cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Известные фонетисты – Выдающиеся ученые-фонетисты. Их теоретический вклад в развитие науки

это... Фонология: определение, предмет, задачи и основы

Среди множества лингвистических дисциплин особенно стоит выделить такой раздел, как фонология. Это наука, изучающая звуковой строй языка, реализацию фонем в нем. Осваивают данную дисциплину на первых курсах специальностей, связанных с переводом, преподаванием языков, в особенности русского.

Мы с вами рассмотрим, что такое фонология, каковы ее предмет и задачи, строй нашего языка на данном уровне. Также познакомимся и с основной терминологией этого раздела.

Определение

Начнем наш разговор с самого определения.

Фонология – это раздел современного языкознания, который рассматривает звуковой строй языка, функционирование различных звуков в его системе и их характеристики.

Относится она к теоретической лингвистике. Основная языковая единица, которую изучает наука, – фонема.

Зародилась она в 70-80-х годах 19-го века в России. Основатель ее – Иван Александрович Бодуэн де Куртене, русский ученый с польскими корнями. В 30-х годах 20-го века оформилась как самостоятельная наука. Сегодня является одной из основных филологических дисциплин и занимает первое место в цикле предметов теоретической грамматики языка.

Предмет и задачи

Как и любая другая наука, данный раздел лингвистики имеет свои задачи и предмет.

Предмет фонологии – фонема, которая является минимальной языковой единицей. Именно ее изучают ученые-фонологи. Невнимательные студенты могут считать, что предметом является звук, но это вовсе не так. На самом деле их изучает другая дисциплина – фонетика.

Второй вопрос, который следует рассмотреть, – задачи. К ним относятся:

  • реализация в языке;
  • анализ сущности;
  • установление соотношений между фонемой и звуком;
  • описание системы фонем и их модификаций;
  • описание фонологической системы;
  • связь между фонемой и другими значимыми единицами языка – морфемами и словоформами.

И это далеко не все задачи фонологии. Стоит отметить, что вышеперечисленные приоритетны для всех существующих ныне фонологических школ.

Известные лингвисты-фонологи

Как уже отмечалось выше, основоположником науки стал Иван Александрович Бодуэн де Куртене. Он разработал ее основы, дал толчок к дальнейшему ее развитию.

Не менее известен и его ученик Николай Сергеевич Трубецкой, написавший знаменитые «Основы фонологии». Он значительно расширил научный аппарат дисциплины, описал основные классификации и понятия.

Работали в данном разделе языкознания и Роман Осипович Якобсон, Лев Владимирович Щерба, Аврам Ноам Хомский и многие другие.

Немало научных трудов посвящено проблемам данного раздела языкознания. Следует отметить следующие статьи и монографии, которые дадут исчерпывающее представление о развитии науки, ее основных постулатах:

  • Р. И. Аванесов, В. Н. Сидоров издали в свое время монографию "Система фонем русского языка".
  • Довольно известна работа С. И. Бернштейна "Основные понятия фонологии".
  • Й. Вахек, "Фонемы и фонологические единицы".

Тем, кто интересуется историей вопроса, пригодится книга Л. Р. Зиндер "Основные фонологические школы".

Отметим также работы:

  • С. В. Касевич, "Фонологические проблемы общего и восточного языкознания".
  • Т. П. Ломтем, "Фонология современного русского языка на основе теории множеств".
  • В. И. Постовалов, "Фонология".

А. А. Реформаторский - автор трех трудов, в которых детально освещаются основы науки:

  • "Из истории отечественной фонологии".
  • "Очерки по фонологии, морфологии и морфонологии".
  • "Фонологические этюды".

Фонологические школы

Вопросами фонологии занимались разные лингвистические школы. Наиболее известны труды ученых, входивших в Пражский лингвистический кружок, к которым относились Н. Трубецкой и Р. Якобсон.

Свое виденье имели ученые из Московской фонологической школы, к которой относился А. Реформаторский. Представители данного направления уделяли внимание изучению тождества звуковых оболочек фонем.

Представители Ленинградской школы, в том числе и известный лингвист Л. Щерба, считали, что наука, наоборот, должна изучать их различие.

Но вне зависимости от взглядов ученые придерживаются единой терминологии и определений.

Терминология

Как уже говорилось, фонология – это наука, которая изучает фонемы. Как и любая другая область знаний, она имеет свой терминологический аппарат.

К основным ее понятиям относятся: фонема, аллофон, позиция фонемы, гиперфонема, архифонема и другие. Рассмотрим основные из них.

  • Фонема – минимальная неделимая языковая единица. Служит для построения словоформ и выполняет смыслоразличительную функцию. Реализуется с помощью звуков - фонов. Стоит отметить, что она достаточно абстрагирована от конкретных звуков речи.
  • Аллофон - реализация определенной фонемы в зависимости от ее фонетического окружения.
  • Гиперфонема – фонема, которая объединяет в себе признаки двух парных звуков.
  • Архифонема – фонема, имеющая совокупность признаков нейтрализующихся фонем.
  • Позиция фонемы – реализация ее в речи. Выделяют конститутивные и комбинаторные позиции.
  • Конститутивная позиция - реализация фонемы в зависимости от места в речи. Например, безударный или ударный слог для гласных.
  • Комбинаторная позиция - реализация в зависимости от фонетического окружения. Например, гласные в позиции после твердых или мягких согласных имеют разную характеристику.
  • Сильная позиция фонемы - положение, в котором она отчетливо проявляет свои свойства.
  • Слабая (второе название - позиция нейтрализации) - позиция, в которой фонема не выполняет различительной функции.
  • Нейтрализация - совпадение разных фонем в одном аллофоне.
  • Дифференциальные признаки фонем - признаки, по которым они отличаются между собой.

Это далеко не полный перечень терминов, которыми оперирует фонология. Языкознание в целом также использует некоторые из них в других разделах - фонетике, грамматике.

Фонологический строй русского языка

Каждый язык отличается своей фонологической системой. В русском языке на сегодняшний день выделяют 43 фонемы. Из них 6 – гласные и 37 – согласные.

При этом каждая из них характеризируется наличием или отсутствием определенного набора признаков.

Гласные фонемы обладают следующим рядом функциональных характеристик: степень подъема, где выделяют верхний, средний и нижний подъем, отсутствие или наличие лабиализации.

Согласные имеют более внушительный ряд характеристик. Тут отмечают следующие признаки, большинство из которых разбито на пары. Так, фонемы бывают:

  • шумные или сонорные;
  • глухие или звонкие.

По характеру образования:

  • смычные;
  • аффрикаты;
  • щелевые;
  • дрожащие;
  • губные;
  • зубные;
  • небные;
  • твердые или мягкие.

Данные характеристики хорошо известны тем, кто изучает русский язык. Фонетика, фонология – науки, которые оперируют данными характеристика, а студенты-филологи обязаны не просто заучить данный набор характеристик, но и уметь применять их на практике, характеризуя те или иные фонемы в зависимости от их позиции в слове.

Фонологическая транскрипция

Еще одно определение, которым оперирует данный раздел языкознания, – фонологическая транскрипция. Это также одно из обязательных умений, которое следует освоить студентам-филологам. Фонологическая транскрипция – это запись передачи звучания слов с помощью специальных условных знаков, которые отображают фонемы, используемые в словах.

При этом на бумаге фиксируются только основная фонема, аллофоны при этом не указываются. Для записи используются как символы кириллического алфавита, так и латиница, а также ряд диакритических знаков.

Выводы

Фонология – это один из основных разделов языкознания. Данная наука изучает функционирование фонем, минимальных языковых единиц. Она имеет более чем столетнюю историю, собственный терминологический аппарат, задачи и предмет исследования.

Студенты-филологи изучают ее на первом курсе университета, перед знакомством с фонетикой или же параллельно с ней. Знание основ данной дисциплины в дальнейшем помогает не только усвоить грамматику, но и правила орфографии и орфоэпии.

fb.ru

Фонетист Михаил Штудинер правильно произносит топонимы Москвы — The Village

Михаил Штудинер, автор «Словаря образцового русского ударения»:

Невозможно заставить людей говорить по-другому, поэтому давать рекомендации можно только тем, кто сам хотел бы совершенствовать свою устную речь. Для этого мы и составляем справочники — в них люди могут посмотреть, что их интересует, и почерпнуть новую информацию.

Есть разница между тем, что мы называем языковой нормой, и кодификацией. «Норма» так и переводится на русский язык с латыни — «норма», а «кодификация» происходит от латинского «codex», что означает «книга». Литературная норма складывается стихийно, в неё никаким декретом нельзя внести изменения. Также нельзя заставить людей что-то начать употреблять в речи, а что-то изъять из употребления. Кодификация — это преподнесение нормы в виде правил и иногда в виде очень жёстких рекомендаций. То есть кодификация влияет на то, как люди говорят. Например, я бы с удовольствием употреблял слово «шоферá» — именительный падеж множественного числа. Но я стараюсь этого не делать, потому что тот круг людей и та социальная группа, к которой я хотел бы относиться, так не говорит. Кодификация предполагает вариант «шофёры». В какой-то степени это показатель социальной принадлежности человека, и поэтому я откажусь от варианта «шоферá», в котором нет ничего плохого, и буду сознательно культивировать вариант «шофёры».

Когда начинают рассуждать о литературном языке, говорят, что это язык нормированный. Я думаю, под «нормиро́ванным языком» имеют в виду именно кодификацию. Кодификация – это не измышления языковедов, они просто наблюдают, как люди говорят, собирают информацию: всегда имеет большое значение то, кто именно говорит. Важно знать, москвич ли этот человек, в каком поколении он является москвичом и люди каких профессий его окружают. Представители старшего поколения могут сохранять какие-то черты так называемого старомосковского произношения. Например, в глагольных формах на «ся» или на «сь». «Он клялся», «я клянусь» — в старомосковском произношении согласный «с» твёрдо звучит: «я клянус». Ещё одной чертой старомосковского произношения, которую можно встретить и в речи молодого поколения, считается сохранение долгого звонкого мягкого согласного «жьжь». Это встречается на месте сочетаний «зж» или «жж», то есть не на стыке приставки и корня, допустим, в слове «разжечь», а внутри корня: «езжу», «позже», «дожди». Старомосковское произношение именно такое. Мы не можем его культивировать, однако при чтении текстов поэтов XIX–XX веков нужно это учитывать. 

Существуют также профессиональные варианты ударения. Например, системное расстройство речи называется афáзия, а медики говорят: «афази́я». В медицине во многих словах ставят ударение на «ия». Кто-то из лингвистов считает, что профессиональные варианты ударения за пределами литературной нормы, а я рассматриваю многие из них как её варианты. 

Можно сказать, что на наших глазах меняются словарные рекомендации. Это означает, что меняется произношение. Когда-то все словари рекомендовали, например, вариант ударения «патриáрхия». И в словаре для работников радио и телевидения стоял именно этот вариант как единственный. Единообразие помогает избежать разнобоя в эфире и не отвлекает слушателя или зрителя от содержания. Переключать внимание аудитории на форму нежелательно, поэтому важно, чтобы по крайней мере в рамках одной передачи слово произносилось одинаково. Но, допустим, журналист беседует с представителем какой-то профессии. Общелитературный вариант ударения один, а профессионал произносит по-другому. Так, вариант «патриархи́я» пришел в общелитературное употребление из речи церковнослужителей. Изменение рекомендаций в словарях произошло потому, что составители словарей слышат живую речь и отражают её в словарях. В данном случае это связано и с усилением роли церкви в жизни российского общества.

Иногда наблюдается противоречие между историей возникновения названия и тем, как в повседневной жизни оно употребляется. Я живу в Ясеневе, и по дороге туда есть улица, которая была названа в честь известного советского экономиста. Если мы поищем в Большом энциклопедическом словаре имя этого экономиста, мы увидим следующее ударение: «Острови́тянов». А в топонимическом словаре «Имена московских улиц» стоит уже другое ударение — «Островитя́нов».

Сейчас есть своя особенная подсистема произнесения заимствованных слов. Раньше все орфоэпические словари указывали, как правильно их произносить: с твёрдым или мягким согласным перед буквой «е». «Темп» или «тэмп», «новелла» или «новэлла». Многие заимствования мы произносим не так, как исконно русские, например «Гётэ». И как тогда читать пушкинские строчки? «Он с лирой странствовал на свете под небом Шиллера и Гете». Потому языковеды и консервативны: пока можно сохранить что-то традиционное, они стараются это делать. Здесь, правда, надо уметь находить золотую середину: не стоит раньше времени вводить новое и не стоит заставлять людей использовать то, что уже ушло из языка. Поиски такой золотой середины — довольно трудная задача.

www.the-village.ru

Краткая история развития и формирования интонологии

Данная статья посвящена истории изучения интонации, формирования интонологии, как отдельной области языкознания. Несмотря на давний интерес лингвистов, многие проблемы интонации остаются актуальными и сегодня. Автор интересуется различными направлениями исследований интонации, причинами медленного развития интонологии и старается выяснить почему, несмотря на многовековую историю изучения этой области, в 1958 году А. Шарп назвал интонацию Синдереллой лингвистики.

Ключевые слова: интонация, тонограмма, фонетика, интонирование речи.

Краткая история развития и формирования интонологии

Фонетика, как отдельный предмет, изучается относительно недавно. Конечно, ученые временами исследовали отдельные вопросы этой области языкознаниия. Постепенно обогащаясь исследованиями, научными открытиями, практическими знаниями и теоретическими основами фонетика стала самостоятельной и очень интересной частью языкознания. Но, как известно «Научное изучение языка будет неполным, если в стороне останутся проблемы исторических изменений в лексиконе, в грамматическом строе, в организации звуковой системы языка», считает И. П. Сусов [5]. «Основными задачами истории языка является анализ эволюционных изменений всех языковых явлений на протяжении столетий. История языка исследует внутренние закономерности, которым подчиняется развитие всех компонентов языка: грамматический строй, словарный состав, орфографические особенности, фонетический строй (звуковая материя языка)»[1] .

Интонация все еще остается наименее изученной частью лингвистики. Результаты редких исследований, изучающих звуковой состав отдельных языков были не достаточны для формирования новой области языкознания. Фонетику как отдельную часть грамматики лингвисты принимают со второй половины XIX столетия. Разностороннему изучению интонации лингвисты приступили во второй половины ХХ столетия. Нельзя сказать, что до этого интонация совершенно не изучалась. Но к середине ХХ столетия эта область была столь мало изучена, что А. Шарп в 1958 году назвал ее Синдереллой лингвистики [9, с. 6].

Существует много сходств в интонации музыки и интонации речи. Этого нельзя сказать об истории их изучения. На протяжении многих веков люди пытались найти способы точного отражения музыки. Впервые об интонации музыки написали китайцы. Еще в III–VII веках, в Китае были заложены основы нотного стана. Это был трактат, в котором с помощью цифр были описаны 5 тонов китайской музыки. Было определено 7 ступеней гаммы и описаны 84 лада. Эти лады отличались от европейских лад, не только качеством, но и количеством. В античной Греции, в древнем Египте, в Месопотамии были попытки письменной фиксации музыки. Искали способы точного отражения, прежде всего звуковысотности, и позже ритма музыки. Первоначально это были универсальные графические знаки вербального характера, после это были буквы и слоги [2, с.386].

Первые сведения об интонации речи относятся ко второй половине ХVI века. В 1551 году была опубликована первая книга о мелодике английской речи. Автор этой работы был англичанин Джон Харт. Ученый впервые пытался разобраться в просодических особенностях английского языка. Различая 6 типов словесного ударения, он использовал маленькую черточку перед главным ударным слогом, которым мы пользуемся до сих пор. Эту работу можно считать началом истории фонетики английского языка. Лингвист пишет о фразовом ударении, и впервые дает информацию о фразовых единицах. В этой книге он описал правила пунктуации, дифференцировал интонацию вопросительных и восклицательных предложений. Именно Джон Харт впервые написал о мелодике речи, которая сейчас называется нисходящим тоном. Его работа послужила толчком для дальнейших дискуссий и становления интонологии как отдельной области лингвистики. В напечатанной в 1633 году книге, С. Батлер описал два основных тона английского языка. М. М. Флинт продвигается дальше в своих открытиях, различает несколько типов просодии. В конце XVIII века Д. Стил и Д. Уолкер придавали большое значение роли интонации в речи [9]. Г. Суит включил в систему интонирования речи известные на тот период музыкальные знаки. Будучи слишком сложной, для обычного пользователя, его система оказалась безуспешной - трудно разбираться в этой системе, не имея музыкального образования. На основе его транскрипции в начале ХХ века был создан международный фонетический алфавит.

Автор уникальных идей, не теряющих свою актуальность и сегодня, Ж. Ж. Руссо считал, что просодия является главной отличительной особенностью языков [4]. Появились работы посвященные ритмичности языков (Г. Суит, Пъерсон, Ж. Ж. Руссо). К этому времени лингвисты уже различали пять голосовых уровня. В 1891 году Ж. П. Руссло впервые применил кимограф для фонетических исследований, который графически обозначал вибрации воздуха при произношении звуков. Начиная с конца XIX столетия, ученые начали изучать индивидуальные особенности речи, исследовать влияние физических данных на качество речи.

Авторами нынешней системы интонирования были Д. Джоунз и Г. Клинхардт. Признавая четыре основных тона, Г. Суит предложил свой вариант структурного деления интонации. В 90-х годах лингвисты рисовали линии и дуги для интонирования речи и указывали тембр голоса, используя чисто музыкальные знаки, такие как скрипичный и басовый ключи. Большим минусом в системе было отсутствие знаков для каждого слога. Они указывали только слова. В начале ХХ столетия лингвисты уже отмечали каждый слог в тонограмме и различали два основных тона. Структурное деление интонации, определенное Г. Е. Палмером еще в начале ХХ столетия до сих пор остается без изменений. Работа Л. И. Армстронга и И. С. Уорд оказалась очень значимой для развития интонологии. Ученые провели научный анализ английской интонации. Эта система имела и дидактическое значение. Л. И. Армстронг и И. Уорд большее значение придавали мелодике речи и считали, что ударение присутствует через определенный интервал времени. Из-за контрастов в их системе, Д. Кристал считал, что она на шаг отстает от системы Г. Е. Палмера. Период с 1551 (работа Д. Харт) до середины ХХ столетия можно считать первым этапом формирования интонологии [9].

«История языка как наука начала развиваться относительно поздно. Лишь в XVI—XVII веках в европейских странах отмечается большой интерес к родным языкам. Создаются первые описательные грамматики английского, немецкого, нидерландского, шведского. Выходят в свет первые словари германских языков. Ученые XVIII века высказывали предположения о генетической связи языков и об их исторической изменчивости. Знакомство с санскритом во второй половине XVIII века приблизило языковедов к созданию сравнительно-исторического метода, где сравнение является средством, а исторический подход к языку - главным принципом исследования. Основоположниками сравнительно-исторического метода являются немецкий лингвист Фр. Бопп и датский языковед Р. Х. Раск. В. Гумбольдт заложил основы общего теоретического языкознания, поставив и разрешив ряд важнейших проблем языкознания. Он как Бопп, Соссюр, Фортунатов, Бодуэн де Куртенэ, оказал глубокое влияние на деятельность целых лингвистических школ», пишет Н. С. Колотилова [1].

Начиная с ХIХ века в тонограммах, составляемых разными учеными прослеживается некая общность. Х. Коломан, Г. Краузе, У. Рипман также внесли свой вклад в формирование тонограммы, но их попытки не имели успеха. Постепенно образовывались школы, которые придерживались разных точек зрения в отношении фонологии, фонемы и интонации в частности. В начале ХХ века отдельные ученые начали изучать интонацию. Объектами этих исследований в основном были звуки или фонемы. Именно в этот период фонетика развивается в работах Т. Зибса, К. Бюлера, Л. Армстронга, И. С. Уорда, К. Кингдона.

В 1886 году П. Пасси в Париже основал Международную Ассоциацию Фонетистов. Первой официальной публикацией, освещающей различные учения об интонации, была книга, изданная в 1912 году, в Лондоне МАФ. Ассоциация выпускала журнал для преподавателей фонетики “Le Maitre Phonetique”. По инициативе П. Пасси был создан Международный Фонетический Алфавит, основу которой составляла транскрипция предложенная Г.Суитом.

В 1929 году в Чехословакии был сформирован Пражский Лингвистический Кружок. Членами кружка были чешские лингвисты и русские лингвисты-эмигранты Р. Якобсон и Н.Трубецкой. В своей книге «Основы фонологии» Н.Трубецкой дает очень ценные сведения о связи интонации языка и его просодических особенностях [6]. Р. Якобсона и Н.Трубецкого называли вождями революции в фонетике. А. М. Пешковский писал о важной роли интонации. Ученый придавал большое значение фразовой интонации [3]. Это стало толчком для большого количества исследований посвященных интонации. Понятие уровень голоса принадлежит К. Пайку. Лингвист определил 4 уровня диапазона голоса с точки зрения интонации. К. Пайк пишет, что каждое предложение, каждое слово, каждый слог, и даже каждый звук произносится на определенном уровне. Нет предложения без уровня. Колебания голоса проходят в рамках высокоорганизованной системы [11].

После 30-х годов ХХ века лингвисты стали изучать интонацию более углубленно - исследовались акустические характеристики звуков и эмоциональная окраска речи. Этот интерес был обусловлен развитием общества и международных отношений. Расширялись и границы исследований. Теперь интонацию можно было не только слышать, но и видеть. Интонацию активно изучают как лингвисты, так и психологи, физиологи, врачи, физики, музыканты. Несмотря на возросший интерес лингвистов, к концу шестидесятых годов ХХ века, эмоциональная сторона речи была изучена больше, чем ее просодические особенности. В Д. Кристалл отмечал много белых пятен в области изучения интонации - проблема семантики интонации, отсутствие теоретических основ, маркировка уровня голоса в тонограмме, путаница в терминах и другие проблемы. Ученый считал, что речь следует изучать как с физической, так и физиологической стороны. Это позволяет отгородиться от субъективных мнений лингвистов. Несмотря на разнообразие исследований, до сих пор нет четкой обоснованной теории об интонации [10].

Конец ХХ века можно считать началом второго этапа развития интонологии - лингвисты изучают аспекты речи и особенности разных языков и диалектов народов мира. Потому что диалекты языков различаются не только лексическим составом, но и интонационными моделями. Основные особенности британской английской интонации, которые отличают ее как от американского английского, так и от других европейских языков - это превалирование нисходяще-восходящих и восходяще-нисходящих тонов. Британцам кажется, что американцы говорят монотонно. В свою очередь, американцы считают, что британцы скорее поют, чем говорят. При этом ни те, ни другие не могут объяснить это явление. Д.Шивнани исследовал ритмическую организацию индийского варианта английского языка и пришел к заключению, что этот вариант английского отличается выравниванием длительности ударных и безударных слогов.

Растет интерес к тональным языкам. Н. С. Т. Чанг пишет, что язык мандарин имеет много диалектов и у каждого из них своя мелодика. Фонетист исследовал свой родной диалект ченгту, на предмет наличия вариаций интонации. Н. С. Т. Чанг обнаружил, что в этом диалекте тональность влияет на интонацию китайского тем, тональность каждого слога имеет большее влияние на смысл предложения, чем изменения мелодики. Исследователь делит уровень голоса на 5 ступеней [9].

А. Ахундов, А. Гурбанов, В. Вейсалли изучили многие аспекты азербайджанского языка. А. Ахундов составил тонограмму для записи азербайджанской речи [7]. В. Вейсалли изучил интонацию азербайджанского и немецкого языков, и считает, что для интонирования немецкой речи больше подходит тонограмма, состоящая из трех частей [12]. Сегодня немецкий язык является одним из распространенных и изучаемых языков мира. А его история говорит о том, что немецкий язык начал развиваться после изменения его статуса.

В конце ХХ столетия исследования, направленные на изучения языков и речи обрели новое направление. Еще в 70-е годы Д. Кристал писал о проблемах в интонологии [10]. В 80-х годах Д. Брэйзил предложил новую теорию, которую он назвал Discourse Intonation - интонация речи и предложил новый подход к изучению интонации речи, ввел новые термины. Ученый изучает реальную речь в реальной обстановке с реальными собеседниками. Лингвист считает, что при исследовании речи следует отличать книжную и реальную речь [8]. Следуя теории Д. Брэйзил, в экспериментальных исследованиях мы используем реальную речь носителей языка.

Сравнив различные языки. Ж. Ж. Руссо пришел к заключению, что музыка каждого народа определяется музыкой его языка [4]. Считаем, что богатство звукового состава языка и разнообразие интонаций определяет красоту мелодий сочиненных носителями этого языка. Возможно, из-за этой связи некоторые лингвисты предлагали записывать речь с помощью музыкальной нотации. Конечно, записать речь в точности по нотам можно, но тогда лишь не многие смогут пользоваться данной системой. Это противоречит самой цели тонограммы. Она должна быть доступна всем, кто хочет изучать иностранный язык, и не иметь положения, требующие отдельного образования. Необходимо ввести некоторые простые знаки в интонирование речи. Мы считаем, что для решения некоторых проблем интонирования речи – для полной комплектации маркировки всех компонентов интонации, мелодики и типов ударения в тонограмму следует включить элементы современной, более совершенной системы нотации музыки.

Фонетика занимается физическими и физиологическими проблемами речи. Эта область языкознания объединяет ученых различных областей - это и лингвисты и психологи, логопеды и врачи-терапевты, кибернетики, математики, физики и конечно, музыканты. Благодаря этим исследованиям расширяются границы фонологии и мы узнаем о различных возможностях человеческого речи.

Литература:

  1. Колотилова Н.С. Курс лекций по истории немецкого языка. 2007, 167 с. http://library.rsu.edu.ru/blog/wp-content/uploads/e-ibrary2/libds/kolotilova_kurs _lek_nem.pdf 25/07/12

  2. Музыкальный энциклопедический словарь // Под ред. Келдыш Г.В. М: Советская энциклопедия, 1990, 672 с.

  3. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении / Интонация и грамматика. М.1959, 252 с.

  4. Руссо Ж.Ж. Избранные сочинения. т. 1 М.: Госполитиздат, 1961, 851с.

  5. Сусов И.П. Введение в теоретическое языкознание. Модуль 3. Основы общей фонетики и фонологии. 25/07/12 http:// www. superlinguist. Com

  6. Трубецкой Н.С. Основы фонологии. М.: Ин.Лит., 1960, 372 с.

  7. Axundov A.A. Azərbaycan dilinin fonetikası. B.: Maarif, 1984, 391 s.

  8. Brazil D., Coulthard M., Johns C. Discourse Intonation and Language Teaching. London: Longman Higher Ed., 1980, 224 p.

  9. Chang Т.N.C. Tones and Intonation in Chengtu Dialect // Intonation. ed. Bolinger D., Pen.edu., 1972, 465 p.

  10. Crystal D. Prosodic Systems and Intonation in English. Cambridge, CUP, 1969, 381 p.

  11. Pike K. General Characteristics of Intonation // Intonation. ed. Bolinger D., Pen.edu., 1972, 465 p.

  12. Veysəlli F.Y. Struktur dilçiliyin əsasları. Вakı, Studia Plilolojia, 2005, 342 s.

moluch.ru

Известные заики, которые победили этот недуг

В октябре весь мир отмечает день заик. Праздник был учрежден в 1998 году по инициативе организации International Stuttering Association, которая называет себя «рупором всех заикающихся людей на международном уровне». Мы вспомнили тех, кто вошел в историю, несмотря на данный дефект речи.

Брюс Уиллис: главное — посмеяться над собой


Над Уиллисом, как и над многими заиками, в школе подшучивали. Его учительница Энтони Растелли рассказывала, что, пытаясь побороть комплексы, Брюс стал главным заводилой, постоянно высмеивал недостатки одноклассников и себя тоже не жалел.

«Я едва мог говорить. Мне требовалось минуты три, чтобы закончить предложение. Я перестал заикаться, когда начал актерскую деятельность. Это было феноменально», — делится с журналистами актер. Кроме того, Брюс Уиллис как-то признался, что обязан заиканию своим чувством юмора: «Я заикаюсь, но я заставлю вас смеяться».

Георг VI: заикание как «фишка»


Британский король Георг VI, который стал также последним британским императором Индии, не только заикался, но и был очень застенчив. Чтобы побороть дефект речи, Георг наблюдался у логопедов и занимался дыхательной гимнастикой.

3 сентября 1939 года Англия объявила войну фашистской Германии, а король выступил с речью по радио. На тот момент Георг еще заикался, но уже к 1944-му, когда он объявлял о роспуске ополчения, монарх лишь единожды запнулся на слове weapons. Логопед спросил короля, как это произошло, и Георг ответил, что сделал это намеренно. «Если бы я не ошибся, то люди не поняли бы, что это действительно я», — подчеркнул монарх.

Значительная часть фильма «Король говорит» о жизни Георга VI, вышедшего в 2010 году, посвящена борьбе монарха с заиканием.

Уинстон Черчилль: годы упорных тренировок


Премьер-министр Великобритании, который вошел в историю, в числе прочего, и как блестящий оратор, всю жизнь боролся с заиканием. Готовился ко всем выступлениям заблаговременно. Иногда, написав текст речи, он еще несколько недель репетировал, менял местами фразы, заучивал наизусть. Перед самым выступлениями премьер-министр негромко напевал, разминая голосовые связки.

Делая первые шаги в политической карьере, Черчилль переживал из-за того, что дефект речи может помешать реализации его амбициозных планов. На прогулках политик твердил скороговорки, которые должны были помочь ему справиться с заиканием. Например, The Spanish ships I cannot see since they are not in sight («Я не вижу испанских кораблей, потому что их не видно»).

23-летний Черчилль отметил: «Иногда незначительное заикание или затруднение в речи может оказать помощь в привлечении внимания аудитории».

Роуэн Аткинсон: сцена — лучший логопед


Британский комик Роуэн Аткинсон, знаменитый Мистер Бин, страдал заиканием с детства, однако сумел представить свой дефект речи как уникальный творческий стиль. В интервью журналу Time в 2007 году актер признался, что, когда он играет роль, заикание исчезает.

Аткинсон припомнил историю, как, имея проблемы с произношением звука «Б», он однажды позвонил своему знакомому: «Я сказал в трубку: "Могу я поговорить с Джоном БББ-Бартлеттом?" И он мне ответил: "ГГГ-Говорите"». Позже, узнав, Аткинсона, собеседник извинился, чем сильно повеселил актера.

Джулия и Эрик Робертс: борьба с заиканием и акцентом


Бывшая модель и лауреат премии Оскар Джулия Робертс в юности страдала от заикания. После переезда в Нью-Йорк в 1986 году она занималась фонетикой с преподавателями. Правда, боролась не с заиканием (от которого избавилась еще в школе), а с провинциальным южным акцентом, не годящимся для кино.

Заикался и старший брат Джулии, Эрик Робертс. «Я много читал, когда был маленьким, потому что страдал от худшего в мире заикания. Я говорил: "Во-во-во-во-во-во-вода холодная"». Чтобы избавиться от запинок, Эрик декламировал стихи перед зеркалом и, в конечном итоге, избавился от дефекта речи.

Самуэл Л. Джексон: выразить мысли по-другому


Звезда «Криминального чтива» и «Звездных войн», Самуэл Л. Джексон жаловался, что одноклассники постоянно дразнили его за проблемы с речью. Тетя Самуэла даже водила его к психологу, чтобы помочь мальчику обрести уверенность в себе.

В интервью New York Magazine 63-летний актер говорит, что некоторые слова вызывают у него затруднения и сегодня: «В таких случаях я просто пытаюсь выразить свои мысли по-другому».

Мэрилин Монро: говори с придыханием


Присущая Мэрилин Монро манера говорить с придыханием, возможно, была ее способом борьбы с заиканием. По слухам, логопед советовал актрисе пошире открывать рот и произносить слова с хрипотцой, чтобы управлять своей речью.

Сама Монро рассказывала, что во время съемок в фильме «Что-то должно случиться» (последняя ее актерская работа) заикание стало возвращаться. Актриса связала это со стрессом из-за проблем в личной жизни.

 

Николь Кидман: переросла заикание


Несмотря на свою репутацию сильной и свободной женщины, сама Николь Кидман считает себя очень скромной. В детстве она страдала от заикания, которое, по ее словам, трансформировалось в крайнюю застенчивость.

«Я помню, как в детстве мне говорили: «Успокойся, просто заранее обдумывай то, о чем собираешься сказать». А потом я словно выросла из заикания», — отмечала Кидман в одном из интервью.

Элвис Пресли: вместо дефекта речи — мировая слава


В пятилетнем возрасте мама привела будущего короля рок-н-ролла на конкурс пения на ярмарке в городе Тьюпело (штат Миссисипи). Глэдис Пресли сделала это, чтобы помочь маленькому Элвису побороть заикание и обрести уверенность. Правда, тогда он ничего не выиграл.

Кроме того, мать отдала его в церковный хор. Накануне своего 11-летия Элвису все же удалось выиграть вокальный конкурс на ярмарке. Он получил приз за исполнение народной песни Old Shep. Спустя несколько месяцев родители подарили Элвису на день рождения гитару. А став звездой, Пресли уже не вспоминал о своих детских проблемах с речью.

Эмили Блант: семь лет отчаяния


Актриса рассказывала, что заикание преследовало ее с 7 до 14 лет. В 12-летнем возрасте проблема настолько обострилась, что Эмили практически перестала разговаривать.

«Почему я столкнулась с этой глупой проблемой? Почему все остальные говорят с легкостью, а у меня это вызывает такие затруднения?» — вспоминала свои тогдашние переживания актриса.

Справиться с дефектом речи Эмили помог школьный учитель, пригласивший ее сыграть роль в пьесе. Сначала преподаватель предложил Блант читать текст разными смешными голосами и пародировать акценты. Когда у нее это получилось, будущая актриса смогла избавиться от заикания.

«Забавно, что моя работа полностью зависит от умения говорить. Мне кажется, что заикание выбрало для меня этот путь», — откровенничает Блант с журналистами.

Источник


news.foto.ua

IN MEMORIAM. Лия Васильевна Бондарко (1932-2007)

Этот год, 2007, был омрачен трагическим событием – после тяжелой болезни ушла из жизни Лия Васильевна Бондарко – доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой фонетики и методики преподавания иностранных языков Санкт-Петербургского государственного университета.

Имя Лии Васильевны, славно продолжившей традиции Санкт-Петербургской фонологической школы и дело своих зна-менитых учителей – М.И. Матусевич, Л.Р. Зиндера, навсегда вошло в историю фонетики и фонологии. Ее многочисленные работы, посвященные языковой материи, звуковому строю разных языков, современным речевым технологиям известны в нашей стране и за рубежом широчайшему кругу лингвистов.

…Нет в нашей стране ни одного аспиранта, исследователя-фонетиста, который не обращался бы к трудам Л.В. Бондарко. Знаю, что у многих, на ближайшей книжной полке, или на письменном столе, лежат книги Лии Васильевны. Тонкая синяя, в твердом переплете – «Звуковой строй современного русского языка» (1977), зеленая - «Фонологическое описание языка и фонетическое описание речи», темно-синяя - «Фонетика современного русского языка» (1998), «Основы общей фонетики» (в соавторстве с коллегами с кафедры) (1991, 2001), сборники научный статей, подготовленные на кафедре фонетики, и, конечно, за стеклом, лицом ко всем – «Проблемы и методы экспериментально-фонетических исследований» (2002), сборник научных статей, подготовленный к 70-летию Лии Васильевны, с ее портретом на обложке. Мягкая полуулыбка, добрый, внимательный взгляд…

Если открыть любую из этих книг, можно мысленно услышать голос Лии Васильевны: фразы в книгах такие же простые, четкие, как и ее речь, но насыщенные информацией.

Трудно описать и определить то место в науке и в жизни многих, кто встре-чался и сотрудничал с Лией Васильевной. Трудно переоценить тот вклад, который внесла Лия Васильевна в подготовку фонетистов-исследователей для нашего города. Важным событием в научной жизни г. Иваново стала в 1982 году совместная научная конференция преподавателей ИвГУ и ЛГУ, одного из старейших вузов России, которому было поручено шефство над молодым провинциальным университетом. В составе делегации из ЛГУ в Иванове были, выступали на конференции и читали лекции студентам Л.В. Бондарко и Л.А. Вербицкая - в то время профессор этой же кафедры. Именно тогда были установлены научные контакты с кафедрой фонетики и добрые человеческие отношения на долгие-долгие годы.

Сегодня почти во всех вузах города работают ученики Лии Васильевны. Под руководством Л.В. Бондарко защитили свои кандидатские диссертации Г.Н. Шастина (выпускница ИвГУ 1977 года, первая заведующая кафедрой русского языка как иностранного ИГХТУ, ныне – доцент СПбГУ), Н.К. Иванова (зав. кафедрой иностранных языков ИГХТУ), В.А. Лобанов (зав. кафедрой иностранных языков ИвГМА), Е.Ю. Борзов (проф. кафедры иностранных языков ИГТА). На кафедре фонетики, которой руководила Лия Васильевна более 30 лет, прошли обучение в аспирантуре и защитили диссертации К.М. Денисов (доц. ИвГУ), О.А. Ужова (доц. ИвГУ), а также аспиранты нового поколения, выпускники аспирантуры ИГХТУ – А.Н. Смирнова, Р.В. Кузьмина, С.В. Мощева. На этой же кафедре и в Ученом Совете СПбГУ, бессменным членом и руководителем которого Л.В. Бондарко была много лет, состоялась защита докторских диссертаций проф. Г.М. Вишневской и проф. Н.К. Ивановой.

Все, кто учился на кафедре фонетики, проходил стажировку, принимал участие в научных конференциях и мемориальных чтениях, эпизодически или постоянно сотрудничал с кафедрой, навсегда сохранят в памяти встречи с Лией Васильевной.

Можно ли забыть ее блестящие лекции? Даже если занятие проходило в камерном помещении (часто, в кабинете Лии Васильевны), она всегда стояла перед своими слушателями, без конспектов или каких-либо записей простым языком, своим неповторимым высоким и мелодичным голосом, излагая довольно сложные понятия из области акустической или перцептивной фонетики. Удивительное умение Лии Васильевны просто и доступно излагать самые противоречивые подходы и сведения (но самые актуальные и современные в то время !), сопровождать свою лекцию-рассуждение неожиданными и яркими примерами, эпизодами и воспоминаниями о встречах с известными фонетистами, способствовало тому, что однажды услышанное из ее уст запоминалось на всю жизнь.

Можно ли забыть блестящие выступления Лии Васильевны на конференциях и столь же блестящие, меткие и лаконичные ее комментарии к выступлениям других? Иногда казалось, что только она смогла в сумбурном и пространном изложении ухватить суть, определить рациональное зерно и уже своим языком довести их до слушателей.
Личные качества Лия Васильевны были таковы, что позволяли ей многие го-ды, несмотря на ветры социальных и других перемен, сохранять особый дух кафед-ры, ее доброжелательную атмосферу, завещанные основателями кафедры. На кафед-ре фонетики никогда не отделялось общественное от личного, «научное» от «чело-веческого», поэтому каждый, кто попадал в этот коллектив, пусть даже на короткий срок, проникался этой атмосферой интереса и уважения к ЛИЧНОСТИ, которой многие готовы помочь - и не только в научном исследовании. И самой Лии Васильевне, и членам руководимой ею кафедры, часто приходилось вникать в житейские, повседневные проблемы аспирантов и сотрудников, помогать их решить, оставляя в душе последних глубокое чувство благодарности на всю жизнь. Не удивительно, что неожиданная болезнь Лия Васильевны вновь сплотила многих бывших выпускников кафедры – по всей нашей обширной стране и за ее пределами.

Время обучения в вузе и в аспирантуре – это и период становления личности, выбора нравственных ориентиров, формирования собственной позиции. Думаю, что всем нам, кто учился на кафедре в разное время, очень повезло: перед нами был пример неподкупной честности, справедливости, благородства, стойких моральных принципов. Вероятно, у всех, кто хорошо знал Лию Васильевну в течение многих лет, найдутся в памяти такие случаи, когда она просто «вычеркивала» из своей жизни людей, прекратив с ними отношения, если они совершили безнравственный поступок. Уверена, что всем запомнились заключительные слова Лии Васильевны на заседании Ученого совета филологического факультета, посвященном ее 70-летию: «Я всегда хотела, чтобы мои ученики были, прежде всего, хорошими, порядочными людьми».

Все знают, что Лия Васильевна всегда гордилась своими учениками, их успехами в науке и карьере. Ее радовали наши монографии и аспиранты; она гордилась, что выпускники кафедры фонетики СПбГУ востребованы за рубежом.

Тезис о том, что сама Лия Васильевна была не только хорошим, чутким, умным человеком, но и выдающимся ученым – не требует доказательства. Ее исследования в фонетике всегда были на самых передовых рубежах. Именно благодаря работам Лии Васильевны, ее учеников, благодаря наличию ее научной ШКОЛЫ, сегодня в отечественной фонетике прочно утвердился нерасторжимый союз эксперимента и теории, лингвистической науки и техники, звучащей речи и информационных технологий…

Думаю, что не только в нашей стране, но и за рубежом, работы Лии Васильевны по фонетике, фонологии и речевым технологиям имеют один из самых высоких индексов цитирования. Это очевидно и по материалам международных фонетических конгрессов, и по публикациям в различных научных сборниках. Вот передо мной лежит монументальное академическое периодическое издание «Проблемы фонетики V. Issues in Phonetics. М., Наука, 2007. Нет, это не дань памяти – сборник был подписан в печать, когда Л.В.Бондарко еще была в добром здравии, но – почти каждая статья содержит ссылки на работы Л.В. Бондарко, на то, что было сделано ей за сорок с лишним лет служения отечественной науке.

С нами работы Лии Васильевны, с нами воспоминания о тех жизненных уроках, которые она дала нам; нас много в разных уголках страны – пожизненных учеников нашего любимого УЧИТЕЛЯ.

www.isuct.ru

Cтарый 4емодан - ж045z

Современный русский язык. Фонетика. Матусевич М.И. | Заключение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ
§ 104.

Завершая изложение сведений о русской фонетике, необходимо в краткой форме рассказать об истории изучения русской фонетики лингвистами, работавшими в России (а затем в СССР) в конце Х1ХивХХв. При небольшом объеме пособия пришлось, конечно, ограничиться лишь схематическим изложением этого вопроса. Ограничение коснулось также состава лингвистов: нами рассматриваются лишь работы отечественных языковедов, несмотря на то что труды зарубежных ученых (как, например, Р. Якобсона, Н. С. Трубецкого, М. Халле и других) также весьма существенны. И наконец, по той же причине указываются лишь работы, посвященные сугубо фонетическим вопросам, фонология же оставлена в стороне, хотя это и довольно трудно было сделать, учитывая их неразрывную связь (см. стр. 6).
Исследования по русской фонетике, начиная с XVIII в., т. е. со времени появления трудов В. К. Тредиаков-скогои М. В. Ломоносо в а, которые по праву считаются ее основоположниками, являются тем зерном, из которого выросла и продолжает расти современная фонетика.
И. А. Бодуэн де Куртенэ (1845—1929) был первым ученым в XIX в., который занимался русской фонетикой, хотя и не экспериментально. Он не написал цельного труда по фонетике русского языка, однако многие из его работ были построены на русском фонетическом материале, как, например, курс введения в языковедение (последнее издание в 1917 г.), который он неоднократно читал, и ряд других. Целиком посвящена русскому письму и фонетике
279
его работа «Об отношении русского письма к русскому языку», вышедшая в 1912 г. 1.
Одним из выдающихся русских лингвистов, в частности фонетистов, конца XIX и первой половины XX в. был ученик И. А. Бодуэна де Куртенэ В. А. Богородицкий (1857—1941). Он работал в Казанском университете, где создал впервые в России лабораторию экспериментальной фонетики, в которой проводился ряд интересных исследований. Богородицкий объединил ряд фонетистов (например, М. И. Берг, И. Н. Ершова, Г. Шарафа и др.), помогавших ему в работе. После смерти Богородицкого лаборатория была закрыта, так как никто из его сотрудников (по разным причинам) не смог встать после своего учителя во главе Казанской школы.
Богородицкий написал по русской фонетике ряд книг, первая из них вышла в 1880 г. Это было исследование о безударных гласных в русском языке, а все его наблюдения над фонетикой русского языка сосредоточились в труде «Фонетика русского языка в свете экспериментальных данных», изданном в 1930 г. Книга эта была впервые построена целиком на опытах с использованием существовавшей в то время аппаратуры: кимографа, искусственного нёба, спирометра 8, камертонов, с помощью которых устанавливалось движение тона и давалась нотная запись, и т. д.
В начале XX в. стали выходить в свет труды А. И. Т о м-сона (1860—1935), работавшего в Одессе, фонетические взгляды которого наиболее полно отразились в книге «Общее языкознание» (второе издание в 1910 г.). Раздел фонетики построен главным образом на материале русского языка. Несмотря на то что взгляды Томсона во многом уже устарели, тем не менее острый слух фонетика делает его наблюдения весьма ценными. Надо отметить, что Томсон, а также Богородицкий и Щерба были одними из первых, использовавших экспериментальные методы в фонетике, хотя еще и несовершенные с точки зрения современного состояния техники.
В это же время в Ленинграде (бывшем Петербурге) работал ученик Бодуэна де Куртенэ, выдающийся лингвист широкого профиля Л. В. Щ е р'б а (1880—1944). Не затра-

1 Переиздана в выдержках в кн.: „Избранные труды по общему языкознанию", т. II. М., 1963.
2 Прибор для измерения объема выдыхаемого воздуха при про-
изношении.
280
гивая многочисленных работ по другим отраслям языкознания, здесь следует остановиться только на его трудах по фонетике русского языка, которые снискали ему заслуженную известность как фонетиста. Его первая небольшая работа в этой области, написанная по-французски для между* народного журнала «Mattre phonetique» в 1911 г.,— «Cours expose de la prononciation russe» 1.
Вторая его работа «Русские гласные в качественном и количественном отношении» (1912 г.) легла в основу всех последующих работ как самого Щербы, так и других исследователей. Она является настольной книгой для каждого специалиста по фонетике русского языка и до сих пор не потеряла значения, несмотря на несовершенство аппаратуры того времени, что Щерба прекрасно понимал и о чем он писал. Однако он ограничился только изучением русского вокализма, исследование согласных было им сделано слуховым методом и опубликовано в двух незаконченных работах а. Работа «Теория русского письма» по замыслу Щербы должна была стать аналогичной работе Бодуэна де Куртенэ «Об отношении русского письма к русскому языку», однако Щерба не успел ее закончить. Эти две книги были предназначены для широких читательских кругов, и поэтому русская фонетика изложена в них крайне просто и без показа экспериментальных данных.
Из современников, упомянутых выше лингвистов, которые также занимались изучением русской фонетики, хотя и в орфоэпическом плане без привлечения экспериментальных данных, надо отметить еще В. И. Чернышева (1867—1949), давшего среди других и работу «Правильность и чистота русской речи» (1914 г.), и Д. Н. Ушакова (1873—1942), опубликовавшего, тоже среди многих других, работу «Русская орфоэпия и её задачи» (1928). Так как в русской орфоэпии за последние десятилетия произошли многие сдвиги, эти книги имеют теперь в значительной степени уже лишь историческое значение.
Одним из видных современных русских фонетистов является Р. И. Аванесов (1902), работы которого относят-

1 Она напечатана в переводе в кн. „Языковая система и речевая деятельность" (Л., 1974).
2 В „Грамматике русского языка" в разделе „Фонетика" и в „Теории русского письма". Последняя была перепечатана в кн. „Языковая система и речевая деятельность" (Л., 1974).
281
ся к более позднему времени, к пятидесятым — семидесятым годам.
Аванесов начинал свою научную деятельность как диалектолог, и его фонетические изыскания связаны как с диалектологией, так отчасти и с историей языка. В области русской фонетики он известен в основном как фонолог, так что эта сторона его деятельности (как уже было сказано выше) здесь не будет затрагиваться. Его наиболее крупные работы в области русской фонетики — это «Фонетика современного русского литературного языка» (1956 г.) и затем «Русское литературное произношение» (5-е изд., 1972 г.) и другие более мелкие. Аванесов также не занимается экспериментальными исследованиями, хотя иногда и приводит их в своих работах из других источников.
К этому же времени относятся и работы А. Н. Г в о з д е в а (1892—1959), который дает в разделе фонетики (в кн. «Современный русский литературный язык», 1958 г.) некоторые краткие сведения о русской фонетике. Вторая его книга—это сб. «О фонологических средствах русского языка» (1949 г.), где имеются и чисто фонетические статьи. Гвоздев излагает материал просто и доходчиво, хотя и несколько кратко, также без показа экспериментальных данных, так как такими исследованиями он не занимался.
Как Аванесов, так и Гвоздев совершенно сознательно, по принципиальным соображениям, не включали в русскую фонетику как вопросы ударения во фразе, так и мелодику.
Из непосредственных учеников Л. В. Щербы, продолжателей его идей, в настоящее время следует назвать прежде всего Л. Р. 3 и и д е р а. Хотя Зиндер и занимается главным образом вопросами общей фонетики, однако в его работах широко используются материалы русской фонетики, преимущественно сведения об акустике русских звуков. В книге Зиндера «Общая фонетика» (1960 г.) приводятся фонетические данные большого количества языков, среди которых русский язык занимает главное место. Акустике русских звуков посвящен ряд статей Зиндера, в частности статья (в соавторстве с Л. В. Бондарко и Л. А. Вербицкой) «Акустические характеристики безударности» (1966 г.) и ряд других.
Русской фонетикой (так же как и общей) занимается близкая ученица Л. В. Щербы автор данного пособия М. И. М а-тусевич. В книге «Введение в общую фонетику» (1959 г.), основанной на фонетических данных ряда языков, приво-
282
дятся в первую очередь факты русской фонетики. Артикуляционной стороне русского вокализма, чем по преимуществу занимается М. И. Матусевич, посвящены статьи, построенные на исследовании звуков с помощью рентгенографии.
Из молодых лингвистов-фонетистов, работающих по русской фонетике в Ленинграде, надо назвать прежде всего Л. В. Бондарко. Она начала свою научную деятельность с изучения акустики русских гласных, что и изложено в ряде ее статей, например «К вопросу об акустическом составе русских ударных гласных» (1962 г.). Затем она перешла к экспериментальному изучению слога (на русском материале), что до сих пор не было сделано. Этому посвящена ее докторская диссертация, а также ряд статей, в том числе «Структура слога и характеристика фонем» (1967 г.).
В плане акустического исследования гласных работает Л. А. Вербицкая, опубликовавшая ряд статей по акустике русских звуков. См., например, ее статью «О звуковых эталонах русской речи» (1964 г.).
Н. А. Любимова анализирует акустико-артикуля-ционную характеристику согласных (в основном сонантов). См. ее работу «Спектральная характеристика русских сонантов» (1965 г.). В настоящее время Н. А. Любимова занята главным образом созданием пособий по методике преподавания фонетики студентам- иностранцам, что особенно важно для изучения русского языка. Любимовой уже создано, например, пособие «Русское произношение. Ударение. Ритмика. Интонация» (1975 г.).
Из лингвистов-фонетистов, работающих в других городах нашей страны, надо назвать Л.В.Златоустову, занимавшуюся вопросами словесного ударения в русском языке. Затем она расширила круг своих наблюдений и перенесла их на вопросы фонетической структуры слова в потоке речи, т.е. на акустические средства в организации целой фразы, и написала книгу «Фонетическая структура слова в потоке речи» (1962 г.).
В Москве работали и продолжают работать многие лингвисты-фонетисты. С. С. В ы с о т с к и й исследует диалектную фонетику, А. М. Кузнецова, Н. И. Ж и н-кин, Е. А. Брызгунова изучают особенности русского произношения в плане преподавания его иностранцам, Н. А. Еськова анализирует современное русское про-
283
изношение, связывает изучение фонетики с изучением русской орфографии.
Среди лингвистов, работающих по русской фонетике в Киеве, следует указать Л. Г. Скалозуб, которая провела большую экспериментальную работу по рентгенографическому и палатографическому исследованию русских согласных. Интересный материал, собранный ею и опубликованный в книге «Палатограммы и рентгенограммы согласных фонем русского литературного языка» (1963 г.), является хорошей основой артикуляционного исследования согласных.
В последние десятилетия изучение русской фонетики с помощью экспериментальных методов все более распространяется.

ct4.ucoz.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *