни, а также склонность к легендам о замках с привидениями и темных феях, которые предупреждают о смерти.Многие из моих ирландских друзей клянутся, что видели призрака ночью или имели странный опыт призрачного предчувствия перед смертью родственника.

Истории о призраках стали обычным явлением позже в истории Ирландии. В ранние кельтские времена считалось, что мертвые переходят в вечную жизнь в Потустороннем мире - они не возвращаются, чтобы преследовать живых. Скорее всего, сказки о призраках стали более популярными в период позднего средневековья и раннего Нового времени, в соответствии с остальной частью Европы.В то время, когда он писал, Шекспир часто использовал призраков, таких как отец Гамлета, в качестве ключевого сюжета, что наводит на мысль о большом влиянии, которое призраки оказывали на воображение людей в то время.

Призрачные истории также оказали большое влияние на ирландских литературных деятелей. Например, рядом со мной рассказывается история о злом человеке, который трижды возвращался из мертвых, прежде чем он был наконец успешно похоронен под каменной плитой с отрубленной головой. Местные жители говорят мне, что именно это вдохновило дублинского писателя Брэма Стокера написать «Дракулу».Оскар Уайльд и У.Б. Йейтс также писали истории о призраках.

Ирландские истории о призраках очень тесно связаны с конкретными местами. Там нет разрушенного замка, нет древнего здания, в котором нет хотя бы одной истории о призраке, преследующем его стены. Часто они также являются рассказами о морали - трагедия, которая привела к преследованию, является результатом совершенного греха или преступления, и эти рассказы предлагают строгое предупреждение против таких действий.

Пример из района Ирландии, где я вырос, - это история принцессы Мейв, которая, как говорят, часто посещает замок Данлус на северном побережье.Считается, что ее призрачное белое лицо все еще иногда можно увидеть в окне башни замка, где ее содержал в тюрьме ее собственный отец.

Существует также много ирландского фольклора, датируемого средневековым периодом и за его пределами, который касается темных фей как предвестников и носителей смерти. Легенда о Банши самая известная. Говорят, что эта темная сказочная женщина издает душераздирающий крик, когда кто-то собирается умереть - если вы услышите этот крик, то человек, который скоро умрет, это вы!

Банши - классический пример того, как ирландские сказки росли и менялись с годами.Эта легенда коренится в кельтских богинях смерти и разрушения, таких как Магда или Морриган, которые будут появляться как старая крона в рассказах незадолго до смерти героя-воина.

Другая темная фигура ирландского фольклора - Дуллахан, всадник без головы, который ездил по сельской местности в определенные ночи года, принося смерть вслед за ним. Эти рассказы, возможно, были мифологическим толкованием людей, живущих на шоссе, которые были очень реальными и часто посещали дороги Ирландии в 17 и 18 веках, делая поездки опасными, а иногда и смертельными.

Местные фольклорные сказки

Маленькие люди, такие как Лепреконы, Поки и подменышки, а также морские люди, такие как мерроу и сельки, населяют местных легенд о длине и ширине Ирландии. Этот фольклор был собран подобными У.Б. Йейтсу и Леди Грегори в конце девятнадцатого века и показывает, что ирландское мышление, несмотря на столетия христианства, не утратило своей привлекательности духами природы.

Существует бесчисленное множество историй о гномах, которые дарили хитрые загадки, о какашках, которые переворачивали ведра с водой и скисали молоком, о местных людях, которые засыпали возле волшебной насыпи и которых в течение тысячи лет перевозили в потусторонний мир, и мирных детях, которые были украдены фей и поменялись местами на подменыша, который не делал ничего, кроме суеты и плача.Эти рассказы о местном фольклоре помогли ирландцам объяснить сверхъестественное явление до появления современной науки. Они остаются захватывающими и живыми сказками, полными остроумия, мудрости и сверхъестественных сюрпризов.

,

цитат народных сказок (19 цитат)

«Сказки о беде, о том, как войти в нее и выйти из нее, и беда кажется необходимым этапом на пути к становлению. Все волшебные и стеклянные горы и жемчужины размером с дома и принцессы, прекрасные, как днем, а говорящие птицы и змеи, занятые неполный рабочий день, отвлекают от сути большинства историй, борьбы за выживание с противниками, поиска своего места в мир, и прийти в свой.

Сказки - это почти всегда истории о бессильных младших сыновьях, брошенных детях, сиротах, о людях, превращенных в птиц и зверей или иным образом очарованных вдали от собственной жизни.Даже принцессы являются движимыми вещами, от которых отцы отрекаются, наказывают мачехи или требуют князья, хотя они часто утверждают себя между и редко бывают такими же пассивными, как мультфильмы. Сказки - это детские рассказы не для того, для чего они были созданы, а для того, чтобы сосредоточиться на ранних этапах жизни, когда другие имеют над вами власть, а вы ни над кем не имеете власти.

В них власть редко бывает правильным инструментом для выживания. Скорее, бессильные процветают в альянсах, часто в форме взаимных добрых поступков - от ульев, на которые не совершали набеги, птиц, которых не убивали, но отпускали или кормили, от старых женщин, которых приветствовали с уважением.Доброта, сшитая среди кротких, добывается во время кризиса ...

В пересказе Гансом Кристианом Андерсеном старой скандинавской сказки, начинающейся с мачехи "Дикие лебеди", изгнанная сестра может разочаровать только одиннадцать своих братьев - лебедей весь день смотрите, но ночью превращайте человека - собирая крапиву голыми руками из могил погоста, превращая их в лен, прядя их и вязая одиннадцать рубашек с длинными рукавами, оставаясь при этом все время молчаливыми. Если она говорит, они останутся птицами навсегда.В своем молчании она не может опротестовать преступления, в которых ее обвиняют и чуть не сожгли как ведьму.

Вытянутая к костру, когда она вяжет последнюю из рубашек, ее спасают лебеди, которые прилетают в последний момент. Когда они падают вниз, она набрасывает на них рубашки из крапивы, чтобы они снова превратились в мужчин, всех, кроме младшего брата, в рубашке которого нет рукава, так что он остался с одной рукой и одним крылом, вечно как человек-лебедь. Почему рубашки, сделанные из крапивы кладбища кровоточащими пальцами и молчанием, должны разочаровывать мужчин, превращенных их мачехой в птиц, - вопрос, на который история не должна отвечать.Это просто должно дать нам убедительные образы изгнания, одиночества, привязанности и метаморфозы - и героини, которая почти умирает от неспособности рассказать свою собственную историю ».
- Ребекка Солнит, Далекий Рядом

Все сказки - истории для детей со всего мира!

Arab folktales

Примечания : В этой книге собраны некоторые из сказок, посвященных развлечениям Аравийских ночей. Эти сказки, отобранные и отредактированные Эндрю Лангом, уменьшены и сокращены, что делает их более подходящими для детей.

Автор : Аноним
Редактор : Эндрю Ланг
Опубликовано : 1918
Издатель : Лонгманс, Грин и Ко

Арабские ночи
История купца и гения
История Первого Старика и Задних
История второго старика и двух черных собак
История рыбака
История греческого короля и врача Дубана
История мужа и попугая
История визиря, который был наказан
История юного короля Черных островов
История трех каландров, сыновей царей и пяти дам Багдада
История Первого Календаря, Сын Короля
История второго календаря, сын короля
История завистника и того, кто ему позавидовал
История третьего календаря, сын короля
Семь Путешествий Синдбада Моряка
Первый Вояж
Второй рейс
Третий Вояж
Четвертое путешествие
Пятый Вояж
Шестой Вояж
Седьмой и последний рейс
Маленький Горбун
История Пятого Брата Парикмахера
История шестого брата парикмахера
Приключения принца Камаралзамана и принцессы Бадуры
Нуреддин и Ярмарка Персидский
Аладдин и Чудесная Лампа
Приключения Гаруна аль-Рашида, халифа Багдада
История слепого Бабы-Абдаллы
История Сиди-Нумана
История Али Колии, купца Багдада
Заколдованная лошадь
История двух сестер, которые завидовали их младшей сестре
Chinese folklore tales

Momotaro или Little Peachling - японская сказка.

Автор: Аноним
Опубликовано: 1910
Издатель: Т. Хасэгава, 17 Ками Негиши, Токио, Япония

1.Momotaro или Little Peachling

Chinese folklore tales

Австралийские легендарные сказки
Фольклор Нунгабурры как сказано на пикканнисы
Особенности 31 австралийских сказок

Автор: г-жаК. Лангло Паркер
Опубликовано: 1896
Издатель: Дэвид Натт. 270 - 271, Стрэнд, Лондон;
Melville, Mulle & Slade, Мельбурн

1. Откажись от эму и Гомблгуббон от дрофы

2. Гала и Ула Ящерица

3. Бахлоо Луна и Дэнс

4. Происхождение озера Нарран

5.Гулоо Сорока и Wahroogah

6. Weeoonibeens и Piggiebillah

7.Бутоолга Журавль и Гунур, Крыса-кенгуру, Пожарные

8. Веда издевательская птица

9. Гвинее краснокожих

10.Meamei семь сестер

11. Кукубуры и Гулгхул

12.Маяма

13.Bunbundoolooeys

14.Oongnairwah и Guinarey

15.Нарадарна летучая мышь

16.Mullyangah утренняя звезда

17. Goomblegubbon, Beeargah и Ouyan

18. Морегу Мопоке и Бахлоо Луна

19. Оуян Керлью

20. Отбрось эму и хуй воронам

21.Goolahwilleel голубиные узлы

22.Гунур, женщина-врач

23. Деери, трясогузка и радуга

24.Mooregoo мопок, и Mooninguggahgul москитная птица

25.Bougoodoogahdah дождь птица

26.Бора Байамская

27.Bunnyyarl мух и Wurrunnunnah пчел

28.Deegeenboyah солдат-птица

29. Майра, ветер, дующий с зимы

30.Wayambeh черепаха

31. Wirreenun дождевик

Старинные французские сказки

French folktales

Примечания : Книга содержит 5 длинных французских сказок. Каждая история состоит из нескольких глав.

Автор : графиня Сегур
Опубликовано : 1920
Издатель : Издательство Пенн, Филадельфия

Slavic fairy tales


Примечания
: содержит 20 сказок славянского народа.Первоначально опубликовано на французском языке.

Автор : Александр Ходско
Переводчик : Эмили Дж. Хардинг
Опубликовано : 1896
Издатель : Джордж Аллен, Лондон

Welsh folk and fairy tales

Примечания : Эта книга содержит 24 валлийских народных сказки. Последние шесть не из валлийских источников.

Редактор : П. Х. Эмерсон
Опубликовано : 1894
Издатель : Д. Натт, Лондон

Irish fairy tales


Примечания
: содержит 7 сказок ирландцев.

Автор : Эдмон Лими
Опубликовано : 1906
Издательство : М.А. Гилл и сын. ООО, Дублин

,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *