cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Ценность природы для людей: Раскрой ценность природы для людей

Содержание

Ценность природы


скачать Автор: Вальковская В. В. - подписаться на статьи автора
Журнал: Философия и общество. Выпуск №6/1998 - подписаться на статьи журнала

Вряд ли кто-нибудь станет отрицать, что самой древней и главной заботой человечества является выживание. Выживание ценно само по себе как процесс, целью которого является сохранение жизни – фундаментальнейшей и, повторим, древнейшей из всех общечеловеческих и индивидуальных ценностей.

Именно выживание являлось первейшим и долгое время единственным делом человечества. Человек хотел выжить и соответственно этому желанию воспринимал окружающий мир, деля его на две части: ту, что помогает ему осуществить это желание, и ту, что противостоит ему. Деление было в пользу второй части, и это настораживало древнего человека. Постепенно созревала мысль о злом умысле и противостоянии.

Обусловленная неразвитостью социальных связей неразвитость сознания людей первобытного общества породила мистифицированные формы осознания отношения человека к природе, но именно в этих формах (магия, обряды, табу и пр.

) получило свое отражение первоначальное единство природы и человека. Единство: ведь для того чтобы выжить, человеку нужно было «раствориться» в природе, слиться с ней, приспособиться к ней. И действительно, человек, еще не выделившийся окончательно из «царства природной необходимости», полностью признает свою принадлежность и подчиненность этому царству, но выражает ее чисто по-человечески: он обращается к природе в своих заклинаниях, молитвах, как к себе подобному существу – милосердному или жестокому, красивому или безобразному, щедрому или скупому, но неизменно сильнейшему и могущественному. Имеет место антропоморфизм представлений человека о природе. Мне кажется, это перенесение чисто человеческих характеристик (добро, зло) на природу позволяет говорить о начале формирования ценностного отношения к природе уже на первобытнообщинном этапе истории человечества. Правда, в ценностной интерпретации древним человеком окружающего мира преобладали отрицательные оценки.

Приспосабливаясь к природе и тем самым осваивая ее, человек стремился «навести в ней порядок» – организовать, структурировать окружающий мир по своему разумению.

Наличный уровень производительных сил, конечно, сводил этот порядок к минимуму; не обустроенная человеком часть природы в сравнении с обустроенной – целая бесконечность, в которой царит хаос.

Самим понятием «хаос» древний человек невольно утверждает отсутствие не только красоты, полезности, но и вообще какого-либо порядка в окружающем мире до появления разумных существ. Скорее всего в этом «хаосе» содержится бессознательная установка на изменение, преобразование природы. Ребячливая, на первый взгляд, безобидная «мания величия»: природа еще никак практически не преобразована деятельностью человека, т. е. сравнивать практически не с чем, а человек уже утверждает, что одним только своим присутствием вносит порядок в окружающий мир.

А та часть мира, где человека нет (следовательно, и «порядка» тоже), вызывает исключительно отрицательные эмоции: страх, чувство незащищенности, тревожное ожидание неизвестного. Она воспринимается постольку, поскольку заполнена знакомыми и нужными вещами, предметами и т.

д. И сама аксиологическая значимость окружающего мира воспринимается через аксиологическую значимость заполняющих его предметов. Пространство, в котором живет древний человек, аксиологически неравноценно: в нем есть хорошие и плохие места, хорошие и плохие существа. И все эти «хорошо» и «плохо» применительно к древнему человеку и его главной задаче – выживанию.

Показательны в этом плане эвенкийские мифы о сотворении мира, где хорошая половина сотворена добрым духом, а плохая, соответственно, злым. Что видим мы в плохой половине? Там живут дятел и росомаха, там растут сосна и ольха – все, кого нельзя съесть, и все, что горит с чадом и копотью. Бесполезные, как называют их эвенки, звери, птицы, деревья.

Оценка древним человеком различных мест окружающего мира не только связана с наличием природных благ и присутствием в них людей, но и наполняется постепенно образным, духовным содержанием, связывается с появлением культовых сооружений. Но в любом случае в аксиологических оценках человеком окружающего мира довлеют интересы выживания.

Это проявляется в трактовке телесной красоты, в отождествлении бесконечной удаленности с хаосом, в неприятии этого удаленного мира, боязни его. О последнем, пожалуй, лучше всех сказал О. Шпенглер: «Существует таинственная связь между пространством и смертью, которую именно ранние души всегда глубоко чувствовали... Человек – это единственное существо, знающее о смерти»1.

Вероятно, это интуитивное улавливание человеком связи между пространством, далью, неизвестным и смертью повышало в глазах наших предков ценность стабильного, упорядоченного, обустроенного, знакомого и близкого «своего», из которого, как из зернышка, начала прорастать и развиваться ценность и значимость собственного как экономической основы жизни.

Принятие приоритета ценности выживания было выигрышным и верным для древнего человека: ведь он выжил, выстоял. Первобытное общество успешно развивалось. И рабовладельческое общество, пришедшее на смену ему, вступило в историю, руководствуясь теми же ориентирами: жить и выжить. Однако изменения, которые претерпели производительные силы, производственные и вся система социальных отношений в рамках рабовладельческого строя, не могли не сказаться на содержательном наполнении человеческих ценностей и идеалов.

Античность дала истории второе разделение труда. Правовые и государственные институты, возникшие на пути создания и закрепления мер охраны частной собственности, стали мощным фактором регуляции всех общественных отношений. Появление антагонистического общества не замедлило сказаться на общественных целях производства. Отныне обязательным становится удовлетворение потребностей далеко не всех и не на одном уровне. Именно с рабовладения получает свое существование в действительности и находит закрепление в общественном сознании такое явление, как избыточное потребление, имеющее также и свою противоположность, по сей день получающую выражение в различных понятиях: голод, нищета, неграмотность. Поскольку же, как известно, господствующей в каждую историческую эпоху является идеология господствующих классов, постольку установка на расточительную эксплуатацию природы как главного источника богатства явилась центральной в отношении человека к природе на многие столетия со времен рабовладения.

«Хотя в философских представлениях древнего греко-римского мира господствовала нравственная концепция природы, в рамках которой человек понимался и как часть природы, и как привилегированное, выделенное из нее существо, тем не менее эта концепция не спасла человечество от экологических проблем. Нравственное отношение человека к природе было ограничено средствами его труда»2. Добавлю: ограничено не в том смысле, что наличные средства труда не давали возможности дальнейшему развитию ценностного отношения человека к природе, а в том, что они не делали необходимым это развитие.

Следует особо подчеркнуть, что происшедшее в античный период разделение физического и умственного труда имело огромное значение для дальнейшего развития осознания ценности природы как таковой: произошел разрыв между теоретическими и прикладными знаниями о природе. На уровне обыденного сознания они имеют практическую направленность, но характеризуются дискретностью и разнородностью.

Представления же о природе как о целостности, развивающиеся на теоретическом уровне, все более превращаются в совершенно отвлеченную от практической жизни абстракцию3.

По-иному воспринимается античным сознанием и жизнь: она охватывается эмоциональными оценками в сопоставлении не только со своей противоположностью – смертью, но и с различными вариантами ее протекания. В жизнь античного человека входят такие понятия, как удовольствие и страдание, не связанные со смертью и физической болью; жизнь становится еще более ценной потому, что она – возможный путь к счастью («античному» счастью, т. е. близкому, осязаемому). Жизнь во имя этого счастья соблазнительна, чувственна, красива и духовна, ибо служит приобретению и накоплению добродетелей, обладание которыми сулит счастье. А сколь блистателен и возвышен перечень этих добродетелей! Возьмите аристотелевские мужество, щедрость, великолепие, величавость, честолюбие, любезность... Это – добродетели, обладание которыми не омрачается заботами о хлебе насущном, возложенными на плечи другой части жителей греческого полиса, для которых обладание добродетелями и счастьем вместе с ними, вероятно, предполагалось, но не рассматривалось.

Ведь раб – только лишь наличное бытие рабочей силы. Развитие же личностных структур – дело праздных, и только праздных, античного мира.

Античные жизнь и счастье тесно переплетаются с красотой и любовью. Очень трудно предположить, какую роль играла любовь в первобытном обществе и играла ли она ее вообще. Зато античный человек осознал и высоко оценил значимость этого чувства и этого способа социальной связи: недаром древние греки выделяли столько разновидностей любви. Даже поклонение богине любви Афродите носило разные оттенки: храмы воздвигались и Афродите-Урании, и ее другой ипостаси – Пандемос.

Особым содержанием наполняется и понятие красоты. Она по-прежнему служит жизни, но так же, как в «жизнь» античного человека вошли удовольствие и счастье, в «красоту» вошли гармония и возвышенность – то, что делает созерцание красоты приятным, приносящим эстетическое удовольствие. Правда, это по-прежнему красота телесная, конкретная (усмотрение красоты абстрактной требует особого уровня развития духовности – в первоначальном, религиозном смысле этого слова), но красота, заметим, человеческая, некоторые каноны которой вводятся сознательно для того, чтобы подчеркнуть отличие человека от тварей природных (тело, например, должно быть гладким, как статуя, безволосым).

На фоне такого мажорного восприятия жизни, красоты, природы, любви неудивительным выглядит спокойное, без треволнений духа отношение жителей античного мира к смерти. Мы знаем, что древние греки сжигали тела погибших и умерших, не имея культовых сооружений и особых исполнителей для этой процедуры. Квинтэссенцией оптимизма (кстати, здорового) по поводу грядущего конца по сей день звучат слова Эпикура о том, что смерть не имеет к человеку никакого отношения: пока он есть – смерти нет, а когда она есть – его уже нет. (Правда, в рассматриваемую историческую эпоху в Египте существовал развитый культ мертвых, но мы сошлемся на О. Шпенглера, полагавшего, что его возникновение было связано с отличной от древних греков ценностной интерпретацией времени, а не жизни и счастья.)

Характерные для античности воззрения на природу, человека, его жизнь и смерть были усвоены, переработаны и значительно трансформированы средневековым сознанием. Получившая при феодализме свое широкое распространение теологизация научного знания применительно к рассматриваемым проблемам выразилась прежде всего в том, что в теологической концепции природы последняя была лишена своего онтологического статуса, поскольку признавалась всецело творением Бога.

Этим утверждалось как бы первородное равенство человека и природы, которая прежде являлась для него объектом поклонения и умилостивления, вызывавшим благоговейное опасение, а отныне становилась лишь объектом воздействия, пассивным источником удовлетворения нужд, поскольку теологически понимаемая духовность человека ставила его выше бездушных предметов и тварей природных.

Но отношение средневекового человека к природе как к объекту просматривается, пожалуй, только ретроспективно. Сам средневековый человек на уровне здравого смысла вряд ли противопоставлял себя природе. Ведь он по-прежнему погружен в нее, слитен с ней, он – это часть природы. И слагаются легенды о вурдалаках, русалках, леших, ведьмах. А природа – это часть человека. И он измеряет ее своим телом: саженями, локтями, пядями, футами. Его природа – это то «рядышком», которое исчерпывается этими телесными мерками. Остальное существует, но неинтересно. Таково положение дел на уровне обыденного сознания.

Теоретическое же, разумеется, идет намного дальше. Несмотря на то, что исследование природы по-прежнему носит фрагментарный характер, не отличается целостностью, средневековое сознание сделало огромный шаг вперед по пути ценностной интерпретации мира и человека, впервые утвердив идею бесконечности как онтологическую характеристику бытия. Это было достигнуто противопоставлением времени и вечности как бесконечной длительности. Сакрализация понятия «вечность» лежит, на мой взгляд, в основе ценностной трактовки жизни, красоты, смерти, любви средневековым сознанием на всех его уровнях. Пространственная покойность существования средневекового человека компенсируется высоким духовным напряжением, острым и мобильным переживанием своего положения между конечным «здесь» и вечным «там». Жизнь как ценность интересна уже не тем, что она – каждодневное выживание или каждодневное проживание. Нет, она более важна своими результатами, которые можно подвести в конце4.

Высоким нравственным содержанием наполняется понятие смерти. Сам процесс умирания нравственно и психологически-комфортно обставлен, например, в ортодоксальном христианстве. Смерть – это порог, отделяющий человека от манящей Вечности. Боязнь бесконечности и равнодушное отношение к смерти античного человека сменяются сакрально-экстатическим восприятием конца жизни. Если древний человек через смерть оказывается лицом к лицу, один на один с Ничто, то теологизированное сознание видит в смерти лишь дверь, врата в мир иной, проводником на пути в который выступает церковь и в котором его ждут. Иными словами, человек не один, и это облегчает душу, и это ценно.

Что касается красоты, то из средневековой ее трактовки практически полностью устраняется идея телесности – из нее исчезает натура, и природа в том числе.

Вообще-то о примате духовной красоты люди задумывались всегда (Платон, к примеру, считал природную, телесную красоту лишь слабым отражением духовной), но средневековое теоретическое сознание и искусство выносят натуру за скобки. Красота природы не отрицается, но лишается собственной ценности, поскольку природа, как у Франциска Ассизского, есть лишь символ иной, высшей, подлинной красоты божественного. Гармония и счастье, столь волновавшие античные умы и души, трансформируются в целесообразность и совершенство, также понимаемые теологически. Совершенство Средневековья – бесплотность, бестелесность, духоборчество. Ценность жизни определяется служением Богу, будущему, Вечному. Вспомним, как почти до аналогии схожи светский и духовный образы жизни средневекового человека. Их целью является возвышенное служение Прекрасной Даме или Богу, их идеал – очищение аскезой или смертью.

Пренебрежение материальной основой жизни, культивируемое теологическим сознанием эпохи Средневековья, связано не только с идеологическими установками, но и в значительной степени с тем, что этой основы было много. Именно из последнего обстоятельства выросла такая особенность средневекового и античного понимания природы, как иллюзия неисчерпаемости природных богатств. Опять же лишь ретроспективно мы можем здесь назвать иллюзией идею о неисчерпаемости земной природы, а в рассматриваемые периоды развития общества она была достаточно верной, поскольку основывалась на объективном отражении интенсивности уровня взаимодействия общества и природы. Но уже этого уровня человечеству хватило для того, чтобы постепенно существенно изменять облик планеты. В качестве примера можно привести относящееся по времени к рассматриваемому периоду превращение Средиземноморья из климатически благодатного района в засушливый, обезлесение Западной Европы.

Мы не останавливаемся особо на эпохе Возрождения, с которой принято связывать реабилитацию телесной красоты человека. Мне представляется, что эта реабилитация была вызвана не столько ценностными причинами в их философском понимании, сколько потребностями развития техники изобразительного искусства. Здесь же хочу подчеркнуть, что именно через искусство в эпоху Возрождения вносится новый ценностный момент в понятие счастья: оно связывается с материнством, т. е. по-прежнему векторно устремлено в будущее. Но это уже, в отличие от теологического, будущее земной жизни.

Удивительный скачок в видении человеком значимости природы и своей значимости в природе произошел в науке и практике Нового времени. Удивительный потому, что реальные изменения в науке, технике и природе не были так уж велики, чтобы человек столь сильно и надолго переоценил свои силы и роль в процессе познания и преобразования природы. Здесь снова имела место та заносчивая скоропалительность выводов, что и в древнем мире при измышлении понятия «хаос».

В XVII–XVIII вв. значительные успехи были достигнуты в физических, математических и химических науках. К этому времени была создана система классической механики, уже произошло проникновение математических методов в физику и химию, были разработаны основные положения термодинамики. Задача состояла в том, чтобы реализовать достигнутые знания. Для этого требовалось создание определенных общественных условий. Прежде всего наличие инициативных, практичных, предприимчивых людей и, разумеется, значительные капиталовложения и общественная организация производства. Эти условия были уже подготовлены целым рядом предшествовавших исторических процессов: первоначальным накоплением капитала, пространственным и количественным расширением городов, зачатками общественной организации труда. Отметим также огромное значение великих географических открытий, сделанных на заре становления капитализма, которые в числе прочих условий создали предпосылки развернувшейся в дальнейшем интернационализации производства и духовной жизни человечества, расширили и углубили сферу взаимодействия природы и общества, открыв перед последним новые источники и области применения научных знаний и практических навыков.

Технологический переход к машинному производству привел к непомерному увеличению наметившегося уже ранее разрыва между человеком и условиями его существования. Развитие науки и техники сделало возможным для человечества производство предметов и продуктов, не существовавших прежде в природе. Впервые в истории промышленная технология освобождается от оков преимущественного воспроизводства продуктов природы, люди постепенно научаются создавать искусственное в промышленных масштабах. Индустриальные методы проникают в сельское хозяйство, начинающееся внедрение химии и биологии в агротехническую науку и практику становится одним из ведущих факторов изменения не только локальных природных компонентов, как прежде, но даже биогеоценозов (экосистем) в целом. Увеличение масштабов и интенсивности человеческой деятельности в природе привело к пространственному росту и интенсификации изменений самой природы.

Описанные процессы и явления нашли свое отражение и интерпретацию в общественном сознании рассматриваемого периода человеческой истории. Так, уже к XVIII в. можно отнести постановку проблем естественного и искусственного, культуры и цивилизации. Разумеется, рассматривались они в совершенно ином ракурсе и других терминах, чем в современном научном знании. Но уже сам факт постановки вопроса о связи природных и общественных начал в жизни человека, под которым ученые, в большей мере интуитивно, просматривали становление противоречий естественного и искусственного во взаимодействии человека и природы, говорят о намечающемся переломе в ценностной трактовке человека и окружающей его природы, их взаимодействии и взаимовлиянии.

Своеобразным осмыслением несоразмерности увеличивающихся темпов роста производства и относительной стабильностью природных процессов явились теории Т. Мальтуса и Дж. Ст. Милля. Правда, осмысление это происходило исключительно на уровне проблемы народонаселения, которая понималась к тому же не столько как общественная, сколько как естественнонаучная проблема. Кроме того, для духа современной Мальтусу Европы, духа напористости и оптимизма, воспринимающего мир как место, где для всех довольно света, тепла и пищи, идеи Мальтуса показались циничными и антигуманными. Однако XX век в той его части, которая говорит языком голой статистики, с ужасающей ясностью дает основания для возрождения идей английского священника. А на рубеже XVIII–XIX вв. ценность жизни заставила людей задуматься над ее значимостью (пример своеобразной инверсии) и стоимостью, просчитать эту жизнь. На государственном уровне в практику начинают входить переписи населения, на теоретическом – появляется новая тема для размышлений: как примирить огромную значимость выживания всего человечества с ценностью индивидуальной жизни, ценностью, в понятие которой включена уже и свобода.

Вполне закономерной для рассматриваемого периода является также разработка концепции географического детерминизма. Последняя своеобразно интерпретирует имеющее место в действительности воздействие природы на общество, вычленяя факторы природного характера в качестве ведущих и определяющих формирование человечества не только как биологического вида, но и как социальной системы со всеми ее институтами – политическими, экономическими и т. д. В эпоху становления капитализма идеи географического детерминизма определенно имели прогрессивный характер, отрицая божественное предопределение земной жизни. Значимость и ценность самой природы в различных концепциях географического детерминизма также становятся предметом пристального внимания. Природа уже не просто объект потребления или воздействия – по поводу нее проявляются и воля к жизни, и воля к власти.

Однако, несмотря на то, что проблема взаимодействия общества и природы привлекает все более пристальное внимание представителей научного знания, разработка ее аксиологических аспектов еще долгое время оставалась на периферии общественного сознания. Это объясняется тем, что капиталистическое производство здесь имеет своей целью увеличение прибавочной стоимости. Адекватные поставленной цели производственные отношения, являясь стержнем всех других общественных отношений, соответственно придают последним довольно отвлеченные от нравственных и эстетических определений характеристики, которые в рамках названной цели применительно к природопользованию имеют чисто абстрактное значение, поскольку для ее реализации одностороннее понимание природы как объекта преобразования является необходимым и достаточным. В данном случае человек раннего капитализма подобен герою О’Генри, тому герою, который был не настолько богат, чтобы позволить себе иметь нравственные принципы.

В плане ценностной интерпретации жизни и смерти, любви и красоты Новое время продолжает религиозные традиции и в необходимом переосмыслении последних делает акцент на ее рационализации, приближении к реалиям земной жизни. Понятие счастья как критерия ценности жизни дополняется необходимым условием свободы и мотивом успешности реальных, практических действий по поддержанию протекания жизни. На место служения Богу и Прекрасной Даме приходит гражданственное служение обществу.

Красота начинает сверкать новыми гранями: наряду с ценностью духовной и телесной красоты нарастают значимость и понимание ценности красоты искусственного, которое строится по канонам естественного, но не сводимо к ним. Ярчайшим примером этой новой ипостаси красоты является городская архитектура с ее парковыми ансамблями, требование сочетания естественных и преобразованных ландшафтов.

А любовь... Ее ценность в истории человечества только возрастает. Моральное сознание Нового времени реабилитирует любовь мужчины и женщины, наполняет ее высоким моральным содержанием, которое, по мнению многих авторов, настолько сильнее телесных желаний, что может даже элиминировать их, свести к несущественному. Эта любовь, живущая в «Манон Леско» и «Новой Элоизе», чувственная, волнующая и бесконечно возвышенная, воспринимается как идеал и, следовательно, высшая ценность. В произведениях литераторов и живописцев она неразрывна с природой. Описание либо написание пейзажей позволяет подчеркнуть эмоциональное состояние героев, усиливает глубину восприятия.

Новое направление получают рассуждения о счастье человека. С одной стороны, необходимым его условием становится декартовское cogito: жизнь счастлива, если она осмысленна и разумно организована; человек счастлив, если он – просвещенный человек. С другой стороны, исследователи Нового времени первыми в истории обратили пристальное внимание на связь счастья человека с его естеством и естественной основой существования общества. И благодаря этому для них рельефно обозначилась такая черта исторического процесса, как удаление в ходе его человека от естественной основы собственного существования. Тревожное осознание этого факта толкнуло Руссо страстно требовать возврата назад, к природе. Дополненное многочисленными сомнениями в гносеологических возможностях разума, это ощущение неблагополучности общества в его растущей удаленности от природы понемногу создавало толику здорового пессимизма.

Необходимо подчеркнуть, что выделение связей природы и общества среди многообразия существовавших отношений, частичное рассмотрение природы как ценности (поскольку как ценность она рассматривается все-таки локально и в основном применительно к уровню индивидуального) означало позитивный сдвиг в осмыслении человечеством значимости своей деятельности в природе, знаменуя собой начало становления самосознания цивилизации, осознания ею ценности природы, понимания природы как альтэрэго цивилизации. Другими словами, общественная и научная мысль Нового времени подготовила целый ряд идейных предпосылок формирования экологического сознания.

Развитие ценностного наполнения исследуемых понятий в конце XIX–XX вв. проходит под влиянием целого ряда особенностей научно-технического, экономического, политического, социально-культурного характера. Закономерности исторического развития на рубеже XIX–XX вв. наиболее отчетливое свое выражение обнаружили в становлении такого качества исторического процесса, как его всемирность.

Гигантское приращение материальных и духовных возможностей человека в последней четверти XX в. дала научно-техническая революция. Однако это возможности двоякого рода. С одной стороны, процессы НТР создали принципиально новую систему производительных сил общества, расширили сферу деятельности человека в природе, углубили его знания, увеличили бюджет свободного времени, обеспечив всем этим расширение возможностей личности. С другой стороны, они создали тот избыток давления производительных сил на окружающую среду и искусственной среды на человека, который привел к резкому обострению противоречий взаимодействия общества и природы, поставил человечество перед лицом глобальной экологической проблемы. Существование реальной угрозы экологического кризиса дало импульсы дальнейшему развитию научных изысканий в области проблем взаимодействия природы и человека. Новое звучание они обрели сейчас потому, что от возможностей их решения зависят уже не только пути дальнейшего развития цивилизации, но и само ее существование.

В XX в. произошла глобализация острейших проблем общественного развития. Их системный характер, общепланетарный масштаб действия и проявления наглядно демонстрируют единство судеб всех народов Земли...

Следуя намеченной цели – проследить изменение ценностной трактовки понятий «природа», «человек», «красота» и др., – обратимся к их развитию в XX в.

Угроза экологической катастрофы заставила человеческое внимание вновь обратиться к проблеме ценности жизни как процесса выживания и ценности природы как среды, гарантирующей это выживание. «Жизнь, – пишет американский биолог Дж. Куллини, – это физическая природа, пытающаяся спасти себя от себя самой. Эволюция сознания – удивительный процесс, в котором человек, видимо, превзошел все остальные творения природы. Но он подвергает опасности этот универсальный эксперимент. Расточительно и без нужды сокращая возможности эволюционного процесса производить выбор, человек грешит против естественного закона, компрометируя свою гордость – свой интеллект»5. А ведь человеческий интеллект – высшая из известных инстанций окружающего мира, и назначение его – обеспечить выживание и бесконечное совершенствование того многообразного мира, познание какового является для общества «вечным двигателем», на котором зиждется его существование.

История развития человечества в принципе всегда утверждала (а в XX в. это утверждение проявляется с особенной остротой), что высшим императивом деятельности человека в окружающем мире должна являться разумность действий, хотя бы в силу того, что человек – существо разумное. Разумность не только в смысле рациональности – разумность в универсальном человеческом смысле, как деятельность культурного человека, основанная и на культуре разума, и на культуре эмоций. Не случайно в научных исследованиях по поискам оптимальных путей развития природы и человека идеальные прогнозы будущего обращаются к термину «ноосфера» для определения этапа гармонического единства общества и природы.

В. И. Вернадский, первым введший понятие ноосферы в том смысле, в котором оно употребляется в современных научных исследованиях, создал блестящий вариант рассмотрения человеческой истории как естественно-исторического процесса. Если в свое время Маркс остроумно и прозорливо замечал, что люди, по большому счету, не есть собственники земли – они лишь ее коллективные владельцы6, то академик Вернадский в своих исследованиях процесса цефализации и геологического времени утверждает, что и разум не есть собственность человека – разум принадлежит планете и космосу, поскольку есть закономерный результат их развития, есть продолжение жизни. Созданием техники человек ничуть не отгораживает себя от природы, напротив, происходит все более тесное и сложное сплетение истории человечества и истории природы.

В дальнейшей разработке понятие «ноосфера» все более предстает как своеобразная естественно-историческая параллель социально-исторического понятия «сфера деятельности человека», которая по содержанию бесконечно стремится приблизиться к последней, но никогда не совпадает с ней. В понятии «ноосфера» фиксируется факт привязанности деятельности человека к естественной основе его существования, к биосфере, в том смысле, что, даже будучи вынесенной за пределы биосферы, деятельность эта будет какой-то стороной воспроизводить свою естественную основу. В этом грандиозный ценностный смысл «ноосферного» видения мира: человек может диктовать законы природе только по тексту, представленному самой природой. Более того, в ходе истории ответственность за развитие природы все более ложится на человека.

Необходимым компонентом ценностного осмысления природы в XX в. становится поиск идеала взаимодействия общества и природы. И если критерий полезности, вокруг которого ранее развивалось это взаимодействие, обнаружил свою недостаточность, даже свой негативный характер по отношению к прогрессу общества и природы, то естественным шагом на пути снятия ограничений бесконечного развития цивилизации должно являться выдвижение такого критерия, который бы увеличил потенции общества по отношению к природе без ущерба для нее и для человеческой природы в частности.

Новым смыслом наполняется и эта человеческая природа. Касаясь периода рабовладения, я говорила о разрыве в понимании значимости развития личностных структур и структур рабочей силы человека. Глубина этого разрыва исторически обусловлена изменением соотношения живого и овеществленного знания в системе материального производства. В настоящее время уже не только техника является воплощением научного знания. Процессы НТР привели к требованию изменения необходимых качеств человека – производителя материальных благ, потребовав от него высокого профессионального мастерства и квалификации, основанных на достаточно высоком уровне образования, культуры и умения использовать теоретические знания в практической деятельности. Вероятно, в дальнейшем общественный прогресс все более будет определяться степенью совпадения спектра развития личностных структур со спектром структур рабочей силы человека.

Человек XX в., динамичный, занятой, практичный, большей частью живущий в городе, начинает сознавать ценность своей природы прямо пропорционально разочарованию в благах цивилизации. Созданием искусственного буфера между собой и природой человек обезопасил себя от негативного влияния изменений в биосфере на собственный организм, но обезопасил лишь на некоторое время. Данные медицины, биологии, психофизиологии в настоящее время свидетельствуют факт наличия отклонений целого ряда человеческих биологических параметров от традиционной нормы. Причем общая картина этих отклонений настолько противоречива, что на данный момент не представляется возможным, по моему мнению, оценить ее однозначно – либо положительно, либо отрицательно.

К безусловно позитивным явлениям могут быть отнесены такие фиксируемые ныне показатели, как увеличение средней продолжительности жизни, улучшение структуры питания, рост фертильности, акселерация, поскольку они, вместе взятые, отражают тенденцию к улучшению состояния здоровья населения планеты в целом. Но следует иметь в виду, что данные процессы протекают на общем фоне демографического взрыва, ускоренной урбанизации, политической нестабильности, неравномерности социального и экономического развития отдельных стран и народов, а также целого ряда других факторов, которые значительно искажают позитивное содержание приведенных показателей. Так, например, в современных условиях увеличение средней продолжительности жизни, акселерация привели к обострению проблемы занятости населения. Показатель улучшения структуры питания (являющийся, разумеется, средним), разбитый на свои составляющие, дает нам безрадостную картину хронического голодания, с одной стороны, и неоправданных излишеств – с другой (кстати, не менее опасных для здоровья, чем голод). Что касается демографического взрыва, то здесь картина также неоднородна: основной прирост населения приходится преимущественно на страны «третьего мира», в то время как в наиболее развитых странах наблюдается обратная тенденция – снижение рождаемости.

Характеризуя далее изменения биологического характера в природе человека, заметим, что вызваны они не только негативными сторонами протекания научно-технического и социального прогресса, но и односторонним использованием их успехов.

В последнее время медики отмечают изменение общей картины патологий человека, проявляющееся в изменении соотношения инфекционных и неинфекционных патологий. С развитием человеческого общества удельный вес последних в указанном соотношении неуклонно возрастает. Сокращение числа инфекционных заболеваний, идущее параллельно названному выше процессу, обусловлено, в первую очередь, успехами медицины, биологии в их изучении, создании препаратов по их предотвращению, проведении широких мероприятий санитарно- и социально-гигиенического порядка, которые позволяют даже в условиях урбанизации эффективно бороться с инфекциями.

Неинфекционные патологии, ведущее место среди которых принадлежит в настоящее время заболеваниям сердечно-сосудистой системы, нервным и психическим расстройствам, всевозможным аллергическим реакциям, вызваны ускорением ритма жизни современного человека, изменением его места в системе производства и другими факторами социального характера. Уменьшение доли физического труда в производственной деятельности современного человека, развитие средств коммуникации и сферы обслуживания привели к возникновению такого явления, как гиподинамия (гипокинез), которое и является одной из основных причин роста заболеваний сердечнососудистой системы. Расширение спектра аллергических реакций также связано с производственной деятельностью человека, в основном с усиливающимся в ее результате загрязнением окружающей среды. Дело в том, что почти все отходы промышленного производства являются мутагенными веществами, способными вызывать серьезные изменения генетической информации клеток, что приводит к нарушению наследственной информации ДНК и, в конечном итоге, не только к росту аллергических заболеваний, но и таким угрожающим последствиям, как повреждение фонда наследственности биологической организации человека.

Биология человека изменилась и продолжает изменяться в ходе общественного развития. Изменение это определяется все более и более факторами социальными и в ближайшем будущем, вероятно, будет определяться ими всецело. Человечество в силу того, что оно организовано в общество, является единственным биологическим видом, который создает механизмы компенсации биологического неравенства индивидов. В природе механизмы такого рода фактически отсутствуют – они создаются и совершенствуются в ходе социального развития. В принципе таким универсальным механизмом может считаться современная система здравоохранения, система социального обеспечения. Чем выше уровень развития общества, тем больше шансов у биологически слабых индивидов иметь равные возможности развития наряду с прочими индивидами. Забота общества о наиболее слабых своих членах – великое завоевание социальности.

Однако исторический процесс взаимодействия природы и человека сопровождается и некоторыми противоречиями общественного и индивидуального. Преодолевая запреты «царства природной необходимости», общество постоянно обогащает содержание жизнедеятельности людей, делая ее шире, разнообразней. На уровне общественного это проявляется в прогрессирующем расширении воспроизводства материальной жизни, на уровне индивидуального – в тенденции разностороннего развития личности. Вместе с тем некоторые структуры цивилизации (например крупные города, мегаполисы, организация современного производства с его жесткой специализацией и дифференциацией функций занятых работников) становятся своего рода заслоном на пути разностороннего развития личности человека, подвергая последнего жесткому давлению со стороны общественного в ущерб единичному, уникальному содержанию его жизни. Процесс урбанизации, увеличивающий разрыв между человеком и природой, оказывает весьма ощутимое влияние на изменение картины человеческих патологий, рост нервно-психических расстройств. Избавившись от кажущегося примитивизма деревенского существования, человек окунулся в настоящий идиотизм городской жизни, все более и более отчуждающей его от природы, что не только отрицательно сказывается на состоянии свойств и качеств человека как рабочей силы, но и тормозит развитие его личностных структур.

Осознание противоречивого характера взаимосвязи человека и природы в XX в. наиболее яркое свое выражение получило в процессе формирования экологического сознания общества. Этот процесс (а его свидетельство – возрастание экологической обеспокоенности и соответственно активности мировой общественности, активизация природоохранительной деятельности международных организаций, широкое научное исследование проблем глобальной и социальной экологии) является безусловным шагом вперед на пути устранения всех групп источников существования глобальной экологической проблемы. Имеющий место процесс аксиологизации научного знания есть свидетельство постановки во главу угла научных изысканий критерия ценности бытия Человека, благодаря которому и ради которого и существует наука вообще: Проблема Человека возводится постепенно в ранг метаглобальной, и можно с уверенностью утверждать, что все существующие глобальные проблемы являются в конечном счете ее проявлениями.

Предыдущие столетия в осознании собственной ценности человек шел к себе от природы. И чем дальше от природы уводил его этот путь, тем больше человек вырастал в собственных глазах. Сейчас он возвращается от себя к природе и научается, с одной стороны, видеть в состоянии природы проекцию своего собственного Я, с другой – видеть в своем Я продолжение красоты и великолепия природы. Способность эстетически воспринимать мир становится неотъемлемой чертой, показателем высокого нравственного развития личности. Моральные императивы деятельности человека в XX в. являются смысловой опорой научных, культурных разработок. Недаром среди новых теоретических направлений появляется так много этик: «живая этика», биоэтика, этноэтика, экологическая этика и т. д.

То, что XX столетие видело две мировые войны, унесшие миллионы человеческих жизней, придало особый ценностный статус смыслу смерти. Исследование смерти с позиций диалектики свободы и ответственности личности на фоне возможностей современной медицины и биологии вошло как мощное самостоятельное направление в предмет новой науки – биоэтики.

Но сколько бы ни возникало новых научных и культурных направлений, все они, весь неописуемый многоцветный веер мыслей миллионов людей направлены на раскрытие рецепта человеческого счастья и счастья человечества. И сотни лет необходимым условием счастья признаются жизнь, любовь, природа, красота.

Ведь эти ценности и идеалы являются общими для всех людей, независимо от их расовой, социальной, гражданской принадлежности. Они суть то общечеловеческое, что не может быть завуалировано никакими классовыми, национальными, государственными интересами. Ведь классы, нации, государства существуют в реальной жизни общества, развивающегося на реальной планете. И какие бы идеальные конструкции ни создавала человеческая мысль, она никогда не опровергнет факта, что существование любых социальных образований возможно только при наличии конкретных людей, которые составляют «живую ткань» этих образований, наполняя их своими делами, чувствами, мыслями. Для того чтобы люди могли оставаться людьми, т. е. мыслить, творить, чувствовать, им необходимы земля, вода, воздух, им необходимы красота и многообразие Природы, поскольку только на этой основе могут существовать действительная красота и универсальность Человека.

Размещено в разделах

Природа. Ценность природы для людей

Тема: Природа. Ценность природы для людей

Цель: познакомить с разнообразием природы.

Планируемые результаты: учащиеся познакомятся с разнооб­разием природы; научатся классифицировать объекты природы, устанавливать связи между живой и неживой природой; осознают ценность природы для людей; научатся договариваться и прихо­дить к общему решению.

Оборудование: картинки с изображением объектов природы и предметов рукотворного мира.

Ход урока

I. Организационный момент

II. Знакомство с учебником

Перед вами новый учебник по курсу «Окружающий мир»

Откройте учебник на второй странице. Посмотрите на условные обозначения. Прочитайте, какие виды заданий мы будем выполнять на уроках.

III. Самоопределение к деятельности

Прочитайте на с. 3 название первого раздела.

Прочитайте, чему мы будем учиться, изучая этот раздел.

— Прочитайте на с. 4 название темы урока.

— Что мы узнаем на уроке?

— Чему научимся?

Итак, на уроке мы познакомимся с разнообразием природы, научимся классифицировать объекты природы, будем говорить о ценности природы для людей.

IV. Работа по теме урока

Беседа

Классификация объектов природы

— Отгадайте русские народные загадки.

• Не княжеской породы, а ходит с короной; не ратный ездок, а с ремнем на ноге; не сторожем стоит, а всех рано будит. (Петух)

• Тонка, длинна, одноуха, остра, всему свету красна. (Игла)

• Встану я рано, бело да румяно, да как распущу золотые волосы, да выйду за город — и человек, и зверь возрадуются. (Солнце)

• В лесу на поляне стоит кудрявый Ваня в зеленом кафтане. Богач не велик, а орешками наделит. (Орешник.)

• По веткам скачет, да не птица, рыжая, да не лисица (Белка)

• Ходит скалка по дороге, грузная, огромная. И теперь у нас дорога, как линейка, ровная. (Дорожный каток.)

• Этой бабке сто лет, горба у нее нет, высоконько торчит, далеконько глядит. Придет смерть за старушкой, станет бабка избушкой. (Сосна.)

• Черен, да не ворон, рогат, да не бык. (Жук.)

• Шапка набекрень, спрятался за пень. Кто проходит близко, кла­няется низко. (Гриб.)

• Крупно, дробно зачастило и всю землю напоило. (Дождь.)

(По мере отгадывания загадок учитель прикрепляет на доску картинки-отгадки.)

— На какие две группы можно разделить эти предметы? (На природные объекты и те, что созданы руками человека. )

— Перечислите природные объекты. (Петух, солнце, орешник, белка, жук, гриб, сосна, дождь.)

— На какие две группы можно разделить природные объекты? (На живую и неживую природу.)

— Назовите объекты живой природы. (Петух, орешник, белка, жук, гриб, сосна.)

— Назовите объекты неживой природы. (Солнце, дождь )

— Природу распределяют по группам на живую и неживую. Как отличить живую природу от неживой? (Живые существа дышат, питаются, растут, развиваются, дают потомство, умирают.)

Живую природу изучает наука биология (от греческих слов «биос» - жизнь, «логос» - наука).

(Учитель на доске записывает термин и развешивает картинки.)

— Внимательно рассмотрите объекты живой природы на до­ске. На какие группы их можно разделить? (Животные, ра­стения, грибы.)

Ученые-биологи такие группы животных называют царствами: царство животных, царство растений, царство грибов.

(Учитель записывает термин на доске.)

Есть еще одно царство, в котором живут крошечные организ­мы - бактерии. Впервые их увидели только тогда, когда изобрели микроскоп - увеличительный прибор. Многие бактерии в тысячи раз меньше песчинки. Бактерии — это царство живой природы.

— Назовите объекты царства животных.

— Назовите объекты царства растений.

— Назовите объекты царства грибов.

— Назовите объекты царства бактерий.

— Нарисуйте схему.

Связи в природе

Мы с вами определили, что все объекты природы можно раз­делить на живые и неживые.

- Связаны ли между собой эти группы?

- Приведите примеры связей, используя картинки с изобра­жением предметов, развешенные на доске. (Белка питается орехами и грибами. Солнце и дождь помогают расти орешнику. )

Благодаря солнцу, дождю, воде, воздуху живут и растут расте­ния. Растения служат животным пищей. Живая и неживая при­рода связаны между собой.

— Приведите еще примеры связей в природе.

Ценность природы для людей

— Откройте учебник на с. 6. Найдите и прочитайте предложе­ния, которые говорят о том, что дает нам природа.

— Может ли человек обойтись без природы? Докажите.

— Прочитайте вывод в учебнике на с. 7.

V. Физкультминутка

Мы к лесной лужайке вышли,

Поднимали ноги выше,

Через кустики и кочки,

Через ветви и пенечки.

Кто из нас вот так шагал —

Не споткнулся, не упал.

Вот мы в лес пришли,

Белый гриб нашли.

Вот грибок, другой грибок.

Положу их в кузовок.

VI. Закрепление изученного материала

Выполнение заданий в рабочей тетради

1 (с. 3).

— Объекты какой природы изображены на рисунке? (Живой природы.)

— О каком признаке живой природы говорит первый рисунок? (О дыхании.)

(Аналогично разбираются следующие рисунки.) (Ответы: рис. 2 - питаются; рис. 3 — растут; рис. 4 - развиваются; рис. 5 — приносят потомство; рис. 6 — умирают.)

— Как отличить живую природу от неживой? (Живые существа дышат, питаются, растут, развиваются, дают потомство, умирают.)

2(с.3).

— Заполните схему.

— К какому царству относится цветок? (К царству растений. )

— А заяц? (К царству животных.)

— А гриб? (К царству грибов.)

— Что вы можете сказать о последнем рисунке? (Это царство бактерий.)

3(с.4).

— Приведите примеры для каждого царства. Запишите. Про­читайте.

6 (с. 5).

— Расшифруйте схему.

— Рассмотрите первый рисунок. Найдите предложение, соответ­ствующее этому рисунку. (Природа охраняет наше здоровье.)

- Рассмотрите второй рисунок. Найдите предложение, соот­ветствующее этому рисунку. (Природа восхищает нас своей красотой.)

— Продолжите работу самостоятельно.

(Учащиеся проводят самопроверку. Один ученик читает от­веты, другие проверяют.)

(Ответы: рис. 3 - дает нам тепло, свет, воздух, воду и пищу; рис. 4 - дает нам разные материалы для хозяйства; рис. 5 - дарит нам радость открытий; рис. 6 — учит нас доброте.)

— Как вы понимаете выражение «Природа дарит нам радость открытий»?

Природа вдохновляет нас на разработку новых технологий и современной техники. В 1957 г. обыкновенный репейник на­толкнул швейцарского инженера Жоржа де Местраля на мысль, в результате появились застежки-липучки. Однажды ученый обра­тил внимание на репейник, приклеившийся к его одежде. Расте­ние было покрыто крохотными крючочками, ими оно цеплялось за шерсть животных и одежду людей. Потратив на свое изобре­тение восемь лет, Жорж де Местраль создал так называемую ли­пучку — синтетический материал, сделанный из двух нейлоновых полосок. Одна полоска покрыта крошечными петельками, а вто­рая - мельчайшими крючочками. Когда их соединяют вместе, они крепко прилипают друг к другу, но легко могут снова разделиться.

VII. Рефлексия

- Откройте учебник на с. 6.

(Учащиеся работают в парах, отвечают на вопросы учебника.)

- Какое задание вы придумали для ребят? Кто будет выпол­нять ваше задание?

(Ученики выполняют придуманные для них задания, учитель оценивает правильность составления заданий и ответов.)

VIII. Подведение итогов урока

— Что такое природа?

- На какие группы делят природу?

— Назовите царства живой природы.

— Назовите значение природы для людей.

- Какое задание на уроке было для вас самым интересным?

Домашнее задание

1. Учебник: прочитать текст на с. 4—6, ответить на вопросы раздела «Проверь себя» на с. 7.

2. Рабочая тетрадь: № 4-5 (с. 4).

3. Индивидуальное задание (учебник, с. 8).

Запиши кратко,в чём ценность природы для людей. 3класс.

даю 20баллов срочно????????????????​

Помогите пожалуйста !   Пытанні па аповесці Ул. Караткевіча “Дзікае паляванне караля Стаха”Варыянт 1З якога стагоддзя браў пачатак род Яноўскіх?Як скл … адваўся лёс прадстаўнікоў рода Яноўскіх?Як выглядаў радавы палац Яноўскіх, калі там апынуўся Андрэй Беларэцкі? Што засталося ад былой шляхецкасці?Як выглядала Надзея Яноўская пры першых сустрэчах з Андрэем Беларэцкім? Як яна змянілася за час знаёмства, што на гэта паўплывала?Якім было жыццё маладой васямнаццацігадовай дзяўчыны ў Балотных Ялінах (адносіны да жыцця, кахання, сваёй шляхецкасці)?Як загінуў Раман Яноўскі, бацька Надзеі?Хто з’яўляўся апекуном Надзеі Яноўскай?Што падарыў Надзеі Яноўскай на паўналецце апякун, які сэнс ён укладаў у гэтыя падарункі?Пасля агучвання апякунскай справаздачы на паўналецці Надзеі, мы даведваемся, якой маёмасцю і прыбыткам яна валодае. Пералічыце з чаго складалася спадчына Яноўскіх?Якое радавое пракляцце ляжала на родзе Яноўскіх, ад каго яно сыходзіла?Дадатковае пытанне: Кім прыходзіўся Яноўскай Свеціловіч?з​

опис чайку з міщанин шлюхтич​

помогите пожалуйста ​

общественных местахПочему?1. Работая в парах, ответьте на вопросы и подберите примерыпо пунктам.1) В основе правил поведения людей лежат вечные духовн … ые цен-Ности. Они накоплены человечеством за всю свою историю. О каоценностях идёт речь? Почему они вечные?2) Прежде чем действовать, думайте!Следите за своими словами и поступками. Они могут определитьвашу судьбу. Как вы понимаете эти слова? Приведите примеры.3) Тренируйтесь! Применяйте свои знания о правильном поведенииТолько тогда они станут вашими убеждениями!Почему знания без применения остаются пустым грузом?2. Решаем проблемный вопрос.ОдноклассникKIпо познание мира пж​

А Б В Г3. Установи відповідність. (2 б.)Художній засібУривок1 МетафораА ... голос,2 ПерсоніфікаціяЯк потік, що з гір несеться,3 АнтитезаЯк потік, що п … ада в прірву,4 ПорівнянняПролунав для всіх народів. ..Б Перед вродою квітівсоромно стало місяцюсховався за хмаркою...в Моє серце в верховиніі душа моя...ГХто діло робить,хто байдикує...1234​

По темепературе подачи десерты принято делить на две основные группы: холодные и горячие.Чурчхеларахат-лукумЧИЗКЕЙКпудинг​

помогите а я подпишусь​

я наслушалась страшных(реально страшных) историй и теперь сижу боюсь каждого шороха и ночью, и днём, когда остаюсь сама дома. что делать?​

Сколько оценок, и какие нужно получить с балла 3.57 до 3.65

Природа как ценность в современном мире

 

В данной статье раскрывается ценность и значение природы в мировоззренческом понимании, ее роль в экономической жизни современного общества. Также в статье автор анализирует экологическое взаимодействие природы и человека, ее место в современном мире.

Ключевые слова: природа, человек, полезные ископаемые, ценности, экология.

 

Природу надо понимать как окружающий нас естественный мир, точнее ту его часть, которая не создана руками человека. В самом широком понимании это природные объекты, растения, животные, сами люди, если рассматривать их как индивидов. Природу можно разделить на живую и неживую. Первая представлена растениями, животными и человеческими индивидами. Человек тоже является частью живой природы и относится к миру животных. Неживая природа представлена водными ресурсами, землей (в самом широком смысле этого слова), воздухом и всеми неживыми материальными объектами [1, с. 122].

Окружающий нас мир устроен сложно и интересно. В природе на первый взгляд все кажется загадкой и пытливый, любознательный ум человека всегда стремиться разгадать эти загадки, понять причины и следствия тех или иных явлений природы [2, с. 3]. Когда человек увлечен познанием тайн природы, жизни леса, вод, птиц и зверей, трав и деревьев — множество вопросов встает перед ним. И главный из них — как добиться того, чтобы не оскудевали природные богатства? Вопрос этот одни из важнейших, стоящий перед человечеством, следовательно, перед каждым из нас. А экологическая проблема является в современном мире глобальной, стоящей на первом месте и требующей скорейшего решения. Беречь природу — священная обязанность каждого человека. Создавая новый мотор для автомобиля, корабля, самолета, конструктору необходимо продумать о проблеме очищении воздуха. Технолог, разрабатывая поточную линию, должен точно представлять, куда пойдут отбросы, отходы, не повредит ли это водным или другим ресурсам.

Если представить в виде таблицы особенность природы, то может получиться следующее:

 

Разнообразие природы и ее классификация

Природа удивительно разнообразна

Связи в природе

В природе все взаимосвязано

Значение природы для человека

Люди не могут жить без природы

 

Ценность природы определяется тем, что она является источником: материалов для хозяйственной деятельности, воздуха пищи и воды, здоровья, красоты, познания, мировоззрения и др.

Природа в нашем мире играет огромную роль: для зверей, птиц и растений она является местом жительства, дает пропитание, свободу, жизнь. Те же функции природа выполняет и по отношению к человеку. Кроме того, человек использует полезные ископаемые и другие дары природы для создания культурных объектов, так называемой «второй природы». При этом полезными ископаемыми являются горные и минеральные породы, которые добывают из недр Земли и на ее поверхности и используются в хозяйстве. Так самые распространенные полезные ископаемые, которые можно назвать, это: поваренная и калийная соль, железная руда, каменный уголь, золото, алмазы, природный газ, нефть, медная, ртутная, цинковые руды, песок, глина, гранит, торф, марганец, серебро, олово — вот неполный список полезных ископаемых. Только на данном примере можно увидеть вклад природы в культуру, науку, производство во «вторую природу» человечества [4, с. 5].

Проблемами охраны природы занимается наука экология (греч. «ойкос» — дом, «жилище» и «логос» — наука). В буквальном смысле под экологией следует понимать науку о жизни организмов у себя дома, то есть в природных условиях. Однако в современном мире она стала наукой о рациональном использовании природных богатств и их охране [1, с. 123].

В XX веке в связи с усилившимся воздействием человека на природу экология приобретает особое значение как научная основа рационального природопользования и охраны живых организмов. Нерациональное использование природных ресурсов в свою очередь привело к ряду экологических проблем и, как следствие, ухудшению здоровья людей, что приобрело черты острой проблемы [3, с. 129].

Таким образом, можно сделать вывод, что природа есть сама жизнь, ее источник, начало и конец. Природа нужна человеку, она помогает ему жить, но и человек в современных условиях нужен природе, просто необходим для ее сохранения. Также в заключение хотелось бы отметить, что современные экологические проблемы в известной степени являются следствием развития экономики, предпринимательства с его главной целью: получения максимальной прибыли, соответственно извлечения из природы все большего количества ресурсов. Поэтому все актуальной задачей, стоящей перед человечеством, становится обоснование природы как ценности современной жизни, а также в расстановке приоритетов — что важнее: деньги или жизнь?

 

Литература:

 

  1.                Обществознание 7 класс. Боголюбов Л. Н. — М.: Просвещение, 2013. 159 с.
  2.                Шалаева Г. П. Окружающий мир. — М.: АСТ: СЛОВО, 2010. — 176 с.
  3.                Шалагина Е. В. Взаимосвязь экологических и экономический интересов на современном этапе развития общества // Социальные процессы в современном российском обществе: проблемы и перспективы: материалы Всероссийской с международным участием научной конференции / отв. Ред. О. Б. Истомина. — Иркутск: Издательство «Аспринт», 2017. С. 127–133.
  4.                Энциклопедический словарь юного натуралиста / сост. А. Г. Рогожкин. — М.: Педагогика, 1981. — 406 с.

Природа. Ценность природы для людей 3 класс

учащиеся познакомятся с разнооб¬разием природы; научатся классифицировать объекты природы, устанавливать связи между живой и неживой природой; осознают ценность природы для людей; научатся договариваться и прихо¬дить к общему решению. Оборудование: картинки с изображением объектов природы и предметов рукотворного мира.

Магомедова Хамиз Абдулазизовна

-70%

Курсы повышения квалификации

Продолжительность 72 часа

Документ: Удостоверение о повышении квалификации

Похожие файлы

Природа.

Ценность природы.

Окружающий мир, 3 класс

ПРИРОДА. Ценность природы для людей.

[email protected]

[email protected]

- Кто автор учебника?

  • Познакомимся с условными

обозначениями.

- Прочитаем название I раздела.

- Чему будем учиться?

- Прочитаем название темы.

- Что узнаем на уроке?

- Чему научимся?

[email protected]

Отгадайте загадки:

Не княжеской породы,

а ходит с короной;

не ратный ездок,

а со шпорой на ноге;

не сторожем стоит,

а всех рано будит.

[email protected]

Отгадайте загадки:

Тонка, длинна, одноуха, остра,

всему свету красна.

[email protected]

Отгадайте загадки:

Встану я рано, бело да румяно,

Да как распущу золотые волосы,

Да выйду за город –

И человек, и зверь возрадуются.

[email protected]

Отгадайте загадки:

В лесу на поляне стоит кудрявый Ваня

в зелёном кафтане.

Богач не велик, а орешками наделит.

[email protected]

Отгадайте загадки:

По веткам скачет, да не птица,

Рыжая, да не лисица.

[email protected]

Отгадайте загадки:

Ходит скалка по дороге, грузная, огромная.

И теперь у нас дорога, как линейка ровная.

[email protected]

Отгадайте загадки:

Этой бабке сто лет, горба у неё нет,

Высоконько торчит, далёконько глядит.

Придёт смерть за старушк ой ,

Станет бабка избушкой.

[email protected]

Отгадайте загадки:

Чёрен, да не ворон, рогат, да не бык.

[email protected]

Отгадайте загадки:

Шапка набекрень, спрятался за пень.

Кто проходит близко, кланяется низко.

[email protected]

Отгадайте загадки:

Крупно, дробно зачастило и всю землю напоило.

[email protected]

На какие две группы можно

разделить эти предметы?

Природные объекты

Созданы человеком

Живая

Неживая

природа

природа

Биология (с греческого –

«биос»-жизнь, «логос»-наука)

[email protected]

Царства растений, животных, грибов

Связаны ли между собой эти царства?

+ царство бактерий

[email protected]

Работа с учебником:

-Найдите и прочитайте на с. 6 учебника предложения о том, что даёт нам природа.

-Может ли человек обойтись без природы?

- Прочитайте вывод

на с. 7

[email protected]

Использованные ресурсы:

http://www. mdk-arbat.ru/bookcard?book_id=735564

http://sonnikoff.net/musulmanskij-sonnik/3761-musulmanskij-sonnik-petux

http://blog.kp.ru/users/tigrenok/rubric/1966050/

http://grakartinki.ru/kartinki-solnce-dlya-detei.html

http://sadovodi86.ru/stati/sovety-ogorodniku/kustarnik-oreshnik-ukrashenie-sada.html

http://creative.h3m.ru/loads/im/?f=jpg&ps=1&pf=81&p=9&wml=1

http://www.gidroservice.com/producti/tehnika/katki/comb/du84/

http://mad-design.ucoz.ru/index/sosna/0-37

http://jegeta7.naturelight.ru/show_photo/11201.html

Грибы горячей засолки

http://www.varbak.com/

[email protected]

Вецель Наталья Васильевна,

учитель начальных классов

МБОУ СОШ с углубленным изучением отдельных предметов № 2

г. Волжского, Волгоградской обл.

Персональный сайт : vetselnatalya. jimdo.com

[email protected]

Сочинение ЕГЭ. Проблема осознания человеком ценности природы (1/1) - Примеры сочинений

Сочинение

Я лежу на траве и смотрю в бездонное голубое небо. Тра­ва нежная, мягкая, ласковая. По ней только что прошлась коса, и ровные ряды лежат по всему лугу. Это родная и да­лекая картинка из детства, когда дедушка брал меня с собой ранним утром на росистый, пахнущий разнотравьем луг. Я помню, как он говорил: «Ты, внученька, вдыхай травку, помни: это твое детство так пахнет». ...Давно нет дедушки, а слова его остались и живут в моей памяти как духовное на­путствие мудрого человека, прошедшего войну, видевшего смерть и кровь. Вечная благодарность ему за то, что научил понимать духовную ценность природы, научил чувствовать свое родство с ней.

Став взрослым человеком, много раз убеждалась, что проблема осознания человеком ценности природы является одной из главных проблем современного человека. Об этом еще раз меня заставил задуматься текст известного русского писателя, тонкого знатока природы — В. Солоухина.

Рассуждая о духовной ценности природы для человека, писатель справедливо говорит о том, что люди часто не за­мечают природу, считая ее обыденным фоном жизни. Са­мыми незаметными для любого из нас, по мнению В. Соло­ухина, являются воздух и трава. С какой болью автор пишет: «Ходим, мнем, затаптываем в грязь, сдираем гусе­ницами и колесами, срезаем лопатами...» Кажется, этот пе­чальный перечень того, что может человек по своему неве­жеству сотворить с травой, писатель может продолжать до бесконечности. Действительно, люди, считая себя высшими существами в природе, крайне невнимательны к ней. А ведь она живая! Неслучайно, уже во второй раз говоря о варвар­ском отношении к траве, В. Солоухин наделяет ее качества­ми живого существа. «Зеленая живая травинка», — сколько нежности, трепетности, ласки в этих бесхитростных словах писателя. Не заслуживают ни воздух, ни трава, ни природа в целом презрения человека.

Авторская позиция полно и достаточно эмоционально сформулирована в последнем предложении текста: «...ласкать глаз человека, вливать тихую радость в его ду­шу, смягчать его нрав, приносить успокоение и отдых...». Следовательно, духовная ценность природы проявляется в ее положительном, благотворном влиянии на каждого из нас.

Невозможно не согласиться с мнением автора: в природе сокрыт величайший духовный потенциал, который проявля­ется в смягчении жестокосердия человека, в тихой и крот­кой радости общения со всем живым.

О том, что общение с природой имеет духовную ценность для любого из нас, говорят многие русские писатели, для которых природа — источник вдохновения, возможности подняться выше обыденных и повседневных дел и тревог. Об этом рассказ современного писателя В. Крупина «Сбрось мешок». Героиня рассказа, Варя, научилась видеть тихую радость в общении со всем живым, в созерцании удивитель­ных картин природы. И это умение подняться над сиюми­нутными заботами делает ее счастливым человеком. Как правильно, что героиня рассказа передает это уникальное умение своей дочери и внучке!

Говоря о том, что природа — вечная и безусловная ду­ховная ценность, которая помогает человеку осознать свое место в жизни, смягчить удары судьбы, нельзя не вспом­нить знаменитый дуб из романа Л.Н. Толстого «Война и мир». Когда князь Андрей въезжает в Отрадное, он нахо­дится в самом мрачном расположении духа: жизнь пред­ставляется ему завершенной и лишенной высокого смысла. Кажется, что высохший от старости дуб так же, как и ге­рой, заканчивает свой век. Но как все изменяется за одну ночь: князь Андрей под влиянием восторженных слов На­таши, под влиянием чудесной весенней ночи внутренне пре­ображается. Вспоминается знаменитая фраза: «Жизнь не кончена в тридцать один год». Жизнь со всеми ее сверше­ниями, радостями, тревогами и печалями только начинает­ся. Кажется, что и дуб-великан это тоже понимает, он ожи­вает всего за одну ночь, и его юные, клейкие листочки, и весь он, помолодевший и свежий, вселяют в князя Андрея сильнейшее желание жить, любить и верить!

Таким образом, можно сделать вывод: природа для чело­века — это одухотворенное существо, которое приносит об­легчение от трудов, тихую радость душевного покоя, смяг­чение сердца, уверенность в счастье жизни и осознание себя частью великого и прекрасного мира.

Текст

(1 )Существует точное человеческое наблюдение: воздух мы замечаем тогда, когда его начинает не хватать. (2)Чтобы сделать это выражение совсем точным, надо бы вместо слова «замечать» употребить слово «дорожить». (З)Действительно, мы не дорожим воздухом и не думаем о нем, пока нормаль­но и беспрепятственно дышим. (4)Но все же, неправда, — замечаем. (5)Даже и наслаждаемся, когда потянет с юга те­плой влагой, когда промыт он майским дождем, когда обла­горожен грозовыми разрядами. (6)Не всегда ведь мы дышим равнодушно и буднично. (7)Бывают сладчайшие, драгоцен­ные, памятные на всю жизнь глотки воздуха.

(По обыденности, по нашей незамечаемости нет, пожа­луй, у воздуха никого на земле ближе, чем трава. (9)Мы привыкли, что мир — зеленый. (Ю)Ходим, мнем, затапты­ваем в грязь, сдираем гусеницами и колесами, срезаем ло­патами, соскабливаем ножами бульдозеров, наглухо захло­пываем бетонными плитами, заливаем горячим асфальтом, заваливаем железным, цементным, пластмассовым, кирпич­ным, бумажным, тряпичным хламом. Анти­фриз растекся продолговатой лужей, потом его смыло дож­дями, но на земле, оказывается, получился сильный ожог. (20)Среди плотной мелкой травки, растущей на лужайке, образовалось зловещее черное пятно. (21)Три года земля не могла залечить место ожога, и только потом уж плешина снова затянулась травой.

(22)Под окном, конечно, заметно. (23)Я жалел, что по­ступил неосторожно, испортил лужайку. (24)Но ведь это под собственным окном! (25)Каждый день ходишь мимо, видишь и вспоминаешь. (26)Если же где-нибудь подальше от глаз, в овраге, на лесной опушке, в придорожной канаве, да, госпо­ди, мало ли на земле травы? (27)Жалко ли ее? (28)Ну, вы­сыпали шлак (железные обрезки, щебень, бой-стекло, бе­тонное крошево), ну, придавили несколько миллионов травинок.

(29)Неужели такому высшему, по сравнению с травами, существу, как человек, думать и заботиться о таком ничто­жестве, как травинка. (ЗО)Трава? (31)Трава она и есть тра­ва. (32)Ее много. (ЗЗ)Она везде. (34)В лесу, в поле, в степи, на горах, даже в пустыне. .. (Зб)Разве что вот в пустыне ее поменьше. (Зб)Начинаешь замечать, что, оказывается, мо­жет быть так: земля есть, а травы нет. (37)Страшное, жут­кое, безнадежное зрелище! (38)Представляю себе человека в безграничной, бестравной пустыне, какой может оказаться после какой-нибудь космической или некосмической ката­строфы наша Земля, обнаружившего на обугленной поверх­ности планеты единственный зеленый росточек, пробиваю­щийся из мрака к солнцу.

(39)Глоток воздуха, когда человек задыхается. (40)3е- леная живая травинка, когда человек совсем отрезан от при­роды. (41)А вообще-то — трава. (42)Скобли ее ножами буль­дозеров, заваливай мусором, заливай горячим асфальтом, глуши бетоном, обливай нефтью, топчи, губи, презирай...

(43)А между тем ласкать глаз человека, вливать тихую радость в его душу, смягчать его нрав, приносить успокое­ние и отдых — вот одно из побочных назначений всякого растения.

(По В. Солоухину)

Ценность природы

Текущая модель измерения ценности окружающей среды почти полностью фокусируется на потенциале роста, игнорируя долгосрочную устойчивость и рациональное использование капитала или ресурсов. Эта система не признает, что люди запутаны в живых экосистемах Земли. Однако каждое действие, которое мы предпринимаем, влияет на здоровье и качество нашей окружающей среды, и состояние нашей окружающей среды отражается на нашем собственном здоровье и благополучии.

Некоторые группы и дальновидные мыслители представляют собой совершенно новую основу для рассмотрения и измерения ценности природных систем.Термин «экосистемные услуги», например, описывает любую выгоду, которую природа обеспечивает через здоровые экосистемы, и делится на четыре измеримых части: поддерживающая, обеспечивающая, регулирующая и культурная.

Эти группы используют термин «экосистемные услуги» для обозначения всех тех благ, которые предоставляет наша естественная среда, разделяя их на четыре категории: «Вспомогательные услуги», такие как обеспечение среды обитания, производство кислорода, а также формирование и сохранение почвы; «Снабженческие услуги» или продукты, такие как продукты питания, волокна, пресная вода и лекарства; «Регулирующие услуги», которые включают контроль или смягчение последствий климата, воды и некоторых заболеваний человека; и «культурные услуги» или те нематериальные блага, которые мы получаем от природы, такие как отдых, духовное обогащение, обучение и общее благополучие.

Используя эту схему для определения экономической ценности этих выгод, эти группы вносят важный баланс в исторический подход к оценке природных ресурсов в первую очередь для краткосрочной или немедленной выгоды.

Вот два примера того, как подход экосистемных услуг измеряет экономическую ценность природных ресурсов.

  • Медоносные пчелы ежегодно опыляют в США урожаев на сумму около 10 миллиардов долларов ( Watanabe, 1994, ).Однако из примерно сотни сельскохозяйственных культур, составляющих большую часть мировых запасов продовольствия, только 15 процентов опыляются семействами домашних пчел, в то время как не менее 80 процентов опыляются дикими (одичавшими) пчелами и другими дикими животными ( Prescott-Allen and Прескотт-Аллен, 1990, ; Ingram et al., 1996a, ; , Buchmann and Nabhan, 1996, ).
  • В Нью-Йорке, где качество питьевой воды упало ниже стандартов, требуемых Агентством по охране окружающей среды США, власти решили восстановить загрязненный водораздел Катскилл, который ранее предоставлял городу экосистемные услуги по очистке воды. Как только поступление сточных вод и пестицидов в водосборный бассейн было сокращено, естественные абиотические процессы, такие как поглощение почвой и фильтрация химикатов, вместе с биотической переработкой через корневые системы и почвенные микроорганизмы, качество воды улучшилось до уровней, соответствующих государственным стандартам. Стоимость этих инвестиций в природный капитал оценивалась в 1–1,5 млрд долларов, что резко контрастировало с расчетными затратами на строительство водоочистной установки в 6–8 млрд долларов плюс ежегодные эксплуатационные расходы в 300 млн долларов.

Если вам интересно узнать больше о различных способах придания ценности природным системам, обязательно прочтите статью президента CHFS Дэниела Наколса «Регенеративное управление земельными ресурсами для безопасного производства продуктов питания: экологическая и экологическая экономика».

Оценка и измерение истинной экономической выгоды от экологии включает в себя развитие и защиту жизнеспособных, поддерживающих жизнь экосистем. Эти модели дают надежду на будущее, поскольку они требуют от нас делать устойчивый выбор, который можно передать будущим поколениям.

Прочтите о предложениях одного ученого по выходу за рамки «урожайности» как индикатора ценности продовольственной системы в этой статье на сайте nature.com от 5 июня 2018 года.

Узнайте больше об этих вариантах.

Природа бесценна, давайте ценим ее.

Впервые эта статья появилась на Ensia.

Платили ли вы когда-нибудь больше, чтобы купить что-то с надписью «органическое», потому что считали, что это правильно для природы? Вы искали этикетку «переработано» или «Лесной попечительский совет» на бумажном изделии? Платили за посещение национального парка?

Если да, то вы знаете, каково выражать свою признательность и поддержку природе в денежном выражении.Означает ли это, что вы «назначаете цену на природу» - что, по вашему мнению, ценность природы - это дополнительный доллар, который вы заплатили за этот органический авокадо? Конечно нет. Совершая эти действия, вы не определяли, чего стоит природа, каким-либо радикальным и прочным образом. Но вы показали, что цените Землю, ее экосистемы и способность этих систем давать людям пищу, убежище, отдых и многое другое.

Но слишком часто защитники природы отвергают серьезные усилия по привлечению большего числа людей к признанию ценности природы.Я работаю в проекте «Природный капитал», организации, которая стремится помочь людям оценить, насколько мы зависим от природы, а затем учитывать эту информацию при принятии решений об использовании природных ресурсов. Миссия NatCap - а точнее, концепция природного капитала в более общем плане -, к сожалению, часто неправильно понимается.

Я прочитал много эссе и участвовал в публичных выступлениях, в которых работа с природным капиталом описывалась как некое опасное усилие, направленное на то, чтобы уменьшить всю природу до суммы в долларах, которую затем можно продать тому, кто предложит самую высокую цену, или иным образом использовать и злоупотреблять.Совсем недавно Всемирный конгресс по охране природы Международного союза охраны природы, на котором я присутствовал в Гонолулу в сентябре, был приправлен разговорами и даже презентацией, в которой предполагалось, что подход с использованием природного капитала - это буквальная распродажа «реального» сохранения. Нет ничего более далекого от правды.

На самом деле подход, основанный на использовании природного капитала, на самом деле является способом исправить близорукость капитализма, расширить его взгляды.

Я не виню людей в том, что они ошибаются.Слова «природный капитал», кажется, предполагают скептикам, что мы превращаем природу в марионетку капитализма. На самом деле подход, основанный на использовании природного капитала, на самом деле является способом исправить близорукость капитализма, расширить его взгляды. Мы используем термины капитализма, чтобы помочь людям, которые могут не ценить природу a priori , понять, насколько она важна на самом деле.

Я хотел бы поделиться с вами тем, о чем я думаю, когда хожу на работу каждый день, чтобы продвигать подход, основанный на использовании природного капитала, для защиты природы.

1. Выражение «природный капитал» является метафорой.

Концепция природного капитала не связана с деньгами. Это идея о том, что природа, если о ней позаботиться, приносит поток благ для нынешнего и будущих поколений. И речь идет о заботе о природе, чтобы не лишить будущие поколения этих благ. Природный капитал - это истоки, родники, источники, матери, отцы, дети, предки, потомки, поколения, забота, наследие, дары, трасты и пожертвования.

2. Цель концепции природного капитала - дать голос вещам, которые в остальном молчаливы и невидимы.

Мышление о природном капитале направлено на то, чтобы пролить свет на преимущества, которые природа предоставляет людям, и использовать это понимание для принятия решений, влияющих на земли, воды и биоразнообразие. Эти преимущества настолько огромны, что невозможно перечислить их все: еда, клетчатка, топливо, чистая вода, возможности для отдыха и обновления, связь с местом, укрепление культуры, вдохновение и многие другие материальные и нематериальные вещи, которые делают жизнь возможной и стоит.

Обсуждение - а иногда и попытка количественной оценки - преимуществ, которые природа предоставляет людям, не уменьшает и не ограничивает эти преимущества. Это также не означает, что польза для людей - единственная важная польза. Это просто позволяет вовлечь их в разговоры, в которых они слишком часто отсутствуют.

Показательный пример: на конгрессе МСОП Улалия Вудсайд, исполнительный директор гавайского отделения Nature Conservancy, рассказала, как оценка природного капитала помогла трансформировать план управления земельными ресурсами для большого участка земли на Оаху с целью явного учета для здоровья и благополучия земель, сообществ и культур в своих управленческих решениях.

На момент оценки Вудсайд работал в школах Камехамеха, крупнейшем частном землевладельце штата. В течение многих лет школы Камехамеха поддерживали свои образовательные программы, управляя своими обширными земельными участками для получения максимальной финансовой отдачи. В переходный период они искали способы расширить свое определение богатства, включив в него многочисленные ценности, исходящие от земли.

Они сотрудничали с NatCap для количественной оценки некоторых из этих ценностей и разработали новые подходы для включения других.Такой подход с использованием природного капитала дал школам Камехамеха практический способ включить в свои планы ценности, которые ранее были нематериальными, в дополнение к поддержанию положительной финансовой отдачи.

Разговор о преимуществах, которые природа предоставляет людям, а иногда и попытки их количественной оценки, не уменьшает и не ограничивает эти преимущества.

3. Оценка природного капитала способствует демократическому принятию решений

Многие из нас интуитивно осознают, что мы зависим от природы как источника нашего благополучия.Это прекрасная идея, но она также расплывчата, а интуиция шаткая, на которой можно принимать решения о коммерческом и государственном землепользовании. Использование науки и данных в дополнение к личным ценностям для обоснования решений является частью справедливого, прозрачного демократического процесса. Раскрывая и сообщая о специфике того, что природа делает для нас, мы надеемся, что природа станет основным фактором при принятии всех решений.

4. Оценка природного капитала иногда включает денежную оценку

В некоторых случаях оценка благ от природы в денежном выражении может помочь нам связаться с людьми, не участвующими в природоохранной хоре, но оценки природного капитала чаще всего связаны с показом относительной ценности и раскрытием скрытой торговли -выкл.

Возьмем, к примеру, мангровые заросли. Многие до сих пор думают о них как о болотах, которые следует осушать для развития. Представьте, что вы идете на встречу с министром финансов страны, чтобы убедить ее поддержать защиту местных мангровых зарослей. Вы с большей вероятностью привлечете ее внимание, если, помимо разговоров о спасении мангровых зарослей только ради мангровых зарослей, вы также сможете поговорить о том, как мангровые заросли приносят пользу местному рыболовству и защищают жизни и имущество, уменьшая силу ветра и волн во время бури.Если бы вы также могли подкрепить эти утверждения цифрами - скажем, фунтами рыбы или более высокими доходами - у вас было бы гораздо больше шансов убедить ее. И ваши факты также могут помочь разработчикам, рыболовным сообществам, туристическим операторам и всем гражданам найти общий язык.

Некоторые беспокоятся об оценке природы в денежном выражении, потому что любая оценка обязательно является заниженной. Однако думать о лицах, принимающих решения, как о машинах, слепо смотрящих на балансы и максимизирующих денежную прибыль, в лучшем случае ошибочно.Ни разу, почти в 40 случаях, в которых участвовал NatCap, любое лицо, принимающее решения, не делало выбора, основанного исключительно на денежных расчетах преимуществ, предоставляемых природой.

В большинстве случаев лица, принимающие решения, даже не хотели проводить денежную оценку. Вместо этого они хотели знать, как лучше всего сбалансировать устойчивое использование своих экосистем на благо своего народа. Они хотели знать, куда вложить ограниченные ресурсы по сохранению и восстановлению, чтобы максимально увеличить количество и качество воды.Они хотели знать, где прибрежные среды обитания защищают людей и имущество от подъема уровня моря и штормов. Они хотели знать, как обеспечить развитие, вывести людей из нищеты, не унижая при этом природу, которая делает их место домом.

5. Люди и природа - части одной системы

Вместе мы - биосфера. Забота о природе - это забота о себе, а забота о себе способствует заботе о природе. Джейн Гудолл, любимая за выдающуюся работу с шимпанзе, признает, что лучший способ заботиться о шимпанзе - это сделать так, чтобы людям, живущим в лесах, не приходилось выбирать между кормлением своих детей и унизительной средой обитания.Несмотря на то, что она сосредотачивается на одном виде, Гудолл знает, что нам нужно обратиться ко всей системе. Мы все в этом вместе.

После встречи МСОП я сбежал из улья без окон конференц-центра, чтобы сбежать в мир диких животных. Я пошла пешком с мужем и двумя детьми по пыльной тропе, ведущей к краю впечатляющего хребта над неровным скалистым берегом, омываемым волнами, вдоль природного заповедника Оаху Каэна-Пойнт. Мои мальчики забыли, насколько они горячие и уставшие, когда они обнаружили пушистых птенцов буревестника с клиновидными хвостами в гнезде за гнездом в убежище для морских птиц в конце тропы.Мы восхищались находящимися под угрозой исчезновения тюленями-монахами, отдыхающими у кромки воды. Завершили выходной день наблюдением за серфингом зеленых черепах в бирюзовой воде.

Позже я узнал, что установка ограждения длиной 2000 футов, защищающего от хищников, стоимостью 2

долларов, позволила буревестникам, альбатросам и другим морским птицам начать возвращаться после того, как их десятилетиями истребляли собаки, кошки, мангусты и крысы. Заповедник привлекает более 50 000 посетителей в год, как таких же, как мы, так и местных жителей.

Одна важная вещь, которую мы можем сделать, - это использовать разнообразный портфель стратегий.

Приведет ли информация о стоимости забора или количестве людей, которые сейчас посещают заповедник, к снижению его стоимости до этих показателей? Категорически нет. Но эти цифры могут - и, несомненно, будут - помочь оправдать государственные платежи за управление заповедником в будущем и поддержать аргументы в пользу активных усилий по предотвращению распространения инвазивных видов в других местах.

Как и большинство моих коллег по всему миру, я глубоко забочусь о видах и экосистемах и считаю, что мы должны делать все возможное для их защиты.Одна важная вещь, которую мы можем сделать, - это использовать разнообразный портфель стратегий. Это включает в себя выделение охраняемых территорий, таких как недавно расширенный заповедник Папаханаумокуакеа на Гавайях, который в настоящее время является крупнейшей охраняемой территорией в мире. Он включает в себя строительство (и ремонт) заборов для борьбы с инвазивными видами в Каэне. Он включает борьбу с бедностью для улучшения жизни людей и шимпанзе в Танзании.

Сюда входит вывод наших детей на горячие пыльные трассы. И это включает в себя явное исследование и артикуляцию богатых и разнообразных способов, которыми природа поддерживает и насыщает человеческую жизнь.От этого зависит наше благополучие и благополучие всего живого.

Институт окружающей среды, оказывающий поддержку Ensia, является участником проекта «Природный капитал».

Экопсихология: как погружение в природу приносит пользу вашему здоровью

Сколько времени нужно, чтобы получить достаточно сильную дозу природы, чтобы люди сказали, что чувствуют себя здоровыми и обладают сильным чувством благополучия?

Ровно 120 минут.

В ходе исследования с участием 20 000 человек группа под руководством Мэтью Уайта из Европейского центра окружающей среды и здоровья человека при Университете Эксетера обнаружила, что люди, проводившие два часа в неделю в зеленых насаждениях - местных парках или других природных средах, - либо все сразу или с интервалом в несколько посещений - значительно чаще сообщали о хорошем здоровье и психологическом благополучии, чем те, кто этого не делал.Два часа были жесткой границей: исследование, опубликованное в июне прошлого года, показало, что люди, не достигшие этого порога, не получали никаких преимуществ.

Эффект был сильным, затрагивая разные профессии, этнические группы, людей из богатых и бедных районов, а также людей с хроническими заболеваниями и ограниченными возможностями.

«Хорошо известно, что прогулки на свежем воздухе на природе могут быть полезны для здоровья и благополучия людей, но до сих пор мы не могли сказать, сколько будет достаточно», - сказал Уайт.«Мы надеемся, что два часа в неделю - это реалистичная цель для многих, особенно с учетом того, что для получения выгоды их можно распределить на целую неделю».

Исследование Уайта и его коллег - только последнее в быстро расширяющейся области исследований, в которых выясняется, что природа оказывает сильное влияние на здоровье людей - физическое, умственное и эмоциональное.

Исследования «указывают в одном направлении: природа не только приятна, но и необходима для физического здоровья и когнитивных функций.”

«Когда я написал Последний ребенок в лесу в 2005 году, это не было актуальной темой», - сказал Ричард Лув, журналист из Сан-Диего, чьей книге в значительной степени приписывают начало этого движения и который ввел термин «природный дефицит». . «Этот предмет практически игнорировался академическим миром. Я смог найти 60 исследований, которые были хорошими исследованиями. Сейчас он приближается и проходит 1000 исследований, и они указывают в одном направлении: природа не только приятна, но и необходима для физического здоровья и когнитивных функций.”

Эти исследования показали, что время на природе - пока люди чувствуют себя в безопасности - является противоядием от стресса: оно может снизить артериальное давление и уровень гормонов стресса, уменьшить возбуждение нервной системы, улучшить функцию иммунной системы, повысить самооценку, уменьшить беспокойство. , и улучшить настроение. Расстройство дефицита внимания и агрессия уменьшаются в естественной среде, что также помогает ускорить заживление. В недавнем исследовании исследователи психиатрического отделения обнаружили, что пребывание на природе снижает чувство изоляции, способствует спокойствию и поднимает настроение среди пациентов.

Растущее количество исследований - в сочетании с интуитивным пониманием того, что природа имеет жизненно важное значение, и растущим беспокойством по поводу стремительного использования смартфонов и других форм технологий - привело к переломному моменту, когда эксперты в области здравоохранения, исследователи и правительственные чиновники теперь предлагают: широкомасштабные изменения, направленные на привнесение природы в повседневную жизнь людей.

Например, исследователи и политики теперь говорят о «парковых пустынях» в городских районах. Города добавляют или улучшают парки, а школы и другие учреждения проектируются с большими окнами и доступом к деревьям и зеленым насаждениям - или синим пространствам, как в водной среде.Компании все больше осознают желание сотрудников иметь доступ к зеленым насаждениям. «Необходимо привлечь квалифицированную рабочую силу, - сказала Флоренс Уильямс, автор книги The Nature Fix . «Молодежь требует качественного отдыха на природе».

Смотритель парка ведет прогулку по территории Кахуку в Национальном парке вулканов Гавайев.Фото НПС / Дженис Вэй

Количество «лесных школ», которые давно стали традицией в Скандинавии и где большая часть обучения проходит в естественных условиях на открытом воздухе, в Соединенных Штатах резко выросло на 500 процентов с 2012 года, согласно Луву. Орегон недавно принял избирательное решение по сбору средств для уличных школ, а штат Вашингтон стал первым штатом, лицензировавшим дошкольные учреждения на открытом воздухе, где большая часть игр и обучения происходит на улице.

Организация Children & Nature Network, основанная Лувом и другими, выступает за то, чтобы больше времени проводила на природе для детей, отслеживает исследования и размещает на своем веб-сайте длинный список рефератов, в которых резюмируются исследования по данной теме.

Города, подвергшиеся давлению из ржавого пояса, становятся зелеными, чтобы способствовать возрождению городов. Читать далее.

And The Trust for Public Lands (TPL) только что завершил семилетний проект по нанесению на карту парков США с целью выявления мест, нуждающихся в парковых насаждениях.«Мы нанесли на карту 14 000 сообществ, 86 процентов страны, и посмотрели, кто живет и не живет в пределах 10 минут ходьбы от парка», - сказал Адриан Бенепе, старший вице-президент TPL. Организация проводит кампанию «Десять минут ходьбы» по работе с мэрами США, чтобы обеспечить всем людям такой доступ.

Все большее число поставщиков медицинских услуг также придерживаются парадигмы возврата к природе. Одна организация, Park RX America, основанная Робертом Зарром из Unity Healthcare в Вашингтоне, округ Колумбия.C. заявляет о своей миссии «уменьшить бремя хронических заболеваний, улучшить здоровье и счастье, а также способствовать охране окружающей среды, посредством предписания Nature во время рутинного оказания медицинской помощи разнообразной группой специалистов в области здравоохранения». У организации есть 10 000 парков на своей «платформе для предписаний».

Один эксперт говорит, что его беспокоит то, что растущий интерес к большему контакту с природой слишком сильно зависит от того, чтобы воспринимать ее только визуально.

Всемирная ассоциация гидов по природной и лесной терапии показывает клиентам, как использовать погружение в природу для исцеления. «Лес - это терапевт», - гласит слоган группы. «Гиды открывают дверь».

Исследования показывают, что влияние природы может быть глубже, чем просто обеспечить чувство благополучия, помогая снизить уровень преступности и агрессии. Исследование, проведенное в 2015 году среди 2000 человек в Соединенном Королевстве, показало, что большее воздействие на природу приводит к большей сплоченности общества и существенному снижению уровня преступности.

И хотя считается, что большее количество растительности способствует преступности, обеспечивая безопасность преступников, другое исследование показало обратное - обилие растительности связано с сокращением количества нападений, грабежей и краж со взломом, но не воровства.

Тем не менее, многие из этих исследований носят скорее корреляционный, чем причинный характер. Это означает, что трудно показать, что природные ландшафты вызывают эти эффекты, хотя такие вещи случаются, когда люди находятся в естественной среде.

Сара Л. Уорбер, профессор семейной медицины в Мичиганском университете, отметила, что не существует «рандомизированных контролируемых исследований» воздействия природы на здоровье человека.Тем не менее, по ее словам, существуют эпидемиологические исследования и измерения до и после воздействия природы, и результаты этого исследования надежны.

Вид с вершины горы Свифткуррент в Монтане.Брендан Т Линч / Flickr

Питер Х. Кан, профессор психологии Вашингтонского университета, который работал над этими проблемами на протяжении десятилетий, воодушевлен новым вниманием к этой теме, но обеспокоен тем, что растущий интерес к большему контакту с природой слишком сильно зависит от простого переживания. это визуально. «Это важно, но представляет собой скудное представление о том, что значит взаимодействовать с миром природы», - сказал он. «Нам необходимо углубить формы взаимодействия с природой и сделать ее более захватывающей.”

Воссоединение с природой через зеленую архитектуру: интервью со Стивеном Келлертом. Читать далее.

Какие активные ингредиенты содержатся в натуральной дозе? Пионеры в этой работе, Рэйчел и Стивен Каплан, которые начали изучать этот предмет в 1970-х, разработали теорию восстановления внимания, которая утверждает, что уделение внимания в шумных городах, на работе или в других стрессовых условиях требует значительных усилий. Однако в естественной среде Капланы обнаружили, что люди уделяют внимание более широко и с меньшими усилиями, что приводит к гораздо более расслабленному телу и разуму.

Японские исследователи изучили «лесные купания» - поэтическое название прогулки по лесу. Они подозревают, что за повышенным уровнем естественных киллеров или NK-клеток в иммунной системе, которые борются с опухолями и инфекциями, стоят аэрозоли из лесов, вдыхаемые во время прогулки. Последующее исследование, в котором эфирные масла кедра выделялись в гостиничном номере, где спали люди, также вызвало значительный всплеск NK-клеток.

Каким бы ни было определение этого растущего поля, оно набирает обороты.В недавнем документе 26 авторов изложили основу для формальной роли положительного воздействия природы на психическое здоровье, а также для формулирования модели сохранения природы в городах и ее интеграции в планирование этих последствий для здоровья.

«Сегодня происходит пробуждение многих ценностей природы, а также рисков и издержек ее утраты», - говорит один исследователь.

«Мы вступили в век урбанизации, и две трети человечества, по прогнозам, к 2050 году будет жить в городах», - сказала Гретхен Дейли, директор Проекта естественного капитала в Стэнфордском университете и старший автор недавней статьи, утверждающей, что когнитивные эмоциональные выгоды от природы следует учитывать в экономических моделях экосистемных услуг.«Сегодня происходит пробуждение многих ценностей природы, а также рисков и издержек ее утраты. Эта новая работа может помочь инвестировать в благоустройство и устойчивость городов мира ».

Хотя исследования развивались семимильными шагами, Кан и другие утверждают в недавнем обзорном документе, что исследования по этой теме все еще отсутствуют во многих отношениях, и они излагают программу исследований, которые, по их словам, помогут формализовать роль природы в общественном здравоохранении политика.

Среда обитания на краю: освобождение места для дикой природы в урбанизированном мире.Читать далее.

Возможно, наступит благоприятный момент для понимания терапевтического воздействия природы. Некоторые исследования показали, что беспокойство по поводу изменения климата становится все более распространенным явлением. По иронии судьбы, одним из лучших противоядий может быть доза зеленых насаждений.

«Если я чувствую себя подавленным, тревожным и беспокоюсь об окружающей среде, - сказал Уорбер, - то лучшее, что я могу сделать, - это выйти на природу».

Почему ценить природу? | Оценка природной сети

Широко признано, что люди зависят от окружающей среды, поскольку они приносят пользу своему благополучию.Эти зависимости охватывают доступ к ряду экосистемных услуг, от использования основных ресурсов для жизни - чистой воды, продуктов питания, плодородной почвы - до взаимодействия с природой, которое подтверждает и обогащает наше место в мире - мест, где можно воссоздавать, играть и удивляться жизни. .

Ценить природу и ее программу исследований дает возможность исследователям, политикам и практикам изучить, как лучше учесть эти преимущества при принятии решений. Он исходит из того, что ценности, которые мы придерживаемся перед природой, слишком часто затушевываются из-за того, как расставляются приоритеты в процессе принятия решений, будь то политика, которую мы формируем, через бизнес, который мы развиваем, и в решениях, которые мы принимаем как экономические агенты и члены сообществ.История предлагает нам множество уроков, из которых следует, что к окружающей среде следует относиться как к бесплатному ресурсу. Необходимо сделать вывод о том, что окружающая среда имеет значение, когда дело доходит до принятия решений.

Начальный этап создания сети Valuing Nature Network уже обеспечил более надежную основу для расширения нашего понимания аналитической, концептуальной и эмпирической основы инструментов оценки для принятия решений. Это также привело к тому, что необходимо уделять должное внимание более широкому социальному, культурному и историческому контексту, в котором ценности связаны с окружающей природной средой и решениями, которые мы принимаем в отношении нее.Это означает признание того, что оценка природы не зависит только от экономической точки зрения. Это означает разработку способов представления и отстаивания множества ценностей, которые люди придерживаются в отношении окружающей среды, в терминах, отражающих их многочисленные и разнообразные выражения: это мир оценки, который учитывает природу как в денежном, так и в неденежном, а также в количественном и качественные сроки. Признание и разработка способов использования различных подходов к оценке в качестве взаимоусиливающей основы для принятия информированных решений способствует продвижению этой сети и ее программы в своей работе.

Положительное влияние природы на ваше психическое благополучие

Изображение jyliagorbacheva на сайте Pixabay

Nature heals.

Просто прогулка по лесу или прогулка по пляжу солнечным утром может пробудить самые сокровенные чувства счастья и покоя, и экологическая психология прошла долгий путь, доказав этот факт (Bell, Greene, Fisher, & Baum, 1996). .

Наша близость к природе является генетической и имеет глубокие корни в эволюции. Например, вы когда-нибудь задумывались, почему большинство людей предпочитают бронировать жилье с прекрасным видом с балкона или террасы? Почему пациенты, которые получают естественный вид с больничной койки, выздоравливают раньше других? Или почему так получается, что когда стресс сказывается на нашем уме, мы жаждем времени, чтобы разобраться в природе?

Фрэнк Ллойд Райт сказал: « Изучай природу, люби природу, оставайся ближе к природе.Это никогда не подведет. »В статье подробно исследуются взаимоотношения человека и природы. Почему мы чувствуем себя такими сильными, когда находимся рядом с Природой?

Что происходит с нами, когда нас касается мягкий ветерок или теплое солнце? В этой статье, содержащей подтвержденные исследованиями доказательства и полезные советы по поддержке окружающей среды, исследуется и признается явное благо «контакта с природой».

Прежде чем вы начнете читать, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии . Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

Взгляд на положительные эффекты общения с природой

Автор Ричард Лув упомянул «природное расстройство» в своей знаменитой книге « Последний ребенок в лесу, ».

Согласно Луву, природно-дефицитное расстройство - это не наличие аномалии в головном мозге; это потеря связи людей с их естественной средой обитания.Пребывание рядом с природой улучшает физическое, умственное и духовное благополучие. Это заставляет нас чувствовать себя живыми изнутри, и мы не должны идти на компромисс из-за недавних событий, таких как урбанизация, технологии или социальные сети.

Как упоминалось выше, пребывание на лоне природы дает множество преимуществ. Мы можем наслаждаться положительными эффектами связи с окружающей средой на всех уровнях индивидуального благополучия.

Посмотрим, как:

Природа воздействует на здоровье

  • Купание в лесу, или Shinrin-yoku , как его называют в Японии, - известный способ провести время на природе.Исследования показали, что люди, которые практикуют лесные купания, обладают оптимальными функциями нервной системы, хорошо сбалансированным сердечным заболеванием и уменьшением расстройств кишечника.
  • Активный отдых на свежем воздухе снижает вероятность развития проблем со зрением, таких как гиперметропия и миопия. Опрос, проведенный среди детей в Австралии, показал, что дети школьного возраста, которые участвовали в мероприятиях на свежем воздухе, имели лучшее зрение, чем дети, проводившие больше времени в помещении (Rose, Morgan, & Kifley, 2008).
  • Исследования связаны с природными связями с низким ИМТ.Люди, которые занимаются спортом на открытом воздухе, меньше устают и имеют меньше шансов страдать от ожирения и связанных с ним заболеваний.
  • Исследование «Купание в лесу» также показало, что, стимулируя выработку противораковых белков, частые прогулки или поездки в дикую местность помогают пациентам в борьбе с неизлечимыми заболеваниями. Хотя это продолжающееся исследование и ожидаются более убедительные доказательства, это предположение достаточно убедительно, чтобы доказать преимущества пребывания на открытом воздухе.

Природа улучшает психологическое благополучие

  • Природа помогает регулировать эмоции и улучшает функции памяти.Исследование когнитивных преимуществ природы показало, что люди, которые гуляли на природе, лучше справлялись с тестом на память, чем участники, прогуливавшиеся по городским улицам (Berman, Jonides, & Kaplan, 2008).
  • Прогулки на природе приносят пользу людям, страдающим депрессией. Исследования показали, что у людей, страдающих от легких до тяжелых депрессивных расстройств, наблюдается значительное улучшение настроения при контакте с природой. И не только это, они также почувствовали себя более мотивированными и полными сил, чтобы выздороветь и вернуться к нормальной жизни (Берман и др., 2012).
  • Недавние исследования показали, что пребывание на открытом воздухе снижает стресс за счет снижения уровня гормона стресса кортизола (Gidlow, Randall, Gillman, Smith, & Jones, 2016).
  • Прогулки на природе и другие мероприятия на свежем воздухе привлекают внимание и внимание (Hartig, Mang, & Evans, 1991). Существуют свидетельства того, что сильные экологические связи связаны с лучшей производительностью, повышенной концентрацией внимания и снижением шансов развития синдрома дефицита внимания (Faber Taylor & Kuo, 2009).
  • Исследование, проведенное в Университете Канзаса, показало, что проведение большего количества времени на открытом воздухе и меньше времени с нашими электронными устройствами может улучшить наши навыки решения проблем и улучшить творческие способности (Atchley, Strayer, & Atchley, 2012).

Духовное совершенствование

  • Психологи-экологи утверждают, что существует добавленная стоимость во взаимоотношениях человека и природы. Находясь ближе к природе, мы чувствуем большую благодарность и благодарность за то, что она может нам предложить (Proshansky, 1976).Когда мы видим чудеса окружающего мира, автоматически пробуждаем в нас желание защитить его.
  • Дыхание на природе дает нам здоровое сенсорное восприятие. Когда мы проводим время на открытом воздухе, мы более внимательны к тому, что мы видим, что мы слышим, что мы чувствуем и что мы чувствуем.

Взгляд на психологию окружающей среды

Психология окружающей среды - это исследование благополучия человека во взаимосвязи с окружающей средой, в которой он живет (Stokols & Altman, 1987).Это ответвление науки о мозге, которая фокусируется на отношениях живых существ (особенно людей) с природой и изучает динамику сосуществования человека и окружающей среды.

Психология окружающей среды - относительно современное понятие. Он возник как раздел психологии после исследования Прошанского и его коллег, посвященного взаимодействию человека и места в 1970-х годах.

Психология окружающей среды основана на убеждении, что природа играет важную роль в развитии и поведении человека.Он считает, что природа вносит жизненно важный вклад в то, как мы думаем, чувствуем и ведем себя с другими.

Увлекательная история о роли природы в формировании человеческого поведения была упомянута в дневнике Марко Поло. В нем говорилось, что в 1272 году, когда Поло путешествовал по разным частям Западной Азии, он отметил, что жители Кермана вежливы, скромны и хорошо себя ведут, в то время как люди в Персии, которая находилась по соседству, были жестокими и недоброжелательными. , и угрожающе.

Исследуя причину такой резкой разницы в поведении, люди сказали, что причиной этого была «почва».И, как гласит история, когда король заказал землю в Исфахане в Персии и хранил ее в своем банкетном зале, его люди начали закидывать друг друга ругательствами и нападали на своих людей.

Экологическая психология по большей части проблемно-ориентирована. Он направлен на то, чтобы обратить внимание на продолжающиеся опасности и неустойчивые связи между человеком и природой, которые нам необходимо устранить.

Выявляя проблемные области, он открывает пути для исследований и исследований, ориентированных на решение. Психология природы и окружающей среды постоянно способствует умерению климата.Он также исследует способы, которыми мы можем изменить физическую среду, в которой мы живем, чтобы чувствовать себя более связанными и сосуществующими с природой.

Психология окружающей среды продвигает здоровую природную экосистему и предлагает, как сбои в среде обитания имеют и будут продолжать влиять на поведение человека, демографические варианты и общество в целом.

Основные положения психологии окружающей среды

Психология окружающей среды работает вокруг следующих основных идей (Gifford, 2007).

  • Зависимость человека от природы подтверждает эволюцию. Мы более адаптируемся к естественным условиям, чем к искусственным средам обитания.
  • Контакт с естественным светом имеет терапевтическое действие и оказывает немедленное положительное воздействие на стресс, кровяное давление и иммунную систему.
  • Сильные связи с окружающей средой усиливают идею пространства человека и улучшают восприятие окружающей среды.
  • Люди всегда способны улучшить среду, в которой они живут.
  • Люди являются активными адаптерами к изменениям в обществе и окружающей среде.Они меняют свою социальную идентичность и принадлежность в соответствии с физическим пространством, в котором живут.
Как работает экологическая психология - базовая структура

4 примера природы в психологии

Природа имеет глубоко укоренившееся значение в психологии, которое охватывает основные компоненты нашего существования, включая наши гены. Популярная концепция природы и воспитания в психологии развития исследует все переменные, которые формируют и влияют на отношения, которые разделяют наш внутренний (черты личности и генетические факторы) и внешний мир (физическая среда, в которой мы живем).

Гипотеза биофилии исследовала отношения человека с природой в 1984 году. Первоначально эта концепция была использована немецким психоаналитиком Эрихом Фроммом, который описал биофилию как « любовь ко всему живому. .» Идея биофилии была позже расширена американским биологом. Эдвард О. Уилсон, который предположил, что склонность человека к природе имеет генетическую основу.

1. Стресс и природа

Крупномасштабный эксперимент, проведенный с участием 120 человек, подтвердил «связь природы» в снижении стресса и преодолении стресса.Каждый участник наблюдал визуальные эффекты природного ландшафта или городской среды. Данные, полученные в результате этого опроса, показали, что участники, которые смотрели на картину естественной обстановки, имели низкие баллы по шкалам стресса и имели лучшие показатели сердцебиения и пульса.

Кроме того, исследователи также обнаружили, что скорость восстановления после стресса была намного выше у участников, подвергшихся естественному воздействию, чем у тех, кто видел урбанизированную атмосферу. Ход этого исследования убедительно показал, что природа играет роль в улучшении нашего общего психического здоровья, включая стресс (Ulrich et al., 1991).

2. Природа для привлечения внимания

Тот факт, что пребывание рядом с природой улучшает концентрацию и продолжительность внимания, был предложен в Теории восстановления внимания Рэйчел и Стивеном Капланом (1989). Теория объясняет, почему пребывание на природе наполняет нас энергией и снижает усталость.

Встречи с любым аспектом окружающей природной среды - закатом, пляжем, облаками или лесом привлекают наше позитивное внимание, и мы не уделяем ему особых усилий, и весь процесс восстанавливает жизненную энергию, которую у нас отняли негативные эмоции.

3. Климатический кризис и отрицание

Чрезвычайно значимый пример природы в психологии человека - это исследования климатического кризиса или изменения климата.

Климатический кризис и глобальное потепление - это сегодня международная проблема, и некоторые психологи утверждают, что влияние изменения климата настолько велико и невообразимо, что мы часто предпочитаем не реагировать на него.

Тем не менее, влияние изменения климата на психологию и психическое здоровье человека в настоящее время хорошо установлено.Исследования показывают, что изменение климата с годами оказало драматическое влияние на то, как мы думаем, ведем себя, принимаем решения и выполняем планы (Lorenzoni, Pidgeon, & O’Connor, 2005).

Австралийское психологическое общество предоставило несколько ошеломляющих цифр. На момент написания, по их оценкам, 5-8% населения в США, Великобритании и Австралии отрицали, что изменение климата происходит, в то время как 97% климатологов признают этот факт и обеспокоены этим.

Каким бы малым ни казался уровень отрицания, исследователи предполагают, что этого достаточно, чтобы создать пробел в суждениях, который может заставить людей усомниться в их вкладе в климатические бедствия.Независимо от того, в каком направлении идет суждение, нельзя отрицать, что климатический кризис так или иначе будет влиять на человеческий разум.

4. Психология, ценности и природа

Эксперимент, проведенный на землевладельцах в Пенсильвании, показал, что пребывание рядом с природой добавляет чувство ценности по отношению к себе, другим и Матери-природе.

Он создает возможности для взаимодействия и открывает путь для благодарности и признательности.

Результаты показали, что респонденты, у которых была более тесная связь с природой и больше времени проводила на открытом воздухе, были более экологически ответственными, обеспокоенными и более счастливыми в своих межличностных отношениях (Dutcher, Finley, Luloff, & Johnson, 2007).

Что говорят исследования?

Взаимоотношения человека и природы и здоровье

В исследовательской статье « Взаимосвязь человека и природы и ее влияние на здоровье: критический обзор» исследуются все аспекты взаимосвязи, которую мы имеем с природой, и ее влияние на наше общее здоровье и благополучие.

Автор Валентин Сеймур (2016) определил наши отношения с природой в тесной связи с дарвиновскими принципами эволюционной психологии.Исследование объяснило концепции эволюционной биологии, социальной экономики, психологии и защиты окружающей среды, а также выяснило, как взаимодействие всего этого влияет на здоровье человека. Модель междисциплинарного исследования предполагает, что:

  • Пребывание на природе улучшает такие физические состояния, как гипертония, сердечные заболевания и хронические боли.
  • Прочная связь с окружающей средой улучшает эмоциональное состояние и снимает чувство социальной изоляции. Кроме того, он также помогает людям, страдающим психическими расстройствами, такими как расстройства внимания, расстройства настроения и различные формы беспокойства.
  • Люди, заботящиеся о природе, более экологически сознательны и ответственны. Они рационально используют свое физическое пространство и более активны в решении вопросов, которые могут помочь в поддержании окружающей среды, в которой они живут.

Междисциплинарное исследование взаимоотношений человека и природы

Междисциплинарное исследование HNC (Связь человека и природы) было обширным исследованием кинетики, включающей взаимосвязь, которую мы несем с нашей физической средой, а также того, почему многие люди до сих пор не знают о преимуществах пребывания рядом с природой.

Исследование включало массу психометрических оценок и личных интервью, а результаты, полученные Ives et al. (2017) представили четкое объяснение того, почему связь человека и природы жизненно важна для жизни и устойчивости человека.

Исследование природы и эмоционального опыта Университета Тасмании

Дэвид Хейворд опубликовал эту диссертацию в 2016 году и изучал влияние связи природы на улучшение психического здоровья студентов.

Обладая убедительными доказательствами и подтвержденными исследованиями примерами, он предположил, что обучение студентов с широкой точки зрения намного эффективнее, чем показ им только предмет (Knapp, 1989).

Он изучил значение обучения на свежем воздухе и пришел к выводу, что дети, прошедшие обучение на открытом воздухе, были более удовлетворены и эмоционально уравновешены.

Мало того, по мнению исследователя, педагоги на открытом воздухе обладали крепким психическим здоровьем и любили свою работу больше, чем учителя в контролируемой среде. Исследование привлекло внимание многих образовательных секторов и побудило преподавателей и фасилитаторов использовать занятия на свежем воздухе как неотъемлемую часть образовательных курсов.

Исследование связи детей с природой

Любовь к природе должна расти с самого начала жизни.

Вместо того, чтобы поощрять наших детей проводить «на экране», родители и опекуны должны подталкивать их проводить больше времени «на траве».

Исследование « Преимущества соединения детей с природой » (Департамент охраны природы Новой Зеландии, без даты) было подлинной инициативой, направленной на поддержку охраны окружающей среды и повышение осведомленности о природе среди молодежи сегодня.В исследовании исследуются причины разобщенности, от которой бессознательно страдает молодое поколение, и предлагаются эффективные подходы, которые могут помочь в улучшении взаимодействия между природой и человеком.

5 интересных исследований

1. Исследование климатических условий и их влияния на личностные качества

Группа психологов из США, Великобритании, Китая и Австралии исследовала, как климатические изменения влияют на личность человека (Wei et al., 2017). Целью исследования было изучить и изучить этиологические причины того, почему характер и модели поведения различаются в зависимости от климатических изменений.

Выборочная популяция для исследования состояла из людей из Китая и США, двух разных мест с точки зрения климатических условий, и в отчете объясняются различия в личности, касающиеся теории факторов личности большой пятерки.

Результаты показали, что люди, жившие в умеренном климате с температурой до 22-24 градусов, имеют более высокие личные качества, такие как общительность, открытость, экстраверсия и покладистость. Это исследование было основным подтверждением того факта, что физическая среда, в которой мы живем, играет решающую роль в формировании нашей индивидуальной предрасположенности, и почему необходимо больше осознавать необходимость защиты природы от хаоса.

2. Исследование природы и человеческих эмоций

Ученые Райан Ламбер, Майлз Ричардсон и Дэвид Шеффилд опубликовали эту исследовательскую работу в 2017 году и сосредоточились на аффективных компонентах связи с природой. Авторы предположили, что близость к природе вызывает положительные эмоции.

Действия на свежем воздухе, такие как походы, садоводство или наблюдение за птицами, укрепляют связь между природой и человеком и служат катализатором счастья. В исследовании использовалась шкала естественного родства и записывались ответы по базовой шкале Лайкерта.

Результаты исследования положительно коррелировали с опытом на открытом воздухе с положительными эмоциями и расширением HNC (Lumber, Richardson, & Sheffield, 2017).

3. Изменение климата и его влияние на личность человека

Чарльз К. Чой (2017) опубликовал увлекательную статью о том, как глобальное потепление и климатический кризис, как ожидается, приведут к изменениям в поведении и личностных качествах человека.

Исследователь утверждает, что если климат играет определенную роль в формировании наших предрасположенностей, то логично полагать, что климатический кризис и последующие изменения также существенно повлияют на человеческие манеры.

Объяснения, основанные на исследованиях, и свидетельства, представленные в этой статье, подняли вопросы, на которые эксперты еще не ответили.

4. Психологические изменения, связанные с проживанием в полярных регионах

Это исследование было опубликовано Циммером и др. В 2013 году, и в нем обсуждалось, как жизнь в полярных регионах может повлиять на физическое и психическое благополучие жителей.

Исследование, помимо установления фактов о пребывании у поляков, также твердо подтвердило, что мы не можем избежать связи человека и природы, когда говорим о психическом здоровье и благополучии.

Исследование показало, что географически изолированные районы Антарктиды очень подвержены влиянию климатических изменений и глобальных неудач (Bradbury, 2002).

Отсутствие солнечного света и экстремальные погодные условия в этих регионах влияют на когнитивное функционирование, уровень тревожности и вызывают статическое плохое настроение у их жителей (Пол, Мандал, Рамачандран и Панвар, 2010a; Пол, Мандал, Рамачандран и Панвар , 2010b).

5.Природа и духовность

Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы распространить информацию о том, что человек не связан с природой, и объяснить, почему мы должны реконструировать это, чтобы способствовать счастью.

Исследователь этого исследования, профессор Хелен Локхарт (2011), указала, что социально-экологический кризис, который переживает сегодня мир, вызван нарушением связи между людьми и природой. В своем исследовании она подчеркивает, что существует духовное улучшение, связанное с отношениями человека и природы.

Каждое знакомство с окружающей средой погружает нас в более глубокое познание истины, лежащей в основе нашего существования, и того, как будет выглядеть более счастливый мир. Предметом этого исследования было то, что материалистические достижения завязали нам глаза и сделали нас духовно банкротами (Okri, 2008).

Кроме того, исследование также показало, что, поскольку люди генетически обусловлены тесным сосуществованием с природой, отсутствие связи между природой и человеком создает в нас чувство одиночества и несчастья.

Именно это чувство уныния, как предполагает исследователь, является причиной социальных потрясений и человеческой безнравственности сегодня, и хотя мы можем искать ответы извне, настоящее решение лежит в отношениях между природой и человеком.

Важность природы для благополучия

30-дневная кампания была проведена Фондом защиты дикой природы Университета Дерби, при этом основное внимание уделялось раскрытию решающей роли, которую природа играет в нашей общей эвдемонии. Исследование показало, что субъективные ощущения счастья и благополучия положительно коррелировали с естественной деятельностью, такой как садоводство, кормление животных, наблюдение за птицами и прогулки по лесу (Richardson, Cormack, McRobert, & Underhill, 2016).

Доктор Майлз Ричардсон, лицо этого исследования, привел ценные свидетельства того, как близость к природе улучшает настроение, улучшает дыхательную функцию, регулирует гормональные сбои и влияет на структуру мышления людей в целом.

Просто находясь на открытом воздухе и используя все наши чувства, чтобы ценить природу, мы можем быть более внимательными к настоящему, обрести эмоциональную стойкость и с большей энергией бороться со стрессом.

Мы естественным образом становимся невосприимчивыми к тревоге, эмоциональным взлетам и падениям и блокам мысли, благодаря чему чувствуем себя более живыми и энергичными, чем раньше.

Исследование также показало, что люди, которые жили рядом с дикой природой, такой как пляж, горы или парки, имели лучшее психическое здоровье и меньше болели, чем люди, живущие в густонаселенных городских условиях.

В таких семьях было меньше случаев домашнего насилия, они меньше чувствовали усталость и показали более высокую продуктивность на профессиональном уровне.

Связь человека и природы

Взаимосвязь между природой и здоровьем человека

В недавнем отчете об исследовании, проведенном учеными из Университета Дикина (Maller et al., 2009) продемонстрировали некоторые практические аспекты того, как человек и природа переплетаются друг с другом.

Хотя исследование имело другие основные направления и не было сосредоточено на массивной глобальной выборке, вышедший отчет широко использовался и распространялся экологическими психологами и социологами для объяснения наших взаимоотношений с нашей физической средой обитания.

Основными утверждениями этого отчета были:

  • Пребывание рядом с зелеными насаждениями, такими как фермы, парки и поля, увеличивает шансы на соответствующие мероприятия на свежем воздухе (прогулки, садоводство, сельское хозяйство, игры и т. Д.). Это улучшает психическое здоровье и физическую форму взрослых и детей, которые там живут.
  • Благоприятные для природы городские условия могут быть полезны для развития социальных связей и межличностного общения.
  • Соприкосновение с природой в любой форме укрепляет духовное здоровье и наполняет разум более глубоким пониманием жизни.
  • Дети, которых поощряют проводить больше времени на открытом воздухе, обладают хорошим физическим и психическим здоровьем. Они менее подвержены таким проблемам, как ожирение, астма, детское беспокойство и депрессия, и больше сосредоточены на своей жизни, чем другие.
  • Подростки, имевшие тесную связь с природой, были эмоционально уравновешенными и обладали лучшими навыками преодоления трудностей, чем другие дети их возраста.
  • Пожилые люди, имевшие доступ к зеленым паркам, чувствовали себя более позитивно и полными надежд.

5 доказанных преимуществ пребывания на природе

Фото Броди Виссерс из Burst

Сэр Дэвид Аттенборо, один из самых популярных энтузиастов природы, которых мир видел за долгое время, справедливо процитировал, что

«Мы должны бережно относиться к миру природы, потому что мы являемся его частью и зависим от него.”

Трудно оценить преимущества, которые мы можем получить от близости к природе. Будь то на разуме, теле или душе, это оставляет неизгладимое положительное впечатление на каждый аспект нашего существования.

1. Природа дает

День, проведенный на солнышке, может дать нам витамин D - питательное вещество, которое мы не получаем с пищей в таком количестве, в котором мы нуждаемся.

Правильный уровень витамина D в организме защищает нас от таких болезней, как остеопороз, рак, диабет и болезнь Альцгеймера.Кроме того, он также обеспечивает бесперебойную работу иммунной системы.

Исследования показали, что большая часть населения сегодня испытывает дефицит «солнечного витамина», что объясняет массовый рост смертельных заболеваний сегодня, и вместо того, чтобы полагаться на антропогенные добавки, тесная связь с природой может помочь в восполнении дефицит (Naeem, 2010).

2. Природа улучшает

Синдром компьютерного зрения (CSV) - это заболевание, которое возникает из-за длительного наблюдения за экраном.Естественно, такое воздействие негативно сказывается на нашем зрении и вызывает такие проблемы, как сухость глаз, близорукость или хронические головные боли.

Проведение времени на свежем воздухе, особенно в зелени, - лучшее естественное решение этой проблемы. Глядя на зеленую траву, деревья, цветы и все другие аспекты окружающей среды, вы улучшаете фокусировку и зрение.

Интересно, что исследования показали, что у детей, которые проводят на открытом воздухе более четырех часов в день, в четыре раза меньше вероятность развития проблем со зрением, чем у детей, которые проводят на открытом воздухе менее одного часа в день (Rose et al., 2008).

3. Природа очищает

Окружающая среда - естественный очиститель. Проведение нескольких часов на открытом воздухе помогает вывести токсины из нашего тела и сделать нас свежими и помолодевшими.

Количество плохого воздуха, которым мы вдыхаем из-за загрязнения, промышленных паров и загрязняющих веществ в помещениях, достаточно мощно, чтобы нарушить регуляцию наших дыхательных путей, вызывая проблемы с дыханием, бронхит и астму.

И нет другого выхода, кроме как проводить больше времени на природе и каждый день подышать свежим воздухом.

4. Природа строит

В основном время, которое мы проводим на улице, связано с физической активностью в той или иной форме. Это может быть ходьба, бег трусцой, езда на велосипеде, дайвинг, серфинг, игра или что-то подобное. Любые упражнения на открытом воздухе помогают сжигать жир и улучшают обмен веществ в организме.

Исследования в этой области показали, что люди, которые тренируются на открытом воздухе, получают больше удовольствия от тренировок и с большей вероятностью будут заниматься ими регулярно, чем люди, которые тренируются в помещении (Thompson Coon et al., 2011). Кроме того, занятия на свежем воздухе связаны с большей продолжительностью жизни и меньшим количеством проблем со здоровьем.

5. Природа лечит

«Прогулка на природе вернет душу домой»

Мэри Дэвис

Природа, несомненно, лучший целитель. Время, проведенное на природе, пробуждает наши чувства и дает ясность.

Многие исследования доказали, что люди, которые имеют тесную связь с пейзажами, более счастливы изнутри - они позволяют себе позитивное мышление и обладают лучшими механизмами преодоления трудностей, чем другие.

Сильные отношения между человеком и природой означают эмоциональное равновесие, больше внимания, ориентированное на решение мышление и в целом устойчивый подход к жизни.

Краткий обзор психоэволюционной теории

Психоэволюционная теория основана на предположении, что наша личность, действия и мысли генетически сформированы естественным отбором.

Роджер Ульрих (1984), лицо этой теории, сказал, что люди имеют глубоко укоренившуюся близость к природе, которая связана с тысячами лет, которые первые люди провели, живя среди диких ландшафтов.Именно поэтому пребывание рядом с природой приносит в нас чувство позитива и счастья.

Кроме того, ПЭТ (Психоэволюционная теория) утверждает, что пребывание в созданной человеком среде вызывает такие расстройства, как стресс, депрессия, ожирение и сердечные заболевания, и является проблемой для нашего общего благополучия (Ulrich & Simons, 1986).

Длительное пребывание в помещении может вызвать негативные мысли и утомить. Благодаря обширным исследованиям и опросам ученые доказали, что, когда мы чувствуем себя подавленными и менее энергичными, встреча с природными элементами может мгновенно улучшить наше самочувствие (Zuckerman, 1977).

Психоэволюционная модель Ульриха (1983) предполагает, что:

  • Человек предпочитает оставаться ближе к природе.
  • Проведение большего количества времени на открытом воздухе восстанавливает эмоции, память и познание.
  • Сдерживание себя в замкнутом искусственном физическом окружении может вызвать гнев, отчаяние и депрессию - вместе они влияют на наше благополучие.
  • Nature имеет встроенный восстанавливающий компонент, который помогает снизить стресс и эмоциональную регуляцию.

Теория восстановления внимания

Изображение через Pexels

Теория восстановления внимания (ART) была предложена Рэйчел Каплан и Стивеном Капланом (1989) и отражала евангелие, согласно которому пребывание рядом с природной средой создает фокус.

Сторонники теории впервые упомянули об этом в своей книге «Опыт природы: психологическая перспектива », где они обсуждали, как легкое наблюдение природных явлений, таких как движение листьев или плывущие облака, делает нас более наблюдательными и внимательными. .

Они определили два типа внимания:

  1. Добровольное внимание - когда мы охотно сосредотачиваемся на чем-то и полностью тратим свою умственную энергию на усвоение опыта.
  2. Непроизвольное внимание - когда мы неосознанно обращаем внимание на что-то и вкладываемся в это.

ИСКУССТВО предполагает, что любое внимание можно привлечь и искупить через воздействие естественной обстановки. Установив прочную связь с природой, мы можем держаться подальше от повседневных стрессоров, испытывать позитив и радость, восстанавливать внутреннюю мотивацию и лучше осознавать наши сенсорные стимуляции (Берман, Йонидес и Каплан, 2008; Каплан, 1995).

Теория указывает на то, что у природы есть некоторые «мягкие увлечения», которые помогают восстановить внимание, когда мы отвлекаемся или умственно связаны. Мягкое очарование - это не что иное, как успокаивающие природные элементы (например, цветы, ветер или нежный солнечный свет), к которым мы все любим быть рядом. Когда мы остаемся рядом с этими приятными аспектами природы, нам не нужно прилагать никаких усилий, чтобы заботиться о них; мы легко погружаемся в этот опыт.

Они приносят чувство удовольствия и удовлетворенности, поэтому люди, проводящие больше времени на природе, более интуитивны, энергичны и сознательно внимательны (Фуллер, Ирвин, Девайн-Райт, Уоррен и Гастон, 2007; Кенигер, Гастон, Ирвин, И Фуллер, 2013).

Для подтверждения теории было проведено несколько исследований и крупномасштабных опросов, которые до сих пор остаются интересной областью исследований для экологов (Ohly et al., 2016).

Mycobacterium Vaccae: счастливая бактерия?

Термин Mycobacterium Vaccae произошел от Mycobacteriaceae , типа почвенных бактерий, и от латинского слова Vacca, , означающего «корова» (так как оно было впервые обнаружено в образце коровьего навоза, взятом из Австрии).

Причина популярности этого микроорганизма заключается в его невероятной связи с улучшением здоровья и психологическим благополучием.Исследования показывают, что Mycobacterium Vaccae, более известные как «бактерии счастья» или «бактерии счастья», полезны для лечения астмы, рака, депрессии, фобии, дерматита и даже туберкулеза.

Исследование, проведенное О’Брайеном и его коллегами (2004 г.), объяснило, как инъекция бактерий пациентам с хроническими заболеваниями легких способствовала их более быстрому выздоровлению и лучшему прогнозу. Кроме того, исследование также показало, что употребление этого микроба улучшает настроение, вызывает положительные эмоции и дает больше жизненных сил.

Другое исследование, возглавляемое доктором Кристофером Лоури, нейробиологом из Бристольского университета, изучало влияние «Бактерии счастья» на стресс и выгорание путем инъекции бактерий мышам и проведения на них серии стресс-тестов.

Результаты показали, что группа мышей, которым вводили инъекции Mycobacterium, вела себя так, как если бы они принимали антидепрессанты. Но в группе, не получавшей лечения, такой реакции замечено не было. В отчете об исследовании указано, что Mycobacterium Vaccae активирует нейротрансмиттеры в головном мозге, которые выделяют серотонин или «гормон счастья», что вызывает счастье и позитив (Lowry et al., 2007).

Помимо повышения счастья, счастливые бактерии также делают нас невосприимчивыми к гриппу, инфекциям и значительно улучшают работу мозга. Теперь мы знаем, почему говорят: « Чем грязнее ноги, тем счастливее сердце.

5 способов применить положительные эффекты природы в нашей жизни

1. Прогулка дальше

Мы знаем, что ходьба полезна для сердца, мышц и общего обмена веществ. А теперь ученые доказали, что прогулки на природе также улучшают наше эмоциональное здоровье.

Исследование, проведенное и опубликованное Стэнфордским университетом, Калифорния, показало, что участники, которые гуляли по зеленым паркам, проявляли повышенное внимание и сосредоточенность, в большей степени, чем участники, которые гуляли в закрытых городских условиях или на беговой дорожке (Bratman, Daily, Levy, & Gross, 2015).

Не только это, но и первая группа также продемонстрировала меньшую вовлеченность в негативное мышление и была более уверена в себе, чем другая группа.

2. Вести дневник природы

Журнал о природе - это творческий и уникальный способ впитать позитивные вибрации природы в нашу повседневную жизнь.Многие люди, которые поощряют эту привычку, выражают чувство внутреннего покоя и радости. В дневнике природы мы можем собирать и записывать все о наших встречах с внешним миром.

Например, после прогулки по пляжу в пасмурный вечер мы можем набросать облака в дневнике или нарисовать море и написать, что мы чувствовали, когда шли по ветреному берегу. Многие люди собирают такие мелкие вещи, как галька, цветы, перья или листья, и вклеивают их в дневник природы, вкладывая в него свои мысли.

Отличный способ качественно провести время, проведенное за мной, дневник природы неизбежно привносит частичку природы в нашу обычную жизнь.

Посмотрите это видео, чтобы начать вести дневник природы:

3. Проведите некоторое время за пределами

Большинство работающих профессионалов сегодня имеют гибкий доступ к повседневным задачам вне дома (благодаря технологиям). Мы можем провести часть рабочего дня вне дома, чтобы избежать однообразия кабинета и того же старого офисного помещения.

Это может быть одна конференция в саду или обед в местном парке, все, что логично сочетается с природой. Проведение некоторого времени на улице в одиночестве или с коллегами дает мгновенный заряд свежести в уме, тем самым уменьшая стресс и разочарование, возникающие из-за бесцветной работы в течение нескольких часов подряд.

4. Заводить дома

Выращивание растений в домашних условиях не только добавляет эстетической красоты вашему пространству, но и способствует очищению воздуха, которым вы дышите.

Наличие растений в доме уравновешивает и успокаивает домашнюю атмосферу, а также способствует дыханию и дыханию. Исследования доказали, что комнатные растения или сад полезны для психического здоровья людей, которые там живут. Они помогают улучшить сенсорное восприятие, когнитивные функции и повышают концентрацию внимания (Orwell, Wood, Tarran, Torpy, & Burchett, 2004).

Комнатные растения воссоединяют нас с природой, радуют наши чувства и доставляют ощущение безмятежности, когда мы находимся рядом с ними.

5.Сбалансируйте диету с большим количеством натуральных элементов

Диета, несомненно, отличный способ установить прочную связь с матерью-природой. Потребляя больше белков, витаминов и минералов растительного происхождения, мы можем помочь нашему организму поддерживать оптимальное состояние функционирования и уровень гомеостаза.

Медицинские исследования доказали, что потребление растительного белка коррелирует с более низким уровнем смертности, в отличие от белков животного происхождения (Song et al., 2016). В конце концов, неплохо было бы заменить мясо овощами и зерном - если это принесет нам здоровье и долгую жизнь!

Сообщение о возвращении домой

«Все деревья теряют листья, и ни одно из них не беспокоит»

Дональд Миллер

Оставаться рядом с природой, наблюдать за всеми ее маленькими и значительными элементами и ценить ее от самой сути - это терапевтическое и самоисцеляющее действие.

Даже ничего не говоря и не делая, мы можем многому научиться, соединяясь с нашим естественным окружением. Это дает нам перспективы для более здорового образа жизни, мотивацию продолжать и энергию, чтобы продолжать попытки. Ибо нет узы более примитивных и укоренившихся в нас, чем наша любовь к природе и забота природы о нас.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши 3 упражнения по позитивной психологии бесплатно.

Если вы желаете большего, наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 300 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, вмешательств, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, наставничестве или на рабочем месте.

  • Этчли, Р. А., Страйер, Д. Л., & Эчли, П. (2012). Творчество в дикой природе: улучшение творческого мышления за счет погружения в естественную среду. PloS one, 7 (12).
  • Белл П. А., Грин Т. К., Фишер Дж. Д. и Баум А. (1996). Экологическая психология (4-е изд.). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харкорт.
  • Берман, М. Г., Йонидес, Дж., И Каплан, С. (2008). Познавательные преимущества взаимодействия с природой. Психологические науки, 19 (12), 1207-1212.
  • Берман, М. Г., Кросс, Э., Крпан, К. М., Аскрен, М. К., Берсон, А., Делдин, П. Дж.,… И Йонидес, Дж. (2012). Взаимодействие с природой улучшает познавательные способности и влияет на людей, страдающих депрессией. Журнал аффективных расстройств, 140 (3), 300-305.
  • Брэдбери, Дж. (2002). Полная изоляция в холодном климате: антарктический вызов. Ланцет, 359 (9312), 1130.
  • Братман, Г. Н., Дейли, Г. К., Леви, Б. Дж., И Гросс, Дж. Дж. (2015). Преимущества опыта на природе: Улучшение аффекта и познания. Ландшафт и градостроительство , 138 , 41-50.
  • Choi, C.Q. (2017, 27 ноября). Может ли изменение климата повлиять на личность людей? Живая наука . Получено с https://www.livescience.com/61033-climate-tempera-personality.html
  • .
  • Датчер, Д. Д., Финли, Дж. К., Лулофф, А. Э., и Джонсон, Дж. Б. (2007). Связь с природой как мера экологических ценностей. Окружающая среда и поведение, 39 (4), 474-493.
  • Фабер Тейлор, А., & Куо, Ф. Э. (2009). Дети с дефицитом внимания лучше концентрируются после прогулки по парку. Журнал нарушений внимания , 12 (5), 402-409.
  • Фуллер, Р. А., Ирвин, К. Н., Девайн-Райт, П., Уоррен, П. Х. и Гастон, К. Дж. (2007). Психологические преимущества зеленых насаждений увеличиваются с увеличением биоразнообразия. Biology Letters , 3 (4), 390-394.
  • Гидлоу, К. Дж., Рэндалл, Дж., Гиллман, Дж., Смит, Г. Р., и Джонс, М. В. (2016).Естественная среда и хронический стресс, измеряемый кортизолом волос. Ландшафт и градостроительство , 148 , 61-67.
  • Гиффорд Р. (2007). Экологическая психология: принципы и практика . Колвилл, Вашингтон: Оптимальные книги.
  • Hartig, T., Mang, M. & Evans, G. W. (1991). Восстановительные эффекты переживаний природной среды. Окружающая среда и поведение, 23 (1), 3-26.
  • Хейворд, Д. К. Э. (2016). Аффективный опыт общения студентов с природой: тематическое исследование австралийского университета (докторская диссертация).Университет Тасмании, Лонсестон.
  • Ив, К. Д., Джусти, М., Фишер, Дж., Абсон, Д. Дж., Кланицки, К., Дорнингер, К.,… и Раймон, К. М. (2017). Связь человека и природы: междисциплинарный обзор. Текущее мнение в области экологической устойчивости, 26 , 106-113.
  • Каплан, С. (1995). Восстановительные преимущества природы: к интегративной структуре. Журнал экологической психологии , 15 (3), 169-182.
  • Каплан, Р., & Каплан, С.(1989). Опыт природы: психологическая перспектива. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.
  • Кенигер, Л. Э., Гастон, К. Дж., Ирвин, К. Н., и Фуллер, Р. А. (2013). Каковы преимущества взаимодействия с природой ?. Международный журнал экологических исследований и общественного здравоохранения , 10 (3), 913-935.
  • Кнапп, К. (1989). Гуманизация образования на открытом воздухе: изучение эмоциональной области. Журнал физического воспитания, отдыха и танцев, 60 (2), 40-43.
  • Локхарт, Х. (2011). Духовность и природа в преобразовании к более устойчивому миру: перспективы южноафриканских агентов изменений (докторская диссертация). Стелленбосский университет, Стелленбос.
  • Лоренцони И., Пиджон Н. Ф. и О’Коннор Р. Э. (2005). Опасное изменение климата: роль исследований рисков. Анализ рисков: Международный журнал, 25 (6), 1387-1398.
  • Лоури, К.А., Холлис, Дж. Х., Де Фрис, А., Пан, Б., Брюне, Л.Р., Хант, Дж. Р.,… и Рук, Г. А. (2007). Идентификация иммунной мезолимбокортикальной серотонинергической системы: потенциальная роль в регуляции эмоционального поведения. Neuroscience , 146 (2), 756-772.
  • Пиломатериалы, Р., Ричардсон, М., и Шеффилд, Д. (2017). За пределами познания природы: контакт, эмоции, сострадание, смысл и красота - это пути к связи с природой. PloS one, 12 (5).
  • Маллер, К., Таунсенд, М., Сент-Леже, Л., Хендерсон-Уилсон, К., Прайор, А., Проссер, Л., и Мур, М. (2009). Здоровые парки, здоровые люди: польза для здоровья от контакта с природой в парке (2-е изд.). Burwood, VIC: Университет Дикина.
  • Наим, З. (2010). Дефицит витаминов - игнорируемая эпидемия. Международный журнал медицинских наук , 4 (1), 5-6.
  • Департамент охраны природы Новой Зеландии. (нет данных). Преимущества общения детей с природой . Получено с https: // www.doc.govt.nz/globalassets/documents/getting-involved/students-and-teachers/benefits-of-connecting-children-with-nature.pdf
  • О’Брайен, М.Э. Р., Андерсон, Х., Каукель, Э., О’Бирн, К., Павлицкий, М., Фон Павел, Дж., И Рек, М. (2004). SRL172 (убитые Mycobacterium vaccae) в дополнение к стандартной химиотерапии улучшает качество жизни, не влияя на выживаемость, у пациентов с распространенным немелкоклеточным раком легкого: результаты фазы III. Анналы онкологии , 15 (6), 906-914.
  • Оли, Х., Уайт, М. П., Уиллер, Б. В., Бетел, А., Укумунн, О. К., Николау, В., и Гарсайд, Р. (2016). Теория восстановления внимания: систематический обзор потенциала восстановления внимания в естественной среде. Журнал токсикологии и гигиены окружающей среды, часть B , 19 (7), 305-343.
  • Окри, Б. (30 октября 2008 г.). Наши ложные оракулы потерпели неудачу. Нам нужно новое видение жизни. Таймс . Получено с https: // www.thetimes.co.uk/article/our-false-oracles-have-failed-we-need-a-new-vision-to-live-by-nm6qdm6nzzp
  • Оруэлл, Р. Л., Вуд, Р. Л., Тарран, Дж., Торпи, Ф., и Берчетт, М. Д. (2004). Удаление бензола микрокосмом комнатных растений / субстратов и последствия для качества воздуха. Загрязнение воды, воздуха и почвы , 157 , 193-207.
  • Пол, Ф. Дж., Мандал, М. К., Рамачандран, К., и Панвар, М. Р. (2010a). Познавательные способности во время длительного проживания в полярной среде. Журнал экологической психологии , 30 (1), 129-132.
  • Пол, Ф. Дж., Мандал, М. К., Рамачандран, К., и Панвар, М. Р. (2010b). Межличностное поведение в изолированной и замкнутой среде. Окружающая среда и поведение , 42 (5), 707-717.
  • Прошанский, Х. М. (1976). Экологическая психология и реальный мир. Американский психолог , 31 (4), 303-310.
  • Ричардсон, М., Кормак, А., Мак-Роберт, Л., & Андерхилл, Р. (2016). 30 дней диких животных: разработка и оценка крупномасштабной кампании по привлечению внимания к природе для улучшения самочувствия. PloS one , 11 (2).
  • Роуз, К. А., Морган, И. Г., Ип, Дж., Кифли, А., Хьюн, С., Смит, В., и Митчелл, П. (2008). Активный отдых на свежем воздухе снижает распространенность миопии у детей. Офтальмология, 115 (8), 1279-1285.
  • Роуз, К. А., Морган, И. Г., Смит, В., Бурлуцкий, Г., Митчелл, П., и Со, С. М.(2008). Близорукость, образ жизни и образование у студентов китайской национальности в Сингапуре и Сиднее. Архив офтальмологии , 126 (4), 527-530.
  • Сеймур, В. (2016). Взаимоотношения человека и природы и их влияние на здоровье: критический обзор. Границы общественного здравоохранения, 4 .
  • Сонг, М., Фунг, Т. Т., Ху, Ф. Б., Уиллетт, В. К., Лонго, В. Д., Чан, А. Т., и Джованнуччи, Э. Л. (2016). Связь потребления животного и растительного белка со смертностью от всех причин и от конкретных причин. JAMA Internal Medicine , 176 (10), 1453-1463.
  • Stokols, D., & Altman, I. (1987). Справочник по психологии окружающей среды (Том 2). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley.
  • Томпсон Кун, Дж., Бодди, К., Стейн, К., Уир, Р., Бартон, Дж., И Депледж, М. Х. (2011). Имеет ли физическая активность на открытом воздухе в естественной среде большее влияние на физическое и психическое благополучие, чем физическая активность в помещении? Систематический обзор. Наука об окружающей среде и технологии , 45 (5), 1761-1772.
  • Ульрих, Р. С. (1983). Эстетическая и эмоциональная реакция на окружающую среду. В I. Altman & J. Wohlwill (Eds.), Поведение и естественная среда (стр. 85-125). Бостон, Массачусетс: Спрингер.
  • Ульрих, Р. С. (1984). Вид через окно может повлиять на восстановление после операции. S cience , 224 (4647), 420-421.
  • Ульрих Р. С. и Саймонс Р. Ф. (1986). Восстановление после стресса во время повседневного пребывания на открытом воздухе. В Труды EDRA (Vol.17, с. 115-122).
  • Ульрих, Р. С., Саймонс, Р. Ф., Лосито, Б. Д., Фиорито, Э., Майлз, М. А., и Зелсон, М. (1991). Восстановление стресса при воздействии природных и городских условий. Журнал экологической психологии , 11 (3), 201-230.
  • Вэй, В., Лу, Дж. Г., Галински, А. Д., Ву, Х., Гослинг, С. Д., Рентфроу, П. Дж.,… И Гуй, В. (2017). Региональная температура окружающей среды связана с личностью человека. Природа человеческого поведения, 1 (12), 890-895.
  • Циммер, М., Кабрал, Дж. К. С. Р., Борхес, Ф. К., Коко, К. Г., и Хамейстер, Б. Д. Р. (2013). Психологические изменения, вызванные пребыванием в Антарктике: систематический обзор. Estudos de Psicologia (Campinas) , 30 (3), 415-423.

Внутренняя ценность, экология и сохранение


В статье « Что такое биология сохранения? » Майкл Суле обсуждает несколько «нормативных постулатов» биологии сохранения, в том числе то, что «биотическое разнообразие имеет внутреннюю ценность» (Soulé 1985).Идея о том, что природа и биотическое разнообразие имеют внутреннюю ценность, отстаивалась несколькими влиятельными специалистами по экологической этике (Rolston 1986, Callicott 1989) и занимала видное место в некоторых важных международных декларациях, касающихся окружающей среды (United Nations 1992a, Earth Charter International 2000). Те, кто поддерживает точку зрения о том, что виды и экосистемы обладают внутренней ценностью, считают, что признание этого имеет решающее значение как для обоснования природоохранной биологии, так и для установления соответствующих природоохранных целей.

В этом материале рассматриваются следующие основные вопросы, касающиеся внутренней ценности и сохранения:

  1. Что такое внутренняя стоимость?
  2. Обладают ли какие-либо объекты окружающей среды (виды, экосистемы или организмы) внутренней ценностью?
  3. Почему для природоохранной биологии важно, имеют ли виды, экосистемы или организмы внутреннюю ценность?


Рисунок 1: Котировки внутренней стоимости видов.

Внутренняя ценность - это ценность, которую сущность имеет сама по себе, для чего она есть или как конечная цель (рисунок 1).Контрастный тип ценности - , инструментальная ценность . Инструментальная ценность - это ценность, которую что-то имеет как средство для достижения желаемой или ценной цели. Инструментальная ценность всегда является производной от ценности чего-то еще и всегда условна. Инструментальная ценность чего-то колеблется в зависимости от желательности цели, для которой это средство является, и наличия альтернативных, более эффективных средств. Например, леска имеет инструментальное значение на случай, если человек захочет поймать рыбу; и его ценность может уменьшиться, если человек получит доступ к гораздо более эффективной рыболовной сети.Бесспорно, что экосистемы и виды обладают широким спектром инструментальных ценностей (например, культурной ценностью, рекреационной ценностью, лечебной ценностью, духовной ценностью, трансформационной ценностью, ценностью природных ресурсов и ценностью экосистемных услуг). Оспаривается (Norton 1995, Sarkar 2005, United Nations 1992b), имеют ли экосистемы и виды неинструментальную ценность, ценность как цель или ценность сами по себе (то есть внутреннюю ценность).

Существует два разных взгляда на основание или основание для внутренней стоимости.Согласно одной из этих точек зрения, внутренняя ценность создается человеческими ценностями (Callicott 1986, Elliot 1992). С этой точки зрения субъективная внутренняя ценность, , что-то имеет внутреннюю ценность, если оно ценится за то, что оно есть, а не за то, что оно может вызвать. Субъективная внутренняя ценность создается оценщиками посредством их оценочного отношения или суждений - она ​​не существует до них или независимо от них. Из-за этого она, как и инструментальная ценность, условна. Люди внутренне ценят самые разные вещи (например,g., личные сувениры, культурные и религиозные артефакты, церемонии и ритуалы, достижения, представления и исторические места), и они делают это по разным причинам (например, из-за того, что представляет собой сущность, что она воплощает, ее редкость, ее история , или его красота). Поскольку субъективная внутренняя оценка ориентирована на разум, она не является произвольной и открыта для оценки - а также пересмотра - посредством обучения и убеждения. Таким образом, он отличается от простых предпочтений или вкусов.

Многие люди по своей сути ценят виды и экосистемы (например,g., за их сложность, разнообразие, духовное значение, дикость, красоту или чудесность). В результате виды и экосистемы обладают субъективной внутренней ценностью. Насколько они обладают субъективной внутренней ценностью в целом или по отношению к конкретным системам и видам, зависит от распространенности, силы и стабильности оценки. Многие люди ценят одни виды и экосистемы (например, харизматическую мегафауну и старовозрастные леса) больше, чем другие (например, инфекционные микроорганизмы и пустыни).В результате они обладают более субъективной внутренней ценностью (рис. 2).


Рисунок 2: Остров Холла, Берингово море.

Предоставлено Энн Моркилл / USFWS.

В отличие от субъективной внутренней ценности, объективная внутренняя ценность не присваивается человеком. Если что-то имеет объективную внутреннюю ценность, у него есть свойства или особенности, благодаря которым оно является ценным, независимо от чьего-либо отношения или суждений. Обычно это относится, например, к ценности людей.Люди имеют ценность в силу того, что они есть, а не потому, что их ценят другие. Их стоимость не условна. Если виды и экосистемы обладают объективной внутренней ценностью, то их ценность открыта оценщиками-людьми, а не создается ими. Существует два важных взгляда на объективную внутреннюю ценность видов и экологических систем: взгляд на природно-историческую ценность и взгляд на внутреннюю ценность .

Согласно представлению о природно-исторической ценности, природные объекты, включая виды и некоторые экосистемы, имеют внутреннюю ценность в силу своей независимости от человеческого дизайна и контроля (Katz 1992) и их связи с независимыми от человека эволюционными процессами (Rolston 1986).Это концепция внутренней ценности, к которой обращается Суле в своем нормативном постулате: « Виды имеют ценность сами по себе, ценность, которая не присваивается и не отменяется, но проистекает из длительного эволюционного наследия вида и потенциала » (Soule 1985). Хотя идея природно-исторической ценности концептуально последовательна, ее оказалось трудно оправдать. То есть нелегко объяснить, почему естественно-исторические свойства видов и систем объективно добавляют ценность (Sandler 2007).

Согласно представлению о внутренней ценности, экологические объекты обладают внутренней ценностью в силу наличия собственного блага или интересов, о которых люди (оценщики) должны заботиться (Sterba 2001, Taylor 1986). У всех живых организмов есть собственное благо. Есть вещи, которые хороши и плохи для них, независимо от воздействия на других (например, дубовое увядание вредно для дубов, а закисление океана вредно для кораллов). Хотя бесспорно, что у всех организмов есть собственное благо, существует множество мнений относительно того, какие блага или интересы организмов должны заботить людей. Антропоцентризм - это точка зрения, согласно которой необходимо учитывать только интересы человека (Pinchot 1914, Baxter 1974). Неантропоцентризм - это точка зрения, согласно которой необходимо учитывать по крайней мере некоторые нечеловеческие интересы. (Существует еще одна концепция неантропоцентризма, согласно которой точка зрения является неантропоцентрической, если она подразумевает, что нечеловеческая природа обладает внутренней ценностью любого типа, например, естественной исторической ценностью, внутренней ценностью или субъективной внутренней ценностью). В рамках неантропоцентризма сентиентизм - это точка зрения, согласно которой только психологически сложные сущности (например,g., те, кто испытывает удовольствие и боль) должны учитывать их интересы (Singer 1977), тогда как биоцентризм - это точка зрения, согласно которой необходимо принимать во внимание благо всех живых существ (Taylor 1986). Аргументы обобщения - наиболее известный тип аргументов в пользу неантропоцентризма. Они стремятся показать, что если у людей есть внутренняя ценность, то и у нечеловеческих существ тоже, то есть нет адекватного оправдания для принятия во внимание блага или интересов людей, но не блага или интересов нечеловеческих существ (Singer 1977, Taylor 1986, Sandler 2007) (Рисунок 3).


Рисунок 3: Сан-Хоакин Фокс, находящийся под угрозой исчезновения.

Предоставлено "Moose" Б. Петерсоном / USFWS.

Некоторые специалисты по экологической этике (Sterba 2001, Johnson 1991) утверждали, что виды и экосистемы также имеют собственное благо и что их благо необходимо принимать во внимание, т.е. что они имеют внутреннюю ценность. Трудность с этой точкой зрения экоцентризма состоит в том, что неясно, есть ли что-то, что можно было бы считать благом вида или экосистемы, помимо (или отличного от) блага отдельных организмов, составляющих их.То, что кажется благом для видов и экосистем, часто является лишь побочным продуктом, средним или совокупным продуктом отдельных организмов (и некоторых коллективов, таких как колонии муравьев или пчелиные ульи). Следовательно, даже если у отдельных волков есть собственное и врожденное благо, Canis lupus , вид, может не иметь (Cahen 1988, Sandler 2007).

Сторонники внутренней ценности - как субъективной, так и объективной - считают, что она имеет решающее значение для обоснования и практики сохранения биологии.Политика и практика направлены на достижение целей. Эти цели должны быть обоснованы, особенно когда их достижение связано с расходами и есть альтернативы им. Это относится к целям природоохранной биологии и управления экосистемами. Существуют затраты, связанные с сохранением видов и эффективным управлением экологическими системами, а также существуют альтернативные варианты использования управляемых пространств и фондов управления. Цели оправдываются апелляцией к ценностям. Если ограничение определенных видов деятельности в районе или выделение ресурсов для сохранения видов оправдано, обоснование должно апеллировать к ценности вида или экосистемы.Иногда оправдывающая ценность играет важную роль, как в случае с рыболовством (ценность природных ресурсов), водосборными бассейнами (экосистемные услуги) и экотуризмом (экономическая ценность). Однако многие виды имеют довольно низкую инструментальную ценность (Maclaurin & Sterelny 2008), и в некоторых случаях инструментальная ценность (особенно экономическая и ресурсная) будет способствовать развитию и использованию, а не сохранению и сохранению. В этих ситуациях цели сохранения, сохранения и вспомогательного восстановления оправданы только в том случае, если задействованные организмы, виды или системы обладают неинструментальными (т.е., внутренняя) стоимость.

Кроме того, инструментальная стоимость подлежит замене, замене и компенсации. Если что-то инструментально ценно как средство для достижения цели, его можно сравнить с другими потенциальными средствами для достижения той же цели. Если средство потеряно, но существуют другие, не менее адекватные средства, то потери чистой стоимости нет. Следовательно, если нечеловеческие организмы, виды и экосистемы обладают только инструментальной ценностью, их ценность - и, в более широком смысле, цели сохранения и управления, которые они оправдывают, - весьма условны, несостоятельны и нестабильны.Их можно и нужно рассматривать как сопоставимые и заменяемые другими инструментальными ценностями. Напротив, внутренняя стоимость не подлежит замене или замене (Callicott 2006). Если нечеловеческие организмы, виды или экосистемы имеют (субъективную или объективную) внутреннюю ценность, их ценность не зависит от того, доступны ли альтернативные средства (например, экономические или медицинские), и они не могут быть проданы или заменены без потерь. По этой причине сторонники внутренней ценности утверждают, что она более стабильна и надежна, чем инструментальная ценность, в отношении обоснования природоохранных целей.Они также считают, что внутренняя ценность имеет отношение к разработке конкретных планов, стратегий и методов сохранения и управления, поскольку они должны отражать поставленные на карту ценности. Например, природно-историческая ценность, поскольку она противоречит человеческому воздействию и контролю, обычно способствует менее интенсивному проектированию и управлению - и если отдельные животные имеют внутреннюю ценность, методы управления экосистемами (например, методы управления популяциями и перемещения) должны уважаться. их ценность как личности.

Не все специалисты по экологической этике согласны с тем, что внутренняя ценность имеет решающее значение для обоснования природоохранных целей и разработки планов и методов управления. Экологические прагматики, в частности, критиковали различие инструментальной ценности и внутренней ценности (Weston 1985), а также убедительность концепции внутренней ценности в целом (Norton 1995). Прагматики обычно утверждают, что цели и планы управления оправданы процедурно (т. Е. В силу того, что они разрабатываются достаточно открытыми, информированными, совместными и инклюзивными способами), а не независимыми от процесса (например.g., внутренние) ценности (Thompson 1996). Некоторые экологические прагматики выступают за сохранение языка внутренней ценности, потому что он может быть полезен в дискурсе или процедурном контексте (Minteer 2001). Однако прагматическая концепция внутренней ценности не имеет нормативных характеристик (то есть отличительной стабильности и надежности), связанных с более стандартными концепциями внутренней ценности.

Необходимость уважать природу и ее пределы бросает вызов обществу и природоохранной науке

Наше растущее человеческое население сталкивается с трудностями во взаимодействии с местной и глобальной окружающей средой.Эрозия биоразнообразия и основных ресурсов поднимает вопросы об основных социальных ценностях, сформировавшихся, когда наш след стал результатом уменьшения численности населения на несколько порядков и более низкого потребления ресурсов на душу населения. Эти ценности основаны на росте и опираются на технологии для смягчения воздействия на окружающую среду, истощения природных ресурсов и утраты биоразнообразия.

Утрата биоразнообразия - основная забота ученых-экологов. Их внимание к защите диких растений и животных и сохранению жизнеспособных частей видов и местообитаний (1–3) включало упор на сохранение природных ресурсов, необходимых человечеству (заявление на обложке Biological Conservation , Vol.1, № 1, 1968). Появление Общества сохранения биологии в 1985 году расширило цель, чтобы предотвратить то, что Суле (4) назвал самой страшной биологической катастрофой за последние 65 миллионов лет, и способствовало развитию научной дисциплины, осознающей решающую роль, которую социальные ценности будут играть в мире. результат (4).

В третьем тысячелетии произошло дальнейшее осознание драматического воздействия человека на биосферу (Оценка экосистем на пороге тысячелетия, www.unep.org/maweb/en/index.aspx). Охрана природы и забота о социальных вопросах, таких как здоровье, благополучие и справедливость человека, стали тесно переплетаться с проблемами окружающей среды и устойчивым использованием ресурсов.

Идея о необходимости преодоления экологического кризиса в целостном и социальном контексте стала частью более зеленой версии текущей экономической парадигмы, в которой зеленый рост и технологии смягчают факторы, вызывающие экологический стресс. Однако эти усилия казались неспособными повлиять на основные факторы, угрожающие биоразнообразию, которые в недавнем отчете Всемирного фонда дикой природы (WWF) были определены (wwf.panda.org/what_we_do/how_we_work/tackling_the_causes/) как ( i ) как национальные, так и международные. законы и нормативные акты, ( ii ) финансы государственного сектора, определяющие распределение ресурсов и степень экологической озабоченности, ( iii ) финансирование частного сектора и уровень его внимания к вопросам окружающей среды и развития, ( iv ) деловая практика и их забота о воздействии на окружающую среду и ( против ) выбор потребления и отношение к природе.Все они относятся к ключевым компонентам мировой экономики и основным общественным ценностям.

Преодоление нынешнего экологического кризиса потребует фундаментальных социальных сдвигов в ценностях; Принципы и отношения, сформированные природоохранной наукой, будут подвергнуты сомнению в этом процессе.

Современная парадигма роста в обществе

Силы, ведущие к игнорированию границ.

В течение восемнадцатого века изощренные машины с огневой тягой привели на Западе к появлению двух различных взглядов на конечность человеческого материального производства и, в конечном итоге, на их зависимость от биофизических и экологических пределов биосферы (5, 6 ).С одной стороны, эти машины помогли Сади Карно понять, что работа влечет за собой преобразование источника энергии в тепло и работу, неумолимое распыление ресурсов, ограничивающее производительность труда человека. С другой стороны, те же самые машины подпитывали промышленную революцию и переход от представления о том, что производство ограничено тем, что может быть извлечено из земли с помощью мускулов, гидравлики и ветра, к восприятию неограниченного производства, основанного на технологических инновациях и массовом использовании. невозобновляемых ископаемых источников энергии.Это представление о безграничном мире, созданном людьми (7), поощрялось исследовательскими путешествиями, которые возвещали о богатстве ресурсов, которые можно найти на планете. Подъем колониальных империй способствовал появлению парадигмы неограниченного роста. Расширяя границы своего владения, колонизаторы получили доступ к ресурсам в гораздо большем количестве и разнообразии и экстернализовали свой экологический след (8).

Экономика также претерпела свою собственную революцию, приведшую к науке, основанной на свободной торговле и максимизации личных интересов (см. Исх.9, но также исх. 10 и критические замечания в исх. 11). Идея о том, что технический прогресс освобождает экономическую деятельность от ограничений, налагаемых природой, стала центральной. Увеличение массового производства после Второй мировой войны привело к экономике массового потребления, в основе которой лежал экономический рост, а показатель эффективности - валовой внутренний продукт (ВВП). Его самые решительные сторонники отвергают любые ограничения роста (12).

Возражения против экономики роста.

В конце 1920-х годов Вернадский (13) включил человеческую деятельность в более широкий контекст живой, но ограниченной планеты в концепцию биосферы.Георгеску-Роген (5) использовал эту интегративную концепцию для анализа неизбежной деградации запасов энергии, используемых для производства работы, и ключевых ресурсов, таких как полезные ископаемые. Поскольку недавние уровни экономического роста были обеспечены геологическими аномалиями, которые обеспечили легкий доступ к запасам энергии с низкой энтропией (14), их истощение приведет к увеличению энергии и затрат, необходимых для добычи менее доступных запасов. Эта термодинамическая деградация не была интегрирована в текущие экономические модели, и Джорджеску-Роеген (5) рассматривал регулирование посредством рыночных сил как фикцию, которую экономисты разработали только путем игнорирования физических и экологических ограничений, налагаемых биосферой.Он подчеркнул, что система, в которой человеческие потребности все больше требуют невозобновляемых источников энергии, ставит под угрозу будущее удовлетворение этих потребностей. Необходимость сокращения выбросов парниковых газов еще больше ограничивает использование ископаемого топлива.

Ограничения роста также были центральным элементом работы Римского клуба (15), который моделировал взаимодействие между земными и человеческими системами в рамках парадигмы экономического роста и исследовал сценарии, которые позволили бы избежать перерегулирования и коллапса. Тернер (16) обнаружил, что наблюдаемые изменения в промышленном производстве, производстве продуктов питания и загрязнении через 40 лет после доклада соответствовали прогнозу Римского клуба об экономическом и социальном коллапсе в 21 веке (16).Тернер также подчеркнул критическую роль, которую в результате сыграет ограничение численности населения. Отчет Римского клуба сильно повлиял на концепции экологических проблем. Наиболее активными ее критиками были такие экономисты, как Солоу (12), искусно разъясняющие взаимосвязь между капиталом и технологическими инновациями в управлении экономическим двигателем, но менее знакомые с основами экологии или термодинамики.

Попытка экологизировать экономику.

Во второй половине двадцатого века были предприняты попытки примирить признание энергетических и экологических ограничений и постоянное стремление к экономическому росту как внутри самой экономики, так и между экономикой и наукой.

В области экономики Дейли (17) разработал концепции устойчивого развития и «экономики замкнутого цикла», которые полагаются на рециркуляцию ресурсов. Однако переработка и повышение эффективности использования энергии может замедлить темпы истощения ресурсов, но не остановит его (14, 18). Более того, инновации в области эффективности использования энергии не обязательно уменьшают чистое потребление и могут увеличить спрос за счет снижения цен, как показал Джевонс более 150 лет назад (19).

Чтобы справиться с внешними издержками, Книз (20) продвигал концепции смягчения последствий и углеродных кредитов, квот на загрязнение и экологических налогов.Хотя экологические налоги можно рассматривать как контролируемые государством свиные налоги, многие из этих мер соответствовали концепциям, отстаиваемым «новой институциональной экономикой» (21), которая вверила общие блага и решения внешних проблем рыночным силам, превратив их в товары.

Необходимость технологического «озеленения» экономики подразумевала разработку способов уменьшения нашей зависимости от невозобновляемых источников энергии и ресурсов для производства товаров и услуг. Но производство возобновляемых источников энергии также сталкивается с проблемой увеличения затрат на приобретение из-за необходимости производить, поддерживать и обновлять инфраструктуры, необходимые для их использования (например,g., потребность в редкоземельных элементах для производства магнитов ветряных турбин) (18).

Даже в условиях этого зеленого стимула идея экономического роста оставалась центральной и сохраняла неустойчивый характер, вызывая серьезные сомнения в отношении идеи устойчивого развития (22). Для Гриневальда (23) энтропия и экономика вместе с экологией должны быть интегрированы в глобальную перспективу окружающей среды, которая учитывает ограничения для роста. Он призывал к экономике, помещенной в более общий контекст экологии, а не за его пределами.

Экономика и человеческое развитие.

Хотя многие экономисты и политологи полагают, что экономический рост за счет увеличения потребления является необходимостью для человеческого развития (но см. Работу Милля 19 века о стационарной государственной экономике) (24), Шумахер (25) поставил под сомнение обоснованность измерения «стандартов». жизни »через уровни потребления и выступал за экономику, которая обеспечивает максимальное благосостояние при минимальном потреблении. За пределами определенной точки рост не увеличивает благосостояние человека (26), и несколько исследований (например,г. в Альберте, Финляндия) документально зафиксировали отделение ВВП (27) от благосостояния, которое оценивалось с помощью таких индексов, как индикатор подлинного прогресса (GPI). Все они показали тенденции стагнации или даже снижения GPI (включая физическое, материальное и психологическое благополучие, социальную справедливость, мир и т. Д.) За последние 30 лет, несмотря на значительный рост ВВП.

Джексон (26), утверждая, что «процветание без роста было [не] утопической мечтой, а финансовой и экологической необходимостью», предложил три шага для достижения перехода, свободного от необходимости роста: ( i ) создание устойчивого макроэкономика, ( ii ) защита возможностей для процветания и ( iii ) признание экологических ограничений, в том числе налагаемых необходимостью сохранения биоразнообразия, что является центральным вопросом науки о сохранении.Эта точка зрения поднимает вопрос о том, какой должна быть наука о сохранении в рамках, чтобы ее определить, процветания без роста.

Альтернативные и этические рамки: от завоевания к уважению

От технического к этическому взгляду на достаток.

Критика парадигмы роста (22) повторила призыв к более простому образу жизни со стороны таких мыслителей, как Горц (28). Горц рассматривал добровольную бережливость как экологическую и социальную необходимость для удовлетворения ресурсных ограничений и доступа к ресурсам для нуждающихся членов общества.Для Горца бедность была относительной; во Вьетнаме это означало ходить босиком; в Китае не хватает велосипеда; во Франции не хватает машины; в Соединенных Штатах, имея небольшую машину. Он видел бедность как неспособность потреблять столько же, сколько ваш сосед, и нищету как неспособность удовлетворить основные потребности в воде, пище, медицинской помощи, крове и одежде. С этой точки зрения облегчение лишений является более важным, чем сокращение бедности, что само по себе может быть легче достигнуто за счет уменьшения благосостояния богатых, чем за счет увеличения благосостояния бедных.Это изменение акцента на неравенство может быть необходимым условием для признания экологических и биофизических ограничений.

От гетерономии к автономии.

Касториадис (29) проанализировал парадигму роста в отношении того, как общества конструируют свои ценности. Он определил общества как гетерономные, если они рассматривают свои ценности, социальные нормы, мировоззрение и законы как трансцендентные, истинные, справедливые и универсальные внесоциальные эманации. Такие трансцендентные «истины» могут носить такие имена, как Бог, человеческая природа или экономические законы.

Гетерономные общества испытывают трудности с проверкой и изменением своих ценностей в ответ на изменения окружающей среды или на собственное развитие. Для нашего общества такой вызов - поставить под сомнение парадигму экономико-технологического роста. Касториадис противопоставляет гетерономные общества автономным, которые постоянно задаются вопросом, как они воспринимают себя, свои нормы и свои цели как ментальные модели, которые должен пересматриваться каждым человеком, чтобы приспособиться к изменениям и заботиться обо всех членах.Касториадис (29) утверждает, что почти все общества были гетерономными.

В нынешней гетерономной экономике Иллич (30) и Эллул (31) сосредоточили внимание на роли, которую технологии играют в создании концентраций и монополий. Иллич связывал стремление к постоянному увеличению производительности с повсеместной тенденцией к развитию «радикальных монополий». Эти монополии навязывают новые, часто сложные технологии, которые не позволяют использовать ранее существовавшие менее сложные. Четырехполосные автомагистрали снижают потребительскую ценность маршрута для пешеходов или велосипедистов и «навязывают» инвестиционные ресурсы для приобретения автомобиля, что может привести к обратным результатам.Иллич также утверждал, что более сложные технологии приводят к более эксклюзивному использованию людьми, наиболее адаптированными к ним, и сокращают разнообразие целей, для которых эти технологии могут использоваться. Концепция «праздничного настроения» Ильича параллельна пропаганде Шумахера (25) самостоятельной экономики, основанной на удобных для пользователя и экологически приемлемых технологиях.

Восприятие и основы альтернативной структуры.

Есть ли альтернатива фаталистическому признанию несовместимости наших желаний, а также ценностей и представлений, которые их формируют, с пределами биосферы? Сдвиг в сторону отставки и самоограничения вряд ли вызовет поддержку населения.Однако это отсутствие поддержки может быть связано с непониманием того, что многие предполагаемые самоограничения могут в конечном итоге улучшить самоощущение и качество жизни. Для большинства людей перестановка с машины на велосипед в короткие поездки воспринимается как самоограничение. Это восприятие контрастирует с восприятием людей, которые сделали этот шаг, которые чувствуют, что обрели свободу, удовольствие и здоровье (32). Тогда проблема может заключаться в достижении большей способности сопоставлять желания, ценности и представления с ограничениями, налагаемыми реальностью, чтобы скорректировать каждое из них с помощью технологической и экологической трезвости и грамотности.Это предложение, основанное на повышенной бережливости, а не на лишении, не отказывается от технологических средств обеспечения устойчивости, а рассматривает их как лишь часть решения. Другая часть - признать, что доминирующие ценности и представления привели к неустойчивому положению дел, и определить, как они могут развиваться в направлении более удовлетворительной биофизической устойчивости и социального и культурного процветания.

Неустойчивость, таким образом, является симптомом неправильного представления взаимоотношений человека и природы.Нынешняя антропоцентрическая парадигма, разработанная в «эпоху чудес» (33), считалась подходящей два столетия назад, когда считалось, что земля и ресурсы, доступные меньшему количеству людей, бесконечны, а спрос на них и возможность их использования были намного ниже. Но доработка нужна. Человеческие общества зависят от природы в гораздо большей степени, чем это обычно считается, и видение одомашненного мира, нуждающегося только в лучшем управлении (34), является упрощенным. Природа - это не пассивный субстрат, которым можно бесконечно присваивать, манипулировать и контролировать.Зависимость и динамические отношения между людьми и природой требуют пересмотра ценностей, которые мы приписываем нечеловеческим существам. Это пересмотр необходимо, чтобы лучше определить, как наука об охране природы может помочь нам справиться с экологическими ограничениями планеты.

Природа уважения и уважения к природе.

Чрезвычайно влиятельная этическая система рассматривает людей как единственных достойных субъектов прямого морального рассмотрения. В самом деле, моральная рассудительность обычно коренится в рациональности и, как следствие, способности рациональных людей устанавливать свои собственные цели.С этой точки зрения, хотя людям приписывается внутренняя ценность, всему остальному приписывается только инструментальная ценность, связанная с их вкладом в достижение человеческих целей. Эта радикальная инструментализация природы, укоренившаяся в христианстве и подкрепленная современной верой в технологии, привела к эксплуататорскому отношению к природе и нынешнему экологическому кризису. Экологическая этика бросила вызов этому «человеческому шовинизму» (35) как моральному произволу. Природа и природные сущности обладают собственной динамикой и собственными благами, не зависящими от человеческих целей, и заслуживают определенного морального уважения.

Однако, как только мы задумаемся о переходе от чисто инструментального отношения к природе к более уважительному, возникают проблемы. Во-первых, о какой природе мы говорим? Следует ли уважать отдельных нечеловеческих существ, таких как живые существа (36) или каждое живое существо (37, 38), или мы должны с уважением относиться к видам сложных сущностей, о которых заботится охрана природы, таким как популяции, виды, экосистемы или пейзажи (39)? Во-вторых, что на самом деле представляет собой уважение к нечеловеческим существам? Ответ для отдельных организмов, безусловно, связан с их способностью жить, процветать и воспроизводиться.Но как мы можем узнать, что хорошо для вида или экосистемы? И в-третьих, как мы можем сбалансировать различные обязанности по отношению к разным человеческим и нечеловеческим существам (40, 41)? Природа или природные сущности не могут говорить сами за себя. Лучшее, что мы можем сделать, - это выдвинуть гипотезу о том, что хорошо для других существ.

В любом случае, первый шаг - признать, что следует принимать во внимание интересы, отличные от человеческих. Затем, столкнувшись с огромной неуверенностью в том, как уважать и расширять возможности для остального живого мира, мы должны исследовать, экспериментировать и размышлять коллективно.Здесь биофизические и экологические пределы планеты могут дать как моральную мотивацию для уважения природы, так и указание на то, как это делать. Действительно, нынешнее разрушительное состояние всей биосферы является симптомом наших проблемных отношений с другими живыми организмами и, в то же время, индикатором путей, которыми следует следовать, чтобы восстановить баланс этих отношений.

Признание того, что текущий экологический кризис требует пересмотра доминирующей антропоцентрической парадигмы, не означает, что ее следует заменить готовыми универсальными моральными рамками.Скорее, он требует другого подхода к этике, в котором эти важные вопросы (Что такое природа? Что такое уважение к природе? Как уравновесить расходящиеся блага?) Не нужно решать раз и навсегда, а требует непрерывного, зависящего от контекста изучение. Таким образом, понятие уважения к природе и природным объектам могло бы служить открытым горизонтом, который можно охарактеризовать в разных контекстах и ​​различными обществами и культурами, чтобы сформировать новые отношения с природой, устойчивые как для людей, так и для других людей.Уважение к природе могло бы тогда принять форму уважения prima facie к границам планеты, поскольку чрезмерное использование природных ресурсов и климатический дисбаланс являются убедительными индикаторами того, что нынешний путь развития несовместим с процветанием природы и природных объектов, поскольку а также выживание многих нечеловеческих видов.

Этические проблемы и препятствия на пути к изменениям.

Три социальных сегмента, как отдельные лица и секторы экономики, вероятно, будут сопротивляться изменению взглядов, основанных на уважении ограничений, установленных природой: сторонники свободной торговли; те, кто верит в то, что технологии могут решить грядущие проблемы; и те, кто получает финансовую выгоду от чрезмерного использования ресурсов.Первые два предоставляют идеи, которые подпитывают гонку вперед, а вторые - средства ее запуска. Эти акторы извлекают выгоду из своей способности эксплуатировать человеческий аппетит к новизне, приобретению товаров, статуса и идентичности. Они воспринимают людей как эгоистичных личностей, а социальные взаимодействия - как огромную конкуренцию за ресурсы и власть (42, 43). Различные формы капитализма, формирующие сегодняшнюю экономику, настолько тесно связаны с этими предпосылками, что изменение точки зрения станет проверкой нашей способности создать новую форму экономики.Такое мировоззрение признает и поощряет другие ключевые человеческие характеристики, такие как альтруизм и способность сотрудничать ради общего блага (44). Гораздо более правдоподобна плюралистическая концепция человеческой природы и общества, в которой эгоизм и альтруизм сосуществуют и уравновешивают друг друга (45).

Еще одна глубоко укоренившаяся поведенческая характеристика, которую необходимо преодолеть, - это наша склонность к отрицанию перед лицом проблем, с которыми, как нам кажется, мы не можем справиться. В мире, где есть жертвы и бенефициары, отрицанием легко манипулировать.Текущие климатические тенденции могут служить примером ситуации, в которой сочетание финансового кризиса и вызовов Межправительственной группе экспертов по изменению климата (МГЭИК) (46) привело к глобальному расцвету скептицизма, переходящего от отрицания. Отрицание мешает государствам рассматривать альтернативы экономическому росту. Противоречие между этим стремлением и экологической повесткой дня приводит к когнитивному диссонансу, sensu Festinger (47), разрешенному попытками примирить рост и экологию в другой форме отрицания.

Сочетание отрицания, некритической веры в технологии и обезболивающего эффекта современного комфорта может привести к психологическому ослаблению, препятствующему решительному переходу от нынешнего «века грабежа» к «веку уважения», который принимает мир, управляемый биофизические пределы. Этот сдвиг отразил бы сдвиг XVIII века на заре «эпохи чудес» (33), когда географические и научные открытия давали романтическое ощущение безграничных возможностей. Как природоохранная наука может способствовать или препятствовать переходу к «эпохе уважения»?

Вызовы, поставленные перед наукой о сохранении в альтернативных рамках

Рождение и краткая история науки о сохранении.

Нацеленная на защиту биоразнообразия, природоохранная наука по своей природе полна ценностей (48). Однако он должен иметь возможность постоянно подвергать сомнению и корректировать ценности, которые его формируют, с учетом экологических и социальных изменений. Современная природоохранная наука возникла в середине 1970-х годов в результате слияния ( и ) интереса к принципам проектирования убежищ, основанных на теории равновесия островной биогеографии, и ( ii ) представления о том, что инбридинговая депрессия и генетический дрейф угрожают небольшим популяциям изолированные в убежищах (49).Этот синтез по-прежнему был сосредоточен на спасении определенных видов, которые считались исчезающими в школе мысли Калликотт и др. (39) назвал «композиционизмом». Волнение по поводу современной науки об охране природы кристаллизовалось с основанием Общества природоохранной биологии (SCB) в 1985 году и запуском его журнала Conservation Biology в 1987 году. Создание SCB также формализовало растущее ощущение того, что вымирание видов является передний край масштабного глобального кризиса, связанный с общественными ценностями (4).Однако представление о том, что кризис возник из-за неспособности признать физические и экологические ограничения, отсутствовало или, в лучшем случае, подразумевалось, и Суле (4), размышляя о зарождающемся SCB, предположил, что разумное использование технологий может обеспечить достаточную компенсацию.

Основание SCB совпало с внезапным увеличением использования термина «биоразнообразие» в целях сохранения (50). Хотя это относилось к разнообразию на уровне генов, видов и экосистем, в течение 1980-х годов основное внимание уделялось видам (51).Утверждения о том, что цель сохранения должна быть сдвинута в сторону биоразнообразия на уровне экосистемы, стали все более настойчивыми в 1990-х годах, и разнообразие экосистемных процессов было предложено в качестве ключевого компонента биоразнообразия (52). В свою очередь, акцент на экосистемах и их процессах привел к мысли, что управление природными ресурсами и биоразнообразием должно осуществляться в первую очередь на уровне экосистемы. Вскоре после его введения в 1991 г. (53) эта концепция «управления экосистемой» стала доминирующей в ресурсных агентствах США (54).Задача сохранения переместилась на экосистемные процессы (55), в чем Callicott et al. (39) квалифицируется как «функционализм». Хотя некоторые сторонники управления экосистемами утверждали, что процессы важны именно потому, что они имеют решающее значение для определенных видов (например, ссылка 52), скептики опасались, что акцент на процессах может обесценить сохранение традиционных видов (55). Но смещение акцента на экосистемы не повлекло за собой признания того, что предполагаемый кризис сохранения возник из-за непонимания биофизических ограничений.

В 2000-е гг. Обострилось восприятие кризиса. Ученые-экологи все чаще отмечали глобальное присутствие непосредственных сил, угрожающих видам, экосистемам и экосистемным процессам, особенно изменению климата. Кроме того, функционализм в науке о сохранении все больше ассоциирует сохранение видов, экосистем и экосистемных процессов с благосостоянием человека. Глобальный характер проблем сохранения, ощущение того, что вопросы биоразнообразия являются частью кризиса на уровне биосферы, включая благосостояние человека, и акцент на экосистемах и их процессах как мерах кризиса и целях управления им были кодифицированы в экосистеме тысячелетия. Оценка (56).Последний, однако, истолковал все аспекты биосферы, включая «дикую» природу, как инструментальную ценность для человека (57). Экосистемы и их виды предоставляют людям различные прямые услуги, такие как борьба с наводнениями или питание, или «культурные услуги», включая «эстетические» и «религиозные» услуги, которые способствуют «хорошему самочувствию».

Согласование сохранения с экономикой: Cul de Sac?

Его история и ощущение безотлагательности заставили природоохранную науку оставаться в значительной степени ориентированной на воздействие, лишь изредка уделяя внимание связям между ее проблемами и более широким общественным контекстом.Скорее, его растущий призыв к рыночным понятиям, таким как смягчение последствий, компенсация биоразнообразия, экосистемные услуги и денежная оценка, косвенно означает принятие парадигмы роста, требующей компенсационных мер. Помимо прагматического принятия экономических ограничений, некоторые из этих тенденций распространили неолиберальное обоснование на новую область: например, путем продвижения «рыночных инструментов сохранения», таких как компенсационные схемы и оплата экосистемных услуг (57).

Выявление воздействий, связанных с действиями, обычно было центральным и часто сосредоточивалось на биоразнообразии и юридически охраняемых объектах.Компенсации и смягчение воздействий были разработаны, чтобы позволить охраняемым видам или местообитаниям быть уничтоженными, пока воздействие оценивается и компенсируется. После этой оценки воздействия и отсутствия воздействия было изучено смягчение негативных воздействий, причем оценка проводится различными заинтересованными сторонами, различающимися в зависимости от их интересов. Даже в Законе США об исчезающих видах, который является бескомпромиссным законом об охране природы, есть оговорка о допустимом уничтожении определенного количества особей по соглашению о смягчении ущерба.Часто использовался анализ затрат / выгод, хотя некоторые программы по смягчению последствий, такие как Закон об исчезающих видах, предписывают смягчение последствий даже для организации, которая не воспринимается как имеющая денежную ценность или предоставляющая услуги. Этот поиск смягчения последствий часто отдавал предпочтение краткосрочным решениям, а не долгосрочным перспективам (58).

Эти ориентированные на рынок стратегии сохранения усиливают антропоцентрический взгляд на природу, сужая наши отношения с природой и природными объектами до чисто экономических аспектов.Может ли такое «сохранение примирения» с учетом рыночных реалий (59) сделать больше, чем просто замедлить эрозию природных ресурсов? Перевод природных активов и услуг в валюту, совместимую с обменом товаров для их сохранения (например, ссылка 60), слишком узок и потенциально вреден (61). Превращение природных активов в фрагменты, подлежащие учету и инструментальному использованию, сводит общественно-естественные отношения к рыночным операциям. Это сокращение может привести к пренебрежению природными особенностями, которые не могут быть оценены в денежном выражении, что усугубляется серьезной асимметрией при оценке.Как можно определить денежную оценку биоразнообразия тропических лесов (например, ссылка 62) или уравновесить легко оцениваемые затраты, которые плотоядные животные причиняют животноводству (63), с их экологической ценностью (64), которую трудно измерить с экономической точки зрения (например, ссылка 65)? Эта экономическая оценка неявно делает взаимозаменяемыми все виды. Пока они предоставляют узко определенный набор услуг, не имеет значения, какие виды поддерживаются. Также не имеет значения, предоставляет ли технология такую ​​же услугу, как и вид.

Согласование экономики и сохранения окружающей среды потребует уточнения относительного положения экономики, общества и окружающей среды. Сохранение часто помещается на пересечении трех колец, представляющих экономику, общество и окружающую среду (66). Вложенная модель, подчеркивающая, что нет экономики без общества и что все человеческие общества критически зависят от своей естественной среды (67), помещает экономику внутри общества, а окружающую среду как охват общества и экономики.Это контрастирует с нынешним приматом экономики, в которой окружающая среда и часто общества рассматриваются как простые ресурсы. Он подчеркивает, что экономика зависит от общества и окружающей его среды (68). Он признает экологические ограничения и может помочь природоохранной науке пересмотреть свое взаимодействие с экономикой и технологиями.

Лечение симптомов и техно-экосистемы: решения или иллюзии?

Взаимодействие науки о сохранении с технологиями является сложным. Вначале его опасения по поводу исчезновения видов были связаны с использованием инноваций в выращивании в неволе, чтобы выиграть время для находящихся под угрозой исчезновения видов, часто за счет приспособленности (например.г., исх. 69). Расширение его внимания к изменениям, вторжениям и восстановлению фауны все больше подчеркивает практические подходы с некоторыми замечательными успехами (70). Местному или конкретному акценту все еще не хватало общности, необходимой для рассмотрения системного контекста эрозии биоразнообразия и экологических процессов.

Когда практические подходы расширились от видов к экосистемам, они основывались на противоположных взглядах. Одним из них было смирение и согласие с тем, что в мире будут доминировать техно-экосистемы, построенные и спроектированные на принципах, которые не были экологическими и в основном питались ископаемой энергией (71), а также «новыми» экосистемами (72), определяемыми как находится под сильным влиянием людей, но больше не находится под их управлением.Представление о новых экосистемах потенциально ведет к принятию «свершившегося факта» и к видению «одомашненной Земли, управляемой высокомерным управленческим мышлением» (73). Однако там, где эти экосистемы уже существуют, попытка сделать их более «полезными» для биоразнообразия является одной из возможных действенных целей, если она сочетается с предотвращением движения менее затронутых территорий по той же траектории (72).

Экологи-реставраторы в своих усилиях по восстановлению экологических свойств деградированных экосистем олицетворяют иное отношение.Признавая, что все экосистемы постоянно меняются в той или иной степени, они пытаются согласовать текущее развитие экосистемы с ее исторической траекторией, чтобы она развивалась в ответ на будущие условия (74). Некоторое несоответствие будет существовать, но цель состоит в том, чтобы помочь экосистеме, которая развивалась тысячелетиями, продолжить свой путь.

Экологическая инженерия (75) может быть определена как попытка найти более общий подход, направленный на лечение, а не на лечение симптомов. Цель состоит в том, чтобы перейти от союза инженерии и точных наук, которые сформировали часть мира, созданного людьми, к союзу с экологией для восстановления естественных функций даже в системах, на которые больше всего влияет человек.Эта предписывающая дисциплина (76) уходит корнями в экологию и определяется как «проектирование устойчивых экосистем, которые объединяют человеческое общество с его естественной средой на благо обоих» (75). Основываясь на манипулировании естественными или искусственными экосистемами путем интеграции прикладной и теоретической экологии, его амбиции остаются, несмотря на незначительные взаимодействия с экологической экономикой (75), ограниченными внедрением экологического мышления в то, как общества, основанные на росте, формируют мир. То же самое верно и для экологической интенсификации, недавнего развития, основанного на технологиях, позволяющих обойти экологические ограничения продуктивности земель [e.г., применительно к сельскому хозяйству (77)].

Все эти пути решения экологического кризиса за счет практических действий, основанных на технологиях. Все сталкивались с критикой, касающейся риска пренебрежения или, что еще хуже, отказа от природных экосистем, и / или веры в то, что человеческая изобретательность каким-то образом позволит естественным экосистемам существовать, поскольку потребности человека удовлетворяются. Эти риски усугубляются отсутствием четко сформулированного видения природоохранной науки, которое подчеркивало бы и служило бы необходимости изменения взглядов для общества в целом и необходимости признать ограничения, налагаемые биосферой.Такое видение помогло бы науке о сохранении природы заменить подводные камни технических решений технологической грамотностью, оставив роль технологий для «отделения неотложной помощи», вместо того, чтобы использовать ее в качестве подхода по умолчанию. В таком контексте меры по смягчению или восстановлению могут быть пересмотрены как способы предоставления дополнительных возможностей для природы, а не просто для компенсации местного воздействия в ненадлежащих рамках.

«Мудрое приручение» или «Мудрое приручение»?

Многие природоохранные биологи чувствуют необходимость преодолеть беспокойство, с которым, несмотря на свои усилия и успехи, они становятся свидетелями продолжающейся эрозии биоразнообразия и природных процессов (78, 79).Эта потребность может объяснить попытки найти новые пути, которые отказываются от концепции сохранения в целом, чтобы сосредоточиться на новых экосистемах (72) или предложить «новую науку о сохранении», которая подчеркивает сохранение того, что лучше всего служит людям (79), помогает «человечеству приручить природа более мудро »(34), и в котором« потребности и желания людей должны иметь приоритет над любыми внутренними или неотъемлемыми правами и ценностями природы »(79). Еще неизвестно, сколько ученых-экологов разделяют эту точку зрения о том, что необходимо сделать выбор между благополучием человека и заботой о дикой природе.

Во-первых, утверждение, что «традиционная наука о сохранении» сосредотачивается на «первозданной» природе и пренебрегает людьми, противоречит истории науки о сохранении. Во-вторых, утверждение о том, что традиционная природоохранная наука сосредоточена на безлюдной дикой природе, также заслуживает пристального внимания. Мало кто сомневается в том, что почти с самого начала люди как вид играли важную роль в экосистемах, которые они занимали (80, 81). Эти длительные отношения между людьми и этими экосистемами затронули обе стороны; местное человеческое население в такой же степени «формировалось» местной средой, как и влияло на нее.Он был одним из источников культурного разнообразия, а также разнообразия жизни, с появлением разнообразия культурных растений и появлением сложных сельскохозяйственных ландшафтов, благоприятных для разнообразных сообществ диких видов (82). Это также приводило к гибели видов во много раз и в некоторых местах (83). Диверсификация, вызванная одомашниванием, ослабла во второй половине двадцатого века после сельскохозяйственной революции (84), следуя той же тенденции к эрозии, которая наблюдалась у диких видов, связанных с пахотными землями (85).Оба вопроса стали предметом изучения природоохранной науки.

Но использование того факта, что люди всегда были встроены в экосистемы в качестве аргумента для отказа от концепции дикой автономной природы, упускает из виду резкое увеличение масштабов и интенсивности антропогенного воздействия на биосферу. Используя метафору, тот факт, что люди всегда сражались друг с другом с использованием различного ручного оружия, не вызывает бесполезных опасений по поводу последствий ядерной войны. Масштаб имеет значение. И наоборот, утверждение, что «реальность человеческого следа делает дискуссии о том, какие районы мира следует выделить в качестве диких и охраняемых территорий, в некоторой степени неуместными» (34), также является надуманным, как и утверждение о том, что после ограбления 90% ее вещей, зачем беспокоиться об оставшихся 10%.Повышение эффективности охраняемых территорий в представлении разнообразия видов должно оставаться центральным элементом природоохранной науки (86).

То, что акцент на «разумном приручении», призванный новой природоохранной наукой, упускается из виду, заключается в том, что даже в «одомашненных» экосистемах большинство существующих видов являются дикими (87), а процессы, поддерживающие эти системы, почти полностью контролируются человеком. . Уже по этой причине их дикая часть заслуживает нашего предельного внимания и предполагает, что сохранение должно найти способы привлечь больше «дикой» природы в ту часть мира, которую мы занимаем наиболее интенсивно (88).Как достичь этого, было изучено в сельскохозяйственных системах теоретически и практически (89) и должно быть частью программы эмпирических исследований (87). Другой важной причиной такого акцента является то, что эти системы представляют собой матрицу, окружающую более естественные и / или охраняемые части ландшафта, и поэтому имеют решающее значение для их сохранения (90) через сложную сеть взаимодействий.

Столетие экологических исследований выявило множество неожиданных взаимозависимостей, связывающих птиц, рептилий и высокотравные растения прерий с наличием больших стад бизонов (91) или ростом хвойных лесов с обязательной ролью мириад эктомикоризных грибов (92). ).Анализ сложных экологических сообществ, особенно микробных членов и связей между надземными и подземными компонентами, является одним из передовых направлений современной экологии (93), чему способствовало появление молекулярных методов, которые позволяют обнаруживать ранее недоступные виды и родственные связи. Интенсивные исследования множества взаимосвязей между видами в «дикой» природе и того, как эти взаимосвязи способствуют устойчивости и функционированию любой экосистемы и реагируют на глобальные изменения, стали еще одной насущной потребностью в природоохранной науке, осознающей экологические ограничения (93).Такое исследование природы и уязвимости автономных сообществ также поможет в реализации «мудрого дикого поведения» одомашненных, высокоантропогенных сообществ.

Таким образом, наша потребность заключается в большей автономии «одомашненной» природы, чтобы увеличить возможности для неучтенных процессов, а не в более изощренном укрощении природы. Это уважение к более дикой природе, где бы она ни находилась, подчеркивает необходимость усилий по спасению того, что осталось от недомашненной природы, частей мира, где человеческие цели не являются основными движущими силами и которые часто необходимы для выживания местных видов с ограниченные диапазоны (94).Такой подход не будет направлен ни на защиту природы от людей, ни на защиту природы от людей. Его цель - защитить природу вместе с людьми (95). Это люди, которые в подавляющем большинстве ставят под угрозу будущее видов и экосистем, но также люди, которые пытаются обеспечить это будущее.

Наконец, центральной проблемой, которую не рассматривают «новые защитники природы», является совместимость существующей социальной парадигмы с устойчивым будущим. Хотя они справедливо утверждают, что существуют экономические субъекты, желающие инвестировать в более экологически чувствительные отношения, такие субъекты останутся исключением в экономике, где основные принципы основываются на росте и потреблении и в которой желание приобретать считается движущей силой индивидуального поведения.Если действительно беспроигрышные варианты часто могут быть иллюзорными и трудными выборами, необходимыми для примирения сохранения биоразнообразия и благополучия человека (96), то такой выбор без совместимой системы социальных ценностей приведет к тупику.

Наука об охране природы, основанная на уважении: от примирения к социально-экологическому переходу.

Несмотря на то, что традиционная природоохранная наука нацелена на достижение конкретных природоохранных целей в рамках нынешних социальных рамок, концептуальное видение инклюзивных отношений человека и природы и признание ограничений, налагаемых конечным миром, были основными составляющими его мышления.Но такое отношение часто имеет дело с отдельными сущностями, а не с их сложной сетью взаимоотношений, ведущих к коллективным сущностям - популяциям, сообществам, экосистемам, обществам - необходимым для благополучия отдельных сущностей, включая людей (97).

Также справедливо признать первоначальное неприятие некоторыми учеными-экологами всего, что связано с людьми. Наука о сохранении, особенно в Северной Америке (98), имела тенденцию сосредотачиваться на том, что она считает естественной частью мира, и пренебрегать или даже рассматривать как враждебные своим целям его более искусственные части (99, 100).Это отношение изменилось в конце 20-го века, когда природоохранная наука стала все больше интересоваться экологическими функциями человеческих образований, таких как сельскохозяйственные земли или городские районы, признавая беспрецедентную способность человеческого вида изменять мир до такой степени, что размывает его. дихотомия между естественным и искусственным, сформированная нами и для нас. Эта способность стала геологической силой, которая подтолкнула Землю к новой эре, антропоцену (101). Если люди являются этой силой, влияющей на все аспекты биосферы, текущий кризис может быть разрешен только путем принятия принципов, регулирующих наши действия.

Таким образом, задача ученых-экологов состоит в том, чтобы действовать изо дня в день в текущих условиях, но в то же время ясно дать понять, что долгосрочные перспективы сохранения мрачны без радикального изменения взглядов и процессов. которые управляют нашим взаимодействием с биосферой. Этот переход должен сделать уважение к природе и ее ограничениям неотъемлемой частью нашего взаимодействия с миром на всех уровнях действий и принятия решений. Более устойчивая система ценностей ни в коем случае не является автоматическим поворотом истории.Это серьезная проблема, но желаемой альтернативы нет (102). Эта амбициозная цель могла бы извлечь выгоду из растущего числа призывов к радикальным изменениям отношения со стороны правительства и управленческих агентств, заявляющих, что «участие в экологическом переходе означает принятие новой экономической и социальной модели ... которая подразумевает изменение наших привычек потребления, производства, работы и жить вместе »www.developpement-durable.gouv.fr/Qu-est-ce-que-la-transition.html.

По иронии судьбы, когда такие «радикальные» взгляды возникают в наиболее политически или технологически ориентированных сферах, некоторые защитники природы рассматривают «одомашненную» планету с акцентом на человеческие потребности, не ставя под сомнение пределы, в которых эти желания должны быть выражены.Сегодня природоохранная наука должна принять видение активного сохранения, охватывающего все системы, независимо от того, обусловлены ли они деятельностью человека или нет. Это видение должно быть сосредоточено на согласовании человеческих потребностей со способностью планеты поддерживать разнообразие жизни в долгосрочном плане, признавая, что в мире, который скоро станет принимать 10 миллиардов человек, человеческое отношение лежит в основе как проблемы, так и ее решение.

По нашему мнению, эта новая система ценностей должна отдавать предпочтение биоразнообразию и автономным экологическим процессам как центральным элементам повестки дня человеческой деятельности.Тогда ключевая роль природоохранной науки будет заключаться в поиске способов увеличения возможностей для биоразнообразия и природных процессов во всех контекстах, от естественных до полуестественных и созданных человеком экосистем. Описанные выше исследования взаимозависимостей и взаимосвязей подтверждают эту роль, равно как и исследования воздействия неместных видов и управления ими как в преимущественно естественных, так и в антропогенных экосистемах (73). Эта инклюзивная роль сохранения лишит дисциплину ее часто оборонительной позиции.Он перейдет от науки «сохранения» к науке «перехода», которая вовлекает граждан и способствует более широкому пониманию места природы и того, как максимально использовать возможности природы (например, ссылка 103). Менее дихотомическое противостояние, чем естественное / искусственное, охраняемое / не охраняемое или редкое / обычное, должно быть направлено на улучшение законов о защите природы и дикого биологического разнообразия в агро-городских экосистемах и на незащищенных территориях, а не ведет к ослаблению защитных механизмов. законы для наиболее естественных и охраняемых территорий или их игнорирование.Эти природные территории должны оставаться важными для сохранения биоразнообразия и улучшения условий в окружающей их матрице.

Как указано в первом разделе, корни нынешнего кризиса лежат в нашей социальной парадигме. Правильное понимание его механизмов и ключевых действующих лиц находится за пределами зоны комфорта ученых, изучающих естественные науки и экологию. Хотя экология может выявить наличие ограничений для роста и локальные или глобальные последствия их игнорирования, социальные науки необходимы для диагностики действующих социальных механизмов и сил, препятствующих их изменению.В частности, понимание человеческого поведения и отношения должно быть в авангарде «социоэкологии сохранения».

Для таких усилий важным элементом исследовательской программы будет лучшее понимание всех аспектов человеческого благополучия и того, как оно соотносится с мировоззрением общества и находится под его влиянием (например, ссылка 97). По мнению Острома (104), никакое простое решение не сделает сложные социально-экологические системы устойчивыми. Ее призыв проявлять осторожность в отношении тщеславия попыток решить сложные проблемы с помощью простых решений подчеркивает роль природоохранной науки в самом широком смысле, которую она должна играть в определении процессов обучения как в естественных, так и в социальных науках, которые помогают разрабатывать адаптивные подходы и средства корректировки решений. проблемы (105).Этот подход поднимает вопрос о его совместимости с гетерономным мировоззрением, характерным для нынешней экономической парадигмы, основанной на нескольких чрезмерных упрощениях. Многие исследования устойчивости сосредоточены на местном уровне, уделяя мало внимания более широким факторам внешней социальной, институциональной и физической среды: в частности, населению и рыночной экономике (106).

Решение текущих проблем также потребует понимания политической истории, которая привела к антропоцену, чтобы способствовать политическому подходу к текущему кризису, который включает этические обязательства, основанные на признании экологических ограничений.Помимо резкого увеличения численности населения, нам все еще не хватает четкого признания факторов, которые привели к антропоцену, а именно военных действий, консьюмеризма и индустриализации той части человечества, которую обычно называют «Севером» (107, 108 ). Еще один важный фактор, требующий изучения, - это история критического анализа экологических проблем, связанных с индустриализацией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *