cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Руслан и людмила когда была написана – История создания поэмы Пушкина Руслан и Людмила

История создания поэмы Пушкина Руслан и Людмила

Поэма «Руслан и Людмила» была написана Александром Сергеевичем Пушкиным в период с 1818 по 1820 год, после того, как он окончил лицей. Сам автор иногда говорил, что начал произведение ещё во время обучения, однако анализируя фактам можно сделать вывод, что в это время была рождена сама идея и написаны лишь некоторое количество набросков. Живя в Петербурге, он писал поэму в основном, когда находился в постели из-за болезней, так как вёл он жизнь довольно рассеянную.

Главной поставленной целью поэта, было написание «богатырской» поэмы-сказки, схожей по смыслу с произведением «Неистового Роланда» Ариосто, которое было доступно ему во французском переводе. Этот жанр был назван критиками «романтическим», что ошибочно принимают за романтизм в сегодняшнем представлении. Также Пушкина вдохновляли произведения не без известного Вальтера и народные русские сказки. Главным стимулом, подтолкнувши поэта к созданию поэмы, стала публикация начальных томов «Истории государство российского» в 1818 году, автором которых был Н.М.Карамзин. Именно там поэт взял образы и информацию главных конкурентов Руслана (Рагдай, Ратмир, Фарлаф).

Пушкин написал поэму, используя астрофический четырёхстопный ямб, ставший главенствующей формой написания романтических поэм, начиная с «Руслана». Также в произведении можно найти некоторые пародийные элементы, относящиеся к произведению «Двенадцать спящих дев».

Начиналась же она публиковаться весной 1820 года отрывками в «Сыне отечества». Самостоятельное первое издание было выпущено в мае этого же года (во время ссылки поэта на юг). Оно вызывало негативные отзывы у большинства критиков, увидевших в нём неприличность и безнравственность.

Однако, несмотря на тяжёлый путь и оценки критиков, данное произведением стало классической поэмой Пушкина. Нету ни одного человека, который в школе бы не изучал этот шедевр. Большинство литературных заданий в школах и колледжах содержат анализ и сочинения по поэме «Руслан и Людмила». Интересный сюжет заставляет читателя дочитать поэму до конца, будто в руках он держит какой-нибудь детектив знаменитого писателя. Элемент сказки в произведении добавляет ему определённое волшебство, что также скрашивает чтение и делает его лёгким и менее напряжённым. Также этому способствует форма стиха, в которой была написана поэма Александра Сергеевича.

Вариант 2

А.С.Пушкин (1799-1837) стал одним из самых известных писателей всего мира и самый великий русский писатель. Он автор множество различных произведений, которые стали мировой классикой и множество людей узнают его великие повести. Пушкин написал такие истории как: «Капитанская дочка», «Пиковая дама», а также «Руслан и Людмила».

Поэма «Руслан и Людмила» считается одной из самых популярных творений Пушкина, и каждый ребенок знает строки из этого творения. Но какая история этой поэмы? Почему Пушкин решил написать такое знаменитое творение, как «Руслан и Людмила»?

История написания этой поэмы началась далеко в детстве поэта, когда его няня, читала ему на ночь сказки. И именно благодаря ней, поэт возлюбил русские сказки, и именно они помогли ему, во время написание своей историй.

В поэме «Руслан и Людмила», князь Руслан отправляется в длительное путешествие, чтобы спасти свою возлюбленную Людмилу от ужасного колдуна Черномором. И после многих смертельных испытаний и сражений, он нашел свою возлюбленную и победил ужасное зло.

Когда  впервые читаешь эту книгу, начинаешь вспоминать различные народные сказки: «Кощей Бессмертный», «Баба-яга», «Царевна — лягушка» и другие.

Поэма «Руслан и Людмила» была создана в 1818-1820. Александр Сергеевич довольно часто говорил, что начинал писать еще поэму в Лицее, но скорее всего он начинал только задумывать эту историю. После полного выпуска поэмы в мае 1820 года, огромное количество критиков начали возмущаться и упрекать Пушкина в его творении. Для многих оно было слишком «неприличным» и даже «детскими». Но некоторые критики, например как  П. А. Катенин, упрекал писателя в том, что там мало народного и в ней есть довольно частые иностранные нотки, а точнее французские. Но, несмотря на всех критиков, обычный народ полюбил поэму «Руслан и Людмила», и именно после этого творения они начали восхвалять Пушкина.

После того как в свет появился первое издание поэмы, Пушкин решил переписать определенные моменты и начал он все с эпилога, который он написал на Кавказке. Уже 1828 он издал второе издание, уже с написанным эпилогом («Так, мира житель равнодушный…») и написал «пролог» («У лукоморья дуб зелёный…»). Именно благодаря этим различным добавлениям, поэма стала еще народнее. Он убрал эротические сцены и добавил новые, чтобы поэму не считали такое «порочной» и её могли читать детям. После того как он выпустил поэму в 1830 году, Пушкин подчеркнул, что поэма теперь кажется ему «не живой», а какой-то «холодной».

Также читают:

Картинка к сочинению Руслан и Людмила. История создания

Популярные сегодня темы

sochinimka.ru

Руслан и Людмила — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Русла́н и Людми́ла» — первая законченная поэма Александра Сергеевича Пушкина; волшебная сказка, вдохновлённая древнерусскими былинами.

История создания

Поэма написана в 1818—1820, после выхода из Лицея; Пушкин иногда указывал, что начал писать поэму ещё в Лицее, но, по-видимому, к этому времени относятся лишь самые общие замыслы, едва ли текст. Ведя после выхода из Лицея в Петербурге жизнь «самую рассеянную», Пушкин работал над поэмой в основном во время болезней.

Пушкин ставил задачей создать «богатырскую» сказочную поэму в духе известного ему по французским переводам «Неистового Роланда» Ариосто (критики называли этот жанр «романтическим», что не следует путать с романтизмом в современном понимании). Он вдохновлялся также Вольтером («Орлеанская девственница», «Что нравится дамам») и русскими литературными сказками (такими, как лубочная повесть о Еруслане Лазаревиче, «Бахарияна» Хераскова, «Илья Муромец» Карамзина или особенно «

  1. REDIRECT t:Так в источнике Попович» Николая Радищева). Непосредственным стимулом к началу работы над поэмой стал выход в феврале 1818 года первых томов карамзинской «Истории государства российского», откуда заимствованы многие подробности и имена всех троих соперников Руслана (Рагдай, Ратмир и Фарлаф).

Поэма написана астрофическим четырехстопным ямбом, который, начиная с «Руслана», стал господствующей формой романтической поэмы.

Поэма содержит элементы пародии по отношению к балладе Жуковского «Двенадцать спящих дев». Пушкин последовательно иронически снижает возвышенные образы Жуковского, насыщает сюжет шуточными эротическими элементами, гротескной фантастикой (эпизод с Головой)

[1], употребляет «простонародную» лексику («удавлю», «чихнула»). Пушкинское «пародирование» Жуковского изначально не имеет негативного оттенка и носит скорее дружеский характер; известно, что Жуковский «сердечно радовался» пушкинской шутке, а после выхода поэмы подарил Пушкину свой портрет с надписью «Победителю-ученику от побеждённого учителя». Впоследствии, в начале 1830-х годов, зрелый Пушкин, склонный критически переоценивать свои юношеские опыты, сокрушался, что пародировал «Двенадцать спящих дев» «в угоду черни».

Издание

Поэма начала печататься в «Сыне отечества» весной 1820 года в отрывках, первое отдельное издание вышло в мае того же года (как раз в дни ссылки Пушкина на юг) и вызвало возмущённые отклики многих критиков, усмотревших в ней «безнравственность» и «неприличия» (А. Ф. Воейков, начавший было журнальную публикацию нейтрально-доброжелательного разбора поэмы
[2]
, в последней части отзыва под влиянием И. И. Дмитриева раскритиковал её). В переписке с Карамзиным И. И. Дмитриев сравнивает «Руслана и Людмилу» с известной ироикомической поэмой Николая Осипова «Вергилиева Енейда, вывороченная наизнанку», на что Карамзин в письме от 7 июня 1820 года отвечает:
В прежних письмах я забыл сказать тебе, что ты, по моему мнению, не отдаешь справедливости таланту или поэмке молодого Пушкина, сравнивая её с «Энеидою» Осипова: в ней есть живость, легкость, остроумие, вкус; только нет искусного расположения частей, нет или мало интереса; все сметано на живую нитку[3].

Особую позицию занял П. А. Катенин, упрекавший Пушкина, наоборот, в недостаточной народности и излишнем «приглаживании» русских сказок в духе французских салонных повестей. Значительная часть читающей публики приняла поэму восторженно, с её появления началась всероссийская слава Пушкина.

Эпилог («Так, мира житель равнодушный…») написан Пушкиным позже, во время ссылки на Кавказ. В 1828 Пушкин подготовил второе издание поэмы, добавил эпилог и вновь написанный знаменитый так называемый «пролог» — формально часть Песни первой («У лукоморья дуб зелёный…»), усиливший условно-фольклорную окраску текста, а также сократил многие эротические эпизоды и лирические отступления. В качестве предисловия Пушкин перепечатал некоторые критические отзывы на издание 1820 года, ставшие в новой литературной обстановке уже откровенно смешными, к примеру, критическую статью малоизвестного критика, который о поэме «Руслан и Людмила» написал: представьте, мол, мужик в лаптях, в армяке вторгся в какое-то «благородное собрание» и закричал: «Здорово, ребята!»[4], по поводу этого случая литературный критик Вадим Кожинов отметил: «Должен сказать: бывает, что самую высокую оценку дают человеку не друзья, а враги». В 1830 году, вновь отводя в «Опровержении на критики» старые обвинения в безнравственности, поэт подчеркнул, что теперь в поэме его не устраивает, наоборот, отсутствие подлинного чувства: «Никто не заметил даже, что она холодна».

См. также

Напишите отзыв о статье «Руслан и Людмила»

Примечания

  1. Эпизод с головой заимствован из сказки о Еруслане Лазаревиче — «крёстном отце» пушкинского Руслана, который точно таким же образом добывает меч-кладенец.
  2. [az.lib.ru/w/woejkow_a_f/text_0040.shtml Lib.ru/Классика: Воейков Александр Федорович. Разбор поэмы «Руслан и Людмила», сочин. Александра Пушкина]
  3. Н. М. Карамзин. Письма Н. М. Карамзина к И. И. Дмитриеву. — Санкт-Петербург: Издание 2-го отделения Имперской Академии Наук, 1866. — С. 290. — 716 с.
  4. Вадим Кожинов: «И что интересно: Пушкин через восемь лет, переиздавая „Руслана и Людмилу“, написал предисловие и включил туда всю эту статью. Статью, которая его поносила!».

Ссылки

  • [fantlab.ru/work120603 Руслан и Людмила] на сайте «Лаборатория Фантастики»
  • [az.lib.ru/p/pushkin_a_s/text_0030.shtml#01 Руслан и Людмила] в библиотеке Максима Мошкова
  • [lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=8738 Издание 1835 года]
  • [lib.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=v1a9MHjYLuA%3d&tabid=10183 Н. Н. Петрунина. К творческой истории поэмы А. С. Пушкина «Руслан и Людмила»]

Отрывок, характеризующий Руслан и Людмила

Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.
Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим.
То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее.
«Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.
«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.

17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.
– Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин.
– Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца.
– А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел.
Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков.
Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам.
– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.
– Развесе…oo…ооо…лая бесе… бесе… – распевали мужики с счастливыми улыбками.
Один мужик вышел из толпы и подошел к Ростову.
– Вы из каких будете? – спросил он.
– Французы, – отвечал, смеючись, Ильин. – Вот и Наполеон сам, – сказал он, указывая на Лаврушку.
– Стало быть, русские будете? – переспросил мужик.
– А много вашей силы тут? – спросил другой небольшой мужик, подходя к ним.
– Много, много, – отвечал Ростов. – Да вы что ж собрались тут? – прибавил он. – Праздник, что ль?
– Старички собрались, по мирскому делу, – отвечал мужик, отходя от него.
В это время по дороге от барского дома показались две женщины и человек в белой шляпе, шедшие к офицерам.
– В розовом моя, чур не отбивать! – сказал Ильин, заметив решительно подвигавшуюся к нему Дуняшу.
– Наша будет! – подмигнув, сказал Ильину Лаврушка.
– Что, моя красавица, нужно? – сказал Ильин, улыбаясь.

wiki-org.ru

Руслан («Руслан и Людмила») — биография персонажа, главные герои и цитаты

История персонажа

Главный герой поэмы Александра Пушкина «Руслан и Людмила». Витязь, воплощающий в себе идеальные качества доблестного мужа — физическую силу, душевное благородство, доблесть воина.

История создания

Пушкин написал поэму «Руслан и Людмила» после выпуска из Лицея, это первая его законченная поэма. Автор работал над этим произведением главным образом во время вынужденного бездействия из-за болезней, а в остальное время вел в Петербурге «самую рассеянную» жизнь.

Александр ПушкинАлександр Пушкин

В этом тексте слились воедино рыцарские поэмы, которые Пушкин знал во французском переводе, сатирические поэмы Вольтера и образы, навеянные древнерусскими былинами и волшебными сказками, а также литературными сказками российских авторов, среди которых на «богатырскую» тему уже успели создать произведения Радищев, Карамзин и Херасков.

Имена конкурентов Руслана и подробности их биографий были взяты Пушкиным из «Истории государства российского». В поэмы прослеживается также пародия на романтическую балладу Жуковского под названием «Двенадцать спящих дев». У Пушкина возвышенные образы снижены и разбавлены фривольными шутками, гротеском и просторечными выражениями, мастерски выписаны характеры героев. Поэма «Руслан и Людмила» входит в школьную программу и изучается в пятом классе.

Валерий Козинец в роли РусланаВалерий Козинец в роли Руслана

Московский Театр-мастерская имени Петра Фоменко поставил спектакль по поэме «Руслан и Людмила». Премьера состоялась в 2014 году. А Татьяна Навка к новому 2018 году поставила по этому произведению мюзикл на льду, который шел с 23 декабря 2017 года по 7 января 2018 года в ДС «Мегаспорт» в Москве.

На телеэкранах герои тоже появлялись. В 1972 году вышел двухсерийный фильм по мотивам пушкинской поэмы. Роли Руслана и Людмилы там исполняют актеры Валерий Козинец и Наталья Петрова.

Сюжет и биография

Князь Руслан женится на Людмиле, младшей дочери князя Владимира. Идет пир, рядом с новобрачными — княжеские сыновья и толпа друзей, вещий Баян поет и играет на гуслях в честь юной четы. На пиру присутствуют трое мужчин, которые не радуются вместе с остальными. Это соперники Руслана — хвастливый Фарлаф, хазарский хан по имени Ратмир и некий витязь Рогдай.

Руслан и ЛюдмилаРуслан и Людмила

Пир подходит к концу, гости разъезжаются. Князь Владимир благословляет жениха с невестой, и те отправляются в спальню. Однако любовным грезам Руслана не суждено стать явью — внезапно меркнет свет, гремит гром, раздается загадочный голос, что-то взвивается и исчезает во мраке. Когда Руслан приходит в себя, выясняется, что Людмилы больше нет рядом с героем — девица похищена «безвестной силой».

Князь Владимир поражен этим происшествием и разгневан на молодого зятя, который позволил вот так похитить его младшую дочь прямиком из опочивальни и не смог защитить девицу. Гневный князь призывает молодых витязей отправиться на поиски Людмилы и обещает девицу в жены тому, кто найдет ее, а вместе с девицей еще и полцарства. На розыски отправляется не только Руслан, который хочет вернуть молодую жену, но и тройка конкурентов — Ратмир, Рогдай и Фарлаф. Витязи седлают коней и скачут прочь от княжеских палат вдоль берегов Днепра.

Герои едут вчетвером. Руслан тоскует, прочие — кто заранее хвастается подвигами, которые совершит, кто витает в эротических грезах, а кто сохраняет угрюмое молчание. К вечеру герои подъезжают к распутью и каждый отправляется собственной дорогой. Руслан едет один и выезжает к пещере, внутри которой горит огонь. В пещере герой находит седобородого старика, который читает книгу перед лампадой.

РусланРуслан

Старик заявляет, что давно ждал героя. Выясняется, что «безвестная сила», которая утащила девицу, — злой колдун Черномор, известный похититель красавиц. Злодей этот живет в неприступных северных горах, куда никто еще не добирался, но Руслан непременно преодолеет препятствия и победит Черномора в битве.

От таких новостей Руслан приободряется, и старик оставляет героя спать в пещере, а заодно рассказывает тому собственную историю. Старик родом из Финляндии, где работал пастухом и вел беспечную жизнь, пока однажды не влюбился в злую красотку Наину. Та не ответила молодому пастуху взаимностью, и юноша забросил мирные занятия и стал воином.

Десять лет провел он в сражениях и морских походах, но девица снова отвергла его притязания и дары, добытые в битвах. Тогда герой решил попробовать зайти с другой стороны и стал учиться колдовству, чтобы околдовать красотку. Ему удалось призвать Наину при помощи колдовства, но та предстала перед ним в отталкивающем образе старой карги.

Руслан и старикРуслан и старик-финн

Герой узнал, что, пока он учился колдовать, незаметно прошло сорок лет, и его пассия успела состариться. Теперь Наине 70 лет. И, что самое ужасное, заклинания подействовали – старуха любит героя. Выяснилось заодно, что сама пассия за это время стала злой волшебницей. Увидев и услышав это всё, герой в ужасе сбежал прочь, забыв собственный любовный интерес. А сбежав, поселился в этой пещере и живет теперь отшельником.

Утром Руслан отправляется в путь на поиски Людмилы. По следу героя тем временем скачет витязь Рогдай, который хочет убить героя и таким образом устранить препятствие, которое стоит между ним и Людмилой. Обознавшись, Рогдай едва не убивает хвастуна Фарлафа, который в страхе удирает от него. Характер Рогдая, таким образом, можно назвать вероломным — персонаж жесток и гневлив, не брезгует поступать подло.

Отстав от перепуганного Фарлафа, Рогдай едет дальше и встречает некую старуху. Та указывает герою, куда тому следует ехать, чтобы найти врага, а когда Рогдай исчезает из виду, старуха подходит к валяющемуся в грязи трусу-Фарлафу и велит тому отправляться прямиком домой, потому что Людмила, мол, и так будет принадлежать ему, нет смысла дальше рисковать собой. И трусливый герой делает, как говорит старуха. Рогдай тем временем нагоняет Руслана и нападает на того со спины. В схватке Рогдай гибнет — Руслан выдергивает подлеца из седла и бросает в воды Днепра, где тот тонет.

Людмила и ЧерноморЛюдмила и Черномор

Людмила тем временем приходит в себя в палатах Черномора, обставленных на манер дворца из «Тысячи и одной ночи». Героиня возлежит под балдахином, за нею ухаживают прекрасные девицы — заплетают косы, одевают, украшают жемчужным поясом и венцом. Некто невидимый при этом поет приятные слуху песни. За окном комнаты Людмила видит горные вершины, снег и угрюмый лес.

Внутри же черноморовых палат есть сад с экзотическими деревьями и озерами, поют соловьи, бьют фонтаны. Над Людмилой сам собой разворачивается шатер, перед героиней появляются роскошные яства, звучит музыка. Когда героиня встает после трапезы, шатер исчезает, а когда к вечеру Людмилу начинает клонить в сон, невидимые руки подхватывают ее и несут в постель.

Руслан и ЧерноморРуслан и Черномор

Девица меж тем ничему не рада и ждет подвоха. Внезапно в опочивальню героини вторгаются незваные гости — бритоголовый карлик, чью длинную седую бороду несут на подушках арапы. Людмила нападает на карлика, тот пугается, путается в бороде и убирается прочь под визг героини. Тут читатель видит характер Людмилы — эта юная дева полна решимости отстаивать свою честь и свободу и, не купившись на показную роскошь, хранит верность возлюбленному.

Позже Людмила находит шапку-невидимку Черномора и прячется от колдуна под ней, а к Черномору тем временем прилетает злая волшебница Наина в облике крылатой змеи и сообщает тому о приближении Руслана. Черномор же считает, что ему ничто не грозит до тех пор, пока цела его борода.

Руслан тем временем попадает на заваленное человеческими костями и доспехами поле, где когда-то шла битва. Среди брошенного оружия герой находит стальное копье. Ночью герой подъезжает к громадной живой голове в шлеме, которую поначалу принимает за холм. После короткой стычки герой переворачивает голову, и под той обнаруживается меч.

Руслан и ГоловаРуслан и Голова

Голова рассказывает герою, откуда взялась, и выясняется, что раньше та покоилась на плечах у витязя-великана. У того был злой и завистливый младший брат-карлик — Черномор. Этот брат уговорил великана отправиться на поиски меча, которым можно было убить любого из них двоих, а когда меч обнаружился — Черномор снес старшему брату голову. С тех пор голова поставлена здесь, чтобы охранять меч. Однако голова отдает волшебное оружие Руслану и призывает героя совершить месть.

Тем временем хана Ратмира, который отправился искать Людмилу вместе с остальными тремя витязями, некие прекрасные девицы завлекают в замок на скале. Руслан продолжает идти на север, к горам. Людмила продолжает прятаться под шапкой-невидимкой, разгуливая в таком виде по дворцу Черномора и издеваясь над слугами злого колдуна. Хитрый карлик привлекает внимание девицы, прикинувшись раненым Русланом, но в этот момент до него долетает звук боевого рога и Черномор отправляется поглядеть, что там происходит.

Руслан отрезает Черномору бородуРуслан отрезает Черномору бороду

Начинается схватка с Русланом, во время которой волшебник становится невидимым. Герой хватает колдуна за бороду, и они двое суток носятся под небесами, пока Черномор не начинает просить пощады. Руслан требует отнести его к Людмиле, а на земле отрезает злодею бороду и привязывает ту на собственный шлем.

Обнаруженная Русланом возлюбленная спит беспробудным сном, и герой отправляется с нею в Киев, где Людмила должна проснуться. По дороге Руслан встречает бедного рыбака, в котором узнает хана Ратмира. Тот нашел счастье с молодой женой и больше не грезит о Людмиле.

Руслан и ЛюдмилаРуслан и Людмила

Тем временем ведьма Наина учит трусливого Фарлафа, как одолеть Руслана. Негодяй закалывает Руслана спящим и увозит Людмилу в Киев. Девица меж тем не приходит в сознание, даже оказавшись в собственном тереме. Разбудить героиню не получается, а город тем временем окружают восставшие печенеги.

Руслана оживляет старик-финн и дарит герою волшебное кольцо, которое должно пробудить Людмилу. Герой врывается в ряды печенегов и разит налево и направо, повергая врага в бегство. Затем Руслан въезжает в Киев, находит Людмилу в тереме и касается той кольцом. Девица просыпается, князь Владимир и Руслан прощают труса-Фарлафа, а Черномора, который вместе с бородой лишился волшебной силы, принимают во дворец.

Цитаты

«Еще при мне мой верный меч,
Еще глава не пала с плеч».
«Слыхал я истину, бывало:
Хоть лоб широк, да мозгу мало!»
«А девушке в семнадцать лет
Какая шапка не пристанет!»
«Я каждый день, восстав от сна,
Благодарю сердечно Бога
За то, что в наши времена
Волшебников не так уж много».

24smi.org

Руслан и Людмила Википедия

Титульный лист первого издания, 1820 год

«Русла́н и Людми́ла» — первая законченная поэма Александра Сергеевича Пушкина; волшебная сказка, вдохновлённая древнерусскими былинами.

История создания[ | ]

Поэма написана в 1818—1820, после окончания Лицея; Пушкин иногда указывал, что начал писать поэму ещё в Лицее, но, по-видимому, к этому времени относятся лишь самые общие замыслы, едва ли текст. Ведя после выхода из Лицея в Петербурге жизнь «самую рассеянную», Пушкин работал над поэмой в основном во время болезней.

Пушкин ставил задачей создать «богатырскую» сказочную поэму в духе известного ему по французским переводам «Неистового Роланда» Ариосто (критики называли этот жанр «романтическим», что не следует путать с романтизмом в современном понимании). Он вдохновлялся также Вольтером («Орлеанская девственница», «Что нравится дамам») и русскими литературными сказками (такими, как лубочная повесть о Еруслане Лазарев

ru-wiki.ru

Руслан и Людмила — Википедия

«Руслан и Людмила» — первая законченная поэма Александра Сергеевича Пушкина; волшебная сказка, вдохновлённая древнерусскими былинами.

История создания[править]

Поэма написана в 1818—1820, после выхода из Лицея; Пушкин иногда указывал, что начал писать поэму ещё в Лицее, но, по-видимому, к этому времени относятся лишь самые общие замыслы, едва ли текст. Ведя после выхода из Лицея в Петербурге жизнь «самую рассеянную», Пушкин работал над поэмой в основном во время болезней.

Пушкин ставил задачей создать «богатырскую» сказочную поэму в духе известного ему по французским переводам «Неистового Роланда» Ариосто (критики называли этот жанр «романтическим», что не следует путать с романтизмом в современном понимании). Он вдохновлялся также Вольтером («Орлеанская девственница», «Что нравится дамам») и русскими литературными сказками (такими, как лубочная повесть о Еруслане Лазаревиче, «Бахарияна» Хераскова, «Илья Муромец» Карамзина или особенно «Альоша Попович» Николая Радищева). Непосредственным стимулом к началу работы над поэмой стал выход в феврале 1818 года первых томов карамзинской «Истории государства российского», откуда заимствованы многие подробности и имена всех троих соперников Руслана (Рагдай, Ратмир и Фарлаф).

Поэма написана астрофическим четырехстопным ямбом, который, начиная с «Руслана», стал господствующей формой романтической поэмы.

Поэма содержит элементы пародии по отношению к балладе Жуковского «Двенадцать спящих дев». Пушкин последовательно иронически снижает возвышенные образы Жуковского, насыщает сюжет шуточными эротическими элементами, гротескной фантастикой (эпизод с Головой)[1], употребляет «простонародную» лексику («удавлю», «чихнула»). Пушкинское «пародирование» Жуковского изначально не имеет негативного оттенка и носит скорее дружеский характер; известно, что Жуковский «сердечно радовался» пушкинской шутке, а после выхода поэмы подарил Пушкину свой портрет с надписью «Победителю-ученику от побеждённого учителя». Впоследствии, в начале 1830-х годов, зрелый Пушкин, склонный критически переоценивать свои юношеские опыты, сокрушался, что пародировал «Двенадцать спящих дев» «в угоду черни».

Поэма начала печататься в «Сыне отечества» весной 1820 года в отрывках, первое отдельное издание вышло в мае того же года (как раз в дни ссылки Пушкина на юг) и вызвало возмущённые отклики многих критиков, усмотревших в ней «безнравственность» и «неприличия» (А. Ф. Воейков, начавший было журнальную публикацию нейтрально-доброжелательного разбора поэмы[2], в последней части отзыва под влиянием И. И. Дмитриева раскритиковал её). Особую позицию занял П. А. Катенин, упрекавший Пушкина, наоборот, в недостаточной народности и излишнем «приглаживании» русских сказок в духе французских салонных повестей. Значительная часть читающей публики приняла поэму восторженно, с её появления началась всероссийская слава Пушкина.

Эпилог («Так, мира житель равнодушный…») написан Пушкиным позже, во время ссылки на Кавказ. В 1828 Пушкин подготовил второе издание поэмы, добавил эпилог и вновь написанный знаменитый так называемый «пролог» — формально часть Песни первой («У лукоморья дуб зелёный…»), усиливший условно-фольклорную окраску текста, а также сократил многие эротические эпизоды и лирические отступления. В качестве предисловия Пушкин перепечатал некоторые критические отзывы на издание 1820 года, ставшие в новой литературной обстановке уже откровенно смешными, к примеру, критическую статью малоизвестного критика, который о поэме «Руслан и Людмила» написал: представьте, мол, мужик в лаптях, в армяке вторгся в какое-то «благородное собрание» и закричал: «Здорово, ребята!»[3], по поводу этого случая литературный критик Вадим Кожинов отметил: «Должен сказать: бывает, что самую высокую оценку дают человеку не друзья, а враги». В 1830 году, вновь отводя в «Опровержении на критики» старые обвинения в безнравственности, поэт подчеркнул, что теперь в поэме его не устраивает, наоборот, отсутствие подлинного чувства: «Никто не заметил даже, что она холодна».

wp.wiki-wiki.ru

Как родился замысел сказочной поэмы «Руслан и Людмила»? Памяти Александра Сергеевича Пушкина | Культура

За что их только не критиковали!
И за чрезмерный фольклорный колорит и грубое просторечие, и напротив — за искусственное подражание народным образцам и стилистическую эклектику. Нелицеприятная критика исходила не только от недругов. Даже такая светлая голова, как критик Виссарион Белинский, и тот, не отрицая поэтического таланта, считал сказки Пушкина «поддельными цветами», а Иван Тургенев считал их самыми слабыми из всех творений, созданных поэтом.

Справедливо или нет судила критика — не столь важно, ибо время рассудило по-своему. Оспаривать гений Пушкина ныне дерзнёт не всякий. Зато до сей поры не прекращаются споры о том, насколько народны сказки «солнца русской поэзии», откуда он черпал сюжеты и какой подтекст в них заключал.

Здесь критическая мысль постоянно мечется между двумя крайностями. Одни утверждают, что истоки сказок поэта лежат, прежде всего, в русском фольклоре, другие — что они лежат в книжных, литературных сюжетах — чаще всего, западных.

Давайте же вместе проследим, как развивался пушкинский интерес к сказкам и откуда он черпал сюжеты и вдохновение.

Интересно, что первую литературную славу юному Пушкину принесло именно обращение к сказочно-фантастическому жанру.

Хотя сохранившиеся черновики поэмы «Руслан и Людмила» (далее — «Р и Л») датированы не раньше 1818 года, сам поэт утверждал, что начал работу над ней ещё во время обучения в Царскосельском лицее. Уже тогда он сокрушался по поводу того, что соотечественники почти лишены памятников древнерусской литературной словесности.

А.С. Пушкин:
«Уважение к минувшему — вот черта, отличающая образованность от дикости… Приступая к изучению нашей словесности, мы хотели бы обратиться назад и взглянуть с любопытством и благоговением на ее старинные памятники… Нам приятно было бы наблюдать историю нашего народа в сих первоначальных играх разума, творческого духа, сравнить влияние завоевания скандинавов с завоеваниями мавров… Но, к сожалению, старинной словесности у нас не существует. За нами темная степь — и на ней возвышается единственный памятник: Песнь о Полку Игореве».

Что тут скажешь? Во времена Пушкина всё обстояло именно так. Но в те же времена наблюдается и возрастающий интерес к своей культуре и истории. Так, огромный резонанс вызвала публикация Н. Карамзиным «Истории государства Российского», отзвуки которого легко заметить в пушкинской поэме (оттуда же почерпнут и сюжет «Песни о вещем Олеге»).

Именно благодаря карамзинскому труду в «Р и Л» появятся имена персонажей — Рогдай (Рахдай) и Фарлаф, родится образ чародея Финна (из Карамзина: «Финские чародейства подробно описываются в северных сказках»), описание пира Владимира Красно Солнышко и замена татар (исконных врагов в русских былинах о богатырях Владимира) на исторически точных печенегов. Из «Слова о полку Игореве» в поэму перейдёт древнерусский «скальд» — Боян, а имя Черномор поэт почерпнёт из былины Карамзина «Илья Муромец».

Впрочем, хватает в пёстром ковре поэмы и заграничной экзотики — так, упоминаются восточные Шахерезада и Соломон, и античные боги Вулкан и Диана.
Интересно в этом плане происхождение одного из самых ярких фантастических образов. Его «первоисточник» до сих пор можно увидеть в парке Сергиевка в Петергофе. Это огромная голова, высеченная из вросшего в землю валуна. По одной из версий, она была создана около 1800 г. по велению императора Павла I архитектором Ф. Броуэром. Ранее голову венчал богатырский металлический шлем, и именно эта диковинная скульптура вдохновила Пушкина на образ гигантской говорящей головы.

«…Найду ли краски и слова?
Пред ним живая голова.
Огромны очи сном объяты;
Храпит, качая шлем пернатый,
И перья в темной высоте,
Как тени, ходят, развеваясь.
В своей ужасной красоте
Над мрачной степью возвышаясь,
Безмолвием окружена,
Пустыни сторож безымянной…».

Гораздо сложнее обстоят дела с определением поэтического жанра «Р и Л». Среди поэтов того времени был весьма популярен приём своеобразной пересадки на родную почву западных литературных образцов. Вот и Пушкин попробовал создать «богатырскую поэму» — некий аналог рыцарского романа в духе «Неистового Роланда» Ариосто. Исследователи, например, установили, что знаменитые пушкинские строчки «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…» — почти дословный перевод начала поэмы Оссиана «Картон»: «A tale of the times of old! The deeds of days of other years!» {«Повесть времен древности! Дела минувших лет»).

И здесь самое время обратиться к наставнику Пушкина — Василию Андреевичу Жуковскому — одному из основоположников русского романтизма, пытающегося создать достойные русские образцы западных жанров (прежде всего, литературной баллады).

Мало кто из исследователей сомневается, что именно Жуковский имеет непосредственное отношение к возникновению «Р и Л». Ещё в 1810 г. он замыслил волшебно-рыцарскую поэму «Владимир», мотивируя это тем, что «…Владимир есть наш Карл Великий, а богатыри его те рыцари, которые были при дворе Карла…».
Многое в плане этой поэмы было созвучно пушкинской — тот же князь Владимир, персонажи с именами Рогдай и Черномор, мудрый наставник главного героя (у Жуковского — св. Антоний, у Пушкина — Финн). Совпадения столь явны, что предполагают, что уже во время первого знакомства с лицеистом Пушкиным в 1815 году, Жуковский поведал замысел своей поэмы талантливому юнцу и предложил его развить.

Так или иначе, поэма «Владимир» написана не была, зато в 1820 году вышло первое издание «Р и Л», и сразу наделало много шума.

Позже Пушкин и сам осознавал недостатки своего юношеского творения, но и его уже озаряли отблески будущего поэтического гения. Прежде всего этот гений проявился в той свободе, дерзости и лёгкости, с которой 20-летний Александр подошёл к литературным канонам и условностям.

Спустя время в своём «Моцарте и Сальери» поэт блестяще выразит это противостояние свободного жизнерадостного гения мертвящему желанию «поверить алгеброй гармонию».

Хотя в основе «Р и Л» и лежит жанр «сказочно-романтической поэмы», она разительно выделяется на фоне романтизма того же Жуковского — мистического и отвлеченного. Недаром Пушкин не удержался и спародировал балладу своего наставника «12 спящих дев». В «Р и Л» неземные девственницы превращаются во вполне земных чувственных красоток, которые недвусмысленно охмуряют печенежского хана, и ни где-нибудь, а в… бане!

«…Потупя неги полный взор,
Прелестные, полунагие,
В заботе нежной и немой,
Вкруг хана девы молодые
Теснятся резвою толпой.
Над рыцарем иная машет
Ветвями молодых берез,
И жар от них душистый пашет…»

Правда, позже Пушкин будет сожалеть о своей фривольной шутке и напишет: «…непростительно было (особенно в мои лета) пародировать, в угождение черни, девственное, поэтическое создание».

Впрочем, Жуковский не только не обиделся, но ещё и после публикации поэмы вручил в дар её автору свой портрет с надписью «Победителю-ученику от побежденного учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму „Руслан и Людмила“. 1820 марта 26, великая пятница».

Зато критика отреагировала так, что знаменитый баснописец Иван Крылов с горечью написал:

«Напрасно говорят, что критика легка.
Я критику читал Руслана и Людмилы:
Хоть у меня довольно силы,
Но для меня она ужасно как тяжка».

Но об этом — в следующей статье…

shkolazhizni.ru

Руслан и Людмила — это… Что такое Руслан и Людмила?

«Руслан и Людмила» — первая законченная поэма Александра Сергеевича Пушкина.

История создания

Написана в 1818—1820, после выхода из Лицея; Пушкин иногда указывал, что начал писать поэму ещё в Лицее, но, по-видимому, к этому времени относятся лишь самые общие замыслы, едва ли текст. Ведя после выхода из Лицея в Петербурге жизнь «самую рассеянную», Пушкин работал над поэмой в основном во время болезней.

Пушкин ставил задачей создать «богатырскую» сказочную поэму в духе известного ему по французским переводам «Неистового Роланда» Ариосто (критики называли этот жанр «романтическим», что не следует путать с романтизмом в современном понимании). Он вдохновлялся также Вольтером («Орлеанская девственница», «Что нравится дамам») и русскими литературными сказками (такими, как лубочная повесть о Еруслане Лазаревиче, «Бахарияна» Хераскова, «Илья Муромец» Карамзина или особенно «Альоша Попович» Николая Радищева). Непосредственным стимулом к началу работы над поэмой стал выход в феврале 1818 года первых томов карамзинской «Истории государства российского», откуда заимствованы многие подробности и имена всех троих соперников Руслана (Рогдай, Ратмир и Фарлаф).

Поэма написана астрофическим четырехстопным ямбом, который, начиная с «Руслана», стал решительно господствующей формой романтической поэмы.

Поэма содержит элементы пародии по отношению к балладе Жуковского «Двенадцать спящих дев». Пушкин последовательно иронически снижает возвышенные образы Жуковского, насыщает сюжет шуточными эротическими элементами, гротескной фантастикой (эпизод с Головой)[1], употребляет «простонародную» лексику («удавлю», «чихнула»). Пушкинское «пародирование» Жуковского изначально не имеет негативного оттенка и носит скорее дружеский характер; известно, что Жуковский «сердечно радовался» пушкинской шутке, а после выхода поэмы подарил Пушкину свой портрет с надписью «Победителю-ученику от побеждённого учителя». Впоследствии, в начале 1830-х годов, зрелый Пушкин, склонный критически переоценивать свои юношеские опыты, сокрушался, что пародировал «Двенадцать спящих дев» «в угоду черни».

Издание

Поэма начала печататься в «Сыне отечества» весной 1820 года в отрывках, первое отдельное издание вышло в мае того же года (как раз в дни ссылки Пушкина на юг) и вызвало возмущённые отклики многих критиков, усмотревших в ней «безнравственность» и «неприличия» (А. Ф. Воейков, начавший было журнальную публикацию нейтрально-доброжелательного разбора поэмы[2], в последней части отзыва под влиянием И. И. Дмитриева раскритиковал её). Особую позицию занял П. А. Катенин, упрекавший Пушкина, наоборот, в недостаточной народности и излишнем «приглаживании» русских сказок в духе французских салонных повестей. Значительная часть читающей публики приняла поэму восторженно, с её появления началась всероссийская слава Пушкина.

Эпилог («Так, мира житель равнодушный…») написан Пушкиным позже, во время ссылки на Кавказ. В 1828 Пушкин подготовил второе издание поэмы, добавил эпилог и вновь написанный знаменитый так называемый «пролог» — формально часть Песни первой («У лукоморья дуб зелёный…»), усиливший условно-фольклорную окраску текста, а также сократил многие эротические эпизоды и лирические отступления. В качестве предисловия Пушкин перепечатал некоторые критические отзывы на издание 1820 года, ставшие в новой литературной обстановке уже откровенно смешными. В 1830 году, вновь отводя в «Опровержении на критики» старые обвинения в безнравственности, поэт подчеркнул, что теперь в поэме его не устраивает, наоборот, отсутствие подлинного чувства: «Никто не заметил даже, что она холодна».

См. также

Примечания

Ссылки

dic.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.