cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Рассказы для инсценировки – . , , . . . . .

Пожалуйста, помогите! Очень нужен режиссёрский сценарий любого произведение литературы для инсценировки...

Не знаю, подойдет ли вам это - и что вы разумеете под словосочетанием "режиссерский сценарий". Предлагаю вам инсценировку по рассказу М. Зощенко «Любовь» Действующие лица. 1.Вася Чесноков. 2.Машенька. 3.Барыга-грабитель. 4.Автор-рассказчик. Звучит музыка (Леонид Утесов. Ах, эти черные глаза…) Выходят Вася и Маша. Они танцуют, томно глядя друг другу в глаза. Маша оставляет кавалера, идет к зеркалу и явно собирается уходить. Рассказчик. Вечеринка кончилась поздно. Вася Чесноков, утомленный и вспотевший, стоял перед Машенькой и говорил ей умоляющим тоном: Вася. Обождите, радость моя, обождите первого трамвая… Куда ж вы, ей-Богу, в самом деле… Тут и посидеть можно, и обождать… А то и вы, например, вспотевши, и я вспотевши… Так ведь и захворать можно по морозу… Маша. Не-е-ет (надевает шляпку) . И какой вы кавалер, что даму по морозу проводить не можете? (Надевает калоши) Вася. Так я вспотевши же! Маша. Ну одевайтесь! Рассказчик. Вася Чесноков Покорно надел шубу и вышел с Машенькой на улицу, крепко взяв ее под руку. Было холодно. Светила луна. И под ногами скрипел снег (Песня: «Валенки» . Нина Русланова) Вася. Ах, какая вы неспокойная дамочка! Не будь вы, а другая – ни за что бы не пошел провожать. Вот ей-Богу, в самом деле. Только из-за любви и пошел. (Маша хохочет басом) Вася. Вот вы смеетесь и зубки скалите, а я, действительно, Марья Васильевна, горячо вас обожаю и люблю. Вот скажите: лягте, Вася, на трамвайный путь, на рельсы, и лежите до первого трамвая – и лягу. Ей-Богу… Маша. Да бросьте вы! Посмотрите лучше, какая чудная красота вокруг, когда луна светит! Какой красивый город по ночам! Какая чудная красота! Вася. Да, замечательная красота… Действительно, очень красота… Вот и красота тоже, Марья Васильевна, действует, ежели питаешь чувства… Вот многие ученые и партийные люди отрицают чувство любви, а я, Марья Васильевна, не отрицаю. Я могу питать к вам чувства до самой моей смерти и до самопожертвования. Ей-Богу… Вот скажите: ударься, Вася, затылком об тую стенку – ударюсь. Маша. Ну, поехали! Вася. Ей-Богу, ударюсь! Желаете! Рассказчик. Парочка вышла на Крюков канал. Вася. Ей-Богу… хотите – вот – брошусь в канал (делает вид, что лезет) . А, Марья Васильевна? Вы мне не верите, а я могу доказать… Рассказчик. Какая-то мрачная фигура вынырнула вдруг из-за угла и остановилась у фонаря. Грабитель. Чего разорались? (Пристально рассматривает парочку) Машенька замирает в ужасе у решетки. Грабитель (берет Васю за шиворот) . Ну ты, мымра, скидавай пальто! Да живо! А пикнешь – стукну по балде – и нету тебя. Понял, сволочь? Скидавай! Вася. Па-па-па… Па-а-звольте, как же так? Грабитель (встряхнув Васю) . Ну? И сапоги тоже сымай! Мне и сапоги требуются! Вася. Па-а-азвольте, мороз… Грабитель. Ну! Вася (обиженно) . Даму не трогаете, а меня – сапоги сымай. У ей и шуба, и галоши, а я сапоги сымай… Грабитель. С ее сымешь, понесешь узлом – и засыпался. Знаю, что делаю. Снял? Вася садится на снег, снимает ботинки. Вася (плачущим голосом) . У ей и шуба, и галоши, а я отдувайся за всех… Грабитель. Сиди и не двигайся и зубами не колоти. А ежели двинешься или крикнешь – пропал. Понял, сволочь? И ты, дамочка… Грабитель исчезает. Вася. Дождались! Я же ее провожай, я же и имущества лишайся. Да? (ерзает и вскакивает) Вася. Караул! Грабят! (Убегает. Машенька, как статуя, застывает у решетки)

Не инсценировка а экранизация. Берешь любой рассказ убираешь все описания места дествия мыслей и прочей некинематографичности, а оставляешь только диалоги. Корректируешь их и вперед. Камеру в руки.

touch.otvet.mail.ru

Копилка сценариев для постановки детских спектаклей, составленных на основе известных сказок

Разделы: Работа с дошкольниками


Сценарий к сказке “Красная Шапочка” Ш. Перро.

Действующие лица: Красная шапочка, волк, бабушка, лесорубы.

Декорации: лес, домик.

Действия: Красная Шапочка идет по дорожке.

Ведущий: Жила-была девочка, и все называли её Красная Шапочка.Попросила её мама бабушку проведать, дала ей горшочек масла и пирожки. Идёт девочка по дорожке песни поёт, цветы собирает, а навстречу ей волк.

Волк:

Здравствуй, здравствуй, девочка
Ты куда идёшь.
Что в корзинке, ты своей вкусного несёшь.

К. Ш:

В гости к бабушке иду
Пирожки я ей несу.

Волк:

Если вот по этой дорожке
Ты пойдешь.
Быстро, быстро к дому бабушки придёшь.

К. Ш:

По дорожке я пойду
Скоро к бабушке приду.
Скоро к бабушке приду.
Ей гостинчик принесу

Действия: Весело смеётся, убегает по дорожке.

Волк:

Я девчонку обману
К дому первый я приду.
По дорожке по короткой
Быстро, быстро добегу.

Действия: потирает руки, радостно улыбается, убегает по короткой дорожке. Волк подходит к домику, стучится.

Бабушка:

Это кто стучится в дверь
Человек пришёл иль зверь?

Волк:

Это я внучка твоя
Принесла тебе гостинчик. (Тонким голоском.)

Бабушка:

За верёвочку тяни
Поднажми и отвари.

Волк:

Дверь открою я сейчас.
Проглочу бабулю в раз.

Действия: Открывает дверь, съедает бабушку, одевает её чепчик и ложится на кровать. Красная Шапочка подходит к двери и стучится.

Волк:

Это кто стучится в дверь
Человек пришёл иль зверь.

К. Ш:

Это я внучка твоя
Принесла тебе гостинчик.

Волк:

За веревочку тяни
Поднажми и отвари.

Действия: Красная Шапочка заходит в дом, подходит к бабушке.

К. Ш: Бабушка, у тебя большие глазки.

Волк: Чтобы лучше тебя видеть.

К. Ш: Бабушка, у тебя большие ушки.

Волк: Это, чтобы лучше слышать.

К. Ш: Бабушка, у тебя большой роток.

Волк: Чтобы съесть тебя, дружок.

Действия: Волк набрасывается на девочку, она прячется.

Ведущий: Проглотил волк девочку, но на счастье шли мимо лесорубы, услышали шум в домике, забежали и спасли бабушку и Красную Шапочку.

Лесорубы:

Хоть пол света обойдёшь
Нас сильнее не найдёшь.
Всем на помощь мы спешим
Выручить мы всех хотим.

Сценарий к произведению В. Сутеева “Кто сказал мяу”.

Действующие лица: Щенок, петух, мышонок, взрослый пёс, пчела, рыбка, лягушка, котёнок.

Действия: Щенок спит в комнате.

Ведущий:

Спал щенок на коврике возле дивана.
Вдруг услышал, как кто-то сказал: “Мяу”!
Посмотрел щенок – никого нет.
Наверное, приснилось мне во сне.
И поудобнее улёгся на ковре.
Закрыл глаза и снова услыхал
Негромко кто-то “мяу-мяу”, – сказал.
Вскочил щенок и посмотрел кругом
Но под столом и под кроватью никого.

Залез щенок на подоконник, увидел, во дворе петух гуляет.

Щенок:

Вот кто мне спать не давал.
Не ты ли “Мяу” сказал.

Петух:

Если я вдруг запою,
То кричу: “ку-ка-ре-ку”!

Щенок:

Кто же спать мне не давал?
Кто “мяу-мяу” сказал.

Ведущий: Вдруг у самого крыльца кто-то сказал “Мяу”.

“Это тут”: сказал щенок,
Быстро начал рыть песок.
Увидал он там мышонка
И залаял очень звонко.

Щенок:

Вот кто мне спать не давал.
Не ты ли “Мяу” сказал.

Мышонок:

Нет, я так не говорю.
Ой, мне страшно я бегу.

Действия: Мышонок убегает, а щенок стоит, задумавшись. Кто-то опять произносит “Мяу”.

Щенок:

Кто-то “Мяу” говорит.
Вижу, конура стоит.
Загляну-ка я туда.

Действия: Щенок оббегает вокруг конуры, но никого не находит. Вдруг навстречу ему выскочил огромный лохматый Пёс.

Пёс: Р-р-р-р-р-р-р-р

Щенок:

Я хотел только узнать
Кто здесь: “Мяу”, мог сказать.

Пёс:

Я? Смеёшься ты Щенок!
Как сказать я это мог?

Действия: Со всех ног бросился щенок в сад и спрятался там под кустом.

Ведущий: И тут опять послышалось: “Мяу” Щенок выглянул из-под куста, Прямо перед ним на цветке сидела мохнатая пчела.

Щенок:

Вот кто “Мяу” говорит.
От меня не улетит.

Действия: Щенок пытается схватить пчелу зубами.

Пчела: Ж-ж-ж! Сейчас ужалю.

Ведущий: Испугался щенок, побежал, а пчела за ним. Подбежал Щенок к пруду – и в воду! Щенок вынырнул, Пчелы уже не было. В пруду плавала рыбка. И тут кто-то опять сказал: “Мяу”

Щенок:

“Мяу! Мяу!” говоришь.
Ну, куда же ты спешишь?

Действия: Рыбка молча уплывает, раздается кваканье, появляется лягушка.

Щенок:

“Мяу” кто сказал опять?
Это я хотел узнать.

Лягушка:

Это каждый должен знать,
Рыбы все всегда молчат.

Действия: Лягушка прыгает в воду, а щенок идёт домой. Ложится на коврике возле дивана. И вдруг слышит: “Мяу”

Ведущий: Вскочил Щенок, огляделся, на подоконнике сидела пушистая кошка.

Кошка: “Мяу”!

Ведущий: Вскочил Щенок и залаял: “Ав-ав-ав”. Потом вспомнил, как рычал лохматый Пёс, и зарычал: “Ры– ры-р-р” Кошка зашипела и выпрыгнула в окно. А Щенок вернулся на свой коврик и улёгся спать. Теперь он знал, кто сказал: “Мяу”!

Сценарий к сказке “Под грибком” В. Сутеева.

Оформление сцены: лесная полянка, грибок, туча.

Действующие лица: муравей, бабочка, мышонок, зайчик, лиса.

Ведущий: Остановилась туча над полянкой. Вдруг пошёл дождь: кап-кап-кап. А на полянке рос грибок. Только был грибок очень маленький. Обрадовался грибок дождю. Ползёт по полянке муравей. Он не рад дождю, намок весь.

Муравей:

Я бегу, бегу, бегу.
От дождя сбежать хочу
Дождик все сильней, сильней.
Спрячусь под грибком скорей.

Муравей оббегает грибок, рассматривает его и прячется.

Ведущий:

Муравей спрятался под грибком
А дождь всё идет кап-кап-кап.
Прилетела на полянку бабочка
Вся промокла, увидала грибок, обрадовалась.

Бабочка:

Я летала, я порхала.
Я цветочки опыляла.
Принёс тучку ветерок.
Ты укрой меня, грибок.
От дождя промокла вся
Мне летать теперь нельзя.

Бабочка облетает грибок, помахивает крыльями.

Муравей:

Грибок маленький совсем.
Здесь очень тесно будет всем.

Бабочка:

Много места не займу
Дождик кончится, уйду.

Бабочка прячется под грибком. Поют песню:

Весело, весело под грибком стоять.
Здорово, здорово дождь пережидать.

Ведущий: Вышел на полянку мышонок, шубка его намокла, хвостик дрожит. Ищет где бы от дождя спрятаться.

Мышонок:

От дождя я наутёк,
Весь до ниточки промок.
Вот бегу я и ищу
Где я спрятаться смогу.
Нет ли места для меня
Потеснитесь-ка друзья.

Муравей:

Грибок маленький совсем
Здесь очень тесно будет всем.

Мышонок:

Я только с краю постаю
Шубка высохнет, уйду.

Мышонок прячется под грибок.

Ведущий: Вот их трое под грибком.

Все поют:

Весело, весело под грибком стоять
Здорово, здорово дождь пережидать.

Ведущий: Бежит зайчик, запыхался совсем. Видно за ним кто-то гонится.

Зайчик:

За мной гонится лиса
Спрячьте вы меня, друзья,
Мне укрыться помогите
От лисы меня спасите.

Прыгает вокруг грибка, дрожит, оглядывается.

Муравей:

Грибок маленький совсем
Здесь очень тесно будет всем.

Зайчик:

Я вас здесь не потесню
Много места не займу.

Зайка прячется под грибком. Все поют:

Весело, весело под грибком стоять
Здорово, здорово дождь пережидать.

Ведущий: Выходит лиса на полянку, оглядывается, подходит к грибку.

Лиса:

Здесь заяц спрятаться не мог
Очень маленький грибок.

Все: Да, да, да, очень маленький грибок.

Лиса:

Зайца я не упущу
в другом месте поищу.

Все:

Весело, весело под грибком стоять
Здорово, здорово дождь пережидать.

Ведущий:

Дождь покапал и прошёл
Раздаётся пенье, смех.
Удивляются друзья
Как грибок их спрятал всех.
Лягушонок прискакал
Глянул на грибок, сказал:

Лягушонок:

Пока дождик шёл грибной
Грибок вырос, стал большой.

Все:

Да, да, да, мы спаслись все от дождя
Будем мы дружить всегда,
Ведь без дружбы нам нельзя.

Сценарий к белорусской народной сказке “Колосок”.

Действующие лица: Петушок, мышата Круть, Верть.

Действия: Петушок вы ходит во двор, подметает, а мышата играют.

Ведущий: Жили-были два мышонка, Круть и Верть. Да петушок Голосистое горлышко.

Мышата целый день пели да плясали
Крутились да вертелись.
А петушок рано поднимался,
За работу принимался.
Двор однажды подметал,
Свои песни распевал.
Петя звонкий голосок
Вдруг нашёл он колосок.

Петушок:

Эй, мышата приходите
Что нашел я, посмотрите.

Мышата: Надо его на мельницу сносить и обмолотить.

Петушок:

Кто на мельницу пойдет?
Колосок кто понесёт?

Мышата: Только не я! Только не я!

Петушок:

Я на мельницу пойду
Колосок я понесу.

Ведущий:

Петушок за работу принялся.
Ох, не легкий труд ему достался.
А мышата в лапту играли,
Петушку ничем не помогали.

Ведущий: Вернулся петушок и зовёт мышат.

Петушок:

Эй, мышата приходите
На работу посмотрите.
Я на мельницу ходил,
Колосок обмолотил.

Мышата: Надо муку намолоть.

Петушок: Кто понесет?

Мышата: Только не я. Только не я.

Петушок: Ладно. Я пойду.

Ведущий:

Петушок честно трудился
А мышонок Круть веселился.
А мышонок Верть пел да плясал.
Петушок вернулся и мышат позвал.

Петушок:

Эй, мышата, приходите
На работу посмотрите.
Я с мельницы пришёл
Зерно в муку смолол.

Мышата:

Ай да петушок! Ай да молодец!
Нужно тесто замесить и пирогов напечь.

Петушок: Кто будет пироги печь?

Мышата: Только не я. Только не я.

Петушок: Видно мне придётся.

Ведущий:

Взялся петушок за дело.
Печь затопил, тесто замесил.
Пироги испек.
Мышата тоже времени не теряли
Пели, плясали, весело играли.
Пироги испеклись, на столе остывали,
Мышат звать не пришлось
Сами прибежали.

Петушок:

Подождите, подождите!
Вы вначале мне скажите
Кто нашёл колосок,
И зерно намолотил,
Кто на мельницу ходил?

Мышата: Всё ты. Всё ты.

Петушок: А вы что делали?

Ведущий: А мышатам сказать нечего. Вышли они из-за стола, а петушок их не удерживает. Не за что таких лодырей пирогами угощать.

Действия: Мышата грустные, встают и уходят из-за стола.

4.02.2011

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Инсценировка по мотивам русских народных сказок "Вышли сказки погулять" для детей старшего дошкольного возраста

Разделы: Работа с дошкольниками


(Инсценировка по мотивам русских народных сказок для детей старшего дошкольного возраста)

Действующие лица и исполнители:

Взрослые

Фея Сказок
Яблонька
Бабка – Ёжка

Дети

Дед
Бабка
Колобок
Лиса
Заяц
Волк
Козлята

Реквизит:

Книга сказок русских народных сказок, костюмы, полумаски животных, декорации.

Оформление зала:

Домик, цветы, пенёк, заборчик, на стене – солнышко, берёзы, птицы, трава.

Задачи инсценировки:

– Научить детей понимать основную идею сказки, сопереживать героям;

– Помочь передавать различные эмоциональные состояния героев, используя образные выражения;

– Поощрять согласованность действий с партнёрами.

Фея сказок: Здравствуйте друзья! Я, Фея сказок! Приглашаю вас отправиться в необычное путешествие вместе с героями русских народных сказок. Посмотрите на эту волшебную книгу. Она прекрасна! В ней густые леса, высокие горы, молочные реки, кисельные берега. Герои сказок, живущие в этой книге, вышли погулять. Слышите, звуки приближаются. Представление начинается.

Картина 1

Звучит музыка. На опушке леса домик, заборчик, скамейка.

Фея сказок: На лесной поляне у леса на опушке жили – были дед и баба. Долго жили, не тужили, и вот, просит однажды дед бабку.

Дед: Ты в хозяйстве всё умеешь. Испекла бы мне, старая, колобок.

Баба: Ладно, милый испеку! Только ты по сусекам поскреби, по амбару помети, да муки мне набери!

Фея сказок: Испекла баба вкусный, румяный колобок, положила на окошко, чтобы он остыл. Надоело колобку лежать, скучно одному стало, и пошёл он погулять – стал друзей себе искать. Катился он, катился и выкатился на полянку.

Картина 2

На полянке сидит баба – Яга и грустит, печальная

Колобок: Здравствуй, бабусенька! Здравствуй, Ягусенька! Что ты, бабусенька приуныла? О чём загрустила? Неужели, ступа прохудилась?

Баба Яга: Да нет, милый колобок! Пролетал над моей избушкой ковёр – самолёт. И оборвал телефонный провод. Не могу собрать друзей на свой славный юбилей. Помоги, мне, Колобок. Колобок, румяный бок!

Колобок: Хорошо, бабусенька! Я быстро, быстро побегу, и тебе я помогу.

Колобок катится и поёт песенку.

– Я весёлый колобок,
До чего же я пригож.
У меня румяный бок.
Я друзей всех соберу,
До чего же я хорош,
Бабке – Ёжке помогу.

Катится, цветы рассматривает. Поворачивается, а вокруг цветов порхают бабочки.

Танец бабочек

Красота – то, какая! Бабочки летают!

Бабочки улетают

Ну вот, и бабочки улетели! Даже не успел их пригласить к Бабе-Яге на день рожденье!

Фея: А в этом лесу жил заяц длинные уши, быстрые ноги, зоркие глаза и короткий хвост,

Выбегает зайчик и встаёт на пенёк

Заяц: Я в лесу всех смелее! Не боюсь я ничего! Ой, а ты кто?

Колобок: поёт песенку:

У меня румяный бок!
Я румяный колобок!
Я от дедушки ушёл,
Я от бабушки ушёл.
Хочу позвать я всех друзей
На Бабкин – Ёжкин юбилей.

Заяц: Я хороший, добрый зайка. Я зайка попрыгай-ка! От всех я убегай-ка! А ну-ка, колобок, догони меня дружок!

Пока они играют, навстречу им идёт, красуясь, лиса. Заяц, увидев лису, убегает. Колобок начинает его искать.

Лиса: Что это ты колобок разглядываешь?

Колобок: Какая ты любопытная, лиса.

Лиса: А ты, как думал? Поглаживает живот. Я так люблю вкусно поесть, а ты такой ароматный, да румяный, наверное, очень вкусненький. Я тебя сейчас съем!

Ходит вокруг колобка, облизывается

Колобок: Нет! Не съешь. Я очень ловкий. Я от дедушки ушёл. Я от бабушки ушёл. Я изайца обогнал. И от тебя лиса убегу!

Лиса: Эх, убежал! Пойду-ка, его догоню, да перехитрю.

Картина 3

На поляне яблонька с наливными яблоками

Фея: Хоть колобок был ловок и смел, но увидев бегущую за ним лису – испугался. Выбежал он на полянку, а там даже цветов нет, одно дерево стоит и всё в яблоках наливных. Подбежал колобок к яблоньке и говорит.

Колобок: Яблонька, Яблонька. Спрячь меня. За мной лиса гонится!

Яблонька: Хорошо, спрячу. Но, прежде, ты мне собери мои лесные яблоки, а, то тяжело.

Колобок: Хорошо, помогу!

Колобок собирает яблоки.

Яблонька: Спасибо колобок, давай я тебя прикрою веточками.

Лиса выбегает на полянку, принюхивается, ищет колобка.

Лиса: Ах, колобок! Куда же ты спрятался? Ребята, а вы его не видели?

Дети: Нет!

Лиса: Ну, что же, пойду искать дальше.

Колобок: Спасибо Яблонька тебе! Прощай. На день рождение к Бабе – Яге приходи. А я побежал дальше.

Фея: И покатился колобок дальше.

Колобок: Привет, козлята! Здравствуйте, волк! Пожалуйста, спрячьте меня. За мной гонится лиса, хочет съесть меня.

Козлёнок: А поиграй с нами заборчик. Надень костюм козлика, она тебя и не узнает.

Лиса: Ах, козлятки! Вы здесь колобка не видели. Он такой ароматный. У него румяный бок. Я бы вам свою скалочку дала. (Хитро)

Картина 4

На поляне волк и семеро козлят играют в “салочки”

Колобок переодевается, вбегает лиса.

Козлята: Нет, не видели!

Волк: Что ты, лисонька. Откуда ему здесь быть. Да и зачем нам твоя скалочка!

Козлёнок: У нашей мамы – козы своя скалочка есть.

Лиса: Ну что ж пойду искать дальше.

Фея: Так и ушла лиса ни с чем. А колобок снял костюм и поблагодарил всех, за то, что они спасибо.

Колобок: Спасибо Козлятушки! Спасибо Вам, серый волк! Вы так ловко придумали, лиса и не догадалась, что нас не семь, а больше. Я по лесу побегу, от лисы я убегу! А ещё, я приглашаю вас на день рождение к Бабе Яге.

Картина 5

Колобок подбегает к избушке, садится на крылечко, тяжело дышит. Колобок поёт песню:

И пошёл я погулять
Стал друзей себе искать.
С бабкой, дедом не простился
Я с окошка укатился

Баба Яга: Кто это тут поёт? Мне варенье варить не даёт. А, это ты, колобок.

Колобок: Да, это я бабусенька Ягусенька. Очень сильно я устал, проголодался. За мной лиса гонится, съесть меня хочет. А я не хочу, чтобы она меня съела.

Баба Яга: Да не съест она тебя! У меня же юбилей, ты позвал ко мне гостей?

Колобок: Не волнуйся, всех друзей пригласил на юбилей. Зайчика и яблоньку, семерых козлят. А вот рыжую лисицу пригласить боюсь. Что мне делать, как мне быть. Как лису перехитрить?

Баба Яга: Подожди-ка Колобок! У меня есть друг дружок. Звать Емелюшка его. Мы сейчас его найдём и на помощь позовём.

Достаёт волшебное блюдечко, катает яблочко и говорит:

Наливное яблочко катись, мой друг Емеля появись.

Въезжает Емеля на печи

Емеля: Фу-ты, нуты, лапти гнуты. Кто посмел мой сон потревожить. А, это ты, бабулечка-красотулечка! Что случилось, расскажи. Да всю правду доложи.

Баба Яга: Да вот Емеля, рыжая лиса за Колобком гонится. Надо ему помочь, подружить их надо.

Появляется лиса. Крадётся. Злая, голодная.

Емеля: Это я мигом, что мне стоит: “По щучьему веленью, по моему хотенью, стань лиса доброй.

Лиса вдруг становится доброй.

Лиса: Ой, что это со мной? Колобочек дорогой, вкусный, ароматный. Спой мне песенку свою, очень я её люблю.

Колобок поёт свою песню.

Лиса: Ах, какая песня! Просто волшебная!

Баба Яга: А я, лиса, приглашаю тебя на свой юбилей.

Лиса: Спасибо, Баба Яга!

Пока лиса разговаривала с Бабой Ягой, собираются гости.

Козлята: Здравствуй Бабушка Яга!

Яблонька: С днём рождения тебя поздравляем.

Волк: Долгих лет тебе желаем,

Емеля: Бабушка Яга, ты теперь в кружок вставай. С нами песню запевай.

Исполняется песня “ Каравай”

Баба Яга: Спасибо вам мои дорогие! У меня для вас сюрприз – сладкий пирог.

Приглашаю вас на чай душистый, ароматный из лесных ягод.

Фея: Вот и кончилась необычные приключения Колобка. Он встретил верных и добрых друзей. Понравилась вам сказка дети? Вы всё поняли друзья в этой новой сказке?

Пусть больше будет доброты
Пусть больше будет ласки.
Вот тогда и в жизни
Будет словно в сказке.

Быть полезным важно,
И не ждать награды.
Беззащитным, слабым
Помогать всем надо!

3.06.2013

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Воплощение инсценированного рассказа на сцене


ТОП 10:

Процесс поиска актерских и режиссерских средств вырази­тельности, наиболее полно выявляющих тему рассказа, требовал особого внимания и работы воображения. Режиссеру надо было найти эмоциональные "маяки", на которые отзывалась психо­техника студента-исполнителя и которые лежали в русле глав­ной проблемы рассказа. С помощью педагога необходимо было найти у автора такую тему, которая бы грела режиссера и ис­полнителей и, что самое главное, была бы интересна современ­ному зрителю.

Педагогический процесс уточнения "зон заразительности" студента-режиссера и студента-актера не должен носить насиль­ственный характер. Волевой прием в поисках направленности темперамента студентов может привести к душевному вывиху, к нарушению естественности. Помочь студентам обратитьсяк глу­бинам человеческой жизни и своей души, органично выявить их темперамент и гражданственность в полную силу — это основная методологическая задача педагога в работе над инсценировкой.

В начале второго года обучения студенты и педагоги рас­смотрели множество самых различных произведений, но не легко было найти тот рассказ, который мог бы затронуть, "обжечь" учеников. Как-то студенты принесли на занятия рассказы В. М. Шукшина "Чередниченко и цирк" и "Даешь сердце". После их прочтения и разбора Андрей Александрович предложил всем студентам курса выбрать для инсценировки один из рассказов Шукшина и указал на сборник писателя — "Характеры".

Однако в этот семестр работа ограничилась только двумя рассказами Шукшина— "Чередниченко и цирк" и "Даешь серд­це". Андрей Александрович подробно говорил о людях, которые интересуют автора, которым он предан и которых защищает: ге­рои Шукшина беспредельно любят свою землю, свои дела, одно­сельчан, страдают за других, веря в их порядочность и чисто­плотность, ненавидят "жлобство". Гончаров называл героев Шукшина потенциальными Кулибиными, Лобачевскими; самого

Стр. 136

Василия Макаровича — русским самородком, тончайшим поэтом народных характеров.

Чувствовалось, что педагог вместе со студентами ищет еще неизведанный им пласт в работе над самобытным автором, про­бует различные варианты характеристик для действующих лиц. Например, Чередниченко из рассказа "Чередниченко и цирк" (режиссеры А. Сергеев и М. Карпушкин) — плановик не по про­фессии, а плановик в жизни. У него все рассчитано, все разложе­но по полочкам. На свои "полочки" он кладет и людей: вот — нужный (с высшим образованием), вот— ненужный (клоун, ар­тист, циркач), а вот — про запас (учительница), под бочком, "в любое время моя". На другом занятии акцентировалось, что Че­редниченко становится "благодетелем", "спасителем", и речь шла и о герое рассказа,и о "зерне" исполнителя Че-ред-ни-чен-ко (все сделать по-порядочку, все распределить по рангам, родам, ви­дам).

Предлагаемые обстоятельства рассказа были таковы. В один из южных курортных городов приехал цирк. В этом городке от­дыхал плановик. В какой-то из вечеров он посетил цирк. Затем в воскресный день посетил все три представления. Его взволновала девушка, которая открывала программу. Она взбиралась по ве­ревке высоко вверх и там под музыку крутилась, вертелась, ку­выркалась. Плановику было 42 года, он был холост, заканчивал заочно сельхозинститут. Работал на маленькой мебельной фабри­ке. У него была хорошая репутация, но не было жены. И вот он влюбился. Ночью плановик ворочался, не мог заснуть до утра и, наконец, принял решение — жениться на циркачке. Утром идет в цирк делать ей предложение. Встретившись с девушкой, он ведет себя уверенно, как "хозяин". Гончаров определяет действия ис­полнителя, исходя из "зерна" образа Чередниченко, — "плано­вик": представляется, проверяет сведения о девушке-циркачке, предугадывает ее настроение, помогает советом, подкупает, про­щупывает ситуацию, уличает во лжи, учит уму-разуму, пугает, даже стращает и, наконец, делает предложение. Сквозное дейст­вие плановика: "спасти" циркачку, "вытащить" ее из цирка (из ада).

Педагога интересовал в рассказе конфликт поэтического на­чала в артистах и атакующего, обывательского невежества

Стр. 137

плановика. В столкновении этих жизненных позиций рождалось тре­петное отношение к служителям искусства, приносящим людям радость, праздничность. Исходя из требований темы, определе­ния "зерна", конфликта и сквозного действия, выстраивалась и композиция инсценировки: были определены три события — зна­комство, сватовство, записка. Этим событиям были подчинены все компоненты драматургии инсценировки и поступки исполни­телей.

Вторая работа— о беспредельной вере в красоту души — была выполнена на основе рассказа "Даешь сердце" (режиссер С. Яшин).

Ветврач Козулин искренне верит в то, что операция на сердце, проведенная в Кейптауне, — есть самая большая победа в науке, в честь которой должны салютовать все люди. Вот он и отсалютовал из ружья... в три часа ночи. Председатель и ми­лиционер не верят, что из-за этого можно "булгатить" село, есть какая-то другая причина. Какое дело им до Кейптауна? Своих дел хватает— людям вставать в пять часов, а тут "канонада" в три часа ночи. Но, убедившись в искренности Козулина (никого он не хотел убивать), долго проверяют, не сошел ли их вет­врач с ума.

Подобных Козулину людей часто называют блаженными, "чокнутыми". В. М. Шукшин называет их "чудиками", понимая, что именно они творят прекрасное, они — соль земли.

Инсценировки по рассказам Шукшина на зимнем зачете были признаны лучшими. Подкупала свежесть темы, необыч­ность предлагаемых обстоятельств, глубина психологических ха­рактеристик, подробности сценического существования испол­нителей, их увлеченность поиском новых форм и поэзией пер-возданности.

Работая над этими двумя рассказами в первом семестре, Гон­чаров говорил о необходимости начать поиск других рассказов Шукшина для инсценировки их во втором семестре. Он по-настоящему любил творчество Василия Макаровича, пристально следил за его художественными исканиями в кино и литературе, радовался тому, как от рассказа к рассказу крепнет талант писа­теля, мудреют его "чудики". Андрей Александрович увлекатель­но говорил о том, что слово "чудик" происходит от

Стр. 138

однокоренного славянского слова "чудо". Этим словом русский народ обозна­чал самое знаменательное и самое таинственное в жизни, самое радостное, светлое, удивительное и самое отвратительное — чу­дище, чудовище. "Чудики" Шукшина вместили в себя и насмеш­ку, и снисходительность, и ироническое любование, и пренебре­жение, и восхищение. Это одна сторона. С другой стороны, есть в рассказах Шукшина и "античудики", порода людей, чью сущ­ность сам автор называет "свинушностью". "Античудики" - - не­превзойденные мастера творить зло, пусть мелкое, пусть пре­дельно бессмысленное, бьющее прежде всего по ним же, но зло, зло, зло... Творят они его с истинным азартом, артистизмом и упоением. Теща из рассказа "Мой зять украл машину дров", "не­противленец" Макар Жеребцов из одноименного рассказа, Че­редниченко из рассказа "Чередниченко и цирк", парень из "Внут­реннего содержания", Тимофей Худяков из "Билетида на второй сеанс" — все они виртуозны в выстраивании козней.

Шукшинские сюжеты неоднозначны. Попробуй перескажи, например, историю о микроскопе или космосе, шмате сала и нервной системе— выйдет плоский анекдот. Поэтому студенты должны были не пересказывать фабулу, а расшифровать, проана­лизировать сюжеты, тонко и чутко зафиксированные Шукши­ным, передать их обаяние и своеобразие на языке сцены.

Увлеченные творчеством этого писателя, на курсе начали готовить вечер его инсценированных рассказов. Студенты пе­речитали почти все рассказы В. Шукшина, но для творческого раздумья педагоги рекомендовали только некоторые из них: "Микроскоп", "Дядя Ермолай", "Хозяин бани и огорода", "Де­бил", "Билетик на второй сеанс", "Внутреннее содержание", "Верую", "Космос, нервная система и шмат сала", "Хмырь", "Думы".

Надо отметить, что многие рассказы Шукшина написаны в форме диалогов, легко поддаются инсценированию; это ма­ленькие сценки, где учтены почти все законы, предъявляемые к пьесам: острая фабула, сочный язык, композиционная строй­ность, четко очерченные характеры. Но есть и такие, которые трудно перевести на язык сцены, например, "Внутреннее со­держание", "Думы", "Дядя Ермолай" и др. В них повествование ведется от первого лица, почти нет диалогов, много временных

Стр. 139

перебросов, медленно движется фабула. Однако тема, поднятая в этих новеллах, непреходяща - - речь идет о том, чем богат человек, что он хочет оставить на земле после своей смерти, чем одарит потомков. Вот дядя Ермолай из одноименного рас­сказа— "вечный был труженик, добрый, честный человек". Ка­кой смысл он видел в жизни? А никакого смысла, кроме рабо­ты, работы, работы... И у Матвея Румянцева из рассказа "Думы" на уме всю жизнь было только дело: в детстве — сенокос, в кол­хозе— работа, на войне— работа... Все заботы, радости и горе­сти связаны были с трудом. Василий Шукшин хорошо знал этих людей, силу и слабость, сложность их характеров. А. А. Гон­чаров писал о нем: "Мне дорога его любовь к истинно народным характерам, присущее ему чувство крепких корней нескончаемо­го истока жизни, связывающего сегодняшнее поколение живу­щих с прошлым и будущим. У него эта тема раскрывается удиви­тельно конфликтно, иногда горько, подчас трагично"1. Эти стро­ки были написаны в конце 70-х годов, но об этом Андрей Алек­сандрович говорил и в первые дни работы над рассказами, ко­гда еще не была написана двухчастная композиция будущего спектакля "Характеры" и шел поиск сценического эквивалента для каждого рассказа. Остановимся на некоторых этапах этой работы и проследим поиски сценического эквивалента эпичес­кой форме.

Идет репетиция рассказа "Хозяин бани и огорода".

Педагог. Рассказ, на первый взгляд, кажется простым. Ни­чего особенного. Разве мало людей имеют свои дачи, дома, ого­роды, машины? Ну и что? Но представьте себе, есть субъекты, которые за морковку могут изуродовать человека, потеря какой-нибудь тряпки для них — чуть ли не трагедия.

Студент (с места). Даже у нас на курсе есть такие.

Педагог. А сколько таких встречается в повседневной жизни? В Подмосковье среди дачников таких "куркулей" сколько угодно.

Студентка С. Акимова (с места). Несколько дней назад я покупала цветы на Новом Арбате. Сколько, спрашиваю. "Три рубля", — отвечает дяденька. Отсчитываю. Двадцатикопеечная монета оказалась 1962 года выпуска. Так он не взял. Давай, гово

' Гончаров А. А. Режиссерские тетради. С. 124.

Стр. 140

рит, за 1966 год или новее. Объясняю, что это все равно. Так пи взял цветы, вернул мои деньги. Так дрожит за свое добро, что боится 20 копеек упустить. Я разозлилась, говорю: "Цисты мс продавать, а раздавать бесплатно нужно".

Педагог. Так вот: мы и должны взять из рассказа тему подлинного и мнимого богатства. У Шукшина на поверку Гни а гыми оказываются люди "нараспашку", без полушки в кармане. Они богаты душевностью, наивной святостью.

Затем преподаватель дает характеристику центральному пер­сонажу рассказа "Хозяин бани и огорода". Это — - "куркуль", "жмот". Об этом должен говорить его вид: стан коренастый, шеи нет, голова посажена прямо на плечи, сутуловат, руки длинные. Себя ублажает банькой, чаем. По своим владениям шествует, а не ходит. Ни одна полезная травинка не посмеет расти за изгородью, только в его огороде.

Сосед — открытая душа. Пренебрегает бытовыми неудобст­вами. Поэтическая натура. Для него куда важнее купить сыну ба­ян, чем построить баню.

Жена "куркуля" (хозяина бани и огорода) — громкоголосая толстуха. Любит покричать для порядка, хотя и не сердится. Ра­ботает в своем хозяйстве до "темноты в глазах". Все у нее разло­жено по полочкам, новые вещи закрыты в шкафу, носит их толь­ко по великим праздникам. В семье хозяйка — она. Муж — под пятой.

Прочитав рассказ, преподаватель сразу же предлагает сде­лать этюд по первому событию: "Обход владений". Студент Б. Земцов выходит на площадку. Двухчасовая работа почти ниче­го не дала. Еще бы! Земцов — добрый человек, не жадный, у него легкая походка, он "моторный", а здесь необходимо показать ка­чества скряги, угрюмость, тяжелый шаг.

Через несколько репетиций ему предлагается надеть старые галифе (синие), майку-безрукавку, огромные резиновые калоши. Надел все старое, чтобы все видели — живет он плохо, а на по­верку — - "жадюга". Походка шаркающая, напевает старинное танго. Осматривает все уголки усадьбы. Так доходит до бани. Открывает дверь. Жена и дочь, естественно, поднимают крик. Хозяин недоволен: долго моются, лишний расход воды. Начинает выгонять из бани "транжир".

Стр. 141

Студент. Какой же я хозяин? Я какой-то бестелесный, "полудыра". Во мне нет стержня, устойчивости, основательности.

Педагог. Вот именно, основательности. Я бы сказал, буль­дожьей хватки и объема. Почему вам предлагаются галифе и ка­лоши? Ваш герой должен "влиться" в них. Он родился в галифе и калошах. Это — кит не мокнущий, командир в своей вотчине. И не забудьте принести шерстяные носки — самовязки, толстые, в репьях. Калоши— волоки. Это даст вам возможность ходить медленно, иначе потеряете их. Не брейтесь. Ваш герой так "плот­но" занят делами, что ему некогда бриться.

Исполнителю роли соседа (студенту И. Костолевскому) педа­гог предлагает работать по-иному. Индивидуальные качества ученика больше подходили для исполняемого им образа, но он был слишком скульптурен. А его герой — крестьянин, ходит бо­сиком: земля ласкает его ноги. Он— "босяк" и "бессребреник". Походка прыгучая, доверчив, верит во все, как дитя. Лирик. До слез хохочет, когда сын играет "Во саду ли, в огороде": "Баян ос­воил все-таки, сорванец!".

Работа над этюдом с импровизированным текстом законо­мерно должна была привести исполнителей к авторскому слову. Но освоение авторской стилистики шло сложно. Студентам, в основном городским жителям, трудно давалось емкое, образное слово Шукшина. Только путем поиска необходимых физических действий постепенно усваивалось и слово писателя.

Перед репетицией педагог позвал студентку Е. Камышан-скую, исполнительницу роли жены хозяина, что-то ей шепнул. Кивнув, она быстро убежала за ширму. Репетиция началась. Вот хозяин подходит к бане, стучит в дверь, слышны женские голоса, визг, но дверь не открывают. Ругаясь, он раздевается: снимает рубаху, галифе, сидит в исподнем. Ждет. Закуривает. Докурив цигарку, стучит в дверь. На пороге появляется жена в исподней сорочке. Хозяин от неожиданности попятился, затем хмыкнул, захохотал, неожиданно обнял партнершу (чего не было в роли). "Вот такая оценка должна быть и у хозяина, — говорит педа­гог. — Он впервые увидел свою жену днем в таком виде, беспо­мощную. Вот и растаял".

Физическое самочувствие растерянности, незащищенности помогло и студентке, игравшей жену, понять "зерно"

Стр. 142

создаваемого образа. Конечно же, муж с женой "лаются", но, однако, у них есть главное — они любят друг друга. Их любовь своеобразна — с побоями и "грызней".

Итак, уставился мужик "зенками" на свою жену, глаз ото­рвать не может. Возникает неловкая пауза. Затем хозяин хочет обнять жену, она сует ему ведро: принеси, мол, воды. Тот кидает ведро обратно. Идет перекидка ведром. Подошедший сосед сме­ется. Муж с женой, мгновенно объединившись, набрасываются на него, выгоняют за ворота.

Так понемногу, последовательно, шаг за шагом, студент "подходил" к своему хозяину, куркулю, но текст еще давался с трудом. Все делалось вроде бы правильно, действия, вытекающие из событий, выполнялись точно, но не хватало еще каких-то внут­ренних качеств, а возможно, физического самочувствия.

Как-то на репетиции включили мелодию "Аргентинского танго", и студент сделал выход своего хозяина в танце. Получи­лось очень смешно. Ритм и пластика дали толчок для выявления верного "зерна" роли. Появилось точное импровизационное са­мочувствие и у жены: она с упоением "грызет" своего благовер­ного. Внутреннему состоянию расслабленности и удовольствия помог костюм — голова завязана полотенцем, сама одета в ниж­нюю полотняную рубаху.

Нащупав "зерно" и тему каждой роли, начали выстраивать ее перспективу. Большое внимание было уделено композиционной стройности инсценировки, которая создавалась за счет разности темпо-ритмов каждого события. Первое событие должно было идти медленно, в предвкушении удовольствия от мытья в бане. С приходом соседа ритм убыстряется: пришел "чудик", лезет с "дурацкими" советами, да еще на дармовщинку хочет помыться в бане. Финальная часть проходит вихрем, буйно. Скандал. Соседа выбрасывают вон из предбанника. За ним летят его брюки, руба­ха, тазик.

Постепенно, от репетиции к репетиции, постановщик и ис­полнители, создавая характеры персонажей, нашли логику их действий и взоимоотношений. Окончательный вариант инсцени­ровки таков.

Где-то заиграл баян. В старых солдатских брюках, в майке, в измятой кепчонке и огромных резиновых калошах появляется мужик. Осматривает свои владения. С его по-

Стр. 143

явлением возникает мелодия "Аргентинского танго". Тан­цуя, хозяин обходит усадьбу, останавливается возле бань­ки. Там шумно парятся жена и дочь. Предвкушая удоволь­ствие, он снимает с себя одежду, улыбается. Мужику не терпится взглянуть — чего это они там "размылись". На­ходит в двери бани щелку, ловко устроившись, начинает рассматривать свою жену. Хихикает.

Сосед, подошедший к бане, застает мужика подгляды­вающим за обнаженными женщинами. Здоровается. Ог­рызнувшись на соседа, мужик начинает сетовать на свою жену, на жизнь. Едва они присели на тазики, принесенные соседом, как жена бросает из бани ведро, чтобы муж при­нес холодной воды. "Не дает, змея, спокойно посидеть!". Поймав ведро, мужик садится на него и начинает размыш­лять о загробной жизни (жаль себя до слез). Постепенно нарастая, звучит "Верую" в исполнении Ф. И. Шаляпина. Мужик блаженно растягивается на земле, задирает голову в небо, скрестил руки на животе. Всем своим существом устремляется к небу. Но именно в этот момент голос жены возвращает его на грешную землю. Выругался, чуть не съездил жене по носу, но та быстро исчезает в бане. Рас­строенный муж идет к колодцу. Сосед, чтобы успокоить его, просит рассказать историю дальше. Садится рядом. Мужик продолжает прерванный рассказ. Жена, чтобы удо­стовериться, пошел ли муж за водой, открывает дверь ба­ни. В тон рассказа она качает головой, представляя себя идущей за гробом мужа. Мужик стоит, прижав ведро к груди, как подушку с наградами. Как только он заговорил о жене, она с проклятьем набросилась на него. Муж броса­ет в нее ведром. Она ловит ведро, замахивается на мужи­ков. Те отскакивают в сторону, втянув голову в плечи, от­ступают к сараю. Жена, передразнив мужиков, начинает их "костерить", с проклятьями скрывается в бане.

Между мужиками завязывается спор о смысле жизни. Пришедший сосед обвиняет хозяина в жадности и жесто­кости. На подмогу мужу выходит из бани жена. Она уже оделась, взяла сменное белье. Вместе с мужем она начина­ет проклинать и соседа, и его сынишку. "Куркуль" торжествует: он сумел доказать, что сосед не прав, что сынишка соседа— шалопай и ворюга (крадет морковку с его огорода) и что он за дело отхлестал мальчишку хворостиной. Сосед оскорблен до глубины души. Ему еще не приходилось ви-

Стр. 144

деть таких кровожадных людей, глухих к чужому горю. Пожалуй, им бы он не пришел копать могилу. Он даже от­казывается мыться у них в бане. Со словами "куркуль!" со­сед уходит. Вслед ему летят бранные слова мужика, затем тот выгоняет из предбанника жену с дочерью, с остервене­нием снимает майку, исподние штаны, которые вывешива­ет на двери. За дверью слышатся слова: "Иди-иди, музыку слушай! Вальс. Почему у тебя деньги не ведутся! И-эх!"

На одном из занятий Гончаров говорил о современной дра­матургии, о необходимости современных авторов обращаться ко всем сторонам повседневной жизни.

Гончаров.Я думаю, что не открою особого секрета, если скажу, что современная драматургия очень отстает от со­временной прозы. Именно проза — "городская", "деревен­ская" - - мощно рванулась вперед. Какие здесь прекрасные имена: В. Шукшин, Ю. Трифонов, В. Тендряков, Ф. Абра­мов, В. Астафьев, В. Белов, В. Быков, В. Распутин. Какая широкая география, какой мощный охват самых разнооб­разных участников сегодняшней нашей жизни, какое пора­зительное авторское разноголосие, разнообразие интона­ций, манер, стилей.

Но не каждый рассказ может послужить основой для инсце­нировки. Сцена не терпит многословных описаний чего-либо, длинных лирических отступлений, принадлежащих повествова­телю. Здесь обязательны: повод для конфликта (событие, факт), сам конфликт, вокруг которого строится действие, конкретные поступки людей в предлагаемых обстоятельствах, четко выве­ренные характеры героев. И у В. М. Шукшина, признанного мас­тера интриги, есть рассказы, которые трудно поддаются переводу на язык сцены. Делая инсценировку, важно понять, о чем же рас­сказ, ощутить его дух, определить тему, увидеть общий колорит и попытаться выстроить это не через диалоги, а через режиссерские и актерские паузы. "Зоны молчания" должны быть до предела заполнены поведением действующих лиц (цепочкой действий). Цепочка действий и поступков выстраивается и фиксируется в процессе репетиционной работы. В такой инсценировке, как пра­вило, слов, бывает очень мало. Отношения людей прочитываются через взгляд, жест, смену мизансцены.

Стр. 145

Студент А. Сергеев взял для работы рассказ "Внутреннее со­держание". В нем очень много авторских отступлений, в которых выводится главная мысль писателя, и почти нет диалогов — рас­сказ ведется от первого лица. Хорошо, что студент знал законы построения драматического произведения (ныне он профессио­нальный драматург), умел переработать повествовательный ма­териал для постановки. Ему в какой-то мере удалось выстроить драматургический костяк инсценировки, легшей в основу этюда. Этюд был разработан остро, динамично, со многими комически­ми моментами. Однако в процессе дальнейших репетиций выяс­нилось, что в рассказе отсутствует действенная пружина, в нем не хватает "строительного материала", чтобы выявить сценическим языком авторскую интонацию, определить тему и идею режиссе­ра. Поэтому при дальнейшей работе над спектаклем "Характеры" этот рассказ был исключен из композиции и заменен более дина­мичным, действенным и поэтичным рассказом "Заревой дождь".

В этом рассказе режиссера особенно интересовали споры сельского активиста Бедарева и его односельчанина Кирьки, лен­тяя и пьяницы, о смысле жизни. Ефим в 30-е годы раскулачивал, крест с церкви своротил. Теперь его мучит совесть. "Не страшно ли умирать?" — спрашивает Кирька. Кирьке никак не понять, по­чему Ефим жил "таким винтом, каждой бочке затычка?.." И толь­ко смерть Ефима прекращает их вечный спор. "Кирька медленно пошел прочь от больницы. Шапку забыл надеть — нес в руках.

Шел Кирька и грустно смотрел в землю. Жалко было Ефима Бедарева. Сейчас он даже не хотел понять: почему жалко. Груст­но было и жалко. И все".

На этот текст Шукшина Андрей Александрович делал осо­бый упор: "Зацепило Кирьку. Он потрясен мыслью, что жил на свете на "холостом ходу". Эта эволюция в характере Кирьки и волновала режиссера. Человек сделал первый шаг в другую, че­стную жизнь. Хотя и робкий, на первый взгляд незаметный, но для Кирьки очень важный.

Следует напомнить, что рассказы В. Шукшина требуют зре­лости восприятия. Нужен общечеловеческий и творческий опыт, чтобы постичь писателя, ну а городским ребятам язык и поведе­ние показанных в рассказах людей казались иногда странными, даже дикими, и они делились своими ощущениями с педагогом.

Стр. 146

—Не может быть такой откровенности и первозданности у современного человека. Он испорчен цивилизацией и ограничен разного толка условностями, — говорили студенты.

—Допустим. Но все же это уникальные люди, — отвечал педагог.

— Хорошо. Давайте у них будем учиться душевной чистоте, обаянию, смекалке, откровенности, любви и ненависти, умению молчать, любить землю, природу, людей.

Шукшин учил нас правде жизни, честности, зоркости. Его герои помогали нам воспитывать чутье ко всякого рода неправде. На материале его рассказов педагоги вели работу по формирова­нию личности студента, по воспитанию его вкуса, нравственных принципов. Недаром шукшиновский материал был выбран еще на втором курсе как основа для инсценировки и поиска образных решений. Параллельно шел процесс воспитания гражданской и жизненной позиции студентов.

Ведь незаинтересованный, душевно вялый человек не может работать в искусстве. Если у человека толстая кожа и спящая ду­ша, от него надо избавиться. Кроме вреда такие люди ничего не принесут. Невыразительный, лишенный рефлекторной возбуди­мости и образного мышления человек не может стать режиссером и актером. "Главным свойством нашей профессии является об­разное мышление. Художник воспринимает мир иначе, нежели люди, творческим даром не обладающие. Все, что он видит во­круг, превращается в образ. Если эта способность переводить увиденное в план эмоционально-образный отсутствует, не зало­жена в человеке "от природы", дело плохо. Научить мыслить об­разами нельзя — можно лишь развить, что уже в человеке есть"1.

Но если у студента под маской спокойствия мы вдруг видим горящие глаза, ранимую душу, надо попытаться увлечь его, раз­вить инициативу, сбить с него важность и спесь, помочь ему стать самим собой. В способах и формах "манков", провоцирую­щих его, не следует стесняться, можно нажать на все "кнопки", чтобы увидеть настоящую, без наносов, суть человека.

Выявление истинной сути молодого режиссера и актера бы­вает порой очень болезненным и для студента, и для педагога. Приведу пример из жизни курса. Один из студентов

1 Гончаров А. А. Режиссерские тетради. С. 207.

Стр. 147

(В. Александров) интересно работал во время индивидуальных занятий: вносил небанальные предложения, излагал свои видения четко, последовательно, оригинально. Но как только выходил на сцену или начинал работать с исполнителями, т.е. как только чувствовал себя центром ситуации, — все хорошее исчезало. Пе­дагог решил сыграть на самолюбии студента и какое-то время как бы не замечать его. Между собой преподаватели договорились: если появится у него потребность в самостоятельной работе, пусть пробует, но не помогать ему, наблюдать как бы со стороны.

Студент выбрал для работы рассказ В. Шукшина "Верую". Привлекло название. В нем есть все — верую в человека, верую в жизнь, верую в добро и т.д. Но рассказ оказался очень трудным для сценической реализации. Необычны предлагаемые обстоя­тельства — поп верит во все земное: в авиацию, в научный про­гресс, в коммунизм. Действующие лица неординарны: с оголен­ными нервами один, другой — спокоен и рассудителен.

Все это манило и пугало студента. Первые репетиции пока­зали, что актеры понимали свои действия, но как их осущест­вить — еще не знали. Появившиеся трудности привели к тому, что рассказ перестал "согревать" исполнителей, они начали фор­мально относиться к репетициям, им стало неинтересно работать, и этого уже не возможно было скрыть от режиссера. Он сорвался, устроил скандал. Все разошлись, обиженные друг на друга. Репе­тиции больше не возобновлялись. На сдаче работ руководителю курса инсценировка "Верую" не была показана.

Однако через некоторое время студент с новым азартом при­нялся за репетиции. Прежде всего, сам, как исполнитель роли по­па, стал искать всевозможную информацию, материал внутрен­них ощущений своей роли: ходил в церковь, посещал службы, беседовал со священнослужителями разного духовного знания. У студента появились выразительные психологические черточки, новые нюансы поведения. Изменилась походка, манера говорить, есть, выпивать. Перед нами предстал человек, потерявший веру в свое предназначение, поп-ремесленник. Не легкие у него болят, а ноет душа. В деревне, куда поп приезжает полечить легкие, нахо­дит он родственную душу, мучающуюся "душевной болезнью". Это — - Максим Яриков. Студент-режиссер, исполнитель роли попа, стал "зажигать" сокурсников своей уверенностью, знанием

Стр. 148

психологии людей, о которых идет речь в рассказе В. Шукшина. И ребятам стало интересно с ним работать.

Пришло время помочь им. Состоялось несколько репетиций с участием преподавателей. Действие оживилось, заметно выросли исполнители. И все же работа полностью не удовлетворяла ни студентов, ни педагогов. Пришлось подключиться руководителю курса — А. А. Гончарову. Была до предела сжата первая сцена — сцена ссоры Максима Ярикова (В. Боголепов) с женой (С. Аки­мова), уточнен предмет конфликта: живут люди, не понимая друг друга, лет десять. Автоматически живут. "Грызутся" -- и то рав­нодушно. Нет между ними любви. Хочется Максиму любить и быть любимым, а значит — быть понятым. Не найдя отклика на свою тоску-кручину в душе жены, идет он побеседовать к попу.

Посмотрев сцену в доме Лапшиных, Андрей Александрович отметил, что она разработана подробно и довольно интересно, но уводит от главной мысли — темы несостоявшихся судеб. Было сохранено несколько фраз для ввода в предлагаемые обстоятель­ства: приезд попа к своему деревенскому родственнику, якобы для того, чтобы "лечить легкие". Илюха, родственник попа (С. Яшин), уже "набравшись", хвалится, какой он удачливый охотник. Попу с ним скучно. Постучавшись, входит Максим. Внимание педагога было направлено на диалог попа с Максимом Яриковым: они друг перед другом исповедуются, странно, дохо­дя до драки, но исповедуются. В экспозиции инсценировки, что­бы подчеркнуть богатую интуицию, показать неуспокоенную на­туру Максима, Гончаров предложил сделать режиссерскую паузу.

Ранее воскресное утро. Все еще спят. На полу с гита­рой в руках сидит Максим Яриков, перед ним ноты. Это самоучитель игры на гитаре. Он сосредоточенно разучива­ет романс "Я встретил вас". Вначале тихо, потом все гром­че и громче... Из спальни в ночной сорочке выходит раз­буженная жена, включает радио. Звучит текст: "Внимание, внимание! Говорит местный радиоузел. В эфире передача "Алло, мы ищем таланты". Послушайте "Колыбельную" Лядова в исполнении детского хора нашего колхоза; соли­рует ученик шестого класса Витя Мшюфеев". Далее все идет по тексту рассказа.

Максим. Ваньки Малофеева сын... Сопляк... а уже талант. Эх!.. Тоска!..

Люда. О, господи!.. С чего тоска-то?

Стр. 149

М а к с и м. Не поймешь ведь!..

Люда. Объясни, пойму.

Максим. Вот у тебя все есть — руки, ноги... другие органы. Заболела нога— ты чувствуешь, захотела есть — налаживаешь обед... Так?..

Люда. Ну?

Максим (тыча себя в грудь). Но у человека есть также душа! Вот она здесь, болит! Я же не выдумываю, я элементарно чувствую — болит!

Люда (двусмысленно). Больше нигде не болит?

Максим (взвизгнув). Слушай! Если сама чурбаком уродилась, то постарайся понять, что бывают люди с душой.

Люда. Тогда почему же ты такой злой, если у тебя душа есть?

М а к с и м. А что, по-твоему, душа-то пряник, что-ли? Вот она как раз и не понимает, для чего я ее таскаю, вот и болит. Я злюсь поэтому, нервничаю.

Л ю д а. Ну и нервничай, черт с тобой. Люди дождутся воскресенья-то, да и отдыхают культурно... В кино ходят. А этот нервничает, видите ли... Трепло!..

Максим. Дура! Сгинь с глаз!..

Люда. Давай — матерись. Полайся — оно, глядишь, пройдет, тоска-то. А лаяться-то мастер...

Максим. Тьфу!.. С тобой говорить — все равно, что об стенку головой биться. (Срывает с вешалки шубу, ухо­дит, хлопнув дверью.)

Фурка передвигается в центр сцены. Люда (вслед). Иди, иди!.. Развей грусть-тоску...

С движением фурки формируется обстановка дома Ильи. В цен­тре комнаты стол, три табурета. За столом сидят поп и Илю-ха, пьют спирт.

И л ю х а. Хочешь, принесу двенадцать барсуков сразу? Поп. Мне надо три хороших, жирных...

И л ю х а (хвастливо). Я принесу двенадцать, а ты уж выбирай...

Максим двинул фурку с центра в сторону левых кулис (так от­крылась дверь), вошел.

Поп (Максиму). Ты чего?

Максим. Душа болит. У верующих душа болит или

нет?

Стр. 150

Поп. Спирту хочешь?

М а к с и м. Я могу, конечно, выпить, но я не для этого пришел. Мне интересно знать: болит у тебя когда-нибудь душа или нет?

Поп наливает в стаканы спирт, подвигает к Максиму один ста­кан и графин с водой.

Болит?

Поп. Так... (Выпивает, промокнул губы скатертью.) Начнем подъезжать издалека. Слушай внимательно, не пе­ребивай. Как только появился род человеческий, так поя­вилось зло. Как появилось зло, так появилось желание бо­роться с ним, со злом то есть. Появилось добро. Другими словами, есть зло — есть добро, нет зла — нет добра. По­нимаешь меня?

Максим. Ну, ну.

П о п. Не понукай, ибо не запряг еще. Что такое Хри­стос? Это воплощенное добро. Две тыщи лет именем Хри­ста уничтожается на земле зло, но конца этой войне не предвидится.

Максим закуривает. Не кури, пожалуйста, или отойди к отду­шине и смоли.

Максим. Чего с легкими-то?

Поп. Болят.

Максим. Барсучатина-то помогает?

Поп. Помогает. Идем дальше, сын мой занюханный.

Максим. Ты чего?

П о п. Я попросил не перебивать меня.

М а к с и м. Я насчет легких спросил...

Поп. Ты спросил: отчего душа болит? Я доходчиво рисую тебе картину мироздания, чтобы душа твоя обрела равновесие. Внимательно слушай и постигай. (Наливает спирт в стаканы.) Итак, идея Христа возникла из желания победить зло. Иначе зачем? Представь себе: победило доб­ро. Победил Христос. Но тогда зачем он нужен. Надоб­ность в нем отпадает. Значит, это не есть нечто вечное, а есть временное средство, как диктатура пролетариата, к примеру. Я же хочу верить в вечную огромную силу, в вечный порядок, который будет...

М а к с и м. В коммунизм, что ли?

Поп. Что коммунизм?

Стр.151

М а к с и м. В коммунизм веришь? Поп. Мне не положено. Опять перебиваешь. Максим. Все, больше не буду. Только ты это... по­нятней маленько говори. И не торопись.

П о п. Я говорю ясно: хочу верить в вечное добро, в вечную высшую силу, которая все это затеяла на земле. Иначе для чего все? А? Где такая сила?

Слова попа "хочу верить в вечное добро" педагог предлагал выделить, каждое слово — "хочу (пауза) верить (пауза) в вечное добро". В них— суть размышлений попа и "зона" боли души,

разлад с самим собой.

М а к с и м. Я не знаю.

П о п. Я тоже не знаю.

Максим. Вот те раз!..

Поп. Вот те два. Я такой силы не знаю. Вот это как раз я и чувствую, и ты со своей больной душой пришел точно по адресу: у меня тоже болит душа. Только ты при­шел за готовеньким ответом, а я сам пытаюсь дочерпаться до дна, но это океан. (Показывает на стакан со спиртом.) И стаканами нам его не вычерпать. И тогда мы глотнем эту гадость в надежде достичь дна. (Выпивает залпом.)

Максим. Ты прости меня... Можно я замечание

сделаю.

Поп. Валяй.

М а к с и м. Ты какой-то интересный поп. Разве такие

попы бывают?

Поп. Я — человек, и ничто человеческое мне не чу­ждо, как сказал один знаменитый безбожник, и сказал

очень верно.

Максим. Значит, если я тебя правильно понял, бога

нет.




infopedia.su

Сценарий инсценировки сказки Степана Писахова «ПОДРУЖЕНЬКИ» (для постановки на сцене школы)

Сценарий

инсценировки сказки Степана Писахова

«ПОДРУЖЕНЬКИ»

(для постановки на сцене школы)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

1-я рассказчица

2-я рассказчица

1-я подружка

2-я подружка

Муж

Сказочная музыка.

На сцену поднимаются рассказчицы,

чинно раскланиваются, расходятся, встают по краям сцены

1-Я РАССКАЗЧИЦА: Как звать подруженек, сказывать не стану, изобидятся. Сами себя узнают да виду не покажут.

2-Я РАССКАЗЧИЦА: Обе подруженьки страсть как любили чай пить. Пили чай всегда вместе, на стол два самовара подымали.

На сцену с самоварами в руках и связками баранок на шее

чинно поднимаются подруженьки,

тоже раскланиваются,

ставят самовары на стол,

вешают на них баранки, усаживаются.

1-Я РАССКАЗЧИЦА: Одной надо, чтобы самовар всё время кипел-разговаривал.

1-Я ПОДРУЖКА: Терпеть не могу из молчашшего самовара чай пить, буди с сердитым сидеть!

2-Я РАССКАЗЧИЦА: Друга, как самовар закипит, его той же минутой крышкой прихлопнет.

2-Я ПОДРУЖКА: (Хлопает крышкой самовара) Перекипела вода вкус терят, с аппетиту сбиват.

1-Я РАССКАЗЧИЦА: Чай пили – одна вприкуску…

1-я подруженька церемонно берет сахар из сахарницы, прикусывает, запивает.

2-Я РАССКАЗЧИЦА: Друга внакладку.

2-я подруженька накладывает сахар из сахарницы, помешивает ложечкой.

1-Я РАССКАЗЧИЦА: Одной надо, чтобы чашечка была с цветочком.

1-Я ПОДРУЖКА: (показывает чашечку) Хошь маленький, хошь с одной стороны, а чтобы был цветочек. Коли есть цветочек, я будто в саду сижу.

2-Я РАССКАЗЧИЦА: Другой надо чашечку с золотом.

2-Я ПОДРУЖКА: (показывает чашечку) Пускай и не вся золота, пусть только ободочек, один крайчик позолочен, - значит, чашечка нарядна.

1-Я РАССКАЗЧИЦА: Одна пила чай с блюдечка: на растопыренных пальчиках его держит и с краю выфыркиват, да так тонко, будто птичка поёт.

1-я подруженька церемонно кладет блюдечко на растопыренные пальчики и пьет,

тоненько посвистывая.

2-Я РАССКАЗЧИЦА: Друга чашечку за ручку двумя пальчиками поддерживат над блюдечком и чаем булькат.

2-я подруженька чашечку над блюдечком держит и «Буль-буль-буль!»

1-Я РАССКАЗЧИЦА: По самовару выпили, долили, снова пить сели. Теперь с разговором

приятным

2-Я РАССКАЗЧИЦА: Стали свои сны рассказывать. Сны верны, саамы верны: что во сне видели, то всамделишно было.

Рассказчицы уходят.

1-я подруженька встает из-за стола

1-Я ПОДРУЖКА: (мечтательно) Иду это я во сне! И така я вся нарядна, така нарядна, что от меня будто свет идёт! Мне даже совестно, что наряднее меня нет никого. Дошла до речки – через речку мостик. Народом мостик полон – кто сюда, кто туда. При моей

нарядности нельзя толкаться. Увидели мою нарядность – кто шёл туда, кто шёл сюда – все приостановились, с проходу отодвинулись, мне дорогу уступили.

Заметила я, что не все люди улыбаются. Я сейчас же приветливым голосом сказала слова громоотводные: «Извините, пожалуйста, что я своим переходом по мостику вашему ходу помешала, остановку сделала».

Все лица разгладились, улыбками засветились. Ясный день светлее стал. Речка зеркалом блестит.

Глянула я на воду – на свою нарядность полюбоваться, - рыбы увидали меня, от удивления рты растворили, плыть остановились, на меня смотрят-любуются. Я сняла фартук с оборками, зачерпнула полный рыбы и с поклоном в знак благодаренья за оказанное уваженье отдала народу по эту сторону мостика. (Кланяется). Ишшо зачерпнула рыбы полный фартук и отдала народу по ту сторону мостика. Зачерпнула рыбы третий раз – домой принесла.

Кушайте пирог с той самой рыбкой, котору во сне видела. Вот какой у меня верный сон!..

1-я подруженька торжественно садится.

2-я подруженька встает из-за стола.

2-Я ПОДРУЖКА: Видела я себя такой воздушной, такой воздушной! Иду по лугу цветущему, подо мной травки не приминаются, цветочки не наклоняются. Я прозрачным облачком лечу. И дошла я до берега.

Вода серебром отливат, золотом от солнца отсвечиват. А по воде лодочка плывёт, лаком блестит. Парус у лодочки белого шёлка и весь цветами расшит. (Поглядывает на подружку.) И сидит в той лодочке твой муженёк, ручкой мне помахиват, зовёт гулять с ним в лодочке…

1-Я ПОДРУЖКА: (вскочила да кулаком по столу) Да как он смел чужой жоне во снах сниться. Дома спит, буди и весь тут! А сам в ту же пору к чужой жоне в лодочке подъезжат! (накидывается на подругу) Да и ты хороша! Да как ты смеешь чужого мужа в свой сон пушшать! Я в город пойду, все управы обойду, добьюсь приказу, строгого

указу, чтобы не смели мужья к чужим жёнам во сны ходить.

КОНЕЦ

infourok.ru

Сценарий инсценировки сказки Степана Писахова «ГРОМКА МОДА» (для постановки на сцене школы)

Сценарий

инсценировки сказки Степана Писахова

«ГРОМКА МОДА»

(для постановки на сцене школы)

Сказочная музыка

СЕНЯ МАЛИНА: Рассказать что ли, как наряжаются?

За стол усаживается франтиха-модница.

СЕНЯ МАЛИНА: Прихожу домой, а у нас франтиха-модница в гостях сидит. Из городу припёрлась, чай пьёт.

ФРАНТИХА: (пьёт чай, локти расставила и с особенным модным фасоном чашку в двух перстах едва держит и чай выфыркивает) Присядь со мной рядышком!

СЕНЯ МАЛИНА (зрителям): С ней рядом не очень сядешь – така она широка. Кофта в оборках, а юбка 23 метра в подоле. Подцеплю-ка я ей в юбошны складки свисток.

Подцепил. У франтихи как засвистело!

ФРАНТИХА: Извините, мне недосужно боле в гостях сидеть, у меня в серёдке како-то расстройство, я к фершалу побегу.

Бежит, свисток подсвистывает.

Навстречу городские модницы. Людей увидала – шагу сбавила. Идёт раскачивается. Свисток враскачку и с дребезгом завизжал.

1-я МОДНИЦА: Что оно тако?

ПРОТОПОПИХА: Откудова экой фасон?

2-я МОДНИЦА: Как прозывается?

ФРАНТИХА: Эта сама нова загранична мода и называется «музыкально гулянье».

СЕНЯ МАЛИНА: Что тут в городу повелось!

1-я МОДНИЦА: Модницы широки юбки напялили, под них гранофоны приладили да услужающих девчонок посадили. Те ручку вертят, да пластинки поворачивают.

ПРОТОПОПИХА: У которых девчонки на гармони играют-нажаривают.

2-я МОДНИЦА: А у которых в бубны бьют.

1-я МОДНИЦА: А которы взяли будильники и на долгий звон завели и под юбки дюжинами повесили.

ПРОТОПОПИХА: А протопопиха малый колокол с соборной колокольни стащила, подвесила под юбку, пнёт в колокол – он и откликнется из-под подолу.

2-я МОДНИЦА: Очень звонко, громко!

Звучит бряканье, свист, музыка, грохот, звон – всё вместе.

На сцену выходит урядник.

УРЯДНИК: Слушайте особый указ, строгий приказ. Поскольку жители городски едва не оглохли от музыкального гулянья, громку моду запретить!

Модницы свои свистки, бубны, гармони, колокол сваливают в кучу и уходят.

Осталась одна Франтиха. Свист старается унять.

Сядет – свистит. К забору прижмётся – свистит.

Подбегает к МУЖУ.

ФРАНТИХА: Помоги против свисту.

СЕНЯ МАЛИНА: Скидывай юбку, я перестрою на нову моду.

Франтиха за ширмой юбку скинула.

СЕНЯ МАЛИНА: (зрителям): Свисток я снял, от юбки 22 метра с половиной отхватил на портянки, франтихе оставил полметра. Что же думаете? Она нову моду завела. По городу в узкой юбке молчком пошла. Щёки надула напоказ. Мол, коли юбка узка, так с лица широка.

Городские модницы её оглядывают,

широкие юбки скинули, в узких остались.

ФРАНТИХА: А не знали, что щёки надо надуть – полны рты воды набрали!

Идут, еле ноги передвигают.

Навстречу урядник.

УРЯДНИК (ногами затопал): По какому случаю ходите да молчите? Како дело умышляете?

Модницы фыркнули на урядника, водой окатили.

1-я МОДНИЦА: Мы из-за тебя из себя воду выпустили, из-за тебя модный фасон потеряли.

2-я МОДНИЦА: Коли громку моду нельзя носить, так тихомолком ходить нельзя запретить!

УРЯДНИК: Оглушили! Ум отбили!

СЕНЯ МАЛИНА: (зрителям): А ума и было-то мало.

УРЯДНИК: Слушайте новый приказ! Моду, окромя громкой, каку хошь одевайте, только ртов не открывайте!

СЕНЯ МАЛИНА: Вот такая у нас в городу громка мода.

Все, согласно кивнув, проходя по сцене, кланяются.

КОНЕЦ

infourok.ru

Сценарии сказок на новый лад для детей -школьников:"Сказочная пьеса"- театрализованные народные сказки

Сценарий новой театрализованной сказки для школьного театра

«Сказка — ложь, да в ней намек»

Звучит музыка из мультфильма «Падал прошлогодний снег». Выходит Мужик — он одет в валенки и треух, на плече у него картонный топор:

— Уж послала так послала! Третий час по лесу кружу, насмотрелся и на эти сказочки, и на этих сказочников. А елки нормальной нет как нет! Вот незадача. И главное — сказки какие-то все неправильные, не такие как раньше. Вроде бы все по-старому, а ощущение что кто-то где-то что-то поменял! Только зашел я в лес, а тут вот со мной какая история приключилась…

Колобок

На сцену выходит молодой человек в майке с желтым улыбающимся смайлом. За ним, прихрамывая, идет Бабка:

— Внучек, и девки-то все пошли какие наглые! Срам один, а не девки! У той не только уши, но и вообще все лицо железками утыкано, у этой татуировки, как у зечки матерой, или такое на себя напялит — Слава Зайцев крестится, и плачет тихо в углу. Не связывайся ты с ними, внучек!

Колобков:

— Ну ба, нужны они мне, эти девчонки..! Пошел я, мы с парнями договорились встретиться…

Бабка уходит, Колобков «отправляется в путь» под песню «Страна Лимония».

Ему навстречу из-за кулис выпрыгивает Зайкина. Это настоящая гламурная блондинка — ресницы, ногти, волосы, изобилие розового и мехового.

Зайкина (говорит томно, растягивая слова):

— Колобков! Куда это ты направляешься?

Колобков:

— Зайкина, кыш с дороги, иду себе и иду…

Зайкина:

— Я тут подумала…

Колобков:

— Ты, и подумала? Какая неожиданность!

Зайкина:

— А не пригласить ли мне Колобкова в какую-нибудь кафешку? Тирамису, капуччино, такая красивая Я… По-моему, мысль неплоха!

Колобков:

— Зайкина, не хочу тебя огорчать, но…

Я Колобков, Колобков,
Инженерами рожден,
Телевизором учен,
Бабкою предупрежден…
Я от бабушки ушел,
И от дедушки ушел,
От тебя, Зайкина, и подавно уйду!

Ты сама подумай — откуда у меня, простого школьника из среднестатистической семьи столько денег, чтоб тебя и твои накладные ногти по кафешкам таскать, и тирамису кормить? Адье, мой пушистый грызун!

Колобок «катится» дальше. Навстречу ему выходит Волкова, девушка-гот.

Волкова (загробным голосом):

— Колобков… Пойдем сегодня с нами на кладбище.

Колобков:

— Волкова, блин! Ни фига себе приглашение! Я тебя-то вижу, у меня желание укрыться одеялом и ни в коем случае не свешивать с кровати ни ноги ни руки — а вдруг ты под моей койкой затаилась, и как схватишь! А ты меня еще и на кладбище зовешь!

Волкова:

— Будет весело, Колобков. Повоем на луну, послужим черную мессу. Тихо, спокойно, никого из взрослых…

Колобков (про себя):

— Вот права бабка, во всем права… Слышь, Волкова:

Поет свою песенку, добавляя строчку:
От тебя, Волкова, со всех ног убегу!

Навстречу Колобкову выходит Медведева — девушка ОЧЕНЬ плотного телосложения, грубо говоря — полная.

Медведева:

— Колобков! Приходи к нам сегодня домой на обед! Мы с мамой пельменей налепили, пирогов напекли, пончиков нажарили. Вышивки мои посмотришь, я над ними столько вечеров провела…

Колобков:

— Я так понимаю, что к вашему плюшечному столу действительно, только Колобкова и не хватает. Медведева, ива ты моя плакучая, Василиса ты моя премудрая, да я даже не знаю, как выглядит эта ваша вышивка!
Поет свою песенку, добавляя последнюю строчку:
И от тебя, Медведева, уйду!

Навстречу Колобкову выходит Лисичкина. Девочка как девочка, рыжая только.

Лисичкина:

— Привет, Колобков. Хорошо, что я тебя встретила. Ты, говорят, в компьютерах разбираешься, а у меня как раз с моим что-то случилось — не грузится. Может, если будет свободная минутка, посмотришь?

Колобков:

— Лисичкина, я тороплюсь.
Поет свою песенку, добавляя:
И от тебя Лисичкина уйду.

Лисичкина:

— Так я же тебе сказала — как время свободное будет. И знаешь что? Ты мне с компом поможешь, а я тебе с сочинением, а то в последний раз класс рыдал над твоим эпическим творением. Давай так — ты мне комп, а я тебе — сочинение!

Колобков:

— А ведь и правда, скоро конец года, а у меня по литературе что-то непотребное. А, пусть напишет, да и мне не сложно посмотреть, что у нее там с компом… Пойдем, Лисичкина, поглядим. У тебя дрова-то есть какие?

Беседуя, уходят.

Выходит Мужик:

— Видали? Будь я неладен, если эта Лиса его не съела! И вроде бы все по сюжету, но сомнения меня терзают. Или вот еще — иду я дальше, выхожу на опушку…

Журавль и Цапля

Из-за кулис выходит молодой человек — Журавлев:

— У всех ребят в классе девчонки есть. А некоторые умудряются сразу с несколькими встречаться. А я чем хуже? Цаплина на меня вчера так смотрела, наверняка я ей нравлюсь. Может быть позвонить ей, спросить, как у нее дела на личном фронте обстоят, а если никак, то и подкатить к ней аккуратно?

Набирает номер. Из другой кулисы выходит Цаплина. У нее звонит телефон, она берет трубку:

— Алло, слушаю…

— Привет, Цаплина. Чем занимаешься?

— А, Журавлев, привет. Да ничем не занимаюсь, в Контакте сижу.

— А скажи мне, Цаплина, как на духу, не нужен ли тебе сильный, красивый, мужественный молодой человек, в полном расцвете 16-ти лет? Если нужен, то вот он я!

— Журавлев, ты что, с дуба рухнул? Это кто у нас там сильный? Кто норматив по отжиманиям сдать не мог две недели? А кто у нас красивый? Да от тебя даже сестры Лягушкины шарахаются во все стороны, а уж казалось бы — их трое, и ни у одной парня нет, могли бы и повестись. Мужественность твоя под большим вопросом, ты, говорят, когда мелодрамы смотришь, в три ручья рыдаешь! Ну зачем мне такое сокровище?

— Ну, Цаплина! Ты просто злючка  какая-то! (про себя) Вот это облом.

Бросает трубку, уходит за кулисы.

Цаплина:

— Ишь ты, подумаешь! В парни он ко мне набивается… Красивый он, ха-ха-ха… (задумывается). Ну вообще-то… глаза у него, и правда, замечательные. И с отжиманиями он тогда напортачил из-за простуды, зато бегает быстрее всех, и в баскетбол играет здорово. А про мелодрамы еще неизвестно — смотрит он, или это прикол такой. Да и в принципе, пусть смотрит, я их сама люблю… Зря парня обидела. Надо ему перезвонить.

Набирает номер Журавлева. Он выходит из кулисы, берет трубку:

— Да. Ну что тебе еще, Цаплина? Не все сказала?

— Знаешь, Серый, мне кажется, я погорячилась. Если ты не передумал, то я готова принять твое предложение встречаться!

— Что? Предложение? Да я пошутил, Цаплина! Как тебе могло такое вообще в голову прийти, что я захочу с тобой встречаться? Ты что думаешь, в нашем болоте других симпатичных птичек нет что ли? Да та же Машка Лягушкина — у нее и ноги длиннее, и талия тоньше, и все остальное тоже на месте!

— Ты свинья, Журавлев! Сравнение с Лягушкиной я тебе точно не прощу!

Бросает трубку. Уходит за кулисы.

Журавлев:

— Сдается мне, что я действительно свинья. Ну ведь нравится она мне, если честно. Она ж не только симпатичная, но и умненькая, поможет если что с учебой… Звоню… Надеюсь, не пошлет в болото!

Выходит Цаплина, отвечает на звонок:

— Журавлев, если ты мне звонишь рассказать что-нибудь еще о прелестях остальных сестер Лягушкиных, то не стоило утруждаться. Они общеизвестные красотки!

— Не, Цаплина. Я извиниться хочу, и все-таки подумай над моим предложением встречаться…

— Журавлев, елки-палки! Нет! Иди Машку нацеловывай, вдруг она в принцессу превратиться!

Оба уходят за кулисы.
Выходит Мужик:

— Они так до сих пор и не договорились. Названивают другу. Вот только я может чего путаю, но в сказке-то они ходили друг к другу, не было телефонов-то в сказке? Да и какие телефоны в болоте? Но окончательно меня добил последний сюжет:

Курочка-Ряба

На сцену выносят стол, два стула. Выходят парень и девушка. На парне спортивный костюм и кепка, девушка в мини-юбке, на каблуках, но при этом тоже в спортивной ветровке. Ведут себя развязно. Садятся на стулья, щелкают семечки.

Парень:

— Слышь, Маха, как ты думаешь, Рябов нам доклад по истории накатал?

Девушка:

— А че, ты думаешь он осмелится не накатать?

Глупо ржут. Входит молодой человек, Рябов, по виду типичный «ботан»:

— Здравствуйте, уважаемые соавторы. Вот, я написал доклад по истории.

Парень:

— Кто тебе тут соавтор? Рябов, ты чего-то попутал. Это мы с Махой написали. Давай сюда свою писанину.

Девушка:

— И гуляй, давай.

Рябов:

— Но мы же договаривались, что доклад сделаем втроем! А мне что же теперь, для себя новый писать?

Парень:

— Ну, типа, не хочешь, не пиши. Пару получишь… И не вякай там, а то… (показывает кулак)

Раздается звонок. Девушка открывает дверь:

— Ой, Мышкин… Здравствуй!

Входит Мышкин — здоровый парень, метра под два ростом.

— Ну, что у вас тут? Рябов? А ты-то что здесь?

Парень:

— Да он, типа, в гости напросился. Говорит, приемчики ему покажи, самооборона типа. Он уходит сейчас.

Мышкин:

— У нас, говорят, доклад по истории на носу, а я  — ни сном ни духом.

Парень и девушка испуганно переглядываются. Рябов откашливается, поправляет очки, делает шаг вперед, явно хочет что-то сказать.

Парень (перебивает):

— Рябов, вали давай, кому сказал! Потом все приемчики!

Мышкин:

— А чего это у вас на столе? Бумага? А на ней что-то напечатано?

Берет, читает по складам:

— «Золото скифов». Оп-па! Доклад по истории! Это я удачно зашел! Кто накатал?

Рябов:

— Они и накатали! Они ж не только приемчики умеют, они еще и эрудиты настоящие!

Мышкин:

— Так, это я забираю, а вы, если такие умные, себе еще напишете! Пошел я, давайте!

Парень:

— Рябов.., «нехороший» человек, ну и что ты наделал? Я сейчас тебе правда пару-тройку приемчиков покажу, только тебе наверняка не понравится.

Девушка:

— Мне теперь за пару по истории дома та-а-а-кое будет !

Рябов:

— Ага, а чего ж вы Мышкина не остановили?

Парень:

— Да он меня одной левой уложит.

Рябов:

— Ладно, не плачь дед, не плачь баба… Напишу вам еще один доклад, только давайте все-таки на троих. Как вам тема: «Золотая лихорадка» на Диком Западе — причины возникновения»?

Девушка:

— Рябов, миленький, садись пиши скорее…

Уходят за кулисы.

Выходит Мужик, на этот раз тащит за собой елку (искусственную).

— Уф, теперь можно и домой. Достали меня эти непонятки. Ишь, чего выкаблучивают! Главное, на выходе из леса больше никого не повстречать, а то я окончательно с ума сойду.

Выбегает его Жена:

— Ой, Господи, вот ты где! А я уж тебя по всему лесу обыскалась! То у Колобка спрошу, то у Цапли, Мышка вон, пробежала, хвостиком в твою сторону махнула, так я на тебя и вышла. Ты что ж, дурень, целый день-то ходишь?

Мужик:

— Да ты не поверишь, может я съел чего не то, только Колобок твой и Мышка уже не те. Ты ничего странного не заметила?

Жена:

— Много ты понимаешь. Время-то сейчас какое? Вот какое время, такие и сказки. Да еще ты присказку, наверное забыл: «Сказка — ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок!». Пойдем, горемычный, замерз поди…

Обнимаются, уходят. Звучит финальная музыка из мультфильма «Падал прошлогодний снег».
Автор: Анастасия Дузь

Копилка сценариев для старшеклассников

shkolabuduschego.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *