cart-icon Товаров: 0 Сумма: 0 руб.
г. Нижний Тагил
ул. Карла Маркса, 44
8 (902) 500-55-04

Часы с синим крылом шагал: Часы с синим крылом, 1949 — Марк Шагал

Содержание

О «сюрреализме» Марка Шагала | Журнал «ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ»

Жан-Мишель Форе

Номер журнала: 

Специальный выпуск. Марк Шагал "ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА!"

Картины, которые Шагал создает в период с 1923 по 1941 год, до отъезда в Америку, отмечены двойственностью. Иные из этих произведений кажутся настоящими сюрреалистическими полотнами, но на самом деле ими все же не являются. Например, впечатляющая «Обнаженная над Витебском» (1933) имеет большее отношение к опоэтизированным фактам автобиографии, чем к сюрреалистическим грезам. Обнаженная написана в манере, близкой французской художественной стилистике начала 1920-х годов. По гладкости фактуры, красоте и выписанности модели картину можно было бы счесть безупречным академическим упражнением в русле долгой живописной традиции изображения обнаженной натуры со спины, если бы только не произвольность, с какой фигура помещена над городским пейзажем. Но произвольность эта кажущаяся, равно как и «сюрреализм» (так и напрашивается аналогия с работой Ман Рея «Влюбленные» 1934 года).

В действительности Шагал говорит о себе. Витебск и, вероятнее всего, Белла объединены и равноправно делят картину поровну. Витебск внизу— он возник из детства и принадлежит прошлому. Белла вверху — она царит в памяти и принадлежит настоящему. А в букете цветов, обособленном, как бы разрывающем своими красками серый фон, можно увидеть образ самого Шагала, его эмблему, подпись. В первые годы жизни во Франции цветы нередко заменяют автопортреты. Букет можно истолковать как символическое изображение самого художника (подобно клоунам, акробатам или музыкантам), а можно — как аллегорическое воплощение счастья или удовольствия. Такая трактовка подходит для картины «Невеста с двойным лицом» (1927).

Особенно ярко двойственность (в данном случае по отношению к сюрреализму) проявляется в «Сне в летнюю ночь» (1939). Осел и невеста, составляющие влюбленную пару, на первый взгляд и в самом деле предстают как нечто абсолютно сюрреалистическое и уж точно фантастическое. Но название произведения отсылает к одной из самых совершенных комедий Шекспира, где в центре действия — любовь царицы фей Титании к ткачу Основе, который волшебством превращен в осла. У Шекспира это превращение, возможно, навеяно античными реминисценциями (Мидас, получивший ослиные уши за то, что оскорбил Аполлона; волшебница Цирцея, превращающая людей в скотов; метаморфоза Луция в «Золотом осле» Апулея) или народными карнавалами. Литературные аллюзии (имя Титания Овидий в «Метаморфозах» дает иногда Диане) соседствуют с нордическими мифами (Пэк в пьесе — эльф и он же домовой или Добрый малый Робин).

Подобное смешение позволяет Шекспиру переплести в пьесе несколько историй, в которых при свете луны, в волшебной ночной атмосфере встречаются красавица и чудовище, возникают гримасы и улыбки, желания и сновидения. Совершенно очевидно, что Шагалу доставляет удовольствие постоянное веселое вторжение чего-то сказочного, ирреального, знаменующего победу воображения над рассудком.

Картина иллюстрирует одну из тем пьесы: пародирование романтической любви. Даже нежность, с которой он изображает своих персонажей, и отсутствие животной грубости созвучны пьесе Шекспира, мастерски умеющего раскрыть всю полноту любви, поднимая ее над буффонадой. У Шекспира нет желчи в подшучивании над «нежными чувствами», нет ее и у Шагала. Ну, а столь необычный для художника красный ангел в небесах — это, скорее всего, шекспировский добрый эльф Пэк. Итак, Шагал и тут рассказывает о себе самом, точнее, делится с нами своим восхищением шекспировской пьесой.

По возвращении во Францию после войны Шагал и в других произведениях использует «сюрреалистическую» образность для иллюстрации чего-то, не имеющего никакого отношения к сюрреализму. Пример тому — «Часы с синим крылом» (1949).

Маятник с птичьим крылом в центре картины, кажется, доминирует над заснеженной деревней; еще выше в воздухе — петух; внизу на переднем плане — брошенный букет; поверх часов — обнявшиеся влюбленные; силуэт бредущего еврея — все это в сочетании с загадочным названием напоминает композиции Магрита.

Действительно, в этом произведении много странного. Однако его можно расшифровать как закодированное послание. Каждая из фигур так или иначе рассказывает нам о Шагале. Но это разные рассказы. Один — о детстве, другой — об изгнании, третий — о тоске. Так на театральной сцене могут одновременно находиться несколько персонажей, не вступающих в общение друг с другом. Они объединены пространством, и каждый произносит свой монолог, не слыша того, что говорят другие. Если бы действительно все описанное происходило в театре, это была бы некая специально поставленная режиссером какофония. В картине этому соответствует нарочито «неправильное» ее построение: законы перспективы попираются, законы тяготения отменены, естественный ход вещей нарушен вторжением крылатых часов.

Но по существу все исполнители в этой картине нам знакомы. Часы появлялись и прежде (в первый раз в работе 1914 года, а затем — на всем протяжении творчества Шагала, например в «Черной перчатке» (1923-1948) или в «Автопортрете с часами» 1947 года). Встречался нам и петух — один из любимейших образов шагаловского бестиария, и, разумеется, витебский пейзаж, откуда родом и часы, и петух, и еврей-скиталец. В этих образах воплощены воспоминания детства или юности. А в манере произвольно разбрасывать фигуры по пейзажу есть что-то от игры, и уж, верно, не без лукавства и юмора Шагал таким образом смешивает «строчки» своих произведений и возможный порядок их прочтения, облекая обычные, вполне реалистичные личные воспоминания в стилистику сюрреализма.

Деформация, которой Шагал подвергает классическую композицию (разномасштабность, несообразные сближения и др.), не несет в себе разрушительного для картины заряда и не отсылает к подсознанию, как это происходит у сюрреалистов. Просто он применяет в построении картины особую логику чувства, которая по своему усмотрению играет перспективой, сходством и разумом, устанавливает собственные эстетические правила.

Вернуться назад

Теги:

Екатерина Селезнева: «Все творчество Шагала — это личный дневник художника»

Екатерина Селезнева. Фото: «Новый Иерусалим»

Произведения Марка Шагала уже не раз в последние годы показывались у нас в стране. Чем выставка в «Новом Иерусалиме» отличается от прежних экспозиций?

Первой и самой, наверное, долгожданной и востребованной была выставка «Возвращение мастера», организованная Ириной Александровной Антоновой в 1987 году в ГМИИ им. А.С.Пушкина к 100-летию художника. Интерес публики к этому событию был огромен, вокруг музея вилась невиданная очередь желающих попасть на эту экспозицию. Помимо произведений, находящихся в Советском Союзе, было показано много новых работ, предоставленных семьей Шагала. Но ни на одной, даже самой большой выставке, посвященной художнику, невозможно показать все — он прожил без малого 98 лет и работал до последних дней своей жизни.

И даже осознавая это при подготовке двух выставок Марка Захаровича в Третьяковской галерее — одной в 2005 году, другой — в 2012-м, нам очень хотелось «объять необъятное», показать гораздо больше того, что физически могли вместить отведенные для выставки залы Инженерного корпуса и выдержать существующий бюджет музея. При этом, конечно, имелось в виду, что одной из центральных частей выставки «Здравствуй, Родина» (2005) станут семь панно, исполненных Шагалом в 1920 году для Еврейского театра в Москве. Безусловно, это одна из вершин его творчества, но российская публика видела эти произведения нечасто, так как они были очень востребованы во всем мире и совершали бесконечное турне по странам и континентам. Сам Шагал считал, что ему удалось сотворить что-то совершенно невероятное: «В конце концов я разгулялся на стенах и потолке (роспись потолка, к сожалению, не сохранилась.

— Е.С. ) одного из московских театров. Вы видели? Глотайте слюнки, современники! Не скромно, к черту скромность!..» Но даже больше этого хотелось показать произведения, сделанные Шагалом в эмиграции, — чтобы доказать, что и зарубежный Шагал не утратил ни силы, ни мастерства.

Как я уже сказала, Шагал прожил очень долгую жизнь и всегда стремился расширять свой творческий арсенал, не боялся нового, не боялся учиться. Можно утверждать, что он постоянно находился в состоянии творческого поиска, все время находил новые возможности для самореализации. Живопись, графика, потом гравюра, о которой он писал: «Линия нарисованная и линия гравированная существенно между собой различаются. Экспрессивный импульс приобретает в гравюре новое измерение». В 1922 году Шагал создал свои первые офорты (20 иллюстраций к его книге «Моя жизнь» представлены на выставке): «Я дозрел для этого, всему свое время…»

Марк Шагал. «Часы с синим крылом». 1949. Частное собрание. Фото: © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

Как бы вы как специалист посоветовали смотреть Шагала, как понять его творчество?

Шагал сам про себя сказал: «По сути, я человек с одним жильем и художник одной картины». И на самом деле это высказывание может быть одним из ключей к пониманию того, что он делал, изобретенный им художественный язык узнаваем, его трудно спутать с другими. Да, повторить многие пытаются, количество фальшивых произведений Шагала просто зашкаливает. Но удивительная вещь: если положить подлинник и фальшивую вещь рядом, то даже неспециалисту становится очевидно, что его нервные, динамичные, наполненные особой «световой» энергией, «разбегающиеся» в разные стороны, обладающие различной плотностью и цветоносностью мазки — даже на одном сантиметре живописи — воспроизвести невозможно, можно сделать контур, вложить все эти краски, даже, может быть, сделать более-менее похоже, но как только берешь лупу — видишь наведенный контур и закрашенную поверхность… Как говорится, «сумбур вместо музыки»… Даже самые «удачные», если позволено будет так выразиться, фальшивые вещи — не копии с подлинных, а некие попурри на шагаловские темы, все равно себя выдают либо мертвечиной, статичностью, этой самой ровной «закрашенностью», либо очевидной, лишенной всякого смысла перегруженностью и дисгармонией красочного слоя…

Вообще мне кажется, что один из очень характерных признаков талантливого художника — это то, что его вещи, даже самые маленькие, допускают многократное увеличение при репродуцировании — в них, как в зерне, уже все есть, все заложено. Это касается Гойи, это касается Иванова, это касается Шагала. Начинаешь увеличивать талантливые вещи и только поражаешься: оказывается, художник там еще столько всего придумал.

Получается, что на выставке вы сделали акцент на тиражную графику Шагала?

В том числе. Когда смотришь на библейские офорты, кажется, что они выполнены в один прием: снизошло на художника вдохновение, и он создал очередной шедевр. Но когда я получила доступ к архивам одной из личных коллекций, была просто поражена, увидев этапы длительной, порой растянутой во времени работы. Возьмем для примера тему исхода иудеев из Египта — она Шагала волновала с детства: «ни маца, ни пасхальный хрен — ничто не волнует меня так, как строки и картинки „Агады“» (

это сборник, посвященный теме исхода из Египта). Я увидела, что сохранилось более 20 состояний этого офорта, и каждое из них — отдельное произведение, абсолютно самоценное. Мне показалось важным эти серии показать на выставке. Хотя бы частично. А еще к этому добавить интересное и совсем редко выставляемое — мы попросили в Музее Шагала в Ницце несколько медных гравированных пластин, с которых печатались окончательные варианты офортов. И поверьте мне, это тоже самостоятельное произведение, обладающее особой красотой.

Можно ли выделить какие-то сквозные темы творчества Шагала, которые получили отражение в экспозиции?

Конечно, их несколько. Любовь Шагала — отдельная и очень интересная тема: Белла, его возлюбленная, его муза. Женщина, которая в него поверила, разглядела его талант, много сделала для его образования. Но не будет, наверное, преувеличением сказать, что Марк Шагал был прежде всего «женат» на живописи. Его нежнейшей любовью была Белла. Его страстью стала живопись. Луи Арагон со своим поэтическим чутьем верно написал в статье «Шагал Великолепный», что этот человек был рожден, чтобы писать красками, и всю свою жизнь он только и делал, что писал красками. Хотя ничто не предвещало, что он станет художником.

Родился в традиционной хасидской семье. Совсем не богатая, многодетная семья, с размеренным строгим укладом. Марк (родители назвали его Моисей, псевдоним Марк он выбрал себе в Париже) был старшим сыном. Отец работал приказчиком на складе сельдей. Мать Шагала была удивительно мудрой женщиной, которая интуитивно почувствовала и поверила в призвание сына, поддержала его желание учиться живописи, за что он был ей всю жизнь благодарен. Белла была очень образованной девушкой, серьезно занималась театром, посещала одну из студий при МХТ, хотела быть актрисой. У нее было писательское дарование, философский склад ума. Размышления Беллы о любви, жизни и творчестве для Шагала имели особую ценность, и в его развитии Белла сыграла очень важную роль. Когда они уехали из России в 1922 году, она со своим знанием языков, манерами, прекрасным вкусом смогла открыть многие важные для художника двери, завести многие важные знакомства. И, самое главное, она сделала все возможное для того, чтобы он мог работать, потому что без работы Шагал не мыслил своей жизни.

Марк Шагал. «Силс-Мария и красное солнце». 1961-1964. Частное собрание. Фото: © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

Но после того как она умерла, у Шагала было еще две жены…

Формально еще одна. Смерть Беллы в 1944 году в США, конечно, стала страшным ударом для Шагала, «все покрылось мглой»… Его дочь Ида, желая облегчить и его, и собственную жизнь, через подругу нашла для отца экономку, помощницу по хозяйству, прекрасно говорящую по-французски Вирджинию Макнил (Шагал не говорил по-английски, и важно было найти человека, который бы ему помогал общаться с внешним миром). Довольно скоро их отношения стали более близкими, Шагал искал утешения и опоры. Вирджиния была замужем, но у них с Марком Захаровичем родился ребенок — сын Давид… Хотя Шагал признал его, но он так и живет с фамилией Макнил, так как на момент его рождения Вирджиния не была разведена. По возвращении Шагала во Францию их совместная жизнь совсем разладилась, и Вирджиния в 1951 году ушла, забрав маленького Давида…

Вскоре он — также через дочь Иду — знакомится с Валентиной Бродской, дочерью известного сахарозаводчика из Киева, которая после революции уехала из России, все потеряв. Она сначала становится его секретарем, помощницей — Валентина (Вава, как ее называли близкие) была образованной и элегантной дамой, говорящей на нескольких языках. И Шагал очень быстро, в 1952-м, на ней женился, возможно и потому, что поскорее хотел забыть Вирджинию, уход которой его, наверное, ранил. Надо сказать, что Вава свою миссию выполняла просто великолепно. Она быстро поняла, что ее главная задача — максимально освободить художника от бытовых забот, от обширной переписки и надоедливых посетителей, создав ему необходимые условия для работы.

А образ некой возлюбленной с такими обобщенными чертами у Шагала — это все-таки Белла, как вам кажется?

Я думаю, что это все-таки всегда Белла (кроме тех редких случаев, когда есть указание, что это портрет Вирджинии или Вавы), потому что любовь к Белле — это был coup de сoeur, «удар прямо в сердце», как говорят французы. А Вава сумела стать незаменимой. В их доме на юге Франции всегда были живые цветы, свежие, роскошные букеты, она очень следила за этим. И Шагал с удовольствием писал эти букеты, этакие салюты из цветов, прекрасные, радостные композиции! Ему очень интересно работать, и с годами этот интерес только усиливается. Шагал ставит себе все новые и новые задачи, осваивает новые техники, создает мозаики, витражи, скульптуры, пробует себя в керамике. В Шартре и в Реймсе Шагал погружается в изучение техники витража и получает заказы на исполнение витражей для нескольких церквей. Уникальные витражи мастер делает для синагоги при госпитале Хадасса в Иерусалиме на тему «12 колен Израилевых». На выставке в музее «Новый Иерусалим» как раз будут эскизы к этим 12 витражам — довольно много и разных, от начальных прикидок по цвету и форме и до финальных стадий. Эти витражи решены иначе, чем библейские офорты. Поскольку витражи предназначались для синагоги, куда приходят люди верующие, Шагал не хочет их смущать изображениями людей (в иудаизме существует запрет на изображение человека).

Марк Шагал. «Двенадцать колен израилевых».
Подготовительная работа к витражам синагоги госпиталя Хадассы в Иерусалиме.
«Колено Иосифа». 1959-1960. Частное собрание. Фото: © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

Почему у выставки такое название — «Шагал: между небом и землей»?

Когда директор музея «Новый Иерусалим» Василий Кузнецов обратился ко мне с предложением сделать выставку Шагала в музее, я стала думать: как интересно, древний Иерусалим, куда художник ездил вместе с Беллой, — одно из главных впечатлений в жизни Шагала; образ Иерусалима в его творчестве и Новый Иерусалим, монастырь под Москвой, основанный в XVII веке патриархом Никоном. Поиски и обретение «своего Иерусалима» неожиданно, через века, объединяют Марка Шагала с местом, где проходит сегодня его выставка. Патриарх Никон задумал создать недалеко от столицы топографическую и архитектурную копию Святой земли. А в ХХ веке в монастыре был устроен музей, который в XXI веке отделился от монастыря и зажил отдельной от него музейной жизнью. В экспозицию мы включили и предметы быта и религиозного обихода из собрания МИЕВРа, лубки и изразцы из коллекции музея «Новый Иерусалим» в надежде, что участие этих предметов в экспозиции поможет зрителю почувствовать влияние народного искусства на творческие поиски художника. Эта развивающаяся во вполне шагаловском духе «новоиерусалимская история» стала для меня одним из отправных импульсов поговорить на новоиерусалимской почве о религии, жизни и любви, взяв в собеседники художника, одного из крупнейших модернистов ХХ века, Марка Шагала, который как-то сказал: «Когда я был молод, я мечтал покорять другие миры. Сейчас я хочу покорить только одну вершину — в искусстве, создав несколько полотен. Но это очень трудно, потому что они должны витать в облаках, ибо только в этом случае они начнут свой путь по земле. Но даже и тогда их не поймут, поскольку это слишком просто…»

Выставка «Марк Шагал: между небом и землей» работает в музее «Новый Иерусалим» до 8 марта.

Марк Шагал в новом свете | Мир | ИноСМИ

Когда 15 лет назад я начала изучать биографию Шагала, я обнаружила, как и исследователи до меня, что все дороги ведут к одному и тому же замку со спящей красавицей — к великолепному особняку на острове Сите в Париже, тщательно охраняемому наследниками художника. Весь его вид говорил о хранящихся в нем невиданных сокровищах — некоторые из которых оставались недоступными в течение почти ста лет: архивные письма периода 1910-х годов в небольших конвертах с московскими, витебскими и берлинскими штемпелями, папка с эскизами и картинами, многие из которых никогда не выставлялись, рукопись неопубликованной автобиографии. Все это могло бы помочь глубже понять выдающегося художника-фигуративиста, неизменно популярного, но в последнее время — в наш XX век концептуального искусства — все чаще недооцененного официальными историками-искусствоведами.

В конце концов, мне удалось изучить переписку и взглянуть на некоторые из работ, но до рукописи я так и не добралась. Но теперь ворота особняка открыты для всех. Внучка художника Мерет Майер (Meret Meyer) является со-куратором прекрасно подобранной экспозиции «Марк Шагал: ретроспектива (1908-1985) в Брюссельском музее изящных искусств. В дополнение к выставке, собранной из никогда не выставлявшихся или мало известных работ из семейной коллекции, был выпущен каталог, в котором помещены впервые изданные выдержки из мемуаров.

Эти новые простые работы придают очень биографичному творческому наследию Шагала дополнительный колорит личного характера. Они начинаются с трогательных изображений, вызывающих в памяти сцены из жизни маленького местечка в Российской империи перед Первой мировой войной. Больной туберкулезом брат Шагала Давид играет на мандолине, сотрясаясь от кашля, худой суетливый дядя Зусман, сидящий в своей ветхой парикмахерской — картина, которую изображенный на ней персонаж не захотел принимать, поскольку портрет был недостаточно приукрашенным.

На картинах, написанных после бегства Шагала в Париж в 1922 году, изображены полные воздуха пейзажи, на фоне которых мы видим его жену и дочь — например, «Белла и Ида в Пьера-Кава» (1930 г.) — на фоне написанных в приглушенных тонах долин и вершин Приморских Альп, залитых, как это называл Шагал, французским «свободным светом». И, наконец — после смерти Беллы — формы, растворенные в разноцветной переливающейся легкой дымке, будто воспроизводящие сам процесс воспоминания, например, в портретах, фигурах циркачей, цветах, деревянных домах, собраны в коллаж «Невесты с синим лицом» (1932-60).

«Это будто бы я шел по мосту, висящему в воздухе, и годы моей жизни, прозрачные, словно облака, простирались подобно светящемуся не материальному покрывалу», — начинает свои воспоминания Шагал. В самых лучших его работах присутствует такой душераздирающий лиризм, который не имеет ничего общего с сентиментальностью. Сюда относится его экзотическая картина-автопортрет о любви «День рождения» (1915), любезно предоставленная Музеем современного искусства. На ней Шагал подобно акробату летит в воздухе, чтобы поцеловать свою парящую черноглазую Беллу, втиснутую в интерьер из кашмирских шалей и бакинских тканей: любовь превращает одну крошечную комнатку в целый мир.

В «Прогулке», выставленной в Санкт-Петербурге, Белла реет подобно флагу, а ее пурпурное платье с рваным подолом стало футуристическим символом парящего полета — в духе революционной эйфории 1917 года, когда была написана картина. Мрачной противоположностью является хранящаяся в Венеции монументальная черно-белая работа с элементами кубизма «Раввин Витебска» (1914) — на ней современным языком запечатлен в памяти традиционный для местечка образ, который очень скоро большевики объявят пережитком прошлого.

Любовь и личность — вечные темы, с помощью которых Шагал вел хронику потрясений и трагический событий XX века. Во время оккупации Парижа он написал «Между светом и тьмой» — безрадостный пейзаж, на фоне которого они с Беллой изображены в сине-бело-красных цветах французского флага, а шагающий фонарь осторожно переходит дорогу, но не светит. Написанная в то время, когда он нелегально приехал в Санкт-Петербург (в царской России существовал закон, ограничивающий право евреев на передвижение), мрачная металлическая картина «Кольцо» (1908-1909) воплощает отчужденность жителей города: удрученные и измученные проблемами Шагал и его подруга Тея, разделенные горшком с розовыми цветами, не могут соединиться, а сзади них видна старая еврейская пара — супруги сидят, прижавшись друг к другу.

Сочетая эти малоизвестные картины, отличающиеся богатым внутренним содержанием, с работами, уж ставшими известным публичным образом художника, эта блистательная хронологическая выставка показывает, как Шагал — при том, что его современники поголовно увлеклись абстракционизмом — смог превратить личное в политику, а все политическое сделать личным.

Когда в 1914 году миллионы евреев были депортированы из западных прифронтовых районов на восток и — несчастные и бездомные — брошены на произвол судьбы, Шагал писал: «Мне хотелось всех их приютить на своих полотнах, чтобы уберечь от несчастий». В картине, выставленной в Торонто, «Над Витебском» (1914) запечатлен один из таких нищих — тяжелый, но невесомый — этакий Вечный Жид, неуклюже бредущий по заснеженному Витебску, возвышаясь над его куполами и башнями.

И здесь его знаменитая картина разносится многократным эхом. «Человек-петух над Витебском» (1925) — картина, которую я раньше не видела, повторяет тот самый заснеженный Витебск, но вместо нищего странника на ней изображена огромная полуптица, которая символизирует новые стремления Шагала приспособиться к французской культуре, иллюстрируя «Басни» Лафонтена (La Fontaine). «Обнаженная над Витебском» (1933) — шедевр, написанный в период между двумя войнами, представляет собой еще один парафраз — на этот раз над городом мы видим спящую обнаженную молодую красивую женщину, изображенную со спины. Это 17-летняя Ида, парящая над Витебском, лишившимся всех своих красок, что предвещает его гибель. «Часы с синим крылом» (1948) — это старые дедушкины часы, «идущие» над погруженным во тьму городом и символизирующие время, которое остановилось из-за обрушившейся трагедии. «Каким надо быть несчастным, чтобы это нарисовать!» — воскликнул Шагал, когда увидел картину в 1970-е годы.

Это было как раз в то время, когда он начал писать мемуары, опубликованные в каталоге выставки. Задуманные как продолжение автобиографии «Моя жизнь», написанной в 1922 году, когда он уехал из России, эти воспоминания не являются единым и последовательным повествованием. В них вошло описание всей его жизни, в том числе и главных событий, например, краткие и отрывистые воспоминания о смерти Беллы («Мне не хватило сил покончить с собой»), а также разрозненные и переплетающиеся воспоминания и размышления о Пикассо, Кафке и Шенберге.

Чувствуются незалеченные раны — ссора с Малевичем в 1920 году, из-за которой Шагал был отлучен от авангарда («Я им сказал, что квадрат на холсте это просто предмет — не больше и не меньше, чем стул или буфет»). И антисемитские насмешки в царской России («Чего они хотят? Чтобы я, родившись в гетто, рисовал китайцев?»). Или Франция при правительстве Виши, в которой Шагал многое понял, обнаружив на своей двери надпись «Вон!».

Он уехал в США, но в 1948 году вернулся во Францию. В 1960-е годы Шагал получал крупные заказы, в результате чего на плафоне парижской Гранд-опера появились веселые рисунки, изображающие аллегорические фигуры музыки и танца, а для нью-йоркской Метрополитен-опера были созданы два панно. Все это свидетельствует о том высоком положении, которое он занимал в послевоенном искусстве. А еще это говорит о его особом даре и фантазии в изображении театральных декораций, проявившихся в причудливых автопортретах: «День рождения», «Лежащий поэт», в выставленных в Галерее Тейт мечтах под сиреневым небом, в «Автопортрете с тфилином» (1928), на котором нерелигиозный Шагал изображен с несочетаемыми атрибутами — кистью и коробочками для совершения молитв.

«Вот вопрос — кто я? — спрашивает себя 87-летний Шагал в мемуарах. — Врагов у меня хватает, может, я и сам себе враг. В моей жизни не было ни дня, чтобы я не сомневался в себе… Отмена расовых предрассудков: увидят ли его будущие поколения или нет?».

Расположенная всего в нескольких минутах ходьбы от Еврейского музея, пострадавшего в прошлом году от ужасного теракта, эта ретроспективная выставка в европейской столице найдет отклик далеко за пределами истории модернистского искусства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Презентация к уроку литературного чтения по теме " Условные обозначения в учебнике. Обращение автора. «Крутим,барабан времени» С. Маршак «И поступь, и голос у времени тише...», картина М. Шагала «Часы с синим крылом». | Презентация к уроку по чтению (4 класс) по теме:

Слайд 1

Тема. «Крутим, барабан времени» С. Маршак «И поступь, и голос у времени тише...», картина М. Шагала «Часы с синим крылом». Презентацию подготовила учитель начальных классов МБОУ «Майнский многопрофильный лицей» Дёмина О. В.

Слайд 2

Знакомство с учебником - Рассмотри внимательно обложку учебника. - Может вы кого - то узнали?

Слайд 3

Условные обозначения 4 класс 3 класс

Слайд 4

А время гонит лошадей… А.С. Пушкин Одним из ранних философских стихотворений, посвященных вопросам человеческого существования, является стихотворение «Телега жизни» (1823). Это произведение имеет интересную форму. Поэт уподобляет жизнь каждого человека поездке на телеге. Поэтому стихотворение имеет иносказательный смысл, поездка на телеге здесь становится символом жизненного пути человека.

Слайд 5

Диалог со временем Родился в Воронеже, в семье техника-мастера, служившего на мыловаренных заводах. Основной адресат стихов Маршака – дети младшего возраста. Поэт великолепно понимал особенности их психологии и умел вести весьма непринужденный разговор с ними («Мяч», «Праздник леса», «От одного до десяти», «Круглый год», «Как рубанок сделал рубанок» и др.). Он делал остроумные жанровые открытия, подобные поэтической энциклопедии «Веселое путешествие от А до Я» (1953). Немало внимания уделял Маршак стилизациям сказочных народных сюжетов: он написал пьесы «Теремок», «Кошкин дом», «Двенадцать месяцев», «Умные вещи», не раз привлекавшие внимание и театральных деятелей, и кино-мультипликаторов.

Слайд 7

Воробьи по проводам Воробьи по проводам Скачут и хохочут. Верно, строчки телеграмм Ножки им щекочут. С.Я. Маршак

Слайд 8

Что такое эпитет? Эпитет — это образное определение предмета или действия, выраженное преимущественно прилагательным. Примеры эпитетов: бархатная кожа, хрустальный звон.

Слайд 9

Ищем эпитеты! И поступь и голос у времени тише Всех шорохов, всех голосов. Шуршат и работают тайно, как мыши, Колесики наших часов. Лукавое время играет в минутки, Не требуя крупных монет. Глядишь, - на счету его круглые сутки, И месяц, и семьдесят лет. Секундная стрелка бежит что есть мочи Путем неуклонным своим. Так поезд несется просторами ночи, Пока мы за шторами спим.

Слайд 10

Что такое олицетворение? Олицетворение – это перенесение человеческих чувств, мыслей и речи на неодушевленные предметы и явления, а также на животных. Примеры олицетворения: Что, дремучий лес, Призадумался, Грустью тёмною Затуманился?

Слайд 11

Ищем олицетворения! И поступь и голос у времени тише Всех шорохов, всех голосов. Шуршат и работают тайно, как мыши, Колесики наших часов. Лукавое время играет в минутки, Не требуя крупных монет. Глядишь, - на счету его круглые сутки, И месяц, и семьдесят лет. Секундная стрелка бежит что есть мочи Путем неуклонным своим. Так поезд несется просторами ночи, Пока мы за шторами спим.

Слайд 12

Что подразумевает сравнение? Сравнение — один из выразительных приёмов, при употреблении которого определенные, наиболее характерные для предмета или процесса свойства раскрываются через аналогичные качества другого предмета или процесса. При этом проводится такая аналогия, чтобы предмет, свойства которого используются в сравнении, был более известен, чем описываемый автором объект. Также неодушевлённые предметы, как правило, сравниваются с одушевлёнными, а отвлечённое либо духовное с материальным. Пример сравнения: то жизнь моя пропела – провыла – Прогудела - как осенний прибой – И проплакала сама над собой. (М.Цветаева)

Слайд 13

Ищем сравнения! И поступь и голос у времени тише Всех шорохов, всех голосов. Шуршат и работают тайно, как мыши, Колесики наших часов. Лукавое время играет в минутки, Не требуя крупных монет. Глядишь, - на счету его круглые сутки, И месяц, и семьдесят лет. Секундная стрелка бежит что есть мочи Путем неуклонным своим. Так поезд несется просторами ночи, Пока мы за шторами спим.

Слайд 14

Что такое аллитерация? Аллитерация (звукопись) – это повторение одинаковых или однородных согласных в стихе, придающее ему особую звуковую выразительность (в стихосложении). При этом большое значение имеет высокая частотность данных звуков на относительно небольшом речевом участке.

Слайд 15

В первой строфе повторяются звуки (с), (в), (т), (ш ). И по ст упь и голо с у времени т и ш е Вс ех ш орохо в , в сех голосо в . Ш ур ш а т и рабо т аю т т айно, как мы ш и, Коле с ики на ш их ча с о в . Лукавое время играет в минутки, Не требуя крупных монет. Глядишь, - на счету его круглые сутки, И месяц, и семьдесят лет. Секундная стрелка бежит что есть мочи Путем неуклонным своим. Так поезд несется просторами ночи, Пока мы за шторами спим.

Слайд 16

Физкультминутка про часы Тик-так, тик-так, В доме кто умеет так? Это маятник в часах, Отбивает каждый такт (Наклоны влево - вправо.) А в часах сидит кукушка, У неё своя избушка. (Дети садятся в глубокий присед, поднимают руки над головой в виде крыши) Прокукует птичка время, Снова спрячется за дверью, (Приседания.) Стрелки движутся по кругу. Не касаются друг друга. (Вращение туловищем вправо.) Повернёмся мы с тобой Против стрелки часовой. (Вращение туловищем влево.) А часы идут, идут, (Ходьба на месте.) Иногда вдруг отстают. (Замедление темпа ходьбы.) А бывает, что спешат, Словно убежать хотят! (Бег на месте.) Если их не заведут, То они совсем встают. (Дети останавливаются.)

Слайд 17

Картинная галерея Шагал родился в Белоруссии, в городе Витебске. Его образ стал тематической основой его картин (Я и деревня). Он рисует простых деревенских жителей, клоунов, музыкантов. На его картинах повторяются фигуры животных (лошадь, осёл, петух). Шагал близок экспрессионизму и народному примитивному искусству, писал картины в гротескно – символическом духе. После революции художник продолжал работать в Париже и в Америке, создавал витражи и мозаики в Иерусалиме, иллюстрировал Мёртвые души Гоголя.

Слайд 18

Картина Марка Шагала «Часы с синим крылом». Все-таки удивительный художник был Марк Шагал и одна из его самых удивительных, если не сказать странных, картин - "Часы с синим крылом". На картине, на фоне домов, изображены часы. На них застыло время - 10.10. Над часами виднеется птица, напоминающая петуха. Под циферблатом на часах изображена целующаяся пара. А сбоку у часов прикреплен самый странный предмет - синее крыло. Что же хотел сказать художник этой картиной? Возможно, продемонстрировать, что счастливые часов не наблюдают? А, возможно, что время летит очень быстро, и так же быстро пролетает и наше счастье, и наша жизнь? А, возможно, он хотел показать, что синяя птица счастье - в наших руках, просто надо спешить и не останавливаться, пока идут часы нашей жизни.

Слайд 19

Итог урока. Рефлексия. Что повторили на уроке? Что нового узнали? Что на уроке для Вас было самым ценным, важным? Кто достоин похвалы по – вашему мнению?

Слайд 20

Домашнее задание Выразительное чтение стихотворения С.Я. Маршака «И поступь, и голос у времени тише…» Найти стихи о времени других поэтов. Найти картины на тему времени, часов. Нарисовать свою картину на тему «Диалог со временем», «Машина времени», «Крутим, барабан времени» Начинаем копить материал для проекта к 1 главе. В тетради по литературному чтению наклей портрет С.Я. Маршака и найди его биографию. (одно задание на выбор)

между небом и землей – ARTandYou.ru

Выставка получилась крайне символичной: пространство Нового Иерусалима – «Русской Палестины» имеет непосредственную связь с одной из ключевых тем творчества художника: поиском «собственного Иерусалима». Лейтмотивом проекта является искусное переплетение важных культурных кодов жизни Марка Шагала – родной Витебск, еврейские кварталы, наполненными звучанием идиша, библейские сказания, златоглавые православные храмы – все это породило неповторимый, полный детской искренности язык творчества художника. Соединяя старое и новое, серьезное и детское, ветхозаветное и современное, Марк Шагал создает удивительный мир, фрагменты которого были кропотливо и с невероятной любовью собраны в пространстве Нового Иерусалима.

«Кругом церкви, ограды, лавки, синагоги, простые и вечные, как здания на фресках Джотто»

Марк Шагал родился в 7 июля 1887 году в пригороде Витебска, в хасидской семье. Мир его детства — красочный, душевный, наполненный молитвами деда, мелодиями еврейских песнопений, кроткими коровами и колокольным звоном соседних церквей стал для Шагала настоящим сокровищем, которым он охотно делился в своем творчестве, выражая свои восторг и благодарность. Сюжеты Шагала полны нежности и любви в ответ на ту, что была подарена ему. Художник увековечил Витебск в мировой истории, запечатлев город и его жителей в своей теплой, ласковой и немного мистической манере. О родине он говорил так: «Кругом церкви, ограды, лавки, синагоги, простые и вечные, как здания на фресках Джотто». И рисовал эту простую вечность с огромной любовью.

Часы с синим крылом. 1949 Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall®
«Когда я пишу картины, я молюсь»

Обстановка, в которой родился Марк Шагал, казалось бы, не предвещала появления гениального творца – мальчик появился на свет в простой еврейской семье приказчика на складе сельдей и лавочницы. Однако с детства отличавшийся тягой к творчеству Марк изъявил желание обучиться живописи, и мать поддержала его, несмотря на возложенные на него, как на старшего мальчика в семье — а значит работника и кормильца, надежды, а так же несмотря на негативное отношение еврейской общины к профессии художника. Позже Марк скажет: «Мать привела меня к учителю живописи одним прекрасным днем, а других и не бывает на свете». Шагал поступает на обучение к первому еврейскому живописцу Иегуду Пэну, открывшего в Витебске бесплатную художественную школу. Там он обучается азам работы с натурой и масляными красками и, со свойственной ему страстностью, пытается постичь богатство цвета и выразить затаенное в его душе. Осмысление и освоение живописи продолжалось всю долгую жизнь Марка.

Так Шагал становится художником и не вопреки, а во имя еврейской традиции воспевает этот мир, как в молитве, в своих картинах – в этом духовном устремлении, во многом, и заключается суть его искусства. Марк Шагал любил повторять: «Когда я пишу картины, я молюсь».

Силс-Мария и красное солнце. 1961-1964 гг. Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall®
«Не будь я евреем – я бы не был художником или был бы совсем другим…»

В своих молитвах – своих картинах Шагал летает: и полет становится лейтмотивом его творчества. Он отправляется в путешествие в другие миры, без труда пересекая границу между реальным и запредельным. Шагал создает свой собственный небесный театр, где сценами и сюжетами одновременно становятся сказки и сны, молитвы и притчи, родное и далекое, размышления и мечты. Творчество художника отличает невероятная легкость и воздушность, а детская простота обнажает подлинное и неявное. И. Голдберг писал: «Шагаловский мир можно квалифицировать как наивный, хотя он совсем не так наивен, как это может показаться. Когда мудрец указывает на луну, дурак видит палец, — говорит китайская пословица. Шагал же смотрит только на луну. И даже больше – он и нам дает ее увидеть».

Шагал летает, объединяя своим полетом не только таинственные миры, но и земные страны: Россия с нежными Витебском и Москвой, Париж, Иерусалим, Нью-Йорк, Сен-Пол. Знаковой поездкой является путешествие Шагала с женой Беллой Розенфельд в 1931 году в Палестину. Причин было несколько: желание художника посетить Землю обетованную, увидеть своими глазами на Иерусалим, а так же желание создать иллюстрации к Библии. Шагал писал: «Я поехал [в Палестину] как еврей <…>. У меня это всегда так – раньше идет человек, а за ним художник…»


Приехав в Палестину, Марк Шагал был потрясен: «Иерусалим? В этом городе тебе кажется, что ты добрался до конца своего путешествия. В этих узких улочках, где бегают козы, снуют арабы, красные, синие, зеленые евреи бредут к Стене Плача, я почувствовал, что еще недавно по этим камням ходил Христос; здесь я ощутил, что иудаизм и христианство были одной семьей. Они составляли единое целое, но явились демоны и разделили и разобщили нас». Посещение Иерусалима восхищает и вдохновляет художника, напитывая творческой энергией. Ею пропитаны его работы.

Белла с книгой и вазой с цветами. Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall®

Вынужденный переезд в Америку, связанный с началом Второй Мировой, заставляет Шагала прервать работу над библейским циклом. Однако он возвращается к этой теме в своих гравюрах – создавая их черно-белыми, как закономерное отступление от пронзительных и насыщенных красок. Шагал выражает мир в пространстве между этими двумя цветами: «Все, что с годами прошло через мою жизнь: рождения, смерти, свадьбы, цветы, животные, птицы, бедные рабочие; родители, влюбленные в ночи, Библейские Пророки, на улицах, в домах, в Храме и на Небесах». И подытоживает: «А с возрастом и трагедия жизни в нас и вокруг нас». Несмотря на то, что Марк Шагал уехал в Америку, опасаясь нацистских преследований во время Второй мировой, война оставила след и в его жизни: от острой вирусной инфекции погибает его жена Белла – соратница, вдохновительница и главная героиня счастливейших из шагаловских картин – вовремя не нашлось лекарства. На какое-то время художник потерял способность к работе, но все же нашел в себе силы двигаться дальше, создав в память о любимой иллюстрации к ее книге «Зажженные огни».

Возвратившись после окончания войны во Францию, художник поселяется на Лазурном берегу и возобновляет работу над Библией. Весной 1952 встречает Валентину Бродскую и влюбляется. Вава, как все ее называли, становится второй женой Шагала. Валентина окружает художника заботой, стараясь создать максимально комфортные условия для творчества, и Шагал иллюстрирует книги, рисует афиши и плакаты, создает серию литографий, посвященную Франции, и продолжает работу над библейскими сюжетами.

В его работах Библия оживает – недаром художник верит, что Авель, Каин, Адам – его братья, в Сарре узнает свою мать, а других библейских персонажей, приближая их к современности, изображает своими родственниками и друзьями. Шагал создает офорты, собственноручно их раскрашивая, вдыхая в них вдумчивую силу, наполняя жизнью… Сегодня полный комплект офортов, существующих в единственном экземпляре, можно увидеть в музее «Новый Иерусалим».

Внучки Марка Шагала Белла Мейер и Мерет Мейер. Фото: пресс-служба музея «Новый Иерусалим»
Старый и Новый Иерусалим между Небом и Землей

История музейного пространства, история Марка Шагала, Иерусалима, Библии, России – все переплетается в выставке. Искусство Шагала — уникальный мост между земным и небесным, между Старым и Новым Иерусалимом, между художником и Христом, зрителем и художником. И музей Новый Иерусалим предоставляет уникальную возможность пройти по этому мосту.

В создании выставки участвовали такие музеи как Национальный музей современного искусства. Центр Жоржа Помпиду (Париж), Национальные музеи ХХ века департамента приморские Альпы. Национальный музей Марка Шагала (Ницца), Музей Марка Шагала в Витебске, ГМИИ имени А.С. Пушкина (Москва), Музей истории евреев (Москва). Выставка  «Шагал: между небом и землей» будет открыта до 8 марта 2020 года.

Представленные выше цитаты Марка Шагала взяты из каталога выставки «Шагал: между небом и землей».

Смотрите 239 работ Марка Шагала на выставке в Подмосковье

16 ноября в Истре открывается грандиозная выставка Марка Шагала — музей «Новый Иерусалим», за последние годы ставший важным культурным центром Подмосковья, собрал у себя более двухсот работ художника из России, Франции и Беларуси. Шагал утверждал, что «родился между небом и землей», постоянно пребывал в этом «промежуточном» пространстве, а живопись считал «окном, через которое улетал в другой мир». Эти слова художника и вложены в концепцию нового проекта, в котором участвуют Центр Помпиду, музеи Марка Шагала в Ницце и Витебске, ГМИИ имени А. С. Пушкина и музей истории евреев в России. Куратор Екатерина Селезнева, приглашенный эксперт в парижском комитете Марка Шагала, подчеркивает, что его персонажи «просто наделены даром летать — подобно птицам или ангелам», а «небо для них такая же среда обитания, как земля».

Марк Шагал. «Белла с книгой и вазой с цветами, или Белла в Мурийоне». 1926. Частное собрание

Выставка «Шагал: между небом и землей» выстроена параллельно по темам и по хронологии. Начиная с живописи и графики первой четверти XX века — все это «Жизнь земная», — в «Новом Иерусалиме» переходят к разделу «Путешествия и мосты» с работами второй четверти XX века, связанными c поездкой Шагала в Святую землю, финальный эпизод проекта отдан «Бытию небесному» и тому, что Марк создал во второй половине прошлого века.

«Поиски и обретение «своего Иерусалима» неожиданно, через века, объединяют Марка Шагала с местом, где проходит сегодня его выставка, — подчеркивает Екатерина Селезнева. — Патриарх Никон задумал создать недалеко от столицы топографическую и архитектурную копию Святой земли. А в ХХ веке в монастыре был устроен музей, который в XXI веке отделился от монастыря и зажил отдельной от него музейной жизнью». Фигура Шагала, которому, как отмечает куратор, тоже удалось совместить религиозные традиции и культурные пространства, оказалась как нельзя более уместной. Ранее в «Новом Иерусалиме» выставляли искусство Левитана, Пикассо, Дюрера, Кустодиева и Фалька, смотреть живописные работы, графику и гобелены Марка Шагала здесь можно до 8 марта 2020 года.

Марк Шагал. «Двенадцать колен Израилевых». Подготовительная работа к витражам синагоги госпиталя Хадассы в Иерусалиме. «Колено Иосифа». Окончательный макет, 1959–1960. Частное собрание

Марк Шагал. «Часы с синим крылом». 1949. Частное собрание

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

«Между небом и землей». Выставка Марка Шагала в «Новом Иерусалиме»

Музейный комплекс "Новый Иерусалим" | Выставка открыта до 08 марта

16 ноября в подмосковном музейном комплексе «Новый Иерусалим» состоится открытие масштабной выставки «Шагал: между небом и землей», созданной при участии трех стран: частных коллекционеров и таких музеев как Национальный центр искусства и культуры Жоржа Помпиду, Национальный музей Марка Шагала в Ницце, Музей Марка Шагала в Витебске, Государственный музей изобразительного искусства им. А.С. Пушкина, Музей истории евреев в России, Музей «Новый Иерусалим».

На выставке будет представлено 239 работ художника, из них 22 эскиза и 105 библейских гравюр, существующих в единственном экземпляре и раскрашенных Марком Шагалом вручную, впервые экспонируются в России.

Белла с книгой и вазой с цветами или Белла в Мурийоне, 1926.
Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

Куратором проекта, приглашенным экспертом в комитете Марка Шагала в Париже, заслуженным работником культуры России — Екатериной Селезневой, было задумано две экспозиционные линии — тематическая и хронологическая. Зритель перемещается от многомерного пространства «жизни земной» (живопись и графика первой четверти XX века) к «путешествиям и мостам» (работы второй четверти XX века, связанные с поездкой в Святую Землю), и к «бытию небесному» (произведения второй половины XX века).

Силс-Мария и красное солнце, 1961-1964. Частное собрание
© ADAGP Paris 2019 Chagall ®

Посещение Иерусалима стало для Шагала некой отправной точкой для обретения внутреннего оправдания своего замысла — преодоления запрета, существовавшего в традициях иудаизма, на создание иллюстраций к Библии. Шагал перекидывает «мост» между иудаистской традицией и христианским изобразительным искусством, которое в основе своей содержит зрительный образ. Именно поэтому, считает автор экспозиции, музей «Новый Иерусалим» наделяет проект дополнительным смыслом.

В экспозицию также включены предметы быта и религиозного обихода, которые могли окружать Марка Шагала в его детские годы, в годы жизни в Петербурге и Москве. Такое сопоставление демонстрирует как реальные предметы превращались в образы на полотнах художника.

Двенадцать колен израилевых. Подготовительная работа к витражам синагоги госпиталя Хадассы в Иерусалиме.
Колено Иосифа. Окончательный макет, 1959-1960.
Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

«Шагаловские персонажи просто наделены даром летать — подобно птицам или ангелам. Они бывают легки, как счастливая любовь, невесомы, как мечта, устремлены в небеса, как воздушный шар. Небо для них — такая же среда обитания, как земля. Шагала, а вместе с ним и нас, любовь переносит в другие миры, в далекие и близкие города», — говорит куратор Екатерина Селезнева.

Внучка художника, создатель комитета Марка Шагала Мерет Мейер отмечает: «Мы были покорены, узнав, что музей „Новый Иерусалим“ готовится раскрыть перед российской публикой широкий спектр разнообразных художественных техник, применяемых Марком Шагалом на протяжении его долгого творческого пути. Это материал, наполняющий его работы „сверкающими цветом и правдой“. Мы надеемся вновь уловить зачарованные взгляды русской публики, изучающей резонансы шагаловского живописного словаря — эти фонтаны взглядов освещают сегодня нашу жизнь».

Часы с синим крылом, 1949. Частное собрание
© ADAGP Paris 2019 Chagall ®

В рамках выставочного проекта издан каталог, включающий все экспонируемые работы Марка Шагала, а также статьи о его жизни и творчестве и письма.

Выставка продлится до 8 марта 2020 года.

Часы с синим крылом - Марк Шагал

Часы с синим крылом - масло и тушь на холсте, картина из частной коллекции, созданная Марком Шагалом во Франции в 1949 году. Картина выполнена в сюрреалистическом стиле в жанре натюрморта. Картина отражает поэзию и анонимность, которые были жизненно важны для личной истории Марка Шагала.

Марк создал эту картину после смерти своей жены Беллы.Он заряжен образами в эпилоге публикации журнала Беллы. По словам Шагала, «С наступлением ночи 2 сентября 1944 года прогремел гром, и в 6 часов, когда Белла исполнила свой последний вздох, разразился потоп. Мой мир потемнел». Скорбь Марка Шагала воплощена в картине через пять лет после ее смерти. Он воплощает часы как держатель для своих воспоминаний, изображая вечную картину обнимающего дуэта, по-видимому, Беллы и Шагала, на левой стороне маятника и синем крыле на правой стороне.Часы в художественной литературе на идиш - это знак страдания.

Петух украшает небо в левом верхнем углу, а торжественная ночь, обозначающая кончину, представляет собой печальную пиктограмму и добавляет драматической тональности картине. Цветы в правом нижнем углу произведения намекают на то, что Марк использовал цветы на предыдущих картинах, изображающих его и Беллу (День рождения, 1915). Время Марка с Беллой на Земле, возможно, было прервано, но связь, образовавшаяся между ними, когда они влюбились, никогда не закончится, сколько бы лет ни прошло.

Сюрреализм - это художественная фракция, которая возникла в Европе в результате Первой мировой войны. Это движение находилось под сильным влиянием дадаизма. Фракция наиболее известна своими глазными надписями и произведениями искусства, а также сочетанием отдаленных реальностей, активирующих каталептический мозг через изображения. Такие художники, как Марк Шагал, рисовали пугающие, иррациональные сцены с фотографической точностью, создавая причудливых существ из повседневных предметов и создавая методы рисования, которые позволяли бесчувственному выражать себя.По словам лидера движения Андре Бретона, он планировал разрешить ранее неоднозначные положения видения и действительности до абсолютной реальности или сюрреальности.

В работах

сюрреализм присутствует аспект неожиданности, непоследовательности и непредвиденных совпадений. Тем не менее, многие художники-сюрреалисты считают свои работы идиомой основного теоретического движения, а сами работы являются артефактом. Организатор Бретона открыто утверждал, что сюрреализм - это, прежде всего, новаторский прогресс.Движение сюрреализма было официально создано 15 октября 1924 года, когда его лидер Андре Бретон обнародовал сюрреалистический манифест в Париже. Движение распространилось по всему миру с момента своего официального основания, оказав влияние на изобразительное искусство, литературу, политику, социальные теории и философию.

Марк Шагал: от художника-фольклориста до современного мастера

Марк Шагал (1887–1985) был известным русско-еврейским художником и одним из самых известных представителей русского авангарда на Западе.Он писал в собственном стиле, сочетая элементы экспрессионизма, символизма, кубизма и, в меньшей степени, других движений модернистского искусства. Плодовитый и многогранный художник, Шагал оставил после себя тысячи работ с использованием различных материалов и техник, сделав его одним из выдающихся художников 20 века.

Тейт Ливерпуль собрал увлекательную выставку из более чем шестидесяти картин и подборку работ на бумаге со всего мира.Это первая крупная презентация работ русского художника в Великобритании за более чем пятнадцать лет. Одним из ярких моментов выставки является редкая экспозиция его крупномасштабных фресок, которые он спроектировал для Государственного еврейского камерного театра в Москве в 1920 году.

Выставка исследует развитие Шагала от «наивных» фольклористических повествований в его ранних работах. , к его уникальному стилю, сочетающему фовизм, кубизм, экспрессионизм и супрематизм, отражая его родную еврейскую русскую культуру.«(Тейт) Выставленные картины и рисунки в основном охватывают одно десятилетие карьеры художника, с 1910 по 1920 годы». За эти годы Шагал зарекомендовал себя как пионер современного искусства, создав свой собственный уникальный визуальный язык, который сохранится до конца его жизнь. Шагал пережил революцию, две мировые войны и период изгнания, прежде чем умер во Франции в возрасте 97 лет.

В детстве я вместе с Шагалом воспитывался как художник, которого надо почитать. Однажды отец подарил мне на день рождения небольшую книгу о Шагале (издана Tudor Publishing Company, Нью-Йорк, 1967, Текст и заметки Альфреда Вернера).Я помню, как смотрел красочные изображения и фотографию Шагала в красно-синей клетчатой ​​рубашке в своей студии и задавался вопросом об этом художнике и его свободном, поэтическом, личном подходе к своему искусству. Меня привлекли картины прекрасного синего, красного, женщин и цветов, невест и того, как люди плавают и пересекаются, коз и коров, мужчин со скрипками, сказочные образы всей деревни очаровали меня, а чувство наивность стиля. На обложке этой книги мой отец написал: «

» «В твой девятый день рождения - Алиса. С теплотой к тебе - твой отец Роберт».Посмотри внимательно на картины: это тайный мир, как в твоей голове ». Эта книга остается на моей книжной полке и сегодня!

Шагал - художник, от которого черпали вдохновение многие художники. Как и в случае с представлением моего отца, много лет назад, когда я путешествовал по Европе, я наткнулся на (во время одного из моих путешествий по городу) выставку работ Шагала, в том числе некоторые из его прекрасных витражей. Эта выставка произвела на меня неизгладимое впечатление, просто чистая интенсивность и мощь его использования цвета и света была незабываемым опытом и вдохновением.Пикассо однажды сказал: «Шагал останется единственным художником, который поймет, что такое цвет на самом деле».

Выставка в галерее Тейт Ливерпуль »рассказывает о пребывании художника в Париже перед Первой мировой войной, его посещении Берлина и его выставке там в 1914 году, а также о годах, проведенных им в родной России во время революции 1917 года. переживания в этот период укрепили его очень личный визуальный язык. Универсальные, вневременные темы этих ранних работ - включая любовь, страдание и смерть - наряду с автопортретами и изображениями цирка, музыки и крестьян, повторялись и составляли ядро ​​его искусства на протяжении оставшейся части его долгой карьеры.(Тейт).

Марк Шагал родился 7 июля 1887 года в еврейском квартале Витебска, живописном городе церквей и синагог, который был назван «русским Толедо» в честь космополитичного города бывшей Испанской империи, так как город был построен. в основном из дерева, немногие из них пережили годы оккупации и разрушения во время Второй мировой войны ». (Вики).

»С конца 18 века до Первой мировой войны российское правительство ограничивало евреев проживанием в« черте оседлости », в которую входили современные Украина, Беларусь, Польша, Литва и Латвия, что почти точно соответствовало территории Речь Посполитая недавно была захвачена Императорской Россией.Это привело к созданию еврейских рыночных деревень (штетлов) по всей сегодняшней Восточной Европе с собственными рынками, школами, больницами и другими общественными учреждениями. (Wiki) »В Российской Империи были строгие дискриминационные законы против евреев, которые не позволяли им жить в центральной России, ограничивая их дальними западными территориями Империи. Там им также запретили жить в крупных городах, а также запретили владеть землей и жить в небольших деревнях. Фактически, это ограничило их городами среднего размера.Витебск был типичным примером этого. Из 50 000 жителей города более половины составляли евреи.

Доступ к образованию был очень ограничен. Государственные школы принимали лишь небольшое количество еврейских студентов, и чтобы стать врачом или юристом, еврей должен был получить разрешение от правительства. «Таким образом, жизнь в местечках характеризовалась бедностью и низким уровнем образования, большая часть которого давалась местными еврейскими школами». http://www.abcgallery.com/C/chagall/chagallbio.html


ВИТЕБСК
Витебск располагался на берегу реки Дивины, которая должна была проявляться во многих произведениях Шагала. Он был старшим из девяти детей из бедной хасидской семьи. Сначала он учился в Хедере. После того, как он окончил хедер, еврейскую начальную школу при местной синагоге, его матери удалось убедить местные российские власти записать ее сына в государственную школу, несмотря на ограничения. Она также поощряла его развивать свои способности, и вскоре он начал брать уроки рисования, пения и игры на скрипке.

Именно в это время Шагал начал проявлять свой творческий талант и, к тревоге родителей, объявил, что хочет стать художником. В 1906 году при поддержке матери Шагал поступил учеником в мастерскую Пена, первую школу живописи и скульптуры во всей Белоруссии. Сам Пен получил образование в Санкт-Петербурге и вдохновил Шагала на поездку в российскую столицу. Школа живописи Иегуды Пена в Витебске больше ориентировалась на академическую реалистическую живопись. Иегуда Пен был «учителем и выдающимся деятелем еврейского Возрождения в русском и белорусском искусстве начала ХХ века».(Wiki) Самыми известными и популярными представителями витебской школы были Марк Шагал и Казимир Малевич.

И Шагал, и Малевич были далеко друг от друга в своих мыслях с точки зрения того, как они подошли к своему искусству и практической работе, настолько, что они стали расходиться друг с другом, и в конечном итоге возник конфликт идеологий. Малевич представил свои беспредметные геометрические супрематические картины. В 1919 году он начал исследовать трехмерные приложения супрематизма в архитектурных моделях… »http: // www.1001art.net/malevich.html). Их противоположность взглядов можно понять из более дальновидного взгляда Шагала на творчество: «Если я создаю от сердца, почти все работает, если из головы - почти ничего». (Тейт) Однако Шагал брал элементы из разных стилей, но никогда полностью не отказывался от своего подхода.

»Пен обучил Шагала рисованию и вдохновил его на то, чтобы подчеркнуть поэтические еврейские темы в своих работах. На выставке в Tate Liverpool представлены работы Шагала, в которых подчеркиваются определенные элементы из разных стилей живописи, таких как кубизм, орфизм и супремитизм.В своей картине «Половина третьего» 1911 года Шагал был вдохновлен кубизмом. Однако, размышляя об этих различных стилях и подходах, он предпочитал «интерпретировать мир через иконографию и аллегорию». Он полностью верил в силу изображения и с 1911 года начал вводить метафоры в свои работы ». (Тейт)


САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
В 1907 году Шагал переехал в Санкт-Петербург, где он поступил в школу Общества поощрения художников, где он учился у Николая Рериха, и его техника быстро улучшилась.Через год, в 1908 году, он перешел в известное художественное училище Екатерины Званцевой, где учился у Леона Бакста. Одна из его ранних работ - картина «Рождение» (1910), вдохновленная ранней жизнью Шагала в Витебске. Он часто и с ностальгией возвращался к этой теме на протяжении всей своей карьеры. Очень интересно увидеть эти ранние картины Шагала, поскольку они более экспрессионистские, а цвета темнее и ближе к цветам, используемым Рембрандтом и старыми мастерами, художником, которым Шагал очень восхищался.

«Не менее важным для Шагала в России было время, проведенное им в Эрмитаже». (http://www.tate.org.uk/whats-on/tate-liverpool/exhibition/chagall-modern-master/chagall-modern-master-room-guide/lure-paris). Наставник Шагала Бакст был «прогрессивным художником, чутким к новым влияниям, пришедшим с Запада». (Вернер, стр.8) Он также был русским художником по костюмам и декоратором. Бакст был членом кружка Сергея Дягилева и Русского балета, для которых он создавал богато раскрашенные экзотические декорации и сценические костюмы.Это могло повлиять на Шагала, чьи работы, представленные позже на выставке, воссоздаются Тейт Ливерпуль для показа интерьера Государственного еврейского камерного театра России,
. Состоящие из семи огромных полотен, эти фрески Шагала отражают не только стиль, сочетающий в себе еврейский фольклор. с модернистскими тенденциями, но пожизненная любовь Шагала к поэзии и перформансам Государственный еврейский камерный театр был на самом деле довольно маленьким, располагался внутри домашней квартиры в Москве, и именно небольшие размеры этого театра позволили Тейт Ливерпуль воссоздать его еще раз. как это было.

В 1909 году Шагал познакомился с Беллой Розенфельд, дочерью еврейского ювелира. Они полюбили друг друга, и их отношения продлились 35 лет. Все это время они оставались близкими и любящими. Но пока Шагал был очень беден, и весной 1911 года они уехали из Петербурга в Париж.

ПАРИЖ
Париж был тем, на что Шагал стремился при поддержке и советах своих друзей и учителей. В 1910 году русско-еврейский юрист Максим Винавер (Винавер) согласился спонсировать поездку молодого художника во французскую столицу.
В 1911 году Шагал отправился в Париж, чтобы изучать свое дело у первого поколения европейских модернистов. При поддержке своего покровителя, Макса Винавера, Шагал переехал в Париж - центр художественного развития, как он это представлял. В 1910 г. Шагал стал широко известен в кругу современных поэтов и художников.

Живя в Париже с 1910 по 1914 год, Шагал создал множество работ, основанных на ностальгических воспоминаниях о своей русской родине. Наивный стиль и любопытный сюжет этой картины отражают увлеченность художника народными традициями, в особенности его еврейским наследием.Ранние влияния на творчество Шагала усилились, когда он жил в Париже. Такие картины, как «Обнаженная в саду» 1911 года, демонстрируют его понимание авантюрного использования желтой охры, розового, серого, белого, ярких цветов и пастелей, которые вдохновляли фовистов и кубистов. Одна из моих любимых картин на выставке - «Поэт с птицами» 1911 года. Когда я взглянул на нее, я вспомнил, когда много лет назад жил в Восточном Суссексе. Мой друг, Марк, который учился в The Slade, скопировал эту картину и показал ее мне.Я вспомнил, как он показал мне эту картину, и я был потрясен ею, не зная, что она основана на картине Шагала.

В это время Шагал откликнулся на зарождающиеся движения, такие как орфизм и кубизм. Его работы подчеркивали внезапный всплеск цвета, как в «Желтой комнате» 1911 года, «Половина третьего» и «Париж через окно». Его картина «Зеленый осел» также является движением к неоднозначному использованию пространства, чистому цвету и примитивным техникам рисования. Работы Шагала этого времени подчеркивают его любовь к цвету, воспоминания о жизни в Витебске, а также его реакцию на трудности и «травмы войны и религиозных преследований».Тейт.

Осматривая выставку Тейт, я наткнулся на картину Шагала «Я и деревня» 1911 года, прекрасную картину, в которой «логика и иллюстрация не имеют значения, он отказывается от естественного цвета, масштаба, законов перспективы, гравитации в пользу многогранной аранжировки сказочных видений ». (Тейт)
Стиль Шагала начал меняться и превратился в нечто, что лучше всего можно описать как смесь экспрессионизма и символизма. Кубизма и импрессионизма с их аналитическим и почти научным подходом Шагалу было мало.Гийом Аполлинер, ставший близким другом Шагала, охарактеризовал картины Шагала как «сверхъестественные», а позже как «сюрреалистические». Позднее движение сюрреализма назвало себя в честь этих слов Аполлинера. Шагал оказал большое влияние на сюрреалистов, хотя сам он никогда не был сюрреалистом.
http://www.abcgallery.com/C/chagall/chagallbio.html

В течение трех лет в Париже Шагал подружился с французом Робером Делоне, который выставлялся в рамках Зала кубизма 41. в Салоне Независимых 1911 года и его жена Соня Делоне, художница русско-еврейского происхождения.В течение 1912 и 1913 годов Шагал написал несколько картин, используя ярко противоположные цвета, которые визуально похожи на теорию «чистой живописи» Делоне - развитие абстракции, основанное на исследованиях цвета, названное Аполлинером «орфизмом» в 1912 году. Интерес Шагала к Делоне прекратился. от его принятия определенных принципов кубизма; Использование французским художником прозрачных, ярких, дополнительных цветов представило интригующий отход от темных земных тонов многих кубистских палитр.Между двумя художниками также было подобное использование образов - парижские иконы, которые преобладали в творчестве Делоне, включая Эйфелеву башню, начали появляться на картинах Шагала. Делоне использовал термин «симультанизм», чтобы описать преувеличенное использование Шагалом цвета для создания виртуального живописного пространства. Симултанизм был попыткой ответить на сложность современной жизни, аргументируя способность воспринимать несколько состояний бытия одновременно и пытаясь передать это ощущение на холст.Как и в случае с кубизмом, Шагал не пытался усвоить теоретические основы орфизма; скорее, живое использование цвета в его руках должно было подчеркнуть эмоциональный резонанс и символизм изображенных сцен »(http://www.creativetourist.com/)

На картинах Шагала этого периода часто встречаются сцены из повседневной жизни штетла, которые художник часто использовал для передачи морального и философского послания. Для французской публики эти работы были шоком, и Шагала часто критиковали за пошлость его картин.Работы в этом духе включают «Солдатские напитки», 1911–12 гг. И «Красная обнаженная», 1911 г.

Студия, которую Шагал сначала снимал на Монмартре, была переполнена, к тому же художнику пришлось делить ее с другим художником. В начале 1912 года он переехал в знаменитую Ла Руш («Улей»), колонию художников на окраине Парижа, где проживали художники, которые в один прекрасный день станут одними из величайших художников ХХ века. . Хотя и грязные и ветхие, студии La Ruche были более дешевыми и просторными, чем предыдущая резиденция Шагала.

Между 1910 и 1914 годами работы Шагала несколько раз выставлялись в Весенне-осеннем салоне и в Салоне независимых, но у художника не было персональных выставок, и лишь некоторые из его работ были проданы. В 1914 году Аполлинер порекомендовал Шагала Герварту Вальдену, немецкому художнику-экспрессионисту, основателю и редактору журнала Der Sturm (Буря), известного периодического издания экспрессионистов.

Уолден очень заинтересовался уникальным художественным видением Шагала и предложил организовать грандиозную персональную выставку художника в его картинной галерее.Шагал с радостью согласился, надеясь, что этот прорыв, наконец, позволит ему заявить о себе и, что немаловажно, облегчить его денежные затруднения. Работы художника были хорошо приняты немецкой публикой, и выставка действительно имела финансовый успех. Шагал, однако, никогда не смог бы воспользоваться этим, потому что 13 июня 1914 года он пересек границу и вернулся в Россию, чтобы навестить свою семью и свою возлюбленную Беллу в Витебске. 1 августа Германия объявила войну Франции и России, и Шагал, который намеревался остаться на своей родине всего на несколько недель, был вынужден остаться там.

ВОЙНА И РЕВОЛЮЦИЯ.

РОССИЯ

Шагал всегда говорил об обязательном 8-летнем пребывании в России как об отбрасывании его творческой карьеры. Однако в Шагале меня восхищает то, как он игнорировал многие из этих политических событий и просто продолжал рисовать и развивать свои прекрасные образы. С началом войны 3 августа 1914 года царь Николай II объявил войну Германии и Австро-Венгерской империи, что вынудило его остаться в России на восемь долгих лет.В 1914 году мало кто предполагал, что Первая мировая война продлится очень долго. Главной заботой Шагала было избежать службы в русской армии любой ценой. В отличие от своего близкого друга Аполлинера, добровольно записавшегося на фронт в первые дни конфликта, Шагала не одолел патриотизм к своей стране. Он всегда был исключен из-за его еврейской веры. Ситуация только ухудшилась в конце 19-го и начале 20-го веков. Для Шагала не имело смысла брать в руки оружие в поддержку этого режима.За это время Шагал создал такие рисунки, как «Отъезд на войну» 1914 г., «Крестьянин за едой» 1913 г. и «Солдаты» 1914 г.

ВОЙНА И ЛЮБОВЬ

С этого момента Шагал начинает свою витбскую серию еврейских сюжетов. В 1915 году он наконец женился на Белле, несмотря на сопротивление ее родителей, которые хотели лучшей пары для своей дочери. Художник примирится со своими родственниками после рождения ребенка Иды Шагал, Иды Шагал, и ребенка Беллы в 1916 году. Это было время свирепого творчества Шагала.«Влюбленные в голубом» 1914, «Клубника» 1916, Серый дом, 1917. Шагал выполнил ряд произведений с высокой степенью реализма, таких как «Молящийся еврей» (раввин Витебска) 1914 и его «Автопортрет ( 1914 г.).

Между тем становилось ясно, что война продлится намного дольше, чем предполагалось изначально, и будет стоить гораздо больше жизней. В 1915 году, через своего зятя Якова (Якоба) Розенфельда, Шагал получил канцелярскую должность в военном министерстве в Санкт-Петербурге, что освободило его от действительной службы.В российской столице с ним не соглашались, и из-за отсутствия вдохновения и утомительной, но загруженной работы художник писал меньше.

В Санкт-Петербурге он, наконец, догнал художественные достижения, которые происходили в России, пока он оставался в Париже. Он познакомился с движением примитивизма Михаила (Михаила) Ларионова и Натальи Гончаровой и экспериментировал с этим стилем в таких произведениях, как «Праздник кущей», 1916). Однако Шагал отказался принять любой из этих стилей, что противоречило его эстетическим идеалам.В период с 1914 по 24 год Шагал начал писать автобиографию «Моя жизнь».

БОЛЬШЕВСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

В 1917 году произошла большевистская революция. Шагал, как и многие русско-еврейские интеллектуалы, был в восторге от изменений, которые принесла эта новая политическая система. Среди прочего, евреям впервые в истории России был гарантирован равный статус перед законом. Кроме того, обещанное коммунистами будущее было светлым, благополучным и беззаботным.

При новом правительстве Анатолий Луначарский, искусствовед и журналист, с которым Шагал был знаком в Париже, был назначен наркомом по вопросам просвещения, что сделало его ответственным за все, что имело отношение к искусству, образованию и культуре в Советском Союзе. Союз.Луначарский предложил Шагалу наркомом искусств Витебской области. Шагал принял.

Став комиссаром, Шагал основал Витебское народное художественное училище, в котором подчеркивал важность обширной учебной программы. Он нанял целый ряд преподавателей из Москвы и Петрограда, в том числе своего бывшего учителя Иегуду Пена и Эль Лисицкого, сторонника одобренного Советским Союзом конструктивизма. Эль Лисицкий, в свою очередь, нанял Казимира Малевича, основателя четырьмя годами ранее супрематизма, новой концепции искусства, которая отвергала все ссылки на физический мир в пользу геометрических форм.Эти новые художественные движения «оба основывались на формальном словаре геометрических форм». Привязанность Шагала к «реальному миру» означала, что он не придерживался этой степени абстракции. Однако его работы того периода действительно ссылаются - возможно, насмешливо - на геометрическую абстракцию… »(Тейт), как в его« Конструктивистском портрете »1918 года. он не был и никогда не становился членом коммунистической партии; Темы его картин связаны с повседневной жизнью, а не с политикой.Мы можем только догадываться о том, что побудило давнего большевика Луначарского выбрать Шагала на этот пост. Несмотря на свою первоначальную активность, Шагал не совсем подходил на роль лидера. Он был интровертом и больше интересовался искусством как таковым, а не организацией образования и разъяснением теории искусства. Супрематисты, Малевич и Лисицкий, воспользовались этим, чтобы продвигать в академии свои собственные планы, вопреки Шагалу.

Идеи Шагала о школе, поддерживающей самые разные тенденции, не соответствовали исключительной вере Малевича в абстракцию.Со временем Малевич и его ученики-последователи захватили колледж во имя супрематизма и воинствующего модернизма. «Ситуация ухудшилась так быстро, что к июню 1920 года Шагал оставил свой пост и уехал из Витебска в Москву, чтобы больше никогда не возвращаться». (Тейт)

ЕВРЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕАТР

Разочарованный советской властью после переезда в Москву в 1920 году, Шагал покинул Россию в 1922 году. Перед отъездом он создал одну из вершин своей карьеры: фрески для интерьера Государственного еврейского камерного театра в Москве, которые сейчас выставляются в Москве. Тейт Ливерпуль.В дополнение к этому Шагал решил украсить всю комнату, в которой располагался крохотный театр, раскрасив на холсте набор настенных и потолочных фресок, а также сценический занавес. Настенные панно «Знакомство с еврейским театром, музыкой, танцами, драмой, литературой, любовью на сцене» и фризом «Свадебный пир» сохранились, а занавес и потолочная фреска утеряны. Неистовые усилия Шагала, длившиеся месяц, превратили пространство в полностью иммерсивную аллегорическую среду, которую быстро прозвали «шкатулкой Шагала».Тейт.

«Долгую карьеру Шагала можно охарактеризовать как непрерывное исследование основополагающих тем своего художественного языка». (Тейт) В более поздние годы открытие света на юге Франции, ставшего его домом, дало бы новую жизнь его вдохновляющим предметам. Его картины стали крупнее и живее. Он сочетал яркие оттенки с насыщенным черным, которые иногда доминируют на полотнах, придавая более мрачный общий тон и напоминая драматические события, оставившие свой отпечаток в его жизни.«Часы с синим крылом» 1949 года отражают тайну и поэзию, которые были важны для личной истории и видения Шагала, в то время как «Красные крыши» 1953 года видят художника, возвращающегося к своим корням, когда он наблюдает за мифической и похожей на сон деревней своего детство.

Это увлекательная выставка, рассказывающая о первых горьких годах карьеры Шагала. Не пропустите.

слов: Алиса Ленкевич Фото: любезно предоставлено Тейт Ливерпуль, сверху Марк Шагал, Париж через окно (1913) Марк Шагал Зеленый осел 1911 © ADAGP Paris и DACS, Лондон 2013.

Шагал Современный мастер: Тейт Ливерпуль: 8 июня - 6 октября 2013 г.


Похожие сообщения

чувство апатии - «Нищета товаров легко излечима; бедность ума непоправима».

Art На стене над моим телевизором висит картина Марка Шагала «Париж из окна». Пару лет назад, достаточно давно, чтобы я не помню, в каком году, я начал покрывать стены изображениями в рамках, и в качестве своего вклада в усилия мои родители купили мне этот подарок на Рождество, потому что они «знали, что мне нравится Париж» с тех пор он висит, желанный отвлекающий маневр всякий раз, когда какой-то фильм или телепрограмма утомляет, но не настолько ужасен, чтобы его можно было выключить.По правде говоря, я никогда не был уверен, нравится ли мне это. Пастельные тона немного омрачают изображение, и, хотя я ценю некоторые аспекты этого изображения, абстрактную Эйфелеву башню, странное млекопитающее, кошку и птицу, мне казалось, что это не совсем слаженно, и все же даже не в конце концов. эти годы.

Ну, Париж сквозь окно (1913) находится на летней выставке Тейт Ливерпуль, Шагал: Современный мастер , и, стоя перед реальной вещью, намного большей, с ее более яркой техникой, я понимаю, чего мне не хватало. эти последние несколько лет.Синие, белые и красные цвета рамы картины напоминают триколор. Синий человек с лицом, смотрящим взад и вперед (известный мотив Шагала, отражающий его прошлое и будущее). Парашютист, бессвязно теряющийся на фоне моего рисунка, на самом деле чуть не выпрыгнул из холста. Это блестящая, блестящая картина, представленная на выставке, полной блестящих, блестящих картин и еще одной демонстрации мне того, что каким бы хорошим ни было воспроизведение произведения искусства, оно никогда, никогда не заменит оригинал, а в данном случае разница между просмотром фильма «Империя наносит ответный удар» на видеокассете и на большом экране.

За исключением того, что часто бывает с художниками, вызывающими разногласия, непросто объяснить, почему именно вам или, скорее, мне нравится Шагал. Как сказал мне вчера во время пресс-конференции один из сопровождающих, он художник, который бросает вызов синопсису, на многих его картинах одновременно происходит дюжина разных вещей, и он художник, который отплачивает задержавшемуся. Тот же служитель указал на элемент одной картины, которую я полностью пропустил, несмотря на то, что потратил на нее десять минут.Как и во всем великом искусстве, в его компании возникает захватывающее дыхание, момент вздоха, который также случается, когда мы ступаем в величественные соборы, такие как англиканский собор Ливерпуля, или слышим фагот на открытии The Rites of Spring, или наблюдаем, как мир грез сгибается. на себя в начале. Трепет! Вот это слово. Трепет!

К счастью, ничего из того, что нам известно о биографии Шагала, не рассеивает этот трепет, а просто усиливает его. Для начала, Шагал был нонконформистом в то время, когда художники отчаянно пытались определить себя.Россиянин, родившийся в 1887 году, на рубеже веков Шагал начал учиться на художника-реалиста в мастерской Иегуды Пена в Витебске, а затем переехал в Санкт-Петербург, где учился в школе Императорского общества поощрения изящных искусств, Эрмитаж. и другие места, где можно узнать о творчестве великих мастеров. Через пять лет он переехал в Париж, когда кубизмы только начинали развиваться. Затем, планируя ненадолго посетить метрополию, он оказался в ловушке там на восемь лет из-за Великой войны, во время которой он сам стал учителем, и он вступает в контакт с конструктивистами.

Шагал, находящийся в этой захватывающей точке в истории искусства, рассматривает все эти различные движения, все эти идеи и впитывает их в свой собственный стиль, чтобы создать что-то новое. Таким образом, хотя можно сделать вывод о большинстве этих движений в его работах и ​​некоторых других, во всем присутствует элемент Шагала, который делает их еще более захватывающими. Его работы становятся менее интересными, когда он пробует свои силы в чистом кубизме, как он это делает в некоторых нехарактерных набросках обнаженной натуры, или в конструктивизме, который еще более нерешителен, когда он явно просто совершает движения и извлекает воду, создавая какое количество к прославленным каракулям.Его коллеги-художники, должно быть, заметили это, потому что споры с основными конструктивистами привели к его отставке - из созданного им художественного колледжа.

Но тот факт, что он признал, использовал, но отверг все эти различные школы, все же означает, что эта выставка - почти краткая история искусства. Как объяснила куратор Симонетта Фракелли в своем кратком объяснении перед обедом, она решила сосредоточить свою выставку на этом конкретном десятилетии жизни художника, потому что именно тогда формировался его стиль, когда развивались его мотивы, его тематические проблемы и что именно делает его работу узнаваемой.Его сила и сила в том, что мы можем взглянуть на его работы, чтобы объяснить нам, что такое кубизм, а что нет. Шагал по-прежнему остается учителем, даже спустя столько лет, даже в этой ранней работе. Между прочим, он дожил до 1985 года. В магазине есть ограниченные выпуски книги и компакт-дисков, которые он выпустил совместно с Биллом Вайманом. Билл Вайман!

Все нормально, но что насчет картин, почему они мне нравятся? В основном это детали, «случайные» детали. Чигалл сказал: «Если я создаю из сердца, почти все работает.Если из головы, то почти ничего ». Хорошо сказано. В начале выставки мы сталкиваемся со Святым Семейством, которое напоминает структуру рождественской картины, но имеет фигуру Христа рядом с мужской фигурой и изображает его как полностью взрослого обнаженного человека до распятия, который в некоторой степени может рассматриваться как интеллектуальное упражнение, но выглядит так, как будто его сложили вместе, как будто художник отчаянно пытался перенести это изображение на холст. Еврейская вера Шагала пронизывает большую часть работы, колеблясь между преданностью и цинизмом, и это, кажется, смесь двух.

Шагал в своей жизни повторял различные иконографии. Он рисовал людей и животных ярко-зеленым цветом, но не всегда на одной и той же картине. Итак, есть небольшой набросок под названием «Зеленый осел», на котором явно изображен зеленый осел, но когда коза появляется в его «Я и деревня», изображение, которое присутствует в рекламе Тейта для выставки, оно окрашено в белый цвет, и это Чигалл Хизель потому что это предположительно один из его автопортретов, ярко-зеленый, запертый в состязании взглядов со зверем.Когда он рисует луну, она почти всегда имеет слегка нарисованный сверху смайлик. У него есть повторяющийся мотив фигур на их стороне - в этой позе есть еврейская пара в Париже через окно, которую я совершенно не замечал, пока мне не показали ее сегодня (вместе с перевернутым поездом).

Шагал часто присутствует в работе, паря внутри или над сценой, с палитрой для рисования и кистями в руке. Возможно, мы должны предположить, что это его мечты, что он почти оправдывает их сюрреализм для своей аудитории.В некоторых случаях этот проект направляется художникам-комиксам. Мне вспомнились те моменты в полосах про Человека-паука, когда внутреннее смятение Питера Паркера было изображено как различные грани его жизни: избиение преступников, провал экзаменов, парящий на плечах крайний крупный план его головы, наполовину прикрытый. его маской супергероя. Возможно, мы могли бы интерпретировать некоторые из этих картин как показывающие предубеждения Шагала, и, поместив себя в их пространство, он взял бы на себя ответственность за них. Примечательно, что, когда он обращается к более общим проблемам, он отсутствует.

Печатание всего этого звучит совершенно безумно, и это так, но, как ни странно, и, вероятно, именно поэтому вклад Шагала в историю искусства никогда не был столь однозначным, как у тех «великих мастеров», которых он изучал сам. Но, стоя перед чем-то вроде трансцендентных влюбленных в синем, в котором нечто почти, но не совсем синее Ива Кляйна обернуто вокруг автопортрета художника, одетого в пьеро, и его жены Беллы, наполненной такой преданностью, он светится, а почему невозможно не задаться вопросом? Как ты мог это пропустить.Но тогда я не могу понять, почему трудный прошлый год Алена Рене в Мариенбаде не является популярной классикой, поэтому мои приоритеты почти так же сюрреалистичны, как и некоторые художественные решения Шагала, и я предполагаю, что понимаю, почему вы можете не любить его работы. .

«Любовники в синем» застеклены, поэтому задняя стена галереи отражается на нем, если смотреть под определенным углом, а на этой задней стене находится «Променад», еще один портрет пары, на котором Белла изображена дует в воздух из рука ее мужа похожа на воздушный змей.Это резкое сопоставление, непреднамеренное смешение двух изображений. Это возможно из-за решения галереи Тейт не слишком сильно разделять помещения галереи. В отличие от большинства крупных фирм, первая галерея полностью открыта, включая окна, выходящие на остальную часть Альберт-Док и Мерси, создавая диалог с картинами, которые сами часто ссылаются на оконные рамы и снаружи, не в последнюю очередь на Париж через окно. На этой выставке тоже много сидячих мест.Людям нравится знать эти вещи.

К тому же он не боится шутить. Множество забавных картин. Человек с запрокинутой головой показывает человека, согнувшегося назад почти невозможным образом. Шагал подписал его в перевернутом виде, поэтому на протяжении всего нашего взаимодействия с работой мы задаемся вопросом, не повесили ли его вверх ногами. Столкнувшись с этим, я принял то, что лучше всего можно было бы описать как положение доски с картинками «Вопрос спорта», чтобы я действительно мог видеть картину, которая могла бы быть правильной, быстро осознав, что Шагал создал картину под названием «Человек со своим Запрокинутая голова, которую можно правильно увидеть только с запрокинутой головой. Очевидная проблема состоит в том, что, запрокидывая голову назад, мы делаем бессмысленную композицию, потому что человек стоит на полу.

Выставка закрывается магазинчиком (мне нравится магазинчик), но перед этим небольшое пространство, которое смотрит вперед в долгую карьеру Шагала. Это сбивает с толку, потому что нам не хватает интерстициальной ткани, той части его биографии, которая привела к его более романтическому подходу к созданию фресок для Государственного еврейского камерного театра, включая любовь на сцене, в которой формы танца превращаются в своего рода фальшивый кубизм, к суровому монохромному ужасу Saltimbanques in the Night.Кем должны быть эти клоуны? Даже цветные кадры не могут скрыть мрачности вещей. Что еще он писал в 1957 году и все ли было так? С его галлюцинаторной историей еврейского народа в 20-м веке за стеной, Война, это очень трогательный, но очень мрачный конец шоу.

К тому времени я все равно был немного подавлен. Это почти перебор. Когда я добрался до этих последних работ, я знал, что все кончено, и мне было грустно, так грустно, что, стоя перед последней из картин, которые я видел впервые, прекрасными часами с синим крылом, я чуть не плакал.Да, действительно, потому что это может быть последний раз, когда я вижу это за пределами гравюр и открыток. Это из частной коллекции, как и многие работы здесь из частных собраний или из Москвы. Их визит в Ливерпуль скоротечен. Проблема с потрясающей культурой в том, что времени, кажется, никогда не хватает, но это последнее, что мне нравится в Шагале. Дело в том, что он создал работы, над которыми мы должны проводить время, и тем самым предоставил не очень сырой материал для выставки, которую я действительно не хотел заканчивать.

Шагал: современный мастер в галерее Тейт Ливерпуль: выставка проходит с 8 июня по 6 октября 2013 года.
Билеты: для взрослых 11 фунтов стерлингов (без пожертвования 10 фунтов стерлингов), льготный тариф 8,25 фунтов стерлингов (без пожертвования 7,50 фунтов стерлингов). Доступен аудиогид 3,00 фунта стерлингов.

Окна Шагала Америка | Чикагский институт искусств

-

Выставка

«Окна Америки» Марка Шагала - одно из самых любимых сокровищ в нашей обширной коллекции.Впервые дебютировав в Институте искусств в 1977 году и навсегда прославившиеся менее чем через десять лет после появления в фильме Ферриса Бьюллера «Выходной день», «Окна Шагала», как они более широко известны, занимают особое место в сердцах чикагцев. . После интенсивного периода реставрации и архивных исследований в 2010 году окна вернулись в качестве потрясающего центрального элемента новой презентации в восточной части здания музея Артура Рублоффа.

Хотя члены и посетители любили America Windows в течение многих лет, многие могут не осознавать, насколько глубоко их история переплетается с историей Чикаго и его богатыми традициями паблик-арта.История начинается в начале 1970-х годов, когда Шагал приехал в город для работы, связанной с его мозаикой, установленной возле башни Чейза, «Времена года». В ответ на энтузиазм города по поводу его творчества и огромную поддержку Художественного института художник предложил создать для музея набор витражей. В течение трех лет планы уточнялись, и, в конце концов, Шагал решил, что окна будут ознаменовать двухсотлетие Америки. Получившаяся в результате работа из шести панелей прославляет страну как место культурной и религиозной свободы, детализируя искусство музыки, живописи, литературы, театра и танца.Из-за своего восхищения Чикаго и его твердой приверженности паблик-арту в 1960-х и 1970-х годах Шагал решил посвятить работу мэру Ричарду Дж. Дейли, большим сторонникам проектов паблик-арта. Окна были представлены с большой помпой на официальной церемонии открытия, организованной Вспомогательным советом Художественного института 15 мая 1977 года.

В их новом доме яркие цвета окон снова будут светиться не только благодаря их цвету. обширная консервация, но в новом и проницательном контексте других произведений современного искусства в коллекции музея, связанных с этим моментом участия города в общественной скульптуре.

Романтик в изгнании

Живопись в Париже в период расцвета модернизма, Марк Шагал использовал стилистические новшества кубизма, сюрреализма и фовизма для создания душевных картин. Снежные пейзажи скрипачей в его родном местечке, романтические сцены влюбленных, укрытых в букетах цветов, и символические полотна с козами, рыбами и петухами, плывущими по ультрамариновым ночным пейзажам, - вот некоторые из знаковых образов, созданных Шагалом во Франции в период между войнами.

Но романтическое мировоззрение художников будет поставлено под сомнение подъемом фашизма в Европе. Художник, предметом которого всегда была поэзия человеческой души, Шагал был вынужден смириться с ужасами холокоста после узкого бегства в Нью-Йорк. Шагал: любовь, война и изгнание , который сейчас выставлен на обозрение в Еврейском музее, исследует это напряжение, выделяя произведения искусства, сделанные до, во время и после Второй мировой войны.

Выставочные галереи здесь организованы тематически.Первый зал выставки насыщен образами восточноевропейских еврейских народных традиций, ностальгическими работами, написанными в Париже, но основанными на воспоминаниях о его родном городе Витебске в Беларуси. «Время - река без берегов», 1930–1939 гг., Крылатая рыба со скрипкой и семейные напольные часы плывут над Витебской рекой Двиной. За исключением призматической рыбы и коричневых часов, пейзаж на этой картине пронизан чернильно-сумеречным синим. Отец Шагала работал на складе сельди в Белоруссии.Сьюзан Тумаркин Гудман, старший куратор Еврейского музея, предполагает, что летучая рыба, повторяющийся символ в творчестве Шагала, может быть отсылкой к отцу художника.

Во многом благодаря директору комитета по чрезвычайным ситуациям Вариану Фраю, который помог ряду еврейских художников и интеллектуалов бежать из Франции, Шагал прибыл в Соединенные Штаты в 1941 году. Хотя он поселился в Нью-Йорке, Шагал хорошо знал о зверствах, происходящих в Европе . Витебск был оккупирован немцами на протяжении большей части войны, и большинство его еврейских жителей были уничтожены.

Во время ссылки в Нью-Йорке Шагал неоднократно изображал Иисуса Христа на кресте, и этим сценам распятия посвящен зал выставки. Кеннет Э. Сильвер, пишущий в каталоге выставки, говорит, что как только художник установил существенную связь между смертью на кресте Иисуса и современным положением евреев, в искусстве Шагала развязалось визуальное безумие страдания.

Между тьмой и светом, 1938-43, Шагал за мольбертом на заснеженных улицах Витебска.Но теперь его родной город больше не изображают тоскливо; улицы местечка пусты, а черное ночное небо резко выделяется на фоне белого снега. На этом полотне лицо Шагала сливается с бестелесным профилем его жены, пара вместе ждет конца ночи, погруженная в темноту.

В Шагал: Любовь, Война и Изгнание мы наблюдаем, как один из самых душевных художников модернизма, художник, которого некоторые считают сентименталистом, изо всех сил пытается сохранить свою веру в доброту человека.Шагал баловался поэзией, и некоторые из его стихов были нанесены шелкографией на стенах выставок. В одном стихотворении художник спрашивает:

Стоит ли рисовать землю, небо, свое сердце?

Горящие города, мои братья бегут?

Мои глаза в слезах.

Куда бежать и к кому лететь?

Только эта земля моя

Это в моей душе.

Шагал: Любовь, война и изгнание , на просмотре до 2 февраля 2014 г. в Еврейском музее, 1109 Пятая авеню, 92-я улица, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, 212-423-3200, www.thejewishmuseum.org

Более подробную информацию о работе Ксико Гринвальда можно найти по телефону xicogreenwald.com

Szirtes-Chagall - Beeldgedicht


Марк Шагал «Зеленая кобыла»

Совет зеленой кобылы коровам

Джордж Сиртес

«Казалось, корова в то время вела мировую политику
» - Марк Шагал

1

Важна цена кобылы.
Важен цвет улицы.
Важно то, что у улиц нет цвета, о котором можно было бы говорить.
Пока мы не дадим им цвет. То же и с именами.
Важно звучание аргументов
, а не их содержание. Аргументы синие,
Который, кстати, является цветом улицы
(И поэтому, как видите, я показываю им спор.)
Главное - это Любовь к Богу
И неважно, если Бога не существует.
Ты делаешь его желтым, как белый Христос,
но этот проклятый петушок продолжает входить,
И коровы с их соблазнительными глазами и выменем,
И скрипачи, которые умеют только царапать.
Это совсем другая музыка
Под которую мы танцуем - и это немного
Но это годится, поверьте мне, годится.

2

Сдаться всего лишь брио ? Жесткий
Головы плывут в недоумении
И пальцы умножаются в горе.

часы бьют полночь в воздухе
В честь Аполлинера.
Пусть Малевич обожает площадь.

Менее невинные
Кастрируйте, рассекайте, рассекайте, изобретайте
С помощью гораздо более острого инструмента.

Кисть в порядке. В немом аресте
Крестьянка обнимает грудь
Нежная Вача. Лучше всего коровы.

Коровы будут управлять государством.
У коров восхитительный запах.
Коровы производят завещание.

Вы смотрите, как продолжается карнавал.
По грязным улицам. Коровы уведут
мужиков домой, а алтари истекают кровью

С нежным жертвоприношением крупного рогатого скота,
Меланхолично и точно.
Вы не можете убить одну и ту же корову дважды.

Вы видите теленка, вы видите ребенка
Внутри утробы: Витебск, дикий
Нетерпение, грязное, непорочное.

Комиссары могут бредить и грести.
Маляры теперь подчиняются тебе.
И повесить знамя Коровы.

Корова замерзшая звезда висит,
А ты сам комиссар -
Начинаешь мычать. Да ты далеко пойдешь.

Вспомните дедушку, который стоял
Перед вами с ногами в крови:
«А теперь посмотри сюда, корова, нам нужна еда».

Сначала жратва, потом мечты. но Ленин стоит
вверх ногами.
какие жертвы требует государство.

Коровы поймают вас на слове,
Наступают на вас в стаде.
Одна корова взлетает, парит как птица.

Но посмотрите туда. Мечта облака летают
Над кошмарной артиллерией
И коровы дождь с неба,

Мертвые коровы, довольные коровы. Это платит
Доверять их незатронутым путям
И оставить своим призракам землю пасти.

3

Человек-виолончель и Рыба, играющий
Скрипка, внезапно онемели.
Коза в небе выращивает рога логики. Он весит
Слишком много и каждая головоломка и головоломка
Начинает ощущать отсутствие решения.
Пуритане возвращают свою революцию.

Поэт, уже не разрезанный на куски, не лежит
Плоско на траве в формальной позе смерти.
Эгоистичные влюбленные не целуются и не летают.
Изрешеченная доярка тяжело дышит.
Свечи мертвеца не могут зажечь улицу.
И разбитые тела покоятся на усталых ногах.

Деревенские процессии меняют свой ход. Они понимают, что
Город, в котором они живут, всегда ждал.
Самовар соскальзывает с кривого стола. Глаза
мертвого теленка наконец закрыты. Датировка
. Пары датированы. Маятник по-прежнему равен
, а время бежит вниз, как вода с холма.

4

Возвращение к зеленой кобыле. Она ухмыляется.
В дикой суматохе. Все эти слова и цвета.
Просто подтверждают ее собственный взгляд на эстетику:
Ни один художник никогда не пишет то, что видит.
Ни один художник никогда не пытается изобразить свои мечты.
Художник рисует только то, во что верит.
И она подмигивает, полная уверенности в себе
И зеленые кишки, хотя она знает, что город
Безвозвратно меняется за ее спиной.
Она говорит своим коровам: ваша свобода волнует.
Она говорит своим коровам: готовьтесь к правительству.


Марк Шагал «Cirque au cheval rouge» 1968

Джордж Сиртес родился в Будапеште в 1948 году и приехал в Англию как беженец в 1956 году.Он получил образование художника - Шагала, из-за отсутствия более точного описания - в Лидсе и опубликовал шесть сборников стихов, последняя из которых, Bridge Passages , вошла в шорт-лист премии Whitbread Poetry Prize в 1991 году.

Марк Шагал (1887-1985)

Комитет Марка Шагала подтвердил подлинность этой работы.

В книге « Scène biblique » Шагала описывается одно из самых радостных событий Ветхого Завета и всей истории еврейской веры.Здесь художник изобразил Давида, помазанника и ныне коронованного царя всего Израиля, входящего в Иерусалим, играя на арфе. Он предшествует возвращению Ковчега Завета, который держит Скрижали Закона и является самим присутствием Бога среди его избранного народа. Ковчега давно не было в городе, которому он принадлежал. Филистимляне захватили его в битве и владели им семь месяцев; затем, претерпев различные бедствия и бедствия, они вернули его израильтянам.Елеазар, сын дома Авинадада в городе Кирьяф-Иарим, был освящен, чтобы охранять его. Двадцать лет спустя Давид, вступив на престол, приготовился забрать ковчег, но, поскольку один из его хранителей был убит мертвым, он решил, что ковчег еще не войдет в Иерусалим.
Добавляя личностный элемент к этой сцене, Шагал изобразил ангела, ныряющего головой вниз от солнца, на диске которого есть небесное отражение Башни Давида и обнесенной стеной цитадели старого Иерусалима, несущего благословение Господа находящимся внизу празднующим.
«С раннего детства меня пленила Библия», - заявил Шагал в своем обращении, произнесенном 7 июля 1973 года, когда ему исполнилось 86 лет, в Национальном музее библейских посланий Марка Шагала в Ницце. «Мне всегда казалось и до сих пор он кажется величайшим источником поэзии всех времен. С тех пор я искал его отражение в жизни и в искусстве. Библия подобна эху природы, и это секрет, который я пытался передать »(цитируется по J. Baal-Teshuva, ed., Шагал: ретроспектива , Нью-Йорк, 1995, с. 295).
Шагал, начиная с самых ранних своих работ, обычно изображал предметы, почерпнутые из еврейской культуры и фольклора, в которых он вырос в своем родном русском городе Витебске. Однако он напрямую не рассматривал библейские темы до 1930 года, когда его дилер Амбруаз Воллар, который также был приверженцем и издателем иллюстрированных книг, поручил ему создать серию гравюр для издания Библии. Продолжая работать над двумя другими книгами Воллара, Fables Ла Фонтена и Dead Souls Гоголя, Шагал начал рисовать гуаши библейских историй, чтобы подготовиться к этому новому проекту (Meyer, nos.585-601). «Я не видел Библию, я видел ее во сне», - объяснил он в начале 1960-х годов Францу Мейеру, тогдашнему зятю (цитата по Ф. Мейеру, Марк Шагал , Нью-Йорк, 1964, стр. 384). ). Художник решил, что должен отправиться в Палестину, чтобы воочию познакомиться с землей Библии и ее народами.
В феврале 1931 года Шагал, его жена Белла и дочь Ида совершили поездку по Александрии, Каиру и пирамидам, а затем провели большую часть своего путешествия в Хайфе, Тель-Авиве и Иерусалиме.По возвращении во Францию ​​в апреле художник сказал другу: «Воздух земли Израиля делает людей мудрыми - у нас старые традиции» (цитируется по там же, , стр. 385).
Шагал ездил в Израиль еще три раза, в 1951, 1957 и 1969 годах, наконец, для открытия мозаики и трех гобеленов на темы Ветхого Завета для недавно завершенного здания Кнессета в Иерусалиме. Шагал работал над серией монументальных библейских картин в 1960-х годах, семнадцать из которых он подарил французскому государству в 1966 году.Эти полотна вместе с другими предоставленными музеями составляют коллекцию, хранящуюся в Национальном музее сообщения Библия Марка Шагала в Ницце, первом финансируемом правительством музее во Франции, когда-либо посвященном творчеству тогда еще жившего художника. «Слово нарисовано», - заявил Андре Верде. «Нарисованный он достигает эпического величия, часто граничащего с возвышенным, но в то же время он остается семейным, охваченным фантазией и крылатой грацией» (цитируется по J. Baal-Teshuva, ed., op. Cit. , 1996). , с. 298).
Рис. A Марк Шагал, La lutte de Jacob avec l'ange , 1960-1966. Музей национального сообщения Библии Марка Шагала, Ницца.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *