cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Никогда не забудет наш народ героические дни ленинградской блокады – Задание 4

Содержание

Стихи о блокаде Ленинграда

Блокада Ленинграда — одна из самых страшных и трагических страниц в истории Великой Отечественной войны.  Ужасное испытание для жителей города на Неве длилось почти 900 дней (с 8 сентября 1941 г. по 27 января 1944 г.). Ленинград находился в окружении фашистских захватчиков и у жителей не было никакой возможности вырваться из этого ада. Из двух с половиной миллионов жителей, проживающих в северной столице до начала войны, за время блокады только от голода и холода умерло более 600 000 человек, а ещё полторы сотни горожан погибло от нескончаемых бомбёжек и обстрелов. Всего погибших насчитывалось 850 тысяч человек. Несмотря на голод, сильные морозы, отсутствие отопления и электричества, ленинградцы мужественно выстояли и не отдали врагу родной город.  Этому событию посвящено много художественных произведений, стихов, песен, фильмов.
На этой странице мы собрали стихи советских и современных поэтов о блокаде Ленинграда.

Стихи о блокадном Ленинграде

Здесь собраны очень трогательные и порой грустные стихи о блокаде Ленинграда, которые невозможно читать без слез. Многие из них были написаны невольными свидетелями тех страшных событий.

Блокада Ленинграда

Весь Ленинград, как на ладони,
С Горы Вороньей виден был.
И немец бил
С Горы Вороньей.
Из дальнобойной «берты» бил.
Прислуга
В землю «берту» врыла,
Между корней,
Между камней.
И, поворачивая рыло,
Отсюда «берта» била.
Била
Все девятьсот блокадных дней…
Автор: М. Дудин

Я говорю…

Я говорю: нас, граждан Ленинграда,
Не поколеблет грохот канонад,
И если завтра будут баррикады-
Мы не покинем наших баррикад…
И женщины с бойцами встанут рядом,
И дети нам патроны поднесут,
И надо всеми нами зацветут
Старинные знамена Петрограда.
Автор: Ольга Берггольц

Блокада

Чёрное дуло блокадной ночи…
Холодно,
холодно,
холодно очень…
Вставлена вместо стекла
картонка…
Вместо соседнего дома –
воронка…
Поздно.
А мамы всё нет отчего-то…
Еле живая ушла на работу…
Есть очень хочется…
Страшно…
Темно…
Умер братишка мой…
Утром…
Давно…
Вышла вода…
Не дойти до реки…
Очень устал…
Сил уже никаких…
Ниточка жизни натянута тонко…

А на столе –
на отца похоронка…
Автор: Н. Радченко

Моя медаль

…Осада длится, тяжкая осада,
Невиданная ни в одной войне.
Медаль за оборону Ленинграда
Сегодня Родина вручает мне.
Не ради славы, почестей, награды
Я здесь жила и всё могла снести:
Медаль «За оборону Ленинграда»
Со мной, как память моего пути.
Ревнивая, безжалостная память!
И если вдруг согнёт меня печаль, –
Я до тебя тогда коснусь руками,
Медаль моя, солдатская медаль.
Я вспомню всё и выпрямлюсь, как надо,
Чтоб стать ещё упрямей и сильней…
Взывай же чаще к памяти моей,
Медаль «За оборону Ленинграда».
…Война ещё идёт, ещё – осада.
И, как оружье новое в войне,
Сегодня Родина вручила мне
Медаль «За оборону Ленинграда».
Автор: Ольга Берггольц

Птицы смерти в зените стоят

Птицы смерти в зените стоят.
Кто идет выручать Ленинград?

Не шумите вокруг — он дышит,
Он живой еще, он все слышит:

Как на влажном балтийском дне
Сыновья его стонут во сне,

Как из недр его вопли: «Хлеба!»
До седьмого доходят неба…

Но безжалостна эта твердь.
И глядит из всех окон — смерть.

И стоит везде на часах
И уйти не пускает страх.
Автор: А. Ахматова

Блокадное

Она несла в худой руке
Кусочек сахара блокадный,
А ты был в близком далеке,
А рядом — отзвук канонадный.
Чуть меньше тысячи шагов
Идти до госпиталя было,
Но каждый шаг, как сто веков.
И с каждым — сила уходила.
Казалось, лёгкое пальто
Потяжелело «дестикратно».
И на весь мир не знал никто
Дойдёт ли женщина… обратно.
Автор: Александр Трубин 

Я не был на фронте, но знаю

Я не был на фронте, но знаю
Как пули над ухом свистят,
Когда диверсанты стреляют
В следящих за ними ребят,
Как пули рвут детское тело
И кровь алым гейзером бьёт…
Забыть бы всё это хотелось,
Да ноющий шрам не даёт.

Я не был на фронте, но знаю
Сгоревшей взрывчатки угар.
Мы с Юркой бежали к трамваю,
Вдруг свист и слепящий удар…
Оглохший, в дымящейся куртке,
Разбивший лицо о панель,
Я всё же был жив, а от Юрки
Остался лишь только портфель.

Я не был на фронте, но знаю
Тяжелый грунт братских могил.

Он, павших друзей накрывая,
И наши сердца придавил.
Как стонет земля ледяная,
Когда аммонала заряд
могилы готовит, я знаю,
Мы знаем с тобой, Ленинград.
Автор: А. Молчанов

Ленинградцам

Отскочило упругой горошиной,
прокатилось по хрупкому льду
счастье, пеплом седым припорошено,
да часы отбивают беду.
Метронома глазницы провалены,
меж домов бродит каменный гость.
Лишь тепло из дырявеньких валенок
вытекает и стынет как кость.
Не помогут Казанский с Исаакием,
сиротливый, озябший причал.
То Нева, повидавшая всякое,
в душу мерно вливает печаль.
Двести грамм в зачерствелом кирпичике,
с отрубями ржаная мука.
Сеть морщинок на детское личико,
всё костлявая ближе рука.
Догорает щепой неутешною
еще помнивший деда сервант.
Голод теткою зело кромешною.
Соль да спички – скупой провиант.

Автор: Михаил Калегов

Я вырос в Ленинградскую блокаду

Я вырос в Ленинградскую блокаду,
Но я тогда не пил и не гулял,
Я видел, как горят огнём Бадаевские склады,
В очередях за хлебушком стоял.

Граждане смелые,
А что ж тогда вы делали,

Когда наш город счёт не вёл смертям?
Ели хлеб с икоркою?
А я считал махоркою
Окурок с-под платформы чёрт-те с чем напополам.

От стужи даже птицы не летали,
А вору было нечего украсть,
Родителей моих в ту зиму ангелы прибрали,
А я боялся — только б не упасть!

Было здесь до фига
Голодных и дистрофиков —
Все голодали, даже прокурор.
А вы в эвакуации
Читали информации
И слушали по радио «От Совинформбюро».

Блокада затянулась, даже слишком…
Но наш народ врагов своих разбил!
И можно жить как у Христа за пазухой под мышкой,
Но только вот мешает бригадмил.

Я скажу вам ласково,
Граждане с повязками:
В душу ко мне лапами не лезь!
Про жизню вашу личную
И непатриотичную
Знают уже «органы» и ВЦСПС!
Автор: В. Высоцкий

Вдогонку уплывающей по Неве льдине

Был год сорок второй,
Меня шатало
От голода,
От горя,
От тоски.
Но шла весна —
Ей было горя мало
До этих бед.

Разбитый на куски,
Как рафинад сырой и ноздреватый,
Под голубой Литейного пролет,
Размеренно раскачивая латы,
Шел по Неве с Дороги жизни лед.

И где-то там
Невы посередине,
Я увидал с Литейного моста
На медленно качающейся льдине —
Отчетливо
Подобие креста.

А льдинка подплывала,
За быками
Перед мостом замедлила разбег.
Крестообразно,
В стороны руками,
Был в эту льдину впаян человек.

Нет, не солдат, убитый под Дубровкой
На окаянном «Невском пятачке»,
А мальчик,
По-мальчишески неловкий,
В ремесленном кургузном пиджачке.

Как он погиб на Ладоге,
Не знаю.
Был пулей сбит или замерз в метель.

…По всем морям,
Подтаявшая с краю,
Плывет его хрустальная постель.

Плывет под блеском всех ночных созвездий,
Как в колыбели,
На седой волне.

…Я видел мир,
Я полземли изъездил,
И время душу раскрывало мне.

Смеялись дети в Лондоне.
Плясали
В Антафагасте школьники.
А он
Все плыл и плыл в неведомые дали,
Как тихий стон
Сквозь материнский сон.

Землятресенья встряхивали суши.
Вулканы притормаживали пыл.
Ревели бомбы.
И немели души.
А он в хрустальной колыбели плыл.

Моей душе покоя больше нету.
Всегда,
Везде,
Во сне и наяву,
Пока я жив,

Я с ним плыву по свету,
Сквозь память человечеству плыву.
Автор: М. Дудин

18 января 1943 года

Что только перенёс он, что он выстрадал…
А ведь была задача нелегка.
На расстояньи пушечного выстрела
Всё это время был он от врага.
Гранитный город с мраморными гранями,
Сокровище, зажатое в тиски.
Его осколочные бомбы ранили,
Его шрапнелью рвали на куски.
Бывали сутки — ни минуты роздыха:
Едва дадут отбой, — и артобстрел.
Ведь немец близко. Дышит нашим воздухом.
Он в нашу сторону сейчас смотрел.
Но город не поколебался, выстоял.
Ни паники, ни страха — ничего.
На расстояньи пушечного выстрела
Все эти чувства были от него…
Сосредоточены, тверды, уверены,
Особенно мы счастливы, когда
Вступает в дело наша артиллерия,
Могучие военные суда.
Мы немцев бьём, уничтожаем, гоним их;
Огонь наш их совсем к земле пригнул.
Как музыку, как лучшую симфонию,
Мы слушаем величественный гул.
Тут сорок их дивизий перемолото.
А восемнадцатое января
История уже вписала золотом
В страницы своего календаря.
Автор: Вера Инбер

А рядом были плиты Ленинграда…

Война с блокадой чёрной жили рядом,
Земля была от взрывов горяча.
На Марсовом тогда копали гряды,
Осколки шли на них, как саранча!

На них садили стебельки картошки,
Капусту, лук на две иль три гряды —
От всех печалей наших понемножку,
От всей тоски, нахлынувшей беды!

Без умолку гремела канонада,
Влетали вспышки молнией в глаза,
А рядом были плиты Ленинграда,
На них темнели буквы,
Как гроза!
Автор: Александр Прокофьев

Чашка

Тишина стояла бы над городом,
Да в порту зенитки очень громки.
Из детсада в чашечке фарфоровой
Мальчик нёс сметану для сестрёнки.

Целых двести граммов! Это здорово
Мама и ему даст половину.
А в дороге он её не пробовал,
Даже варежку с руки не скинул.

Поскользнулся тут, в подъезде. Господи!
Чашка оземь, сразу раскололась.
И сметаны он наелся досыта,
Ползая по каменному полу.

А потом заплакал вдруг и выбежал.
Нет, домой нельзя ему вернуться!
… Мама и сестрёнка – обе выжили,
И осталось голубое блюдце…
Автор: Варвара Вольтман-Спасская

Дети блокады

Их теперь совсем немного –

Тех, кто пережил блокаду,
Кто у самого порога
Побывал к земному аду.
Были это дети просто,
Лишь мечтавшие о хлебе,
Дети маленького роста,
А душой почти на небе.
Каждый час грозил им смертью,
Каждый день был в сотню лет,
И за это лихолетье
Им положен Целый Свет.
Целый Свет всего, что можно,
И всего, чего нельзя.
Только будем осторожней –
Не расплещем память зря.
Память у людей конечна –
Так устроен человек,
Но ТАКОЕ надо вечно
Не забыть. Из века в век!
Автор: Лев Зазерский

Сотый день

Вместо супа — бурда из столярного клея,

Вместо чая — заварка сосновой хвои.
Это б всё ничего, только руки немеют,
Только ноги становятся вдруг не твои.
Только сердце внезапно сожмётся, как ёжик,
И глухие удары пойдут невпопад…
Сердце! Надо стучать, если даже не можешь.
Не смолкай! Ведь на наших сердцах — Ленинград.
Бейся, сердце! Стучи, несмотря на усталость,
Слышишь: город клянётся, что враг не пройдёт!
…Сотый день догорал. Как потом оказалось,
Впереди оставалось ещё восемьсот.
Автор: Ю. Воронов

В блокадных днях

В блокадных днях
Мы так и не узнали:
Меж юностью и детством
Где черта?..
Нам в сорок третьем
Выдали медали.
И только в сорок пятом —
Паспорта.
И в этом нет беды…
Но взрослым людям,
Уже прожившим многое года,
Вдруг страшно оттого,
Что мы не будем
Ни старше, ни взрослее,
Чем тогда.

Автор: Юрий Воронов

Ладожский курган

Над Ладожским курганом стынет иней,
Над Ладожским курганом тишина.
Искрится снег голубовато-синий,

И что-то шепчет старая сосна.
Молчит курган, торжественно-спокоен,

Молчит курган, закованный в гранит.
Склоняются знамена, как от боли,
Колышет ветер цепи возле плит.
И обелиск величественно-строгий

Напоминает нынче всем живым
О той суровой Ладожской дороге,
Которую мы в памяти храним!
Автор: В. Чазова

Блокадница

Война, блокада, санный путь,
Бредет старуха за водицей.
Шаль прикрывает плат и грудь.
А взгляд ночами этот снится.

Дорога длинная к Неве-
Полжизни прямо и обратно.
Все предоставлено судьбе,
И добредет ли непонятно.

Слеза от холода бежит,
По изможденной черной коже.

Она голодна, не спешит,
Быстрей она уже не может.

Ведет тропинка через мост,
Чернеет трупик из сугроба.
Для многих здесь такой погост,
А вон и два! Замерзли оба.

А дома холод, пустота…
В буржуйке дотлевает пепел.
Сгорела мебель. Нищета.
Лишь лик вождя все так же светел.

А завтра хлебушка дадут,
Но добредет ли я не знаю,
Но знаю выстоят! Сомнут,-
Фашистов эту злую стаю!
Автор: Сергей Перевязко

Над синей Невой

Сквозь гром всех сражений и гул канонад
Слушай, страна, говорит Ленинград!
Твой город бессмертный над синей Невой —
Твой город, твой воин, твой сын боевой.

Громящий без отдыха злую орду…
«Я твой часовой и с поста не сойду».
Вот так говорит он, и доля его
Везде утверждает свое торжество!

Сквозь гром всех сражений и гул канонад
Слушай, страна, говорит Ленинград.
Сильна его воля, остер его взгляд,
Над ним боевые знамена шумят.

«Я в битве и славу твою берегу,
И я никогда не поддамся врагу!»
Вот так говорит он, гранитный, стальной
Ключ к сердцу России, любимый, родной.

Слушай, страна, говорит Ленинград!
Сквозь гром всех сражений и гул канонад,
Сквозь все пулеметные ливни косые,
Величия полон и славы России.

«Ты знаешь меня, — положись и надейся», —
бог так говорит он — наш город гвардейский.
Автор: А. Прокофьев

На Невском замерло движенье

На Невском замерло движение…
Не ночью, нет-средь бела дня .
На мостовой, как изваянье,
Фигура женщины видна.

Там, на дороге, как во сне,
Седая женщина стояла-
В её протянутых руках
Горбушка чёрная лежала.

Нет, не горбушка, а кусок,
Обезображенный бездушьем,
Размятый множеством машин
И всё забывшим равнодушьем…

А женщина держала хлеб
И с дрожью в голосе шептала:
— Кусочек этот бы тогда-
И сына б я не потеряла.

— Кусочек этот бы тогда…
Кусочек этот бы тогда…
Кто осквернил? Кто позабыл?
Блокады страшные года…

Кто, бросив на дорогу хлеб,
Забыл, как умирал сосед?
Детей голодные глаза
С застывшим ужасом, в слезах…

А Пискарёвку кто забыл?
Там персональных нет могил…
Там вечный молчаливый стон
Терзает память тех времён.

Им не достался тот кусок.
Лежащий здесь…у ваших ног.
Кусок, не подаривший жизнь…
Кто бросил Хлеб-тот отнял жизнь.

Кто предал Хлеб?
Его вину суду погибших предаю.
Священный ленинградский Хлеб-
Сто двадцать пять священных граммов-

Лежит в музее под стеклом,
Свидетель мужества поправу…
На Невском замерло движенье…
Седая мать, печаль храня,
Кусок израненного Хлеба
В руках натруженных несла.
Автор: Роберт Рождественский

Отрывок из стихотворения «Блокада Ленинграда»

Не бомбите меня! НЕ БОМБИТЕ!
Говорят, что сегодня мой праздник?!
Повезло… Вот он я – жив, смотрите!
Я зовусь страшным словом – БЛОКАДНИК!

Вспоминают блокадные дети,
Зализавшие раны подранки.
Вот и я вспоминаю дни эти –
Берега лет военных Фонтанки!

..Как мне вспомнить всё это хотелось:
Всю блокадную, страшную повесть,
Где в одних просыпалась смелость,
А в других просыпалась совесть!
Автор: Валерий Таиров
Читать стихотворение полностью

Стихи про Таню Савичеву

История  маленькой блокадницы Тани Савичевой — это одна из тысяч историй блокадного Ленинграда. Но историю Тани мир узнал из написанного ею дневника, который девочка вела каждый день во время фашистской осады родного города на Неве. С дневником Тани Савичевой нам осталось страшное свидетельство тех ужасных блокадных дней. Это свидетельство хранится в музее истории Ленинграда. Таня стала символом блокадного Ленинграда.

Вот строки из дневника Тани Савичевой, которые она написала в те трагические дни ленинградской блокады:
“28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12.30 ночи.1941 года”.
“Бабушка умерла 25 января в 3 часа 1942 г.”.
“Лека умер 17 марта в 5 часов утра. 1942 г.”.
“Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа дня. 1942 год”.
“Дядя Леша, 10 мая в 4 часа дня. 1942 год”.
“Мама – 13 марта в 7 часов 30 минут утра. 1942”

Эта маленькая записная книжка одиннадцатилетней девочки Тани была предъявлена на Нюрнбергском процессе, в качестве документа, обвиняющего фашизм.

«Девочка  из блокадного Ленинграда»
(Посвящается Тане Савичевой)

Как странно…мне больше не хочется есть…и ноги совсем не болят…
Нет…нужно подняться…хотя бы присесть…ведь я это мой Ленинград.
Пока я живая, живет город мой, зажатый в блокадном кольце.
И мама живая, и братик живой… замерзший на нашем крыльце…
Сквозь окна разбитые падает снег, паркет  укрывая ковром.
Я верю, что к счастью придет человек, но все это будет потом…
Потом…через время и снежную мглу, пройдя по дороге смертей…
А может быть я  насовсем не умру? Уйду просто к маме своей?
Нет, нужно подняться, нельзя мне лежать, ведь я это мой Ленинград!
Нельзя нам сдаваться…как хочется спать…укутавшись в снежный наряд…
Уже третий год мы в блокадном плену:  бомбежки, разруха и смерть…
За что ты нам, боже, придумал войну? За что я должна умереть?!
Опять мне приснился загадочный сон:  стою я  одна над Невой,
И вижу, как чайка мне машет крылом и манит меня за собой.
Потом вдруг взметнулась она в небеса и скрылась в седых облаках…
И мамины были у чайки глаза…любовь в них, забота и страх.
Немного посплю и схожу за водой…чуть-чуть только сон досмотрю…
Нет силы бороться…прости город мой…и помни:  тебя я люблю…
Автор: А. Гурков

Дневник Тани Савичевой

Годы блокады в архив не сдадут…
Сколько в них горя, трагизма!
А Танин дневник —
беспощадный суд —
Суд над войной и фашизмом.

Детской, теряющей силы, рукой
Строчки написаны скупо,
Как, нарушая непрочный покой,
Входит в квартиру без стука
Смерть — эта жуткая гостья семьи
В дни ленинградской блокады:

Молча уходят один за другим
Бабушка,  Женя,  два дяди,
Брата не стало, и…мама ушла.
УМЕРЛИ ВСЕ! ТОЛЬКО ТАНЯ,,,
— Милая, где же ты силы брала?!!
Выпало столько страданья!

Ангел-спаситель к тебе опоздал —
Не отстояли у смерти…
Как же мне хочется, чтоб никогда
НЕ БЫЛО ВОЙН НА ПЛАНЕТЕ!
Автор: Валентина Жукова 

Таня Савичева

На берегу Невы,
В музейном зданье,
Хранится очень скромный дневничок.
Его писала
Савичева Таня.
Он каждого пришедшего влечет.

Пред ним стоят сельчане, горожане,
От старца —
До наивного мальца.
И письменная сущность содержанья
Ошеломляет
Души и сердца.

Это — всем живущим
в назиданье,
Чтобы каждый в суть явлений вник, —

Время
Возвышает
Образ Тани
И ее доподлинный дневник.
Над любыми в мире дневниками
Он восходит, как звезда, с руки.
И гласят о жизненном накале
Сорок две святых его строки.

В каждом слове — емкость телеграммы,
Глубь подтекста,
Ключ к людской судьбе,
Свет души, простой и многогранной,
И почти молчанье о себе…

Это смертный приговор убийцам
В тишине Нюрнбергского суда.
Это — боль, которая клубится.
Это — сердце, что летит сюда…

Время удлиняет расстоянья
Между всеми нами и тобой.
Встань пред миром,
Савичева Таня,
Со своей
Немыслимой судьбой!

Пусть из поколенья в поколенье
Эстафетно
Шествует она,
Пусть живет, не ведая старенья,
И гласит
Про наши времена!
Автор стихов С. Смирнов

Песня ТАНЯ

Скорбной славой окружен
Уголок под солнцем Волги,
Там не воин спит с ружьем,
А ребенок одинокий.

Таня, Таня — тьме преграда,
Как набат — на всех наречьях,
В чутком сердце Ленинграда
Ты останешься навечно.

Женю первую из всех,
А за нею, друг за другом,
Всю семью кровавый снег
Проглотил блокадной вьюгой.

А когда утихнул гром,
Землю молнией изранив,
Сиротливый кинув дом,
Медленно угасла Таня.

Но от дома далеко,
На земле испепеленной
Сердце Танино цветком
Проросло в траве зеленой.
Стихи и музыка композитора Джерри Агинского. 
Перевод З. Пивень

Девять страничек. Страшные строчки

Девять страничек. Страшные строчки.
Нет запятых, только черные точки.
Пусто и тихо в промерзшей квартире.
Кажется, радости нет больше в мире.
Если бы хлебушка всем по кусочку,
Может, короче дневник был на строчку.
«Маму и бабушку голод унес.
Нет больше сил и нет больше слез.
Умерли дядя, сестренка и брат
Смертью голодной… » Пустел Ленинград.
Умерли все. Что поделать. Блокада.
Голод уносит людей Ленинграда.
Тихо в квартире. В живых только Таня.
В маленьком сердце столько страданья!
Умерли все! Никого больше нет.
Девочке Тане 11 лет.
Я расскажу вам, что было потом:
Эвакуация, хлеб и детдом.
Где после голода, всех испытаний
Выжили все, умерла только Таня.
Девочки нет, но остался дневник,
Детского сердца слезы и крик.
Дети мечтали о корочке хлеба…
дети боялись военного неба.
Этот дневник на процессе Нюрнбергском
Был документом страшным и веским
Плакали люди, строчки читая.
Плакали люди, фашизм проклиная.
Танин дневник — это боль Ленинграда,
Но прочитать его каждому надо.
Словно кричит за страницей страница:
«Вновь не должно это все повториться!
 Автор: Илья Малышев 

Читайте также на нашем сайте:

Стихи для детей ко Дню Победы
Стихи ко Дню Победы для детского сада и дошкольников
Стих «Журавли» Расула Гамзатова
Праздник День Победы (9 мая)

maminsayt.ru

В блокадном Ленинграде не закрывали двери. О какой «голодной ненависти» речь?

В канун годовщины снятия ленинградской блокады (это произошло 27 января 1944 года) профессор Бостонского университета США Алексис Пери выпустила книгу о событиях того времени. Будто на подбор выдернуты истории о самых нелицеприятных происшествиях тех ужасных дней - каннибализм, ненависть к соседям и родным от неумолимого голода и массовые репрессии от спецслужб. Читаешь, и волосы дыбом встают. Если ей верить, то ленинградцы превратились в животных и не совершали никаких подвигов. Кто и зачем сгущает краски, описывая страшные страницы истории блокады? Об этом «Комсомолка» поговорила с известным писателем и общественным деятелем Николаем Стариковым.

НИКАКОЙ «ГОЛОДНОЙ НЕНАВИСТИ» НЕ БЫЛО

- Правда ли в Ленинграде существовали ужасы, описанные в бостонской книге?

- Знаете, недавно прочел книгу английского автора про ленинградскую блокаду, написанную в 60-х годах. Это «подрывное» издание, выпускавшееся црушниками на тонкой папиросной бумаге, чтобы советские граждане, выбравшиеся за границу, завозили его в Союз. Даже в этой антисоветской пропаганде не было смакования и педалирования таких историй, о которых пишет теперь профессор из Бостона. Но давайте разберёмся. Были ли случаи во время страшной блокады неблаговидного поведения людей? Да. Были ли случаи каннибализма? Да. Но эти вопросы из разряда: «Были ли случаи дезертирства из Красной армии во время Сталинградской битвы?». Кто-то слабовольный тогда не выдержал и бежал. Но разве в этом суть подвига, где тысячи людей отдавали свою жизнь? Для меня суть той страшной блокады – это не пустые слова, потому что я сам - ленинградец. У моей бабушки в блокаду умерла годовалая дочь. В ополчении погиб муж моей тети. Во время эвакуации мой отец, которому был год, потерял свою маму. Так в чем смысл происходившего в осаждённом городе? Победа духа над смертью! Сложно представить, но люди получали по 150 грамм хлеба в день, работали на заводе, производили оружие и шли в бой. Не забывали и об искусстве: Шостаковичем была написана великая симфония. Многомиллионный Ленинград показал невероятный героизм. Многие погибли, но они не собирались сдаваться. Это колоссальный пример, который мы должны помнить.

- В книге сказано, что люди ненавидели своих соседей от голода. Насколько блокадникам удавалось сохранить человеческий облик?

- Полное враньё, что там все друг друга ненавидели. История из семейного багажа. Моя тетя, будучи маленькой девочкой, потеряла продуктовые карточки. Так вот, ей их отдали. А вы понимаете, что потеря карточек – это синоним голодной смерти. Тогда люди в домах и квартирах не закрывали двери. Вдруг кто-то умрёт, а дома будут дети одни. Надежда была только на соседей. Ленинградцы объединялись, чтобы сходить за водой, дотащить её до дома. Вместе им было легче перенести трагедию.

"Сложно представить, но люди получали по 150 грамм хлеба в день и вкалывали на заводе, производили оружие и шли в бой."

- Алексис Пери указывает, что дневники, которые легли в основу её книги, ленинградцы прятали, чтобы избежать репрессий. Вы подобные воспоминания из блокадного Ленинграда встречали?

- Говорить, что блокадники прятали свои дневники до 2016 года, может только очень «удивительный» человек. Как я понимаю, эти исписанные пожелтевшие тетрадки, «спрятанные от КГБшников», могли всплыть сразу после распада Советского Союза. Почему мы видим их только сейчас? Это ерунда. Бабушка мне рассказывала о блокаде, и говорила: «Да, случаи людоедства были». Поэтому люди старались ходить по улицам, которые были заметены снегом, посередине, чтобы их не могли схватить и куда-то затащить. Но с этим боролись, расстреливали этих нелюдей. И это не было массовым явлением. Честный исследователь расскажет не только о «чёрных сторонах», но и напомнит, как защищали город. Но бостонского профессора интересует только негатив. О преступлениях нацистов в таких книгах пунктиром. О бесчеловечных обстрелах Ленинграда под командой немецкого генерала Ферча. Утром, когда люди шли на работу, немцы стреляли по жилым кварталам, днём по предприятиям, а вечером – по остановкам общественного транспорта. Они хотели нанести максимальный ущерб, поэтому обстрелы шли по расписанию и по схеме. И вместо того, чтобы рассказывать о мужестве ленинградцев, эти «авторы» рассказывают про криминальные случаи.

«ЕДЫ НЕ БЫЛО, А ЗАКЛЮЧЁННЫХ НУЖНО БЫЛО КОРМИТЬ»

- Автор постоянно говорит про репрессии в те годы. НКВД так рьяно преследовало людей?

- Война подтвердила опасения, что в тылу могут работать шпионы. Из ракетниц помечали места бомбардировок для немцев – это не секрет. В частности, Бадаевские склады предатели и диверсанты так и обозначили. Потом немецкая авиация нанесла очень точный удар, зная, куда нужно сбрасывать бомбы. Был большой пожар, уничтоживший запасы еды. Говорить о том, что все арестованные были невиновны, на мой взгляд, неправильно. Какая-то часть задержанных, возможно, была и невиновна. Но не надо забывать, что шла страшная война. Для меня, например, до сих пор не понятно, почему арестовали писателя Даниила Хармса, погибшего во время заключения в блокадном Ленинграде. Однако массовости в задержаниях людей не было. Брали под стражу отдельных подозреваемых, немецких разведчиков и шпионов. Не забывайте, что это происходило на фоне резкого сокращения продовольствия в Ленинграде. Проводить масштабные аресты просто невозможно, ведь потом этих заключенных надо чем-то кормить.

- Вокруг блокадного Ленинграда родилось немало мифов. Некоторые историки заявляют, что оборона города была организована бездарно и неумело. Якобы советских солдат немецкие пулемётчики расстреливали пачками, когда те пытались взять их позиции. Как на самом деле проходила оборона города?

- И это вранье. С одной стороны, руководство жалело людей, а с другой понимало, что блокаду нужно прорвать, ведь каждый день приносит новые голодные смерти. Сложно их упрекать. Да, возможно, во время прорыва погибнет на сто, пятьсот, тысячу солдат больше, но это спасет десятки тысяч ленинградцев, которые умирают. Найти здесь какое-то взвешенное решение сложно. Сталин неоднократно отдавал приказ прорвать блокаду, но получилось это окончательно сделать только 27 января 1944 года.

Я много изучал события того времени и один момент меня особенно взволновал. Во время немецкой бомбёжки снаряд попал в дом на улице Марата, когда живший в нем ленинградец ушел на работу. В доме оставалась его дочка пятнадцати лет. Здание рухнуло, а ребёнок ещё несколько часов кричал и звал на помощь папу. Когда отец вернулся с работы, дочка уже умерла. У меня дочь такого же возраста. Я представил себе эту картину, честно говоря, навернулись слезы на глазах. Вот в этом, на мой взгляд, и есть суть Блокады. Представьте, как тому отцу хотелось на фронт - мстить за смерть его дочери, как он ненавидел немцев, сидевших в окопах по ту сторону. И таких отцов, братьев, сыновей, - миллионы. Они шли на смерть ради своих родных. Однако, ступив на территорию разбитой Германии, красноармейцы не позволяли себе жестокой мести. Они не издевались над побеждённым врагом. Вот такое милосердие проявлял наш народ.

Экспозиция в музее Пискаревского Мемориального кладбища, посвященном истории Великой Отечественной войны. ФОТО Александр Демьянчук/ТАСС

«МАННЕРГЕЙМ ПЕРЕЧЕРКНУЛ ВСЕ ЗАСЛУГИ СЛУЖБОЙ ГИТЛЕРУ»

- Какое участие в блокаде Ленинграда принимал финский маршал Маннергейм? Был ли он спасителем города, как это говорят многие? Якобы помня свою службу в старой царской армии, воспретил финским войскам брать Ленинград и даже бомбить и обстреливать его с севера.

- Это миф. Финские войска стали частью, душащего город кольца. Их также приходилось сдерживать, поэтому мы не могли оттуда отвести части, чтобы нанести удар по немцам и прорвать блокаду. Просто самим союзничеством с Гитлером финны и Маннергейм несут ответственность за ленинградскую трагедию. Вину с них снимать ни в коем случае нельзя. Маннергейм может быть героем финского народа, но для России своей службой Гитлеру он перечеркнул все свои прошлые заслуги офицера царской армии. Генерал Краснов тоже был блестящий русский офицер, но потом пошел на службу к Гитлеру. Это предатель Родины и по своим заслугам получил – был повешен. Можно ли такому человеку ставить памятники? Категорически, нет. Установление таблички Маннергейму меня возмутило не меньше, чем блокадников Ленинграда. Слава Богу, что эта доска снята. Памятники должны ставить героям нашей страны. Вот Александр Матросов или Зоя Космодемьянская совершили подвиг. А Маннергейм, сотрудничавший с Германией, памятник в России не заслужил.

Верховный главнокомандующий финскими Вооруженными силами Карл Густав фон Маннергейм (слева) и Адольф Гитлер в ставке фюрера под Растенбургом (Восточная Пруссия), 1942 г.

- Сегодня некоторые говорят, что, может быть, Ленинград лучше было бы сдать немцам. Тогда потерь было бы меньше...

- Согласно немецким планам, город должен был быть полностью уничтожен вместе с жителями. Сдаться и сохраниться было невозможно. Если эту мысль развивать, то, может, надо было сдаться всему Советскому Союзу? И тогда якобы 27 миллионов человек остались бы в живых. Но любой знакомый с нацистскими планами понимал, что погибло бы в таком случае не 27, а 100 миллионов. Был бы геноцид нашего народа. Вот я никогда не слышал, чтобы какие-то американские журналисты предложили бы Америке сдаться Японии, ведь тогда бы американские моряки остались бы живы в Перл-Харборе, и семьи бы не получили похоронки. Но журналистов из США даже язык не повернётся заговорить об этом.

Кому выгодно очернить подвиг блокадного Ленинграда?

www.nnov.kp.ru

Друзья, помогите с русским языком, буду несказанно благодарен.

1

Друзья, помогите с русским языком, буду несказанно благодарен. - Умные вопросы
Нужно определить тип обнаруженных ошибок в предложениях и исправить их.
 
Никогда не забудет наш народ геройские дни Ленинградской блокады.
Новые железные дороги возникнут в трудных для освоения районах Севера.
Певец привлек интерес публики не только своим пением, но и экстравагантной внешностью.
Первая премьера этого балета состоялась в Риге.
Спектакль оказал на ребенка большое впечатление.
Это всё бзики амбициозных политиков. 5 годов назад от Андрей Богачёв

3 Ответы

а Наталья Журкина женщина умная. Может, и мне подскажите? Пять кочерег? кочерг? кочергов? 5 годов назад от Ян Прядкин
Предпоследне предложение - не оказал, а произвел. Тип ошибки - неправильное использование слова 5 годов назад от 1499
Никогда не забудет народ героИЧЕСкие дни Ленинградской блокады.
Новые железные дороги ПОЯВЯТСЯ/БУДУТ ПОСТРОЕНЫ в трудных для освоения районах Севера.
Певец привлек ВНИМАНИЕ / ВЫЗВАЛ ИНТЕРЕС У публики не только своим пением, но и экстравагантной внешностью.
Х Премьера этого балета состоялась в Риге.
Спектакль ПРОИЗВЕЛ на ребенка большое впечатление.
Это всё ПРИЧУДЫ (? ) / НЕОБОСНОВАННЫЕ ТРЕБОВАНИЯ амбициозных политиков. 5 годов назад от Бушвин Илья


Связанные вопросы

1 ответ

4 годов назад от ЖеНсКоЕ Сч@СтЬЕ

1 ответ

1 год назад от LatishaShin5

1 ответ

3 годов назад от murad asrafov

engangs.ru

Сценарии уроков мужества "Посвящение 70-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады", "Никто не забыт и ничто не забыто" сценарий урока мужества, посвященного 71-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады"

Сценарий урока-мужества

Посвящение 70-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады

Когда я приезжаю в Ленинград,

Перед закатом солнца чайки стонут.

Ночь. Звёзды прямо в душу мне глядят,

Плывут в Неве и никогда не тонут.

Из неба, из воды они глядят,

Напоминая мне и Ленинграду,

Что эти звёзды — слава всех солдат,

Прорвавших ненавистную блокаду.

На землю нашу грозно враг ломился

Под орудийный грозовой раскат...

И ученик солдатом становился

И воевал бесстрашно, как солдат.

   

     Сегодня мы посвящаем наше выступление годовщине снятия блокады города Ленинграда. Забыть о тех днях  нельзя, память о них хранят участники событий, нам о них известно не только из исторической хроники, но и художники, поэты, писатели, музыканты запечатлели события блокады  в своих произведениях.

    Блокада Ленинграда — военная осада немецкими, финскими и испанскими  войсками во время Великой Отечественной войны города Ленинграда (ныне Санкт-Петербург). Длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года — 871 день, почти 3 года. Блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года, когда в город смогли доставить еду и оружие по льду Ладожского озера.

Опять война,

Опять блокада…

А может, нам о них забыть?

Я слышу иногда:

«Не надо,

Не надо раны бередить.

Ведь это правда, что устали

Мы от рассказов о войне

И о блокаде пролистали

Стихов достаточно вполне».

Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб не забылась та война:

Ведь эта память – наша совесть.

Она, как сила, нам нужна…

      Из тезисов немецкого доклада «О блокаде Ленинграда», 21 сентября 1941 года, Берлин: Сначала мы блокируем Ленинград и разрушаем город артиллерией и авиацией… весной мы проникнем в город… вывезем всё, что осталось живое, в глубь России или возьмём в плен, сровняем Ленинград с землёй и передадим район севернее Невы Финляндии.

     На Ленинград наступали войска группы «Север», возглавляемые генерал-фельдмаршалом Леебом. В составе этой военной группировки было 40 дивизий, 1000 танков, полторы тысячи самолетов. Немцев поддерживала  дивизия  финнов, насчитывавшая 200 тыс. человек. Был установлен день захвата Ленинграда – 21 июля.

    30 августа 1941 года город оказался в «клещах» окружения. 8 сентября после взятия Шлиссельбурга ценой огромных потерь врагу удалось выйти на подступы к Ленинграду и блокировать его.

    В окружение попали 2 млн. 544 тыс. гражданского населения города (включая приблизительно 400 тыс. детей), 343 тыс. жителей пригородных районов, войска, защищавшие город.

    В сентябре гитлеровские захватчики оккупировали Гатчину, Павловск, Пушкин и Петергоф. 4 сентября противник произвёл первый обстрел города. 6 сентября фашистская авиация впервые прорвалась к городу, разбомбив два дома на Невском проспекте, а через два дня фашисты дважды совершили массированные налёты на Ленинград. В тот же день была прервана железнодорожная связь со страной.  Днем и ночью город подвергался воздушным бомбежкам и артиллерийскому обстрелу, 8 сентября на него было сброшено более шести тысяч зажигательных бомб и 48 фугасных. В Ленинграде вспыхнуло 483 пожара, в том числе пожар на продовольственных складах имени Бадаева.  В этот же день, 8 сентября, гитлеровские войска захватили Шлиссельбург.  9 сентября фашисты местами прорвались к окраинам города.  Они уже могли рассмотреть золотой шпиль Петропавловской крепости и Адмиралтейскую иглу. Подъезжая к проходной Кировского завода, кондуктор трамвая объявлял: «Вагон дальше не пойдет, дальше фронт».

    Начались девятьсот суровых дней ленинградской блокады.

Наш город до пояса закопан.

И если с крыш на город посмотреть,

То улицы похожи на окопы,

В которых побывать успела смерть.

Вагоны у пустых вокзалов стынут,

И паровозы мёртвые молчат,-

Ведь семафоры рук своих не вскинут

На всех путях, ведущих в Ленинград.

Луна скользит по небу одиноко,

Как по щеке холодная слеза.

И тёмные дома стоят без стёкол,

Как люди, потерявшие глаза.

Мы знаем: клятвы говорить непросто.

И если в Ленинград ворвётся враг,

Мы разорвём последнюю из простынь

Лишь на бинты, но не на белый флаг.

    Обращение Британской радиовещательной компании к гражданам Ленинграда, прозвучавшее в эфире 8 сентября 1941 года:

Слушай, Ленинград! Говорит Лондон… Лондон с вами… Ленинградцы, помните! В ответ на бомбы, сброшенные на ваш город, сбрасываются бомбы на столицу неприятеля. Победа за нами. Да здравствует Ленинград! 

     

    На защиту своего города встали жители Ленинграда. В короткий срок ряды советских солдат пополнило народное ополчение. Женщины и подростки возводили оборонительные укрепления на подступах к городу. Ими были построены 35 баррикад, более четырех тысяч дотов и 22 тысячи огневых точек.

                

Враги ломились в город наш свободный,- 
крошились камни городских ворот... 
Но вышел на проспект Международный 
вооруженный трудовой народ.

Он шел с бессмертным возгласом в груди: 
- Умрем, но Красный Питер не сдадим!..

И вот за это долгими ночами 
пытал нас враг железом и огнем... 
- Ты сдашься, струсишь, - бомбы нам кричали,- 
забьешься в землю, упадешь ничком. 
Дрожа, запросят плена, как пощады, 
не только люди - камни Ленинграда!

Но мы стояли на высоких крышах 
с закинутою к небу головой, 
не покидали хрупких наших вышек, 
лопату сжав немеющей рукой.

    К началу блокады в городе были мизерные запасы продовольствия и топлива. Для всех защитников города эти дни были временем величайших испытаний, невиданных тревог и лишений.  Почти полностью прекратился подвоз продовольствия, а главные запасы были уничтожены вражеской авиацией. Не работали городской транспорт, водопровод. За водой ходили на набережную Невы, делали прорубь и набирали воду, часто под обстрелами.

    В первую военную зиму осажденный Ленинград оказался на грани голода. С 20 ноября трудно стало с продовольствием. На 12 сентября 1941 года запасов продовольствия оставалось не более чем на 30 суток. Были введены карточки на продукты питания. Ежедневная норма хлеба для рабочих составляла 250 граммов, а для остальных категорий жителей – 125 граммов. Главный продукт питания, хлеб, состоял из ржаной муки (50%) и различных примесей (отрубей, хлопкового жмыха, пищевой целлюлозы, обойного клея). Но за этим жалким кусочком нужно было отстоять многочасовую очередь на морозе. Были дни, когда бомбёжки срывали работу хлебозаводов, и булочные были закрыты.

     Матери возвращались домой с пустыми руками, где их ждали голодные дети. В такие дни люди не ели ничего. НИ-ЧЕ-ГО!

    Полученную по талонам жидкую кашу разбавляли кипятком, чтобы увеличить ее объем. В одном из документов нашли запись о меню столовой лета 1942 года: щи из подорожника, пюре из крапивы и щавЕля, котлеты из свёкольной ботвы, шницель из лебеды, суп из дрожжей, оладьи из казеина (обойного клея).

    Чтобы не умереть от голода,  люди варили и ели  «суп» из древесного клея, разрезанных на куски  кожаных сапог, ремней и туфель. Начались цинга и дистрофия.

Вместо супа - бурда из столярного клея,

Вместо чая - заварка сосновой хвои.

Это б всё ничего, только руки немеют,

Только ноги становятся вдруг не твои.

Только сердце внезапно сожмётся, как ёжик,

И глухие удары пойдут невпопад...

Сердце! Надо стучать, если даже не можешь.

Не смолкай! Ведь на наших сердцах - Ленинград.

Бейся, сердце! Стучи, несмотря на усталость,

Слышишь: город клянётся, что враг не пройдёт!

...Сотый день догорал. Как потом оказалось,

Впереди оставалось ещё восемьсот...

    Зная бедственное положение населения города, фашисты сбрасывали на город агитационные листовки. Враг рассчитывал, что голодающие, мерзнущие, измученные люди из-за куска хлеба, из-за глотка воды возненавидят друг друга, перестанут работать и сдадутся.

...И летели листовки с неба

На пороги замерзших квартир:

«Будет хлеб. Вы хотите хлеба?..»

 «Будет мир. Вам не снится мир?»

Дети, плача, хлеба просили.

Нет страшнее пытки такой.

Ленинградцы ворот не открыли

И не вышли к стене городской.

Без воды, без тепла, без света.

День похож на черную ночь.

 Может, в мире и силы нету,

Чтобы все это превозмочь?

Умирали — и говорили:

 —   Наши дети увидят свет!

Но ворота они не открыли.

На колени не встали, нет!

Мудрено ли, что в ратной работе

Город наш по-солдатски хорош?..

Петр построил его на болоте,

Но прочнее земли не найдешь.

    Вражеская авиация ежедневно сбрасывала на город сотни зажигательных и фугасных бомб. Тяжёлая и сверхтяжёлая артиллерия вела планомерный и ожесточённый обстрел жилых кварталов города.

    Пришли и другие бедствия. В конце ноября ударили морозы. Ртуть в термометре приблизилась к отметке минус 40 градусов. Замёрзли водопроводные и канализационные трубы, жители остались без воды – теперь её можно было брать только из Невы.

    Вскоре подошло к концу топливо. Перестали работать электростанции, в домах погас свет, внутренние стены квартир покрылись изморозью. Ленинградцы стали устанавливать в комнатах железные печки-времянки. В них сжигали столы, стулья, шкафы, диваны, паркетные плитки пола, а затем и книги.  Люди надевали на себя все, что у них было. Целые семьи гибли от холода и голода. В домах не было электричества, в квартирах горели коптилки – баночки с горючей смесью, в которые вставлялся маленький фитилек, не было парового отопления.

     Подобного топлива хватало ненадолго. К декабрю 1941 года город оказался в ледяном плену. Улицы и площади занесло снегом, закрывшим первые этажи домов. Не было хлеба, света, тепла, воды. Страдания и лишения ленинградцев достигли предела. В январе 1942 года ежедневно умирали тысячи человек. За первую половину 1942 года погибло от голода, холода, бомбежек и дистрофии свыше 600 тысяч жителей города.

     

Я к ним подойду. Одеялом укрою,
О чем-то скажу, но они не услышат.
Спрошу – не ответят…
А в комнате – трое.
Нас в комнате трое, но двое не дышат.
Я знаю: не встанут.
Я всё понимаю…
Зачем же я хлеб на три части ломаю?

    Рядом со взрослыми все тяготы блокады вынесли на своих хрупких плечах дети. Страшным свидетельством ужасов войны стал дневник ленинградской девочки Тани Савичевой.  Изо дня в день Таня записывала: «Женя умерла 28 декабря в 12.30 часов утра 1941 года. Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня 1942 года. Лека умер 17 марта в 5 часов утра 1942 года. Дядя Леша — 10 мая в 4 дня 1942. Мама — 13 мая в 7.30 часов утра 1942 года. Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня...»

   Кто же они, Савичевы, жившие на 2-ой линии Васильевского острова в доме 13? Женя, старшая сестра Тани, работала в конструкторском бюро на Невском машиностроительном заводе. Лека, то есть Леонид, брат Тани, работал строгальщиком на судостроительном заводе. Дядя Вася и дядя Лёша, братья Таниного отца, работали в книжном магазине. Мать Тани Мария Игнатьевна и бабушка Евдокия Григорьевна занимались домашним хозяйством.

   Всю семью унесла блокада. Не выжила и Таня. Её, правда, успели вывезти из Ленинграда, но голод настолько подорвал здоровье девочки, что она умерла.

Девчонка руки протянула

И головой –на край стола.

Сначала думали – уснула,

А оказалось   - умерла.

Её из школы на носилках

Домой ребята принесли.

 В ресницах у подруг слезинки

То исчезали, то росли.

Никто не обронил ни слова.

Лишь хрипло, сквозь метельный сон.

Учитель выдавил, что снова

Занятья –после похорон.

    Дневник Тани Савичевой фигурировал на Нюрнбергском процессе как один из обвинительных документов против фашистских преступников.

В блокадных днях

Мы так и не узнали:

Меж юностью и детством

Где черта?..

Нам в сорок третьем

Выдали медали.

И только в сорок пятом –

Паспорта.

И в этом нет беды.

Но взрослым людям,

Уже прожившим многие года,

Вдруг страшно от того,

Что мы не будем,

Ни старше, ни взрослее,

Чем тогда…

     И все-таки Ленинград жил и героически боролся.

Мы рыли рвы – хотелось пить.
Бомбили нас – хотелось жить.
Не говорилось громких слов.
Был дот на каждом из углов.
Был дом – ни света, ни воды.
Был хлеб – довесочек беды.
Сон сокращался в забытье.
Быт превращался в бытие.
Была одна судьба на всех.
Мы растеряли светлый смех.
Мы усмиряли темный страх.
Мы умирали на постах.
Мы умирали…
Город  жил –
Исполнен малых наших сил.

      Город жил. Город  боролся. Заводы продолжали выпускать военную продукцию. Голодные измученные люди находили в себе силы работать. Кировский завод оказался в опасной близости от расположения немецких войск, и тем не менее там круглосуточно шла работа по изготовлению танков. Мужчины, женщины и подростки стояли у станков. Завод бомбили, в цехах возникали пожары, но никто не покидал рабочих мест. Из ворот завода ежедневно выходили танки и шли прямиком на фронт. В ноябре - декабре 1941 года производство снарядов и мин превышало миллион штук в месяц.

    А по утрам на стенах домов появлялись плакаты. Яркие, пахнущие свежей краской листы клеймили врага, взывали к мщению, утверждали веру в Победу, помогали жить и бороться. Они были очень нужны  тогда людям. Вряд ли современники могут в полной мере представить себе, в каких условиях выполнялись тогда эти плакаты…

     В промерзлых комнатах дома ленинградского Союза художников шла в дни блокады особая, напряженная жизнь, топились печи - «буржуйки», горели коптилки. Слабое пламя выхватывало из тьмы худые, бледные лица. Руки в перчатках с трудом держали кисти, замерзшие краски приходилось отогревать дыханием. Но художники работали. Работали с поразительной энергией, упорством, страстью.

     В городе работали театры, ставились новые спектакли, работали музеи. Всё время блокады работало ленинградское радио. Для многих оно было единственной ниточкой, позволявшей почувствовать, что город живёт. Мало кому известная до войны поэтесса и писательница Ольга Фёдоровна Берггольц вошла в историю как «муза блокадного Ленинграда». Всю блокаду проработала она на ленинградском радио.

А город был в дремучий убран иней.
Уездные сугробы, тишина…
Не отыскать в снегах трамвайных линий,
одних полозьев жалоба слышна.
Скрипят, скрипят по Невскому полозья.
На детских санках, узеньких, смешных,
в кастрюльках воду голубую возят,
дрова и скарб, умерших и больных…

    Зимой 1942 года было решено создать при радиокомитете симфонический оркестр. Его руководителем стал скрипач и дирижёр Карл ЭлиАсберг. Зимой 1942 года он настолько ослаб, что не мог ходить от истощения. 9 февраля его привезли в стационар на детских саночках с диагнозом «алиментарная дистрофия 2-й степени».

   Но уже 9 апреля он провёл репетицию созданного оркестра. Музыкантов искали по всему городу. Струнную группу подобрали, а с духовой возникла проблема: люди просто физически не могли дуть в духовые инструменты. Некоторые падали в обморок прямо на репетиции. Пришлось искать по фронтам. Позже музыкантов прикрепили к столовой горсовета – один раз в день они получали горячий обед.

    В блокадном Ленинграде Дмитрий Шостакович написал Седьмую симфонию: «Свою Ленинградскую симфонию я писал быстро. Я не мог её не писать. Кругом шла война. Я должен был быть вместе с народом, я хотел создать образ нашей сражающейся страны, запечатлеть его в музыке. С первых же дней войны я сел за рояль и начал работать. Я жил тогда в здании консерватории, находясь вместе со многими моими коллегами-музыкантами на казарменном положении, как боец отряда противовоздушной обороны. Отрывался от работы только во время дежурств, воздушных тревог, а это бывало довольно часто», – рассказывал композитор.

Я помню блеск немеркнущих свечей
И тонкие, белей, чем изваянья,
Торжественные лица скрипачей,
Чуть согнутые плечи дирижёра,
Взмах палочки – и вот уже поют
Все инструменты о тебе, мой город,
Все рупора Симфонию твою…

     9 августа 1942 года шёл 355-й день блокады. Большой зал Ленинградской филармонии не вместил всех желающих послушать Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича, впервые исполняемую в городе на Неве. Дирижировал Карл  Ильич Элиасберг.

   Своеобразным вступлением к симфонии, создававшейся в осаждённом Ленинграде и проникнутой верой в победу над фашизмом, явились раскаты батарей нашей дальнобойной артиллерии. Это не было случайным совпадением. Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Леонид Александрович  Говоров приказал огнём батарей 42-й армии предупредить вражеский обстрел, который мог прервать исполнение. Операция называлась «Шквал».

Какая музыка была!
Какая музыка играла,
Когда и души и тела
Война проклятая попрала.
Какая музыка во всем,
Всем и для всех - не по ранжиру.
Осилим... Выстоим ... Спасем ...
Ах, не до жиру - быть бы живу ...
И через всю страну струна
Натянутая трепетала,
Когда проклятая война
И души и тела топтала.
Стенали яростно, навзрыд,
Одной единой страсти ради
На полустанке – инвалид
И Шостакович - в Ленинграде.

     Для подвоза продовольствия и боеприпасов оставалась единственная коммуникация – по Ладожскому озеру. До конца навигации с большой земли шли в Ленинград баржи с продовольствием. Когда Ладожское озеро замёрзло, через него была проложена военно-автомобильная дорога, названная ленинградцами «Дорогой жизни». Шофёры повели по ледовой трассе, под обстрелами и бомбёжкой, машины с продуктами и боеприпасами для ленинградцев. Обратными рейсами они вывозили в тыл женщин и детей.

Страшный путь!
На тридцатой,
последней версте
Ничего не сулит хорошего.
Под моими ногами
устало
хрустеть
Ледяное,
ломкое
крошево.
Страшный путь!
Ты в блокаду меня ведешь,
Только небо с тобой,
над тобой
высоко.
И нет на тебе
никаких одёж:
Гол как сокол.
Страшный путь!
Ты на пятой своей версте
Потерял
для меня конец,
И ветер устал
над тобой свистеть,
И устал
грохотать
свинец…
— Почему не проходит над Ладогой
мост?! —
Нам подошвы
невмочь
ото льда
оторвать.
Сумасшедшие мысли
буравят
мозг:
Почему на льду не растет трава?!
Самый страшный путь
из моих путей!
На двадцатой версте
как я мог идти!
Шли навстречу из города
сотни
детей…

Сотни детей!..
Замерзали в пути…

Одинокие дети
на взорванном льду —
Эту теплую смерть
распознать не могли они сами
И смотрели на падающую звезду
Непонимающими глазами.

Мне в атаках не надобно слова «вперед»,
Под каким бы нам
ни бывать огнем —
У меня в зрачках
черный
ладожский
лед,
Ленинградские дети
лежат
на нем.

    Все долгие три года ленинградцы верили, что настанет конец их мучениям  и их освободят.

    Два с половиной года фашисты осаждали город-герой, но так и не смогли сломить его защитников.     К исходу 27 января 1944г  войска Ленинградского и Волховского  фронтов взломали в 300-километровой полосе оборону 18-й немецкой армии, разгромили её основные силы, продвинулись с боями от 60 до 100км. С освобождением городов Пушкин, Гатчина, Чудово и Октябрьской железной дороги блокада Ленинграда была полностью снята. Закончилась беспримерная в истории эпопея героического города, выдержавшего 900-дневную осаду, и не только выдержавшего, но и победившего.

   

    Всего за период блокады умерло от голода и болезней 641803 человека и около 400 тысяч бойцов и командиров Красной Армии.

Вечный памятник им – Пискаревское кладбище в г. Санкт-Петербурге.

За залпом залп.
Гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем
Цветами пёстрыми цветут.
А ленинградцы
Тихо плачут.


Ни успокаивать пока,
Ни утешать людей не надо.
Их радость
Слишком велика –
Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика,
Но боль
Заговорила и прорвалась:
На праздничный салют
С тобой
Пол-Ленинграда не поднялось…

Рыдают люди, и поют,
И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе –
Салют!
Сегодня ленинградцы
Плачут…

Неверно, что сейчас от той зимы

Остались лишь могильные холмы.

Она жива, пока живые мы.

И сколько лет уже прошло,

А нам от той зимы не отогреться.

Нас от неё ничто не оторвёт.

Мы с нею слиты памятью и сердцем.

Чуть что - она вздымается опять

Во всей своей жестокости нетленной.

«Будь проклята!» - мне хочется кричать.

Но я шепчу ей: «Будь благословенна».

Она щемит и давит. Только мы

Без той зимы - могильные холмы.

И эту память, как бы нас ни жгло,

Не троньте даже добрыми руками.

Когда на сердце камень - тяжело.

Но разве легче, если сердце – камень?

    27 января в День воинской славы России жители и гости Санкт – Петербурга приходят  на Пискарёвское кладбище. Семьями и в одиночку, старые и молодые. Они кладут на братские могилы цветы. А некоторые – конфеты и хлеб. Маленький кусочек хлеба, в котором так  нуждался каждый из похороненных там.

Здесь лежат ленинградцы. 
Здесь горожане — мужчины, женщины, дети. 
Рядом с ними солдаты-красноармейцы. 
Всею жизнью своею 
Они защищали тебя, Ленинград, 
Колыбель революции. 
Их имeн благородных мы здесь перечислить не сможем, 
Так их много под вечной охраной гранита. 
Но знай, внимающий этим камням: 
Никто не забыт и ничто не забыто…

 Вечная  им память.

Минута мочания.

«НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО! »

СЦЕНАРИЙ УРОКА МУЖЕСТВА,

ПОСВЯЩЕННОГО 71-й ГОДОВЩИНЕ ПОЛНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ЛЕНИНГРАДА ОТ ФАШИСТСКОЙ БЛОКАДЫ

Ведущий 1:

Сегодня день особенный, ребята,

День памяти – торжественный, святой.

День снятия блокады

Отмечает город наш родной.

В тот день, прорвав кольцо блокады,

Наш город из последних сил

Дал бой врагам, отбросив их от Ленинграда,

И в яростных сраженьях победил.

Ведущий 2:

В июле – сентябре 1941 года немецко – фашистские войска, имея превосходство в военной силе преодолели упорное, героическое сопротивление советских войск и вышли к окраинам Ленинграда и Ладожскому озеру, отрезав город от страны. 900 дней город Ленинград находился во вражеском кольце.

Ведущий 1:

Ребята, давайте с вами вернёмся в то время, когда наш город назывался Ленинградом, а ваши прадедушки и прабабушки были ещё совсем юными, но на их долю выпали тяжкие испытания.

Ведущий 2: Мы вспомним те годы, блокадные годы,

Тяжёлые ночи и трудные дни,

Людей, что погибли во имя народа,

Ведь подвиг большой совершили они.

В Ленинграде белые ночи,

Июнь сорок первого года.

Выдалось жаркое лето

К утру отдыхает природа.

Спит Летний сад, свет зари над Невой,

Розы, фиалки цветут.

И кто мог подумать, что бомбы, обстрелы

Вмиг тишину оборвут.

Напали фашисты на нашу страну.

Шли танки, летели снаряды.

Отцы, деды, братья ушли на войну

Сражаться с фашистской армадой.

Страданья и боль, разруху и голод,

Ночные бомбёжки и горечь утрат –

Ты выдержал всё, любимый наш город,

Мы можем гордиться тобой, Ленинград.

Останется память в сердцах наших вечно.

На братских могилах цветы расцветут.

И снова на праздник Великой Победы

Торжественно грянет весёлый салют.

Ведущий 1:

Хотели враги Ленинград уничтожить,

Стереть этот город с земли,

Но захватить и прорвать оборону

Фашисты никак не смогли.

Враги окружали наш город,

В блокадном кольце Ленинграда.

Над Лиговским, Невским проспектом

Снаряды и пули летят.

Рано зима в этот год наступила.

Морозы пришли, холода.

И в мирную жизнь ленинградцев

Ворвалась нежданно беда.

Ведущий 2:

Охваченный войною

Блокадный Ленинград.

На улицах трамваи

Замёрзшие стоят.

Разрушенные здания

И надпись на стене:

«Опасно при обстреле

На этой стороне».

В водопроводных кранах

Не вода, а лёд.

И только прорубь невская

Горожан спасёт.

Ведущий 1:

Сколько испытаний принесла блокада! Город был заблокирован от всей страны. Враги окружили наш город со всех сторон! Поэтому катастрофически уменьшалась нормы выдаваемых продуктов. Вот такой кусочек хлеба получали ленинградцы по карточкам на целый день.

Цену хлеба знает каждый ленинградец,

Маленький кусочек-125грамм.

Не сдаётся Ленинград. Город выживает,

Урок отваги, мужества преподносит нам.

Ведущий 2:

В каждом доме день и ночь

Радио звучало.

Оно для Ленинградцев

Связью с миром стало.

Блокада не могла остановить творческую жизнь города. В труднейших условиях проходили концерты, актёры играли спектакли, художники выпускали плакаты, операторы снимали кинохроники.

Фоном звучит «Ленинградская» Симфонии№7 Д. Д. Шостаковича.

Ведущий 1:

Смерти назло и блокаде

Музыка не молчит.

За пультом стоит Шостакович.

Симфония в зале звучит.

Её прерывают бомбёжки,

Но музыку не удержать.

И в темноте музыканты

Смогли до конца доиграть.

Эта музыка жить будет вечно,

Как символ стойкости людей.

Симфонию назвали «Ленинградской»,

По праву мы гордимся ей.

Ведущий 2:

В замёрзших домах среди голода, мрака,

Бомбёжек, обстрелов жил город мой.

Рождались стихи гениальные, яркие,

Творимые чувствами, болью, душой.

Ведущий1:

Когда застыл лёд на Ладожском озере, появилась возможность перевозить продукты прямо по льду. Дорогу по льду Ладоги назвали «Дорогой жизни». Мы никогда не забудем мужество, стойкость, героизм водителей, дорожников, связистов, зенитчиков, регулировщиков – всех тех, кто под бомбёжкой и обстрелом, в мороз, метель и вьюгу работал на «Дороге жизни ».

О подвигах шоферов на ледовой дороге слагали легенды. Рассказывали о водителе, который, вывозя из города истощенных детей, увидел, что они в кузове его машины замерзают. Тогда он снял с себя всю тёплую одежду и накрыл ею малышей. А сам в трескучий мороз сел в кабину полураздетым…

Ведущий 2:

Чтобы жизнь спасти ленинградцам,

Зимой в сорок первом году

С хлебом шли в город машины

По Ладоге, прямо по льду.

Бомбёжки, метели, заносы…

Уходят машины под лёд,

Но каждый шофёр твёрдо верил,

Что город любимый спасёт.

«Дорогой жизни» Ладогу назвали,

Надеждой на спасение людей.

Раненых, больных и истощенных

Везли полуторки из города по ней.

Ведущий 1:

Нет смелее, нет храбрей

Шофёра фронтового.

Любит он свою машину –

Друга боевого.

И по снегу и по льду

Он ведёт машину.

Как объехать полынью,

Не попасть на мину?

Фронтовой шофёр – герой

Много в жизни повидал,

Но за руль держался крепко,

Свою песню напевал.

Ведущий 2:

Давайте песню мы о Ладоге споём,

Ведь эту песню любят все и знают.

Она как символ мужества людей.

И пусть нам все сегодня подпевают.

Ведущий 1:

В городе блокадном люди выживали,

От голода и холода они детей спасали.

Чтоб согреться, мебель в буржуйках сжигали

И свой кусочек хлеба детям отдавали.

Дети блокадного города,

Как рано вы повзрослели

И вместо бантиков, галстуков

Военную форму одели.

Вы на заводах работали,

Дедам, отцам помогая,

Сил не щадя и без отдыха,

Едва до станка доставая.

Вы в медсанбатах трудились,

Раненых, больных спасали,

Мыли палаты, стирали бинты,

Дежурили, ночи не спали.

Звучит песня Мальчишки?

Ведущий 2:

900 дней и ночей длилась блокада Ленинграда. Это были 900 дней мужества, стойкости, подвига непокорённых ленинградцев. 14 января 1944 года наши войска перешли в наступление и 27 января 1944 года полностью освободили Ленинград от фашистской блокады.

За город шли жестокие бои.

За Родину солдаты воевали

И в январе, разбив врага,

Кольцо блокадное прорвали.

Спасибо тем, кто город отстоял,

Кто выжил в страшную блокаду,

Кто восстанавливал, из пепла возрождал.

Спасибо вам, герои Ленинграда!

Ведущий 1:

На Пулковских высотах,

В Синявинских болотах

Бойцы сложили головы свои.

За Ленинград они отважно воевали,

Приближая победные дни.

Клин белых журавлей

По небу проплывает,

В печальном сумраке

Их голоса слышны.

Глядим им вслед

И молча вспоминаем

Всех тех, кто не пришёл с войны.

Есть в нашем городе мемориал.

Он памятью народной стал.

В граните застыла Родина – мать,

Чтоб павших покой всегда охранять.

Вечный огонь никогда не погаснет,

Как память о тех, кто наш город сберёг,

О тех, кто работал, сражался отважно

И для Победы сделал, что мог.

Ведущий 2:

Давайте встанем, помолчим,

Почтим героев Ленинграда,

Всех, чьи жизни унесла

В суровый час блокада.

МИНУТА МОЛЧАНИЯ.

(Метроном)

Ведущий 1:

Пусть будет мир на всей планете,

И войны не знают дети.

Пусть дети учатся, мечтают,

Ни горя, не беды не знают!

Наш город дорогой, любимый,

Ты гордый, сильный и красивый.

Этот город над Невой

Очень любим мы с тобой.

Пусть летят столетья,

Пусть летят года –

Город наш великий

Будет жить всегда.

Ленинград, Петербург –

Ты наш город родной.

Мы любуемся с детства

Твоей красотой.

Ты – слава России,

Город-герой.

Расти, процветай –

Мы гордимся тобой!

Ведущий 2:

Вечная память героям,

Память в наших сердцах.

Вечная память героям,

Жить она будет в веках.

Приказ войскам Ленинградского фронта

Товарищи красноармейцы, сержанты и офицеры войск Ленинградского фронта! Моряки Краснознаменного Балтийского флота! Трудящиеся города Ленина!

Войска Ленинградского фронта и итоге двенадцатидневных напряженных боев прорвали и преодолели на всем фронте под Ленинградом сильно укрепленную, глубоко эшелонированную долговременную оборону немцев, штурмом овладели важнейшими узлами сопротивления и опорными пунктами противника под Ленинградом: городами КРАСНОЕ СЕЛО, РОПША, УРИЦК, ПУШКИН, ПАВЛОВСК, МГА, УЛЬЯНОВКА, ГАТЧИНА и другими и, успешно развивая наступление, освободили более 700 населенных пунктов и отбросили противника от Ленинграда по всему фронту на 65-100 километров. Наступление наших войск продолжается.

В ходе наступления нашими войсками разгромлены вражеские войска, державшие Ленинград в осаде, и захвачены большие трофеи.

В итоге боев решена задача исторической важности: город Ленинград полностью освобожден от вражеской блокады и от варварских артиллерийских обстрелов противника.

В ознаменование одержанной победы и в честь полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады, сегодня, 27 января, в 20 часов, город Ленина салютует доблестным войскам Ленинградского фронта 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.

За отличные боевые действия ОБ'ЯВЛЯЮ БЛАГОДАРНОСТЬ всем войскам фронта и морякам Краснознаменного Балтийского флота, участвовавшим в боях за освобождение Ленинграда от блокады.

Граждане Ленинграда! Мужественные и стойкие ленинградцы! Вместе с войсками Ленинградского фронта вы отстояли наш родной город. Своим героическим трудом и стальной выдержкой, преодолевая все трудности и мучения блокады, вы ковали оружие победы над врагом, отдавая для дела победы все свои силы.

От имени войск Ленинградского фронта ПОЗДРАВЛЯЮ вас с знаменательным днем великой победы под Ленинградом.

Слава воинам Ленинградского фронта!

Слава трудящимся города Ленина!

Вечная слава героям, павшим в борьбе за город ЛЕНИНА, за свободу и независимость нашей Родины!

Под водительством Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Великого Сталина – вперед, за полное изгнание немецких извергов с нашей земли!

Смерть немецким захватчикам!

Командующий войсками Ленинградского фронта
Генерал армии Л. ГОВОРОВ
Член Военного Совета
Генерал-лейтенант А. ЖДАНОВ
Член Военного Совета
Генерал-лейтенант А. КУЗНЕЦОВ
Член Военного Совета
Генерал-майор Н. СОЛОВЬЕВ
Начальник штаба фронта
Генерал-лейтенант Д. ГУСЕВ

27 января 1944 года

Звучит "Гимн Великому Городу" Р.Глиера.

infourok.ru

К вопросу о вопросах. - Непобежденный Ленинград

У людей, которые тогда жили и боролись вопросов не было. Был враг. Один на всех. И про них сложили песни. Песни, которые они любили и пели сами и завещали любить и петь своим детям и внукам. Кто-то, может, и назовет их "старыми газетами". Но люди пели и поют их. И помнят.
Вот они.

Ленинградские мальчишки
Музыка: И.Шварц Слова: В.Коростылёв 1958г. Исполняет: Мзиури.

В связи с плохим качеством звука другая версия:

В далёком тревожном военном году
Под гром батарей у страны на виду
стояли со взрослыми рядом
мальчишки у стен Ленинграда.

На парте осталась открыта тетрадь
Не выпало им дочитать дописать
когда навалились на город
фугасные бомбы и голод.

И мы никогда не забудем с тобой
как наши ровесники приняли бой
им было всего лишь 12,
но были они Ленинградцы!

В далёком тревожном военном году
Под гром батарей у страны на виду
стояли со взрослыми рядом
мальчишки у стен Ленинграда.

Дети Ленинграда
Музыка и слова Дмитрий Булавинцев, Исполняет: Валентина Толкунова 1985

В дни беды голодные, морозные
Сорок третий встретил Ленинград.
Но назло врагу решили взрослые:
Мы устроим ёлку для ребят.

Тем назло, кто хочет видеть город на коленях,
И на радость тех, кто в нём живёт
Пусть воскреснет праздник, вспыхнув детским изумленьем,
Будь счастливым, добрый Новый год!

Маленькие, худенькие лица...
Глазки, почерневшие от слёз...
Ёлка в помещении больницы,
А под нею — добрый Дед Мороз.

Разгорелась ёлка, словно радуга,
Зашумел весёлый хоровод.
Через фронт прошедшие и Ладогу
Дед Мороз подарки раздаёт.

Разбирают мальчики и девочки игрушки,
Сало, чёрный хлеб и шоколад...
Лишь один мальчонка с острым носиком в веснушках
Тем гостинцам праздничным не рад:

"Дедушка, мне ничего не надо!
Об одном прошу тебя, родной:
Возврати мне папу — он снарядом
Был убит фашистом под Москвой.

Возврати сестрёнку мне и маму —
Умерли от голода они.
Ты ведь можешь всё, ты добрый самый!
Умоляю, Дедушка, верни!.."

А вокруг сияли в восхищении
Глазки, почерневшие от слёз...
Плакали лишь двое в помещении:
Мальчик и волшебник дед Мороз...
Мальчик и волшебник дед Мороз...

Ленинградский метроном
Музыка: Вениамин Баснер Слова: М. Матусовский Исполняет: Детский хор Ленинградского Радио 1977г.

Мне тебя забыть бы надо,
Мне тебя забыть бы надо,
Только всё напоминает
Мне сегодня об одном —
Ленинградская блокада,
Ленинградская блокада,
И стучащий неустанно
Ленинградский метроном.

Тишина стоит такая,
Тишина стоит такая,
Дремлет Нарвская застава,
Спит под снегом Летний сад.
Метроном не умолкает,
Метроном не умолкает,
Будто все сердца погибших
И сегодня в нём стучат.

Здесь нас бомбами глушили,
Здесь нас голодом душили,
Только мы с тобой, мой город,
Были всё-таки сильней.
Нет, мы их не позабыли,
Нет, мы их не позабыли —
Девятьсот ночей блокадных,
Девятьсот блокадных дней.

Ленинградцы
Эдуард Хиль (исполняет Салтыков)

О блокаде сейчас вспоминая,
Словно Танин дневник я листаю
И звучит в моем сердце седьмая
И зенитки на крышах стоят.
А на Пулковских грозных высотах
Вновь в атаку бросается рота
Кровь смешалась с землею и потом.
Не сдается врагу Ленинград!

Ленинградцы, ленинградцы!
Вдаль лихие годы мчатся
Только питерское братство
Помогает в трудный час.
Ленинградцы, ленинградцы,
Не привыкли вы сдаваться
Этот подвиг, ленинградцы,
Будет жить в сердцах у нас!

Вы песком зажигалки тушили
И к Неве за водою ходили
И родных в канонерской могиле
Нет, нельзя это все забывать!
Кто в блокаду здесь в городе не был,
Не смотрел в это черное небо
И не пробовал этого хлеба
До конца вас не сможет понять.

И стучали сердца метрономом
Но Бергольц ободрявшее слово
Вырастало средь жизни суровой
Как надежды живая стена.
И ревели станки неустанно
Через Ладогу шли караваны
Только времени скрыли туманы
Имена, имена, имена…

Медаль за оборону Ленинграда
Музыка: Я. Дубравин Слова: В. Суслов Исполняет: Эдуард Хиль

Время слово сказать о солдатской медали
ту медаль в 43 на фронте вручали
поздравлял награждённых комбат
и темнел за спиной Ленинград.

Медаль за оборону Ленинграда
непросто наша память о войне
метал её откован в дни блокады
и закалён в невиданном огне.

может вам рассказать ветеран вспоминая
как до линии фронта ходили трамваи
как стояли ни шагу назад
ленинградцы за свой Ленинград.

Он не дрогнул в бою бастион над Невою.
Он в едином строю был со всею страною.
Вьюги голод и сотни тревог
всё он вынес и всё превозмог.

Тихо волны стучат о гранитные плиты.
Сколько б дней не промчалось
ничто не забыто.
Не забудет наш город герой
тот январский салют над Невой.

Песня ленинградки
Музыка: В. Плешак Слова: М. Дахие Исполняет: Нина Ургант 1979г.

Ты знаешь, ты помнишь, подруга,
Хоть память о том тяжела,
Жестока военная вьюга
По улицам мертвым мела.
Мы горечь потерь без остатка
Испили до самого дна.

Ведь мы же с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.
Ведь мы же с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.

Развалины старого дома,
Где мы тебя ждали всегда.
И яростный пульс метронома
Средь крови, железа и льда.
Листочки из школьной тетрадки:
"Все умерли, Таня одна... "

А мы ведь с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.
А мы ведь с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.

Салютов рассыпятся искры,
Свой шаг ускоряют года.
Под небом просторным и чистым
Все краше встают города.
Пусть внуки уснули в кроватках,
Ведь деткам нужна тишина.

Ведь мы же с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.
Ведь мы же с тобой ленинградки
Мы помним, что значит война

Песня о крейсере "Киров"
Музыка: Е. Крылатов Слова: Ю. Визбор Исполняет: Ю. Визбор 1971г.
Видео нет.

На крейсере "Киров" сыграли отбой,
Погасла полоска заката.
И вечер прилег голубой-голубой
Над синей волною Кронштадта.

За далью проливов гремит океан,
За далью остались бои.
И вот боец, седой ветеран,
В балтийской эскадре стоит.

И люди не вправе забыть о войне,
Хотя бы минули столетья,
Великое имя стоит на броне,
Так вспомним же мы сорок третий.

Налеты, налеты, свинца ураган,
Нева от разрывов кипит.
И старый боец, седой ветеран,
В балтийской эскадре стоит.

В полночной тиши меж усталых бойцов
По городу Киров шагает,
А крейсер его сквозь блокады кольцо
В бессмертие гордо вплывает.

Как рана, пылает мамаев курган,
Гремят над Россией бои.
И старый боец, седой ветеран,
На страже отчизны стоит.

Я снова шагну на святую броню,
Дорогу знакомую выбрав.
За мглой Ленинград, я ему поклонюсь,
Над башнями главных калибров.

И видится сверху сквозь легкий туман,
Как рядом эскадра дымит.
И старый боец, седой ветеран,
Среди комсомольцев стоит.
Среди комсомольцев стоит.

Ленинградская песенка
Музыка: Анатолий Лепин сслова: П.Шубин Исполняет: Вадим Козин 1943

Где б я ни был заброшен войною,
Среди черных и дымных полей,
Все мне чудится сад под луною
И на взморье гудки кораблей.

Припев:
Там под вечер тихо плещет
Невская волна.
Ленинград мой, милый брат мой,
Родина моя!

Все, что ты мне, прощаясь, шептала,
Стало сердцу навеки родным.
Только белая ночь трепетала
Над Литейным мостом кружевным.

Припев.

Знаю, знаю, гремит канонада
Там, где мы проходили с тобой.
Под разрывы немецких снарядов
Наша молодость вышла на бой.

Но не страшны и смерть и блокада,
И пройдет, словно песенка, вновь
По вечерним садам Ленинграда
Нерушимая наша любовь.

Припев.

Ленинградская блокада
Владимир Высоцкий

Я вырос в ленинградскую блокаду,
Но я тогда не пил и не гулял,
Я видел, как горят огнем Бадаевские склады,
В очередях за хлебушком стоял.

Граждане смелые,
А что ж тогда вы делали,
Когда наш город счет не вел смертям?
Ели хлеб с икоркою, —
А я считал махоркою
Окурок с-под платформы черт-те с чем напополам.

От стужи даже птицы не летали,
А вору было нечего украсть,
Родителей моих в ту зиму ангелы прибрали,
А я боялся — только б не упасть!

Было здесь до фига
Голодных и дистрофиков —
Все голодали, даже прокурор, —
А вы в эвакуации
Читали информации
И слушали по радио "От Совинформбюро".

Блокада затянулась, даже слишком,
Но наш народ врагов своих разбил, —
И можно жить, как у Христа за пазухой под мышкой,
Но только вот мешает бригадмил.

Я скажу вам ласково,
Граждане с повязками,
В душу ко мне лапою не лезь!
Про жизню вашу личную
И непатриотичную
Знают уже органы и ВЦСПС!

rlptrt.livejournal.com

ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ » Блокада Ленинграда — героическая быль и подлые мифы

Блокада Ленинграда — героическая быль и подлые мифы

  Ровно 70 лет назад была перевёрнута одна из самых трагических страниц Великой Отечественной войны. Закончилась страшная блокада Ленинграда. У стен города на Неве были разгромлены подразделения немецкой группы армий «Север», почти три года державшие вторую российскую столицу в железных тисках голода, лишений, жестоких бомбёжек и артобстрелов…

В последнее время вокруг темы блокады, как впрочем вокруг всей истории Великой Отечественной, родилось множество мифов, многие из которых носят не просто антисоветский, но и откровенно русофобский характер. Эти мифы нередко всю ответственность за блокадную трагедию перекладывают с фашистских агрессоров на наш народ и на его тогдашнее политическое руководство. Этим сильно грешат многие западные «историки», в последнее время взявшиеся за самую настоящую реабилитацию нацизма, да ещё и некоторые «исследователи», скажем так, отечественного разлива — из ревизионистского лагеря переделывателей нашего прошлого. Ибо по расхожему определению ревизионистов в том советском прошлом ничего хорошего не было по определению, и потому вина за все испытания, выпавшие на долю Отечества в XX веке, лежит исключительно на «совках», т.е. на советских людях.

Давайте разберёмся с некоторыми такими ревизионистскими мифами.

Миф первый. Ленинград в 1941 году следовало сдать немцам.

Ревизионисты изо всех сил пытаются убедить нас в том, что город на Неве следовало бы оставить врагу. Мол, тогда можно было спасти его население от всех ужасов блокады. А европейски воспитанные немцы сделали бы всё для облегчения участи ленинградцев...

Не будем останавливаться здесь на чисто военной составляющей этого мифа. Ведь очевидно, что сдача города на Неве означала бы неминуемую гибель всего нашего Балтийского флота и реальную угрозу Мурманску и Архангельску, через которые в Советский Союз шли основные военные поставки западных союзников — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Обратим внимание прежде всего на немецких «гуманистов», которые якобы сострадали жителям города.

Как пишет историк Игорь Пыхалов, гитлеровское руководство планировало не просто захватить город на Неве, но и полностью его уничтожить. Ещё 8-го июля 1941 года после совещания верховного главнокомандования германских вооруженных сил начальник штаба командования сухопутных войск генерал-полковник Франц Гальдер отметил в своем дневнике:

«Есть твёрдое решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землёй, чтобы воспрепятствовать там остаться населению, которое мы должны будем кормить зимой. Задачу уничтожения города должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки».

21-го сентября отдел обороны верховного главнокомандования германских вооружённых сил представил аналитическую записку, в которой рассмотрел возможные варианты действий после взятия Ленинграда:

— Немцы занимают город и поступают с ним так же, как и с другими русскими большими городами. Авторы отвергают этот вариант, поскольку «тогда надо брать на себя ответственность за снабжение населения».

«Город блокируем, окружаем колючей проволокой под током, простреливаем его из пулемётов». При этом подразумевается, что подавляющая часть ленинградцев умрёт от голода. Негативные стороны подобного варианта: «Возникает опасность эпидемии, которая распространяется на наш фронт. Кроме того, под вопросом, будут ли наши солдаты способны стрелять в прорывающихся женщин и детей».

«Женщин, детей и стариков вывести за пределы кольца блокады, остальных уморить голодом». Однако, по мнению авторов записки, подобная эвакуация «практически едва ли выполнима...». К тому же «остальное голодающее население Ленинграда опять-таки может стать очагом эпидемии».

«После продвижения вперед финнов и осуществления блокады города отойти снова за Неву и район севернее этого участка передать Финляндии». Однако этот вариант неприемлем, поскольку «...Финляндия неофициально заявила, что она хотела бы, чтобы её граница проходила по Неве, исключая Ленинград. Как политическое решение — хорошее. Но вопрос о населении Ленинграда Финляндия не решит. Это должны делать мы».

В результате авторы записки предлагали следующее:

«Сначала герметически блокируем Ленинград и разрушаем город артиллерией и, возможно, вместе с авиацией. Когда террор и голод сделают своё дело, откроем отдельные ворота и выпустим безоружных людей... Остатки „гарнизона крепости“ останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город (если финны сумеют это сделать раньше, то не возражать), вывезем все, что осталось ещё живого, в глубь России и передадим район севернее Невы Финляндии».

При этом для успокоения «мирового общественного мнения» предлагалось «разрешить президенту США Рузвельту после капитуляции Ленинграда обеспечить его население продовольствием, за исключением военнопленных, или перевезти его в Америку под наблюдение Красного Креста на нейтральных судах». Естественно, авторы записки понимали, что это предложение не будет принято американцами, однако считали, что «его нужно использовать в целях пропаганды».

А вот что сообщал 7-го октября начальник оперативного отдела командования сухопутных войск генерал Йодль главнокомандующему сухопутными войсками генерал-фельдмаршалу Вальтеру фон Браухичу:

«Капитуляция Ленинграда, а позже Москвы не должна быть принята даже в том случае, если она была бы предложена противником... Следует ожидать больших опасений от эпидемий. Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступить в город. Кто покинет город против наших линий, должен быть отогнан назад огнем... Недопустимо рисковать жизнью немецкого солдата для спасения русских городов от огня, точно так же, как нельзя кормить их население за счёт германской родины... Эта воля фюрера должна быть доведена до сведения всех командиров».

Однако и с финской стороны ничего хорошего ждать не приходилось. Как докладывали из финского генштаба в министерство иностранных дел Финляндии в начале сентября 1941 года: «Оккупация финскими войсками Петербурга считается нереальной, поскольку у нас нет запасов продовольствия, чтобы выдавать его гражданскому населению».

Из этих документов, как справедливо подчёркивает Игорь Пыхалов, становится видно, что сдача Ленинграда обернулась бы страшной трагедией для его населения, которое буквально было обречено Гитлером на уничтожение.

Миф второй. Немцы могли взять Ленинград, но не захотели, так как перестали придавать ему значение.

А вот это уже клевета на нашу армию, которая якобы толком не умела воевать. Согласно этому мифу, немцы осенью 1941 года прекратили штурм города по причине того, что Гитлер решил взять Москву, куда перебросил ударные силы группы армий «Север». Мол, после этого немцы утеряли к городу на Неве всякий интерес...

Действительно, в сентябре 41-го года с Ленинградского фронта были сняты танковые и авиационные силы силы вермахта и переброшены на московское направление, а оставшиеся немецкие части перешли к жёсткой и активной обороне. Однако за этим стояла вовсе не стратегическая мудрость Гитлера, а безвыходное положение, в котором оказалась армия нацисткой Германии.

Как свидетельствуют архивные документы, в это время немцы понесли на всём своём Восточном фронте такие потери, что уже не могли больше наступать на всех направлениях. Тем более под Ленинградом части группы «Север» увязли в жестоких боях на Пулковских высотах и возле Шлиссельбурга. Кроме того, немцев беспрерывно атаковала 54-я армия Волховского фронта. Эта армия хоть и была наспех сформирована из неопытных новобранцев и брошена в бой буквально прямо с колёс эшелонов, но она отвлекла на себя немалые силы врага.

Немцам стало понятно, что Ленинград с ходу не взять, советское сопротивление неумолимо перемалывало тысячи жизней германских солдат. А тут ещё подошли сроки для проведения операции «Тайфун» — по взятию Москвы. Для Гитлера советская столица была важнее. Поэтому он и отдал командующему войсками группы армий «Север» фон Леебу вынужденный приказ остановить наступление на Ленинград. Фюрер велел ограничиться жёсткой блокадой города, дабы его защитники сами потом капитулировали...

Как видим, город был спасён от немецкой оккупации вовсе не по прихоти Гитлера, а в силу стойкости его защитников, буквально измотавших наступавшего врага под стенами Ленинграда!

Надо сказать, что город не давал покоя Гитлеру и в дальнейшем. В 1942 году он попытался снова взять город штурмом. Операцией должен был руководить лучший стратег Третьего рейха фельдмаршал фон Манштейн, которому после долгой осады удалось взять город-крепость Севастополь. Однако эти планы были сорваны наступательными операциями войск Волховского фронта. И хотя наши части понесли в тех боях тяжёлые потери, операция по штурму Ленинграда оказалась сорванной — свои ударные части Манштейна были вынуждены распылить на удержание советских частей Волховского фронта. А потом у немцев случилась катастрофа под Сталинградом, фельдмаршал срочно уехал на юг, и только после этого нацисты уже больше не помышляли о взятии города на Неве...

Следует отметить, что под Ленинградом друг другу противостояли не только солдаты враждующих армий. Шла ещё невидимая простому глазу смертельная дуэль спецслужб Советского Союза и Германии. К чести нашей контрразведки немцам не удалось организовать в тылах Лениградского фронта ни одного мало-мальски серьёзного диверсионного акта, который бы негативно отразился как на самой фронтовой обстановке, так и на настроениях защитников города. Впрочем, враг засылал свою агентуру не только с разведывательными или диверсионными целями.

Одно время главной целью гитлеровской разведки стал командующий Ленинградским фронтом Леонид Говоров. Однажды в руки контрразведки СМЕРШ попался немецкий агент, который якобы направлялся к командующему, чтобы… передать ему привет от некоего Вострикова. После тщательной проверки выяснилось, что это была тщательно задуманная провокация, дабы навлечь подозрения наших спецслужб на Говорова. А точнее – на весь штаб фронта. Можно представить себе последствия морального состояния наших бойцов и командиров, пройди эта немецкая уловка!

А в 1943 году случилась уже другая, не менее интригующая история.

28-го мая в штаб фронта явился высокий лейтенант. Он представился офицером, прибывшим из глубокой разведки в тылу врага. От помощника коменданта штаба лейтенант потребовал личной встречи с командующим фронтом, заявив, что имеет при себе сведения огромной важности. Помощник коменданта предложил ему пройти в разведотдел штаба. Но лейтенант упорно стоял на своём. Тогда помощник попросил визитёра предъявить документы.

Рассматривая предъявленную офицерскую книжку, помощник обратил внимание на то, что скрепки документа сделаны из нержавеющей стали (в Красной Армии скрепки делались из обычного железа). Предложив лейтенанту подождать, помощник вышел из своего кабинета в бюро пропусков. Там он через записку сообщил о странном визитёре в СМЕРШ, после чего вернулся. Через несколько минут раздался телефонный звонок. Помощник сказал лейтенанту, что его ждёт адъютант командующего.

Едва визитёр вышел в коридор, как контрразведчики скрутили ему руки и обыскали. Помимо всевозможных фиктивных документов и большой суммы денег в карманах лейтенанта нашли хорошо спрятанный заряженный пистолет. На допросе этот человек рассказал о себе всё: что он бывший командир взвода советской морской пехоты, что в своё время он добровольно перешёл к немцам, что немцы неоднократно перебрасывали его в наш тыл для совершения диверсионных и террористических акций, и он с поставленными задачами успешно справлялся – за это был даже награждён Железным крестом.

В этот раз ему поручили убить командующего Говорова. Сначала всё шло по плану. Его высадили на парашюте в Вологодской области близ Череповца. Оттуда он, обманув десяток патрулей и комендатур, благополучно добрался через «Дорогу жизни» до Ленинграда... Остановила диверсанта только бдительность помощника коменданта штаба фронта.

О чём всё это говорит? Прежде всего о том, что немцы делали всё, что только можно, лишь бы поставить непокорный город на колени. Не получалось на боевых позициях, тогда в ход шли провокационные уловки тайной войны, вплоть до дискредитации и физического устранения человека, командовавшего советскими войсками.

То есть, вопреки ревизионистским мифам, Ленинград не давал немцам покоя до самого конца блокады!

Миф третий. Глава Финляндии маршал Маннегрейм не желал войны с Советским Союзом, а его участие в блокаде было вынужденным

Вообще, у ревизионистов к личности Маннергейма наблюдается какой-то щенячий восторг. Мол, этот бывший генерал царской армии якобы очень любил Россию и Санкт-Петербург, где прошла его молодость. А виновником участия войны Финляндии на стороне Гитлера является исключительно агрессивное советское руководство. Мол, миролюбивая Финляндия вовсе не думала нападать на СССР летом 1941 года, однако 25-го июня советские самолеты нанесли бомбовый удар по финской территории, после чего обиженным финнам волей-неволей пришлось присоединиться к Гитлеру. Тем не менее, несмотря на коварство русских, благородный маршал Маннергейм не стал наступать дальше старой советско-финской границы и тем самым якобы спас Ленинград, который в противном случае был бы неминуемо взят его войсками...

Начнём с того, что Маннергейм никогда не испытывал никакой ностальгии по России. Для этого достаточно прочитать его мемуары — его карьера в российской армии закончилась раз и навсегда в 1917 году, сразу после революции. После этого Маннергейм навсегда связал свою судьбу с Финляндией и её интересами. В начале 1918 года он палец о палец не ударил для спасения мирного русского населения, проживавшего в этой стране, когда финны в ходе своей гражданской войны устроили массовую резню всех русских без исключения. Они ничего не сделал для поддержки белого движения, пытавшегося свергнуть большевиков — белые генералы ему были не менее отвратительны, чем красные вожди.

Заложенная им политическая русофобия стала основополагающей внешнеполитической доктриной Финляндии на долгие годы. Она-то, в конечном итоге, и подтолкнула Маннергейма к союзу с Гитлером.

Вот как историк Игорь Пыхалов описывает реальное начало войны между Финляндией и Советским Союзом в 1941 году. Ещё за сутки до начала нападения Германии, 21-го июня главные силы финского флота высадили 5-тысячный десант на демилитаризованные (согласно Женевской конвенции 1921 года) Аландские острова, арестовав находящихся там сотрудников советского консульства. Вечером того же дня финские подводные лодки поставили минные заграждения у эстонского побережья, причём их командиры получили приказ атаковать советские корабли, «если попадутся достойные цели». А 22-го июня финская диверсионная группа попыталась взорвать шлюзы Беломорско-Балтийского канала.

В тот же день Гитлер заявил, что на Севере немецкие войска сражаются в союзе с «героическими финскими братьями по оружию». Наконец, 23-го июня в 3 часа 45 минут вылетевшие из Восточной Пруссии немецкие бомбардировщики сбросили в воды фарватера между Кронштадтом и Ленинградом изрядную партию морских мин, после чего благополучно приземлились на финские аэродромы.

В этой ситуации, чтобы предотвратить дальнейшие налёты на Ленинград, на рассвете 25-го июня советские бомбардировщики нанесли удар по 18-ти аэродромам в Финляндии и Норвегии, где базировалась немецкая авиация. Это событие было немедленно использовано в Хельсинки как предлог для официального объявления войны СССР...

Интересно, что трубя на весь мир о «советской агрессии», между собой финские государственные деятели не считали нужным скрывать истинные цели войны.

«Нам необходимо объединить теперь все финские племена, нам нужно осуществить идею создания Великой Финляндии и добиться того, чтобы передвинуть границы туда, где проходит самая прямая линия от Белого моря до Ладожского озера», — заявил 25 июня на заседании финского парламента депутат Салмиала.

К 1-му сентября 1941 года финская армия сумела выйти на Карельском перешейке к линии старой государственной границы и, вопреки ревизионистским мифам, в течение нескольких дней пыталась её штурмовать. 3-го сентября финским частям удалось взять Старый Белоостров и ряд населённых пунктов за рекой Сестрой. Одновременно части финские 6-го корпуса Карельской армии двинулись в обход Ладожского озера через реку Свирь, чтобы замкнуть внешнее кольцо блокады и тем самым полностью отрезать Ленинград от страны. Командир корпуса генерал Пааво Талвела впоследствии признал, что Маннергейм ещё 5 июня 1941 года предложил ему командовать этим подразделением именно для атаки бывшей столицы империи. Ничего себе «ностальгия» по Санкт-Петербургу, однако!

В преддверии предстоящего взятия Ленинграда уже была заготовлена торжественная речь, с которой должен был выступить будущий президент Финляндии Юхо Паасикиви. В ней с настоящим русофобским пафосом говорилось:

«Пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находящаяся вблизи от наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна... Для нас, финнов, Петербург действительно принес зло. Он являлся памятником создания русского государства, его завоевательных стремлений».

Однако, по меткому замечанию Игоря Пыхалова, благодаря стойкости и мужеству защитников города эта патетическая речь пропала втуне. Опираясь на долговременные сооружения Карельского укрепрайона, советские войска заняли прочную оборону. 5-го сентября Старый Белоостров был отбит обратно. Не желая без толку умирать под неприступными дотами, финские солдаты стали в массовом порядке отказываться идти в атаку. После того как подобное произошло в четырёх полках, а общее количество отказников и дезертиров стало исчисляться тысячами, Маннергейм был вынужден окончательно отказаться от наступления на Ленинград...

Вот такой он был — этот мнимый «патриот» России и «почитатель» Санкт-Петербурга. Так что ответственность за блокадные страдания жителей города на Неве Мннергейм несёт ни чуть не меньше, чем немецкие захватчики. Как верно заметил по этому поводу историк Владимир Барышников: «если говорить, что Маннергейм спас Ленинград, тогда и Гитлер спас Ленинград! Вот они вдвоём и „спасали“ город 900 дней — с 1941 по 1944 год».

Миф четвёртый. Люди во время блокады потеряли человеческий облик, в городе вовсю процветало людоедство.

Да, самым жутким последствием блокады стал тотальный голод, обрушившийся на ленинградцев. Особенно страшной в этом плане была первая блокадная зима 1941—1942 года, когда еды не было никакой: главные городские запасы продовольствия сгорели при бомбёжках, а знаменитая «Дорога жизни» через Ладожское озеро ещё только налаживалась. Тогда от голода погибло больше 200 тысяч человек. Стоит ли удивляться, что доведённые до отчаяния люди спасались кто как мог. В том числе и… людоедством! Вот только некоторые сводки НКВД, от сообщения которых волосы становятся дыбом:

«Рабочий Ленинградского речного порта С. 42 лет, проживавший в барже в Гребном порту и его сын Николай 17 лет, убили проживавших совместно с ними двух рабочих. Трупы убитых расчленили, ели сами и променивали рабочим соседних общежитий на вино и папиросы под видом конского мяса… Сёстры И. Анастасия 29 лет и Серафима 16 лет, решив употребить в пищу человеческое мясо, совершили убийство своей 14-летней сестры, труп которой расчленили и употребили в пищу… Работница конторы «Союзутиль» П. 32 лет, жена красноармейца, имеет на иждивении двух детей 8 и 11 лет, привела к себе в комнату 13-летнюю девочку Е., убила её топором и труп употребляла в пищу… Л. 34 лет, уборщица 3-й стройконторы и её соседка по квартире К. 35 лет, безработная, употребляли в пищу труп умершего мужа Л., скрыв его от регистрации и похорон...

Всего к июню 1942 года за людоедство арестовано и осуждено 1965 человек».

В советские годы об этом не писали и не говорили. Но так было, и это тоже часть блокадной истории.

Однако с другой стороны, поразительны даже не сами случаи людоедства, а то, что они — опять-таки вопреки утверждениям ревизионистов — не носили столь массовый характер, какой могли бы иметь в таких нечеловеческих условиях. Этот феномен до сих пор внимательно изучается психологами всего мира, удивляющимися, что ленинградцы в своей основной массе сумели сохранить человеческий облик и не взбунтовались против властей, требуя капитуляции перед врагом.

Российский психолог Татьяна Карсаевская, в частности, написала по этому поводу:

«Осмысление блокады Ленинграда в русле цивилизационного подхода обнаруживает, что в менталитете блокадников в значительной степени сохранились ценностные установки православной общинной традиции, сложившейся в многовековой истории России...

Люди из поколения в поколение учились действовать вместе, понимать ближнего. Тайны и парадокс блокады в том, что город не превратился в место борьбы всех против всех, а произошло обратное… Люди не уединились, а словно сомкнули строй. Так, в доме, где мы жили, мальчик со второго этажа носил воду по обледенелой лестнице на шестой этаж для уже не встававших членов другой семьи. А когда в 1942 году в соседнем детсаду умерла мать двоих детей, отец которых погиб на фронте, то воспитательница из этого сада (потерявшая двух сыновей при эвакуации через Ладогу) усыновила сирот. Эта помощь была бескорыстной…

Спасались и выживали прежде всего те, кто помогал другим, вопреки интересам самовыживания. Помогали из чувства любви, сострадания, повинуясь внутреннему нравственному закону».

И они победили, несмотря на все выпавшие им чудовищные испытания! Этот подвиг также навеки вписан в сложную и героическую историю защиты города на Неве.

Олег Валентинов, специально для «Посольского приказа»

 

www.posprikaz.ru

Подвиг блокадного Ленинграда - Конкурс молодых историков "Наследие предков

Сербулл Д.А.

Введение

Блокада Ленинграда – наиболее трагический и героический период в истории ни только города, но и всего нашего государства. Для каждого, кто живет в Петербурге, блокада Ленинграда – ключевое событие. Для старшего поколения, которое носят в себе эти воспоминания, – это часть жизни, которую они никогда не забудут.

Целью моей работы является рассказать доступно о блокаде Ленинграда как о подвиге, достойный вечности.

Задачи: рассказать об истории города во время блокады и определить историческое значение защиты Ленинграда во время Великой Отечественной войны.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы и источников.

Захват Ленинграда был составной частью разработанного фашистской Германией плана войны против СССР – плана «Барбаросса». В нём предусматривалось, что Советский Союз должен быть полностью разгромлен в течение 3-4 месяцев лета и осени 1941 года, то есть в ходе молниеносной войны («блицкрига»). К ноябрю 1941 года германские войска должны были захватить всю европейскую часть СССР. Согласно плану «Ост» («Восток») предполагалось в течение нескольких лет истребить значительную часть населения Советского Союза, в первую очередь русских, украинцев и белорусов, а также всех евреев и цыган – всего не менее 30 миллионов человек. Ни один из народов, населявших СССР, не должен был иметь право на свою государственность или даже автономию.

К началу блокады в городе имелись лишь недостаточные по объёму запасы продовольствия и топлива. Единственным путём сообщения с блокадным Ленинградом оставалось Ладожское озеро, находящееся в пределах досягаемости артиллерии осаждающих. Пропускная способность этой транспортной артерии была несоответствующей потребностям города. Начавшийся в городе голод, усугублённый проблемами с отоплением и транспортом, привёл к сотням тысяч смертей среди жителей

Глава 1. Город во время блокады

Началом блокады считается 8 сентября 1941 года, когда была прервана сухопутная связь Ленинграда со всей страной. Однако жители города потеряли возможность покинуть Ленинград двумя неделями раньше: железнодорожное сообщение было прервано 27 августа, и на вокзалах и в пригородах скопились десятки тысяч людей, ожидавших возможности прорыва на восток. Положение осложнялось ещё и тем, что с началом войны Ленинград наводнили не менее 300000 беженцев из прибалтийских республик и соседних с ним российских областей.

Катастрофическое продовольственное положение города стало ясно 12 сентября, когда были закончены проверка и учёт всех съестных запасов. Продовольственные карточки были введены в Ленинграде 17 июля 1941 года, то есть ещё до блокады, однако это было сделано лишь для того, чтобы навести порядок в снабжении. Город вступил в войну, имея обычный запас продуктов. Нормы отпуска продуктов по карточкам были высокие, и никакой нехватки продовольствия до начала блокады не было. Снижение норм выдачи продуктов впервые произошло 15 сентября. Кроме того, 1 сентября была запрещена свободная продажа продовольствия (эта мера будет действовать вплоть до середины 1944 года). При сохранении «чёрного рынка» официальная продажа продуктов в так называемых коммерческих магазинах по рыночным ценам прекратилась.

В октябре жители города почувствовали на себе явную нехватку продовольствия, а в ноябре в Ленинграде начался настоящий голод. Были отмечены сначала первые случаи потери сознания от голода на улицах и на работе, первые случаи смерти от истощения, а затем и первые случаи каннибализма. В феврале того 1942 года за каннибализм осуждено более 600 человек, в марте – более тысячи. Запасы продовольствия пополнять было крайне сложно: по воздуху обеспечить снабжение такого большого города было невозможно, а судоходство по Ладожскому озеру временно прекратилось из-за наступления холодов. В то же время лёд на озере был ещё очень слабым, чтобы по нему могли проехать автомашины. Все эти транспортные коммуникации находились под постоянным огнём противника.

Несмотря на нижайшие нормы выдачи хлеба, смерть от голода ещё не стала массовым явлением, и основную часть погибших пока составляли жертвы бомбардировок и артиллерийских обстрелов. Исходя из фактически сложившегося расхода, наличие основных пищевых товаров на 12 сентября составляло:

  • Хлебное зерно и мука на 35 суток;
  • Крупа и макароны на 30 суток;
  • Мясо и мясопродукты на 33 суток;
  • Жиры на 45 суток;
  • Сахар и кондитерские изделия на 60 суток.

Нормы отпуска товаров по продовольственным карточкам, введённым в городе ещё в июле, ввиду блокады города снижались, и оказались минимальны с 20 ноября по 25 декабря 1941 года. Размер продовольственного пайка составлял:

  • Рабочим – 250 граммов хлеба в сутки;
  • Служащим, иждивенцам и детям до 12 лет – по 125 граммов;
  • Личному составу военизированной охраны, пожарных команд, истребительных отрядов, ремесленных училищ и школ ФЗО, находившемуся на котловом довольствии – 300 граммов;
  • Войскам первой линии – 500 граммов.

При этом до 50 % хлеба составляли практически несъедобные примеси, добавлявшиеся вместо муки. Все остальные продукты почти перестали выдаваться: уже 23 сентября прекратилось производство пива, а все запасы солода, ячменя, соевых бобов и отрубей было передано хлебозаводам, для того, чтобы уменьшить расход муки. На 24 сентября хлеб на 40 % состоял из солода, овса и шелухи, а позже целлюлозы (в разное время от 20 до 50 %).

В ноябре 1941 г. положение горожан резко ухудшилось. Смертность от голода стала массовой. Стала обычной скоропостижная смерть прохожих на улицах – люди шли куда-то по своим делам, падали и мгновенно умирали. Специальные похоронные службы ежедневно подбирали на улицах около сотни трупов.

Ещё одним важным фактором роста смертности стал холод. С наступлением зимы в городе практически кончились запасы топлива: выработка электроэнергии составляла всего 15 % от довоенного уровня. Прекратилось централизованное отопление домов, замёрзли или были отключены водопровод и канализация. Остановилась работа практически на всех фабриках и заводах (кроме оборонных). Часто пришедшие на рабочее место горожане не могли выполнить свою работу из-за отсутствия подачи воды, тепла и энергии.

Главным отопительным средством стали особые мини-печки. Они стояли в большинстве квартир. В них жгли всё, что могло гореть, в том числе мебель и книги. Деревянные дома разбирали на дрова. Добыча топлива стала важнейшей частью быта ленинградцев. Из-за нехватки электроэнергии и массовых разрушений контактной сети прекратилось движение городского электротранспорта, в первую очередь трамваев. Это событие было отмечено всеми как важный фактор, способствовавший росту смертности.[1]

Под руководством Центрального Комитета Коммунистической партии, Советского правительства, Государственного Комитета Обороны, Военного совета Ленинградского фронта и Ленинградской парторганизации трудящиеся города Ленина и воины фронта и флота при поддержке всей страны, ценой огромного напряжения сил и величайшего героизма создали надежную связь блокированного Ленинграда с Большой землей.

В суровую осень 1941 г. моряки и речники Ладоги, используя все силы и средства, осуществляли перевозки по бурному озеру до самого последнего дня, когда лед, сковавший воды Ладоги, сделал движение судов и кораблей невозможным.

Зимой 1941-42 г. ленинградцы, преодолев огромные трудности, проложили по льду Ладоги знаменитую ледовую Военно-автомобильную дорогу. В этот небывало тяжелый момент, когда беспощадная рука голода сдавила Ленинград, тоненькая нить ледовой трассы спасла город, сделала возможным продолжение его обороны. Героизм, воля и мужество ленинградцев превратили зыбкий и непрочный ладожский лед в несокрушимый фундамент будущей победы.

Предусмотрительно, дальновидно началась подготовка к навигации 1942 г. на Ладожском озере. Была проделана гигантская по своим масштабам работа. Прокладывались шоссейные и железные дороги, сооружались порты, ремонтировались и строились новые суда. В эту работу были втянуты десятки тысяч людей, и это позволило организовать перевозки, в таких масштабах, которые обеспечили необходимый минимум жизненно важных припасов для Ленинграда. Перевозки в Ленинград, а также эвакуация населения, вывоз промышленного оборудования и материалов дали возможность еще более усилить обороноспособность Ленинграда, превратить его в несокрушимую крепость. Доставка в Ленинград значительных по численности людских контингентов, боеприпасов и вооружения позволила накопить силы и подготовиться к операции по прорыву блокады города.

Зимой 1942-43 г. для перевозок снова была использована, проложенная по льду Ладоги, ледовая Военно-автомобильная дорога и было предпринято строительство ледовой железнодорожной переправы.

Ладожская коммуникация, не имевшая аналогов в мировой истории по масштабам деятельности, по сложности сооружения, опасностям, связанным с ее строительством и эксплуатацией, могла родиться, жить и развиваться лишь благодаря неиссякаемому творчеству советских людей. Вначале слабая и легко уязвимая Ладожская коммуникация постепенно крепла, совершенствовалась и превратилась в мощную, хорошо организованную транспортную артерию стратегического значения, несмотря на постоянное воздействие противника, который стремился прервать связь Ленинграда со страной. По ней непрерывным потоком текли в блокированный Ленинград различные грузы, и прежде всего продовольствие, доставлялись пополнения фронту и флоту, производилась эвакуация. За весь период действия Ладожской коммуникации с начала блокады и до 30 марта 1943 г., когда растаяла вторая ледовая дорога, по ней было доставлено в Ленинград без малого 1,5 млн. т грузов и около 450 тыс. человек, главным образом военнослужащих, и вывезено из Ленинграда, не считая переброски нескольких воинских соединений, более 1 млн. 200 тыс. человек, в основном жителей города, и большое количество эвакогрузов.

Эти цифры поражают. За каждым килограммом доставленного хлеба, за каждым ящиком снарядов, за каждой тонной горючего – усилия десятков и сотен тысяч людей, подвозивших грузы к Ладоге, прокладывавших дороги, ремонтировавших и строивших суда, стоявших за штурвалами кораблей, пересекавших Ладогу, сидевших за рулем автомашин, днем и ночью двигавшихся в Ленинград, защищавших Ладожскую коммуникацию от противника.

В январе 1944 г. блокада была полностью снята. В результате мощного наступления Красной Армии немецкие войска были отброшены от Ленинграда на расстояние 60 – 100 км и, через 872 дня после начала, блокада закончилась.[2]

Глава 2. Историческое значение блокады Ленинграда

История войн не знала такого примера массового героизма, мужества, трудовой и боевой доблести, какую проявили защитники Ленинграда. Огромная заслуга в этом Ленинградской городской и областной партийных организаций, их умелая и оперативная организаторская деятельность и высокий авторитет у населения и в войсках. За первые три месяца войны здесь были сформированы десять дивизий народного ополчения, 16 отдельных артиллерийско-пулеметных батальонов, десятки маршевых подразделений для пополнения народноополченческих частей, многочисленные отряды местной противовоздушной обороны. Были подготовлены десятки тысяч медицинских работников, развернуты многочисленные госпитали, проведен ряд других важных мероприятий по обеспечению боевых действий войск и населения города.

Ни массовые жертвы, ни постоянные чрезмерно напряженные бои не сломили боевой дух и доблесть защитников города Ленина. Ленинградцы, воины фронта и флота предпочитали смерть в борьбе с врагом, нежели сдать город.

Трудно переоценить трудовую доблесть рабочего класса города Ленина. Люди трудились с исключительным энтузиазмом, недоедая и недосыпая, под артиллерийским огнем и бомбовыми ударами авиации.

Несмотря на варварские действия немецко-фашистских войск трудящиеся ленинградских предприятий героически выполняли задачи, которые им были поручены. Так, с июля и до конца 1941 г. они изготовили 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов, свыше 3 тыс. полковых и противотанковых пушек, около 10 тысяч минометов, свыше 3 миллионов снарядов и мин, более 80 тыс. реактивных снарядов и бомб. Выпуск боеприпасов во втором полугодии 1941 г. по сравнению с первым увеличился в 10 раз.

Разгром немецкой группировки, державшей город в осаде в течение неслыханно тяжелых 900 дней, стал одним из важных этапов на пути полного изгнания с советской земли и уничтожения немецко-фашистских захватчиков. «Ленинградская победа, – говорил М. И. Калинин, – это военная победа, имеющая значение не только для Ленинграда, но и для всего хода борьбы советского народа против немецких захватчиков».

Жители Ленинграда и защитники города на Неве, испытывая нечеловеческие трудности фашистской блокады, показали великое мужество и стойкость. «Жестокие трудности борьбы с ненавистными врагами нашей родины, – говорил А. А. Жданов на заседании Верховного Совета СССР 18 июня 1942 г., – не сломили энергии и мужества защитников Ленинграда. Ни бомбежки с воздуха, ни артиллерийские обстрелы, ни трудности со снабжением города, ни попытки врага расстроить наши боевые ряды морально при помощи отравленной ядом пропаганды через фашистские листовки, через своих шпионов и лазутчиков, ни разрушение врагом мировых культурных ценностей Ленинграда не достигли цели, которую поставил враг. Наоборот, суровые испытания, выпавшие на долю ленинградцев, еще более закалили нашу волю к борьбе и победе, еще выше подняли наш боевой дух и готовность идти на преодоление любых трудностей во имя победы над гитлеровской Германией, еще сильнее разожгли ненависть к врагу, ярость в борьбе за истребление немецко-фашистских захватчиков...».

Беспримерное мужество и героизм ленинградцев, их беззаветная преданность идеям коммунизма вдохновляли советских людей на борьбу с фашизмом. [3]

Огромное практическое и моральное значение героической обороны Ленинграда состоит в том, что город, несмотря на неслыханные испытания и лишения, остался непокоренным и служил образцом непоколебимого мужества. Даже в условиях вражеского окружения промышленный потенциал Ленинграда продолжал служить делу борьбы с врагом на всех фронтах.

Лишения и жертвы, понесенные в период фашистской блокады жителями Ленинграда и воинами, защищавшими город, неизмеримы. И все же трудно представить те бедствия, которые могли выпасть на их долю, если бы не было Ладожской коммуникации. Без перевозок, осуществлявшихся по Ладожскому озеру зимой и летом, не могло быть и речи о поддержании обороны города, тем более не могло быть речи об активных боевых действиях армии и флота, находившихся в блокадном кольце, о подготовке разгрома фашистских войск под Ленинградом.

Ладожская магистраль стала одним из важнейших факторов победы под Ленинградом. В течение всего периода блокады Ленинграда она являлась органической частью фронта, а ее воины-моряки и речники, автомобилисты и дорожники, зенитчики и летчики, строители, связисты, железнодорожники и все, кто служил на Ладоге и обеспечивал перевозки, – были одним из боевых отрядов героических защитников города Ленина. Подвиг тех, кто сражались и боролись на Ладожской магистрали, был высоко оценен Партией и Правительством. Более 2 тыс. из них были награждены орденами и медалями Советского Союза.

Все эти обстоятельства позволяют с полным основанием констатировать, что оборона Ленинграда стоит в ряду важнейших узловых сражений Великой Отечественной войны.

«История знает немало примеров героической обороны крепостей и городов, – говорил Л. И. Брежнев. – Сквозь века и тысячелетия дошли до нас сказания и легенды о борьбе защитников античной Трои, рассказы историков о жестоких боях под стенами осажденного Карфагена. Никогда не будут забыты отвага защитников Севастополя в годы Крымской войны в середине прошлого века, доблесть русских и болгарских героев Шипки. Как пример упорства и ожесточенности вошли в военную историю многомесячные бои за Верден в первую мировую войну. Но легенды седой старины и трагические страницы не столь далекого прошлого бледнеют перед той несравненной эпопеей человеческого мужества, стойкости и самоотверженного патриотизма, какой была героическая 900-дневная оборона осажденного Ленинграда в годы Великой Отечественной войны.

27 января 1944 г. на берегах Невы прогремел торжественный артиллерийский салют, возвестивший о полном освобождении Ленинграда от фашистской блокады, о великой победе Советских Вооруженных Сил. В течение нескольких дней гитлеровцы, создавшие под Ленинградом мощную долговременную систему «обороны, так называемый «Северный вал», твердившие, что они сдавили город непробиваемым стальным кольцом, были разгромлены. Советские воины нанесли отборным фашистским соединениям жестокое поражение и к концу января 1944 г. отбросили их от стен Ленинграда на 70 – 100 км. [4]

Это был один из самых выдающихся, самых потрясающих массовых подвигов народа и армии во всей истории войн на земле. Мужество ленинградцев, доблесть защитников города Ленина навсегда сохранятся в благодарной памяти нынешнего и грядущих поколений советских людей».

В годы блокады погибло, по разным данным, от 300 тыс. до 1,5 млн. человек. Так, на Нюрнбергском процессе фигурировало число 632 тысячи человек. Только 3% из них погибли от бомбёжек и артобстрелов; остальные 97% умерли от голода.

Большинство умерших в блокаду жителей Ленинграда похоронено на Пискарёвском мемориальном кладбище на Выборгской стороне. Это самое памятное место Санкт-Петербурга. Площадь кладбища составляет 26 га, длина стен равна 150 м с высотой 4,5 м. В длинном ряду могил лежат жертвы блокады, число которых только на этом кладбище составляет 640 000 человек погибших от голода и больше чем 17 000 людей, ставших жертвами воздушных налетов и артиллерийских обстрелов. Общее число жертв среди гражданского населения в городе за все время войны превышает 1,2 миллиона человек.

Также тела многих погибших ленинградцев были кремированы в печах кирпичного завода, находившегося на территории нынешнего Московского парка Победы. На территории парка построена часовня и установлен памятник «Вагонетка» — один из самых страшных памятников Петербурга. На таких вагонетках вывозили в близлежащие карьеры после сожжения в печах завода прах погибших.

Заключение

Блокада Ленинграда – это подвиг, достойный вечности.

Приказом Верховного Главнокомандующего от 1 мая 1945 г. Ленинград вместе с Сталинградом, Севастополем и Одессой был назван городом-героем за героизм и мужество, проявленные жителями города во время блокады… 8 мая 1965 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР Город-герой Ленинград был награждён орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда».

Историческое значение обороны Ленинграда огромно. Советские воины, остановив вражеские полчища под Ленинградом, превратили его в мощный бастион всего советско-германского фронта на северо-западе. Сковывая значительные силы отборных фашистских войск на протяжении 900 дней, Ленинград тем самым оказал существенную помощь развитию операций на всех других участках обширного фронта. В победах под Москвой и Сталинградом, под Курском и на Днепре – весомая доля защитников Ленинграда.

Это был один из самых выдающихся, самых потрясающих массовых подвигов народа и армии во всей истории войн на земле. Мужество ленинградцев, доблесть защитников города Ленина навсегда сохранятся в благодарной памяти нынешнего и грядущих поколений советских людей».

Список использованной литературы и источников

  1. Барышников Н. И. /Блокада Ленинграда и Финляндия. 1941 – 1945. СПб-Хельсинки, 2002. – стр. 20
  2. Жуков Г.К. /Воспоминания и размышления: В 3 т. – М.: Новости, 1990.
  3. Кислицин Н.Г./ Ленинград не сдается. – М.: Прогресс, 1995. – с.129-130
  4. Орлов А.С., В.А.Георгиева. История России. – М.: Проспект, 2008. – с.400-402
  5. Самсонов А.М./ Вторая Мировая война. 1939 – 1945. Очерки важнейших событий. – М.: Наука, 1990. – с.33-36
  6. Свободная энциклопедия – Википедия
  7. Храмкова Е.Л. Тыл России в годы Великой Отечественной войны 1941 –1945гг. – Самара, 2000.-с.194
  8. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней / А.С.Орлов В.А.Георгиев, Н.Г.Георгиева. Т.А.Сивохина. – М.: Проспект, 2000. – с.589

Примечания

[1] Свободная энциклопедия - Википедия

[2] Храмкова Е.Л. Тыл России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг.

[3] Жуков Г.К. «Воспоминания и размышления» , 1990

[4] Самсонов А.М./ Вторая Мировая война. 1939-1945. Очерки важнейших событий

ist-konkurs.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *